Джеймс Монро

James Monroe

1758 - 1831

Джеймс Монро

Джеймс Монро родился в 1758 году в Вашингтон Пэриш, Виргиния. В отличие от других влиятельных политиков Виргинии Монро рос не на большой, а на маленькой плантации в 500 акров. Сначала посещал частную школу пастора Арчибальда Кэмпбелла, а с 16 лет колледж Уильяма и Мэри в Уильямсберге, столице колонии.

Студентом принял живое участие в политических конфликтах между колониями и метрополией. С началом революционных войн вступил в виргинский полк континентальной армии и в возрасте 18 лет получил свидетельство о производстве в чин офицера. Он отличался смелостью и к 1778 году дослужился до звания подполковника. Между 1780 и 1783 годами изучал юриспруденцию под руководством Томаса Джефферсона, с которым его до конца жизни связывала тесная личная дружба.

Политическая карьера Монро началась в 1782 году c избрания его в палату депутатов Виргинии. В 1790 году легислатура Виргинии послала его сенатором в Вашингтон, где он оставался до своего назначения американским посланником во Франции четыре года спустя. После возвращения в 1796 году в Виргинию, Монро был избран губернатором штата и занимал этот пост до 1802 года.

После избрания его друга Джефферсона третьим президентом Соединенных Штатов Монро вернулся в 1801 году в Вашингтон. Столица стала центром его политической деятельности до 1809 года. Политические миссии привели его в 1803 году снова в Париж, где он участвовал в переговорах Роберта Ливингстона с французским правительством о покупке Луизианы, потом в Мадрид, где он безуспешно пытался добиться от Испании уступки восточной части Западной Флориды, и в Лондон, где вместе с Уильямом Пинкни в 1806 году без особого успеха пытался уладить резкие разногласия с бывшей метрополией.

В марте 1811 года президент Джеймс Мэдисон назначил Монро государственным секретарем, а в 1814 году ему была передана должность военного министра. В 1816 году Монро второй раз участвует в выборах президента (в первый раз он проиграл Джеймсу Мэдисону, баллотировавшемуся на второй срок). В выборной коллегии 4 декабря 1816 года за Монро проголосовали 183, а за его оппонента Руфуса Кинга только 34 человека.

Четыре большие темы определяли восьмилетнее президентство Джеймса Монро: во внешней политике отношения с европейскими державами и их колониальные притязания, особенно в Латинской Америке; внутри страны — проблемы, связанные с рабовладением, и разногласия по внешним пошлинам, потом вопрос конституционности расширения общественной транспортной системы и инфраструктуры страны в целом.

В самом начале пребывания на посту президента Монро столкнулся с одним последствием своей дипломатической деятельности при президенте Джефферсоне: неразрешенный в американо-французском договоре вопрос западной границы Западной Флориды. Решение этой проблемы было затруднено поспешными действиями Эндрю Джексона, который не ограничился насильственным переселением и умиротворением индейцев-семинолов в 1818 году, а захватил испанские укрепления в Западной Флориде и принудил губернатора колонии скрыться в Гаване. В последующее время Монро отказался участвовать как в резкой критике своевольных действий Джексона, так и в явном одобрении этих действий, что, по мнению его госсекретаря Джона Куинси Адамса, усилило бы американскую позицию в переговорах с Испанией.

Значительно труднее сложилось урегулирование отношений с бывшими испанскими колониями, которые в последние годы перед президентством Монро провозгласили свою независимость и безуспешно добивались признания европейскими державами и США. В Европе державы, входящие в Священный союз, взяли на себя посредничество между Испанией и ее бунтующими колониями с целью восстановления прежнего состояния — за исключением Англии, проявлявшей большую сдержанность. Признание штатов Латинской Америки требовало одновременно тщательно взвесить последствия, которые такой шаг может иметь для держав Священного союза. Монро, как и во время его первой миссии во Франции, склонялся к позиции, которая соединяла бы в себе нейтралитет и доброжелательность по отношению к молодым республикам. Джон Куинси Адамс, напротив, считал раннее признание опасным, потому что оно усложнило бы отношения со Священным союзом, и к тому же не верил в долговечность латиноамериканских государств.

Назначение либерального правительства в Испании привело к тому, что Испания потеряла поддержку Священного союза. Тем самым была открыта дорога для признания Буэнос-Айреса, Перу, Чили, Мексики и Колумбии, которое президент предложил сенату в специальном послании 8 марта 1822 года. На этой основе позже появилось принципиальное, широко сформулированное Адамсом, заявление Монро от 2 декабря 1823 года, так называемая «Доктрина Монро». Она содержала предупреждение в адрес европейских держав и России, что любую реколонизацию или приобретение колоний в Латинской Америке США рассматривают как угрозу своей собственной безопасности. С другой стороны, Монро заявил, что США будут держаться в стороне от европейских дел.

Дискуссии по внешнеполитическим проблемам иногда вытеснялись на второй план резкими разногласиями по другим, долгосрочно важным вопросам: будущее рабовладения в западных областях и связанные с расширением инфраструктуры вопросы конституции. Проблема расширения государственной транспортной системы становилась в это время все более насущной уже потому, что, с одной стороны, в результате быстрой территориальной экспансии страны, отдельные регионы находились под угрозой развиваться каждый сам по себе, а с другой стороны казалось, что центр тяжести в Конгрессе все больше перемещается в пользу Юга. От такого развития южные штаты ожидали ущерба для своего «особого института», обрабатываемых рабами плантаций, против чего в эти годы формировалась постепенно растущая оппозиция на Севере и Северо-Западе.
Горячие споры вспыхнули по поводу ходатайства Миссури о принятии в союз. Здесь впервые яростно столкнулись противники и сторонники рабства. Дискуссия по вопросу, должно ли решение о принятии Миссури быть однозначно связанным с обязанностью запретить рабство в разрабатываемой конституции, расколола страну на два ожесточенно враждующих лагеря. Этот раскол был с трудом сглажен Миссурийским компромиссом.

Разногласие по Миссури повлияло на вновь ожившую дискуссию о необходимости и структурной основе протекционизма, который принял окончательно «секционную» окраску. В то время как среднеатлантические и северные штаты высказывались за четкое повышение установленных в 1816 году и направленных в основном против Англии покровительственных пошлин для защиты отечественных мануфактур, южные штаты так же резко выступали против такого повышения, потому что оно отрицательно сказалось бы на торговых отношениях с важной страной-импортером их основного продукта хлопка и привело бы в конце концов к разорению южных штатов и разрушению их «особого института».

Вторая речь Монро при вступлении в должность в 1821 году не содержала точных установок, что негативно восприняли защитники высоких покровительственных пошлин, он в мягких выражениях высказался за лучшую защиту в следующем году отечественных мануфактур, которые размещались в основном на Севере. Весной 1824 года спор разгорелся с новой остротой, при этом определенную роль играла наметившаяся предвыборная борьба. Южные штаты начинали чувствовать себя побежденными большинством, и им казалось, что их существование находится под угрозой.

В отличие от вопроса пошлин в решении другой важной проблемы того времени – расширении национальной транспортной системы – Монро оказался более состоятельным. Со времен своей деятельности в легислатуре Виргинии Монро с особым вниманием наблюдал за развитием западных территорий. Уже тогда было ясно, что разумное присоединение новых областей к штатам восточного побережья станет значимой предпосылкой для сращивания обеих частей.

При решении этого вопроса федеральное правительство столкнулось с серьезными проблемами конституции. Два мнения противостояли друг другу: одно было сформулировано министерством финансов Альбертом Галлатином в 1808 году. Он оправдывал обширную программу строительства инфраструктуры страны оговоркой конституции об «общем благе». А Томас Джефферсон указывал на то, что федеральному правительству для открытия дорог, построенных на его средства, потребуется согласие соответствующего штата, через который будет проходить дорога.

Только к середине второго срока пребывания на должности президента Монро удалось сформулировать свою позицию по этому противоречию. При наложении вето на закон, предусматривавшего создание таможни на Камберлендской дороге, связывающей восток с новыми штатами по ту сторону гор, Монро подробно изложил свое мнение. Его вершиной было заявление, что Конгресс, хотя и не имеет права строить транспортные пути между штатами или осуществлять юрисдикцию над ними, однако может предоставлять деньги, применение которых ограничено обязательством «ассигновать их для целей общей защиты и общей, а не локальной, национальной, и не для одного штата, пользы». Тем самым была найдена формула компромисса, с помощью которой Конгресс мог финансировать общие инфраструктурные мероприятия, глубоко не вмешиваясь в права отдельных штатов.

После двух сроков пребывания на посту президента, Монро в 1824 году навсегда покинул политическую сцену, которая была глубоко раздроблена борьбой за власть и влияние и характеризовалась неприкрытым соперничеством видных личностей.

Джеймс Монро стал третьим президентом США (после Джона Адамса и Томаса Джефферсона), чья жизнь завершилась в главный национальный праздник страны — 4 июля. Произошло это в день 55-летия Декларации независимости Соединенных Штатов, в 1831 году.