Продажа форта Росс

Впервые о ликвидации своего поселения в Калифорнии руководство Российско-американской компании задумалось в 1838 году. К этому его подвигли неисправимая убыточность Росса и прекращение пушного промысла на Фараллонских островах. Но окончательное решение было принято после заключения в марте 1839 года соглашения с Компанией Гудзонова Залива. По условиям договора англичане обязывались исполнять основную обязанность Росса и поставлять продовольствие и промышленные товары в северные пределы русских колоний.

31 марта Главное правление РАК обратилось к российскому правительству с ходатайством о разрешении упразднить колонию, на которую в свое время возлагались большие надежды. Правление писало в ходатайстве, что оно рассчитывало «на расширение своих владений и на занятие мест, удобных для разведения хлебопашества и скотоводства в таком объеме, чтобы, сверх содержания гарнизона, можно бы было снабжать и прочие отделы пшеницей, солониной и маслом. При нынешних же обстоятельствах надежда сия совершенно рушилась, и Главное правление не находит никакого основания и не усматривает уважительной цели для дальнейшего занятия селения Росс».1

Получив одобрение своим действиям, Главное правление в апреле того же года «признало за нужное оставить селение Росс, упразднить контору, снять гарнизон, вывезти промышленных, орудия и снаряды, а остальное продать жителям Сан-Франциско».2

Первое предложение о покупке имущества Росса представители РАК сделали весной 1840 года своему новому деловому партнеру — Компании Гудзонова Залива, но англичан это предложение не заинтересовало. В течение последующих полутра лет РАК вела переговоры с Мексикой, но цена в 30000 песо оказалась неподъемной для погрязшей в долгах страны. Посланник России в США Александр Бодиско считал, что Росс должен быть продан гражданам США, но ни с одним американцем переговоры о покупке не велись.

Покупатель на русское имущество нашелся в сентябре 1841 года. Им стал мексиканский гражданин швейцарского происхождения Иоганн Аугустус Зуттер (Джон Огаст Саттер). Последний правитель конторы Росс Александр Ротчев договорился с ним о цене в 30000 долларов США с рассрочкой на четыре года, начиная с 1842 года. Большую часть платежа Саттер должен был внести пшеницей.

Окончательное соглашение о сделке Саттер и консул России в Сан-Франциско Петр Костромитинов подписали 13 декабря 1841 года.

Неурожаи не позволили Саттеру исполнить свои обязательства и представтелям РАК пришлось прибегнуть к защите своих интересов. Они заручились согласием мексиканских властей погасить долг мексиканского гражданина, но Мексика очень скоро потеряла Калифорнию. В начале 1848 года Александр Бодиско беседовал по поводу возмещения долга с государственным секретарем США Джеймсом Бьюкененом. Бодиско намекнул собеседнику, что РАК для спасения своего капитала может вернуть себе права на Росс. Российский посланник сказал государственному секретарю: «Вы когда-то немного завидовали этому маленькому поселению, и вот представляется случай заплатить 30 тысяч долларов, чтобы лишить компанию повода для возвращения».3 Через некоторое время к правительству США с требованием о возмещении убытков, связанных с началом «золотой лихорадки» и потерей своего имущества, обратился Джон Саттер. Американское правительство ни одно обращение не удовлетворило, ограничившись признанием справедливости претензий.

В 1873 году остатки крепости и несколько ранчо вокруг нее приобрел у властей города Сан-Франциско некий Джордж Коул. Он открыл отделение связи, салун, гостиницу и склады. В последующие годы Росс переходил из рук в руки. Калифорнийское землетрясение 1906 года пощадило лишь дом последнего коменданта.

Цитаты: