Закари Тейлор

1784 - 1850

Закари Тейлор

Закари (варианты — Захари, Зечери) Тейлор родился в 1784 году в округе Ориндж в Виргинии. Юный Захари вырос в расположенной далеко на западе, тогда еще пограничной местности недалеко от Луисвилля, Кентукки, куда семья переехала вскоре после его рождения. Семья Тейлоров была аристократичной, состояла в далёком родстве с Джеймсом Мэдисоном, Робертом Ли и английским королём Эдуардом III.

Получив образование частным образом, Тейлор в 1808 году вступил в армию. Был участником войны 1812 года, Войны Черного Ястреба 1832 года, Второй семинольской войны во Флориде и войны против Мексики 1846-48 годов. Будучи генерал-майором, за свою храбрость получил прозвище «Старый сорвиголова», а победа в феврале 1847 года под Буэна-Виста над численно превосходящей армией противника сразу сделала его национальным героем.

Когда виги выдвинули Тейлора в 1848 году кандидатом на пост президента, то сделали ставку на совершенно неопытную в политике личность. Однако демократическая партия вынуждена была бороться с еще большими проблемами. После крупных внутренних раздоров был представлен один кандидат, программа которого подвергла партию испытанию на разрыв: сенатор Льюис Касс из Мичигана выступил за принцип «народного суверенитета», что в этом случае предполагало право населения в штатах и на территориях самому принимать решения о разрешении или запрете рабства.

У демократической партии на севере появился политический конкурент из ее собственных рядов: так называемая партия фрисойлеров, возникшая в результате раскола северного крыла демократов, выставила кандидатом на пост президента Мартина Ван Бурена (второй раз), а его вице-президентом — Чарльза Фрэнсиса Адамса. Эта партия сосредоточила всех тех, кто отвергал дальнейшее распространение рабства на новые штаты, возникшие на уступленных Мексикой территориях.

Хотя политики-виги с Севера поддерживали Оговорку Уилмота, которая предусматривала запрещение рабства во всех новоприобретенных областях, и решительно отвергали предложенный Кассом «народный суверенитет», партия вигов в своей предвыборной программе избегала однозначного высказывания своего мнения по проблеме рабства. С выдвижением генерала Тейлора кандидатом на пост президента большинство решилось завоевать необходимые голоса на Севере и Юге посредством предвыборной кампании, полностью ориентированной на личность генерала.

То обстоятельство, что Тейлор был выходцем с Юга, жил в Луизиане, имел хлопковую плантацию на Миссисипи и владел почти 100 рабами, не повлияло на стратегию предвыборной борьбы, так как из-за его военной славы эти факты казались второстепенными. Тейлор действительно прошел на выборах, которые впервые проходили в один и тот же день по всему союзу. На юге он смог объединить вокруг себя 51% голосов избирателей. На севере партия фрисойлеров навредила демократам больше, чем партия вигов. В важном штате Нью-Йорк Ван Бурен набрал 10% голосов избирателей, которые первоначально потеряла демократическая партия, так что Тейлор смог записать этот штат в свой актив, что в конце концов оказалось решающим. Оба кандидата прошли в 15 штатах, но в силу неравного разделения электоратов в этих штатах Тейлор получил 163 голоса в выборной коллегии, а Касс только 127. Вице-президентом стал либеральный виг из Нью-Йорка Миллард Филлмор.

Мало кто из президентов в американской история вступал на должность, в такой степени не ведая, что от них политически ожидают. Предполагалось, что Тейлор как аполитичный президент предоставит все законодательные инициативы Конгрессу и будет заботиться только об исполнении законов.

В год президентских выборов в калифорнийской долине Сакраменто было найдено золото. Последующие годы вошли в историю как легендарная «золотая лихорадка», в ходе которой в Калифорнию устремились десятки тысяч. Вновь возник кардинальный национальный вопрос о распространении «особого института», как выразительно называли рабство на Юге, когда Калифорния в октябре 1849 года внесла предложение принять ее в союз как свободный от рабства штат. Уже вскоре после введения в должность, в марте, Тейлор порекомендовал переселенцам этот шаг; теперь он торопил Конгресс согласиться, так как учредительное собрание Калифорнии приняло решение о запрете рабства. Нью-Мексико, как огласил Тейлор, наверняка скоро последует за Калифорнией.

Более восьми месяцев в Конгрессе шли ожесточенные споры о судьбе рабства на новоприобретённых землях. Самую экстремальную позицию занимал при этом сенатор <? person (‘Джон Кэлхун’,’calhoun’);?> из Южной Каролины, который в марте 1850 года предостерегал, что отделения южных штатов можно избежать, только если Конгресс будет гарантировать разрешение рабства на всех территориях, и что всегда будет существовать баланс между свободными и рабовладельческими штатами.

Как в случае с Миссури в 1820 году, сенатор Генри Клей еще раз указал выход из этого грозящего тупика. Он предложил удерживать Калифорнию свободной от рабства, а территориям Нью-Мексико и Юта предоставить самим определять свой соответствующий статус. Техас должен уступить области Нью-Мексико, но в качестве возмещения получить десять миллионов долларов из федеральных средств, в округе Колумбия — в федеральной столице — должна быть запрещена торговля рабами, но не само рабство, и наконец, следует применить эффективные средства для поимки и возвращения сбежавших рабов, чтобы защитить права владения в южных штатах. В Конгрессе виги в лице Дэниела Уэбстера и демократы в лице Льюиса Касса и Стивена Дугласа выступили за поддержку этого компромисса партиями. Северное крыло вигов, а с ними и Тейлор, отклонили уступки рабовладельческим интересам как слишком далеко идущие.

Когда в ответ на это южные депутаты конгресса вновь запротестовали против свободной от рабства Калифорнии и даже заговорили об отделении, то Тейлор не смог больше скрывать своего военного прошлого и пригрозил в случае несоблюдения закона, удерживающего Калифорнию свободной от рабства, устрашающими штрафами. Здесь проявилось то, что хоть он и был в географическом смысле человеком с Юга, длительная военная карьера научила его ставить единство нации над региональными частными  интересами.

В то время как в Конгрессе продолжали бороться за разрешение проблемы, Тейлор неожиданно умер 9 июля 1850 года в Белом доме. Во время торжеств по поводу Дня независимости он много часов провел под палящими лучами летнего солнца. По возвращении с торжеств, смертельно усталый, съел много свежих фруктов и выпил холодного молока, после чего у него вскоре начались судороги и воспаление кишечника, которые и стали причиной его смерти. Не исключён также и сердечный приступ на фоне теплового удара.