Индейцы США в годы гражданской войны

Истории и этнографии коренного населения Соединенных Штатов посвящена обильная литература, главным образом американская. Имеется множество работ общего характера, книг об «индейской» политике США, монографий, освещающих с самых различных позиций историю и современное положение всего коренного населения страны и отдельных племен. Однако не все стороны истории индейцев разработаны с достаточной полнотой.

Одним из наиболее слабо освещенных вопросов является участие индейцев в войне Севера против Юга. Весьма скудная литература сводится к нескольким работам, посвященным исключительно военным событиям на Индейской территории, где жила только часть индейского населения. Индейская территория, находившаяся по соседству с воюющими штатами, естественно, привлекала самое пристальное внимание и южан и северян. Однако и в других частях страны, особенно на Дальнем Западе, где индейцы продолжали вести самобытный образ жизни, события войны отразились на положении индейцев и вызвали ряд выступлений как во время войны, так и после нее. До сих пор эти вопросы остаются вне поля зрения американистов.

Обращаясь к событиям, происходившим в годы войны на Индейской территории, приходится сказать, что и здесь остается много неясного, спорного.

Индейцы вольно или невольно принимали участие в событиях 1861 — 1865 гг. Участие это было различным в зависимости от ряда причин: от социальных отношений в племенах, от предшествовавших взаимоотношений того или иного племени с Соединенными Штатами, близости индейцев к театру военных действий.

Ко времени гражданской войны в США насчитывалось около 300 тыс. индейцев (в XVI в. на той же территории, по подсчетам специалистов, жило около одного миллиона индейцев). Всех их можно условно разделить на четыре группы.

К первой относятся индейцы, жившие в восточных штатах; они были поселены в небольших оторванных друг от друга резервациях, затерявшихся среди поселений американцев. Некоторые племена остались на востоке страны вопреки воле правительства США. На их покорение было затрачено столько средств, что американские власти решили: проще оставить их на месте, чем продолжать с ними борьбу из-за переселения на Индейскую территорию. Так было с частью племени семинолов. Они ушли от американских войск в болотистые места Флориды и восемь лет вели партизанскую войну. Потомки этой части племени до сих пор живут в южной Флориде. В горах Южной Каролины находится небольшая группа чироков, так и не согласившихся переселиться со всем племенем на запад. Таких примеров можно привести довольно много.

В особом положении были так называемые индейцы прерий — конные охотники на бизона, кочевавшие некогда в степях от Миссисипи до Скалистых гор. Часть их уже в первой половине XIX в. была покорена американцами и по примеру восточных индейцев поселена в резервации. Но многие еще оставались независимыми, хотя их земли все время сокращались под напором переселенцев из восточных штатов, колонизовавших область за областью. Индейцы отступали, но не покорялись. Капиталистическая колонизация западных земель для индейцев означала гибель их культуры и физическое истребление. В XIX в. борьба индейцев прерий за сохранение земли, дичи, своих жизней приняла крайне упорный, затяжной характер. Особенно усилились волнения индейцев, когда стало известно о зверском истреблении золотоискателями индейцев Калифорнии в годы «золотой лихорадки». На протяжении всей войны Севера с Югом и в особенности после выхода в свет акта о гомстедах, означавшего дальнейшую экспроприацию индейских земель, индейцы прерий находились в постоянном волнении. Их восстания были подавлены только через несколько лет после окончания войны.

Третью группу составляли индейцы Юго-Запада, захваченного США в результате войны с Мексикой. Здесь жили племена с древней традицией ирригационного земледелия (индейцы, пуэбло, пима), конные скотоводы навахи, а также племена Калифорнии — их обычно причисляют к наиболее отсталым народам Северной Америки. Племена хопи, зуньи и навахи жили в малодоступных пустынных местах и не подчинились ни испанским, ни американским властям. Вместе с тем на Юго-Западе, .в областях, удобных для земледелия, подвергшихся усиленной колонизации, индейцы несли все тяготы колониального .режима, и многие племена были истреблены за короткий срок.

Большая часть всего индейского населения к середине XIX в. сосредоточивалась к западу от реки Миссисипи. Еще в первой половине XIX в. правительство США переселило основную часть индейцев, живших на востоке, за Миссисипи, в резервации, отведенные на землях Луизианы, приобретенной в начале столетия у Франции. Само переселение проходило под конвоем, по этапу. Тысячи переселенцев без достаточного продовольствия, ослабевшие после голодовок и ожидания в концентрационных лагерях, где их держали перед отправлением по этапу, наконец достигнув Индейской территории, обнаружили, что они еще раз обмануты. Границы резерваций не были определены, одна и та же земля оказалась обещанной нескольким племенам. Местные индейцы — охотники прерий считали себя хозяевами отведенной для переселенцев земли, так ,как «договоры» о продаже земли заключали, как правило, подкупленные вожди. Они подписывали «договоры» вопреки воле народа. У переселенцев не было ни семян, ни орудий для возделывания целины. Не было у них и оружия, чтобы добыть себе пропитание охотой, так как перед переселением индейцы были разоружены. И все же, несмотря на огромные трудности, через 20—30 лет переселенные индейцы вышли понемногу из нищеты, построили деревни, подняли целину, сумели наладить скотоводческое хозяйство.

В договорах США обещали переселяемым племенам на новой территории — в «Индейской стране» — самостоятельность в самоуправлении. Но и здесь индейцы не были хозяевами своей судьбы. В каждой резервации сидел поставленный Бюро по делам индейцев агент — полновластный распорядитель деньгами, продуктами и товарами, которые США обязались поставлять индейским племенам в счет приобретенных земель на востоке. Границы «Индейской страны» долгое время оставались неопределенными. Примерно она занимала территорию нынешних штатов Канзас, Оклахома и далее на север. Размеры индейских резерваций все время сокращались, так как >к переселенным первоначально племенам продолжали переселять индейцев из самых различных областей. К тому же накануне гражданской войны большая часть индейской резервации была у индейцев отнята: северная область Индейской территории стала новым штатом (Канзас).

В 1854—1856 гг. началось активное заселение Канзаса, а в январе 1861 г. Канзас был принят в Союз. Индейцам снова пришлось уходить из обжитых мест. Большая часть индейцев, живших в пределах Канзаса, была перемещена на территорию, которая ограничивалась рамками .нынешнего штата Оклахома. Таким образом, к началу гражданской войны на Индейской территории оказалось множество племен из разных областей страны, с разным прошлым и различной культурой.

Восточную часть Индейской территории занимали резервации первых переселенцев — племен, живших ранее в юго-восточных штатах и объединяемых в американской литературе и официальных документах общим названием пяти цивилизованных наций, или, что точнее, «пяти цивилизованных племен», — это чироки, чоктавы, чикасавы, крики и семинолы1. Все эти племена подвергались сильному влиянию американцев. На северо-востоке территории находились резервации значительно меньшего размера, в них были поселены разрозненные и немногочисленные племена из восточных штатов, в том числе сенека из Союза ирокезов, а также шауни, иллиной, майями, делавары и другие индейцы, некогда населявшие земли, вошедшие в штаты Висконсин, Иллинойс, Миссури и Огайо. В 1859 г. в западной части Индейской территории появились новые жители — охотничьи племена южных прерий, изгнанные из Техаса (кэдо, анадарко и др.). Всего к началу войны на Индейской территории жило около 100 тыс. индейцев.

Именно Индейская территория явилась тем основным театром военных действий, где выступили индейцы из пяти цивилизованных племен. У всех пяти племен довольно далеко зашло классовое расслоение. В их среде были не только зажиточные люди, но и рабовладельцы, хозяева больших плантаций и скотоводы. Они сбывали свою продукцию на рынки южных штатов2. Одним из таких богачей был чоктав Роберт Джонс — плантатор и преуспевающий торговец. На пяти его плантациях работало 500 негров-рабов. У него же был собственный пароход, совершавший регулярные рейсы с товарами до Нового Орлеана. Чаще всего такие зажиточные люди были из среды метисов.

Метисы, как правило, принадлежали к родо-племенной знати. Обычно поселявшиеся в племенах европейские и американские торговцы брали в жены обязательно дочерей вождей или девушек из правящего рода. Дети от таких браков, очень частых в «цивилизованных племенах», считались в соответствии с нормами материнского права членами правящего рода. Создавалась метисная, обычно торговая и рабовладельческая прослойка, мало отличавшаяся от рабовладельцев южных штатов. Она была лишь малочисленнее и в массе своей несоизмеримо менее экономически сильная, хотя и достаточно зажиточная.

Основная часть индейцев, простых общинников, была бедна. Они отрицательно относились к рабству. Только часть негров, находившихся в племенах, была рабами. Многие жили у индейцев на положении свободных людей на правах принятых в род и племя в соответствии с нормами обычного права. Они пользовались теми же привилегиями, что и их индейские «сородичи». Негры знали ремесла, работали кузнецами, брали на себя обязанности по сбыту продуктов, так как лучше индейцев разбирались в условиях рынка, и вообще были уважаемыми членами общины. Вот почему большинство индейцев не разделяли идей, которые им пытались навязывать сторонники сохранения рабства.

Достаточно сказать, что так называемая первая семинольская война (1817—1818 гг.) между семинолами Флориды и американцами возникла из-за негров. Плантаторы Юга пытались силой вернуть беглых рабов, находивших убежище во Флориде у индейцев, те же не только не пошли на это, но с оружием в руках отстояли безопасность беглецов.

Но каковы бы ни были истинные настроения простых общинников, им часто приходилось уступать своим богатым и влиятельным единоплеменникам. Метисная рабовладельческая верхушка имела большое влияние тем, что не порывала уз со своими индейскими родственниками. Опираясь на родовые права, подкрепляемые богатством, они часто заставляли бедных родственников действовать вопреки собственному желанию. Желание же основной массы индейцев в начале войны сводилось к тому, чтобы сохранить нейтралитет.

Индейцы были слишком измучены за годы переселений, хозяйство их только начало приходить в норму. Для активной борьбы на стороне северян они были очень еще слабы и, кроме того, мало осведомлены о сущности начавшейся войны. Федеральное правительство призывало индейцев сохранить нейтралитет. Но сделать это было очень трудно по многим причинам. Одна из них — необычайная активность южан. Индейская территория была важной пограничной полосой на западе между силами Юга и Севера в тылу северян. И стотысячное индейское население, пережившее страшные годы насильственного переселения, голодовок и эпидемий, представлялось командованию южан благодатной средой для использования их против федеральных сил в этой части страны.

Правительство Юга копировало методы «индейской» политики Англии. Как раньше англичане натравливали индейцев на колонистов, так теперь запугиванием и посулами южане толкали индейцев на выступления против Севера. Один видный деятель южан, Джемс Грин, говорил, что лидеры Конфедерации рассматривают индейцев как важную силу на Западе, «которая поможет остановить продвижение северян на Северо-Запад»3.

Первое время южанам сопутствовала удача, правда тщательно подготовленная заранее. Почти все агенты Индейского бюро, жившие в индейских племенах, а также главный управляющий по делам индейцев сочувствовали южанам. О таком подборе агентов Индейского бюро, весьма вероятно, позаботилась администрация президента Бьюкенена, преданного сторонника южан, хотя сам он и не был рабовладельцем. Настроенные против федерального правительства служащие Индейского бюро поддерживали и «подкармливали» оппозиционные группировки в племенах и метисную рабовладельческую верхушку, рассчитывая найти в них опору для осуществления планов южан. Влияние и власть агентов Индейского бюро были велики, и к началу войны многим агентам удалось соответственно настроить часть индейцев и метисов. Задача агентов облегчена была тем, что в мае 1861 г., как только началась война, федеральные войска покинули форты на Индейской территории, открыв дорогу войскам Конфедерации. Командование южан создало на Индейской территории особый (военный округ,’ поставив во главе его генерала Маккаллоха. Оставленные федеральными войсками форты — Вичита, Арбакл, Кобб, Таусон, Гибсон, а также форт Смит — базу снабжения остальных фортов, заняли соединения южан. Каждый из перечисленных фортов был расположен на территории какого-нибудь племени. Генерал Маккаллох со своей ставкой обосновался на границе племени чироков — самого влиятельного из «пяти цивилизованных племен».. Таким образом, южане получали возможность контролировать индейские племена, причем агитация агентов южан подкреплялась силой оружия.

В такой обстановке были начаты «переговоры» южан с «пятью цивилизованными племенами». Уполномоченным южных штатов для ведения переговоров с индейцами был назначен Альберт Пайк. Он долгое время жил у чоктавов и чироков и его хорошо знали лидеры «пяти цивилизованных племен». В его задачу входило склонить племена к тому, чтобы они разорвали заключенные до войны договоры и выступили на стороне южан. Пайку принадлежала идея создания специальных индейских полков, которую он и пытался осуществить сразу же по прибытии на Индейскую территорию. В индейских племенах шли споры по поводу вступления в войну. Основная масса индейцев, несмотря на всю сложность положения, в котором они оказались с самого начала войны, не хотела воевать и прежде всего не желала помогать южанам. Чироки, крики и семинолы, собравшись 17 февраля 1861 г. на объединенный совет, решили придерживаться старых, заключенных с федеральным правительством договоров. Даже в резервации чикасавов, к которым с начала войны был направлен полк милиции рабовладельческого Техаса, оказались открытые противники союза с южанами. В этом племени партия рабовладельцев была сильнее, чем в других племенах, и она все же сумела заставить совет чикасавов объявить о разрыве с федеральным правительством. Но пятая часть племени — тысяча воинов с семьями —ушла в свободный штат Канзас (впоследствии эти беженцы вошли в индейские военные части Севера и отвоевывали вместе с другими племенами Индейскую территорию).

Большие волнения начались в конфедерации криков4. Накануне войны криков было всего около 15 тыс. (до переселения на Индейскую территорию их было 25 тыс.). У криков издавна выделились две группировки, которых прежде всего отличало различное отношение к национальной политике США. Группу сторонников соглашения и уступок США возглавляло связанное с южанами семейство Макинтошей, богатых рабовладельцев, метисов. Родовитый индеец, один из самых состоятельных людей в индейской ‘конфедерации, Опот- лояхола, был лидером той части индейцев, которая много лет боролась за независимость и выступала против предательской позиции семейства Макинтоша и его клики. Эта группировка в войне Севера с Югом представляла интересы большинства конфедерации — простых общинников, придерживавшихся старых родовых обычаев.

Семинолы, родственное крикам племя, в подавляющем большинстве своем были против участия в войне. В среде криков и семинолов, так же как и в других «цивилизованных племенах», часть индейцев активно выступала против рабства.

Индейцы, не желавшие идти на сговор с южанами, обращались за помощью к правительству США. Престарелый вождь криков Опотлояхола писал Линкольну о бедственном положении криков и напоминал об обещанной договорами защите индейцев и их земли. Линкольн отвечал вождю, что «несогласия между Севером и Югом не имеют непосредственного отношения к индейцам», и призывал криков и другие племена сохранить нейтралитет. Опираясь на это письмо, семинолы отказались вести со сторонниками южан какие бы то ни было переговоры и не назначили уполномоченного для встречи с ними. Пайк нашел послушного исполнителя своей воли в одном из вождей семинолов, Джоне Джампере, который действовал втайне от народа. Он не только подписал от имени семинолов договор с правительством южан, но и согласился принять «помощь» солдат, расквартированных в форте Кобб, чтобы заставить семинолов принять требования южан. За все заслуги Джампер получил чин полковника армии Конфедерации, правда, чисто символически, без выплаты жалования и без несения каких бы то ни было обязанностей5.

Не сумев подчинить себе основную массу криков и семинолов, командование южан поручило Дугласу Куперу, бывшему агенту Индейского бюро, затем полковнику, командовавшему соединением чоктавов и чикасавов, с помощью сформированных индейских полков изгнать непокорных индейцев за пределы Индейской территории.

Но, несмотря на плохое вооружение и необходимость охранять мирных беженцев, воины Опотлояхолы, предводителя непокорившихся южанам криков и семинолов, с упорными боями отступали в Канзас, нанося противнику большой урон.

Вскоре в Канзас за криками и семинолами потянулись индейцы из других племен6.

Еще труднее оказалось для южан втянуть в войну чироков — большое зажиточное племя, насчитывавшее 21 тыс. человек. Как и в других племенах, здесь были сторонники и противники рабства, но еще больше тех, кто стремился сохранить в этой войне нейтралитет. К числу сторонников нейтралитета принадлежал вождь чироков метис Джон Росс. Он прилагал все усилия, чтобы предотвратить междоусобицы, уже охватившие другие племена.

В донесении государственному секретарю штатов Конфедерации Роберту Тумбсу Альберт Пайк, характеризуя положение в племени чироков, сообщал, что ч и роки почти все на стороне Росса, а многие из них сочувствуют северянам. Большинство метисов, или, как они себя называли, белых индейцев, на стороне южан7.

В 1861 г. после двух поражений федеральных войск в битвах у Балл-Ран в Виргинии (22 июля) и у Вилсон Крик в Миссури (10 августа), уже не рассчитывая на помощь северян, совет чироков подписывает договор с Конфедерацией. Из послания Линкольна к конгрессу видно, что чироков вынудили заключить договор с мятежниками неблагоприятные обстоятельства— обещанная федеральным правительством защита не была обеспечена8. Договоры Конфедерации с индейскими племенами заключались за спиной большинства членов племени.

По поручению правительства Конфедерации Пайк посещал резервации индейцев прерий, поселенных в западной части территории, и заключал с ними договоры. Договоры с индейцами прерий были просты. Конфедерация южных штатов обязывалась выплачивать индейцам суммы, полагавшиеся им по договорам, заключенным с ними союзным правительством при поселении в резервации, тем самым претендуя на роль единственного законного правительства в глазах индейцев. От индейцев требовалось, чтобы они осели на землю и, главное, не выступали против южан. Вопрос об использовании этих племен в армии не поднимался: правительство Конфедерации опасалось дать им в руки оружие.

Между тем южане требовали от «пяти племен» активного участия в войне, обязывая их снарядить специальные полки. Правительство южан не останавливалось ни перед какими обещаниями. Заключая договоры с криками, чироками и другими индейскими племенами, южане формально признавали независимость индейцев, обещали неприкосновенность земельной собственности индейских племен и невмешательство в их внутренние дела; узурпируя полномочия центрального правительства, Конфедерация бралась удовлетворить все претензии индейцев, связанные с ранее заключенными договорами. Так, группа апалачикола из конфедерации криков при заключении договора потребовала восстановления своих прав на земли во Флориде, то же потребовали и семинолы. Обе претензии южане обещали удовлетворить, о чем были сделаны соответствующие дополнения к договорам.

Правительство Конфедерации, принимая на себя договорные обязательства, обманывало индейцев. Заключенные Конфедерацией договоры отнюдь не означали радикальных изменений во взаимоотношениях между господствующей нацией и угнетенным коренным населением страны. Об этом убедительно свидетельствовал тот факт, что политические обещания правительство Конфедерации выполнять не торопилось, как, впрочем, не торопилось и с выполнением всех остальных пунктов договоров. Самыми важными во всех договорах с «пятью цивилизованными племенами» были пункты, касающиеся представительства индейцев в конгрессе южан. Индейцам разрешалось посылать в конгресс, вернее лишь в его Комитет по делам индейцев, своих представителей (одного — чоктавы и чикасавы, одного — крики и семинолы и одного — чироки). В правительственных кругах Юга шли разговоры о предоставлении индейцам самоуправления в рамках своего «индейского» штата. Такие мысли высказывались не раз и в прошлом, но никогда не встречали поддержки у тех, кто мог бы претворить эту идею в жизнь9.

Индейские делегаты в Комитете по делам индейцев не получали равных с американскими гражданами прав, а имели в этом Комитете только совещательный голос. Но и этого добиться было нелегко. Переписка между президентом Конфедерации, конгрессом и департаментом по делам индейцев тянулась несколько лет. Бюрократические рогатки сделали невозможным разрешение этого вопроса до самого конца войны.

Индейцам, служившим в армии, не платили жалованья, их не снабжали продовольствием, и они реквизировали продовольствие и фураж у мирного населения. Обещания Пайка, что индейские части останутся на Индейской территории и будут защищать свои дома, также не были выполнены. Индейские полки участвовали в военных действиях в Арканзасе и Миссури. Так, индейцам пришлось участвовать в битве при Пи Ридж 6—8 марта 1862 г., в которой южане потерпели поражение. После этой битвы и позднее солдаты из индейских полков уходили домой или скрывались в Канзасе. Чтобы предотвратить дезертирство индейских солдат, С. Скатт, назначенный к индейцам специальным уполномоченным правительства Конфедерации, обратился к ним с заявлением, в котором он пытался убедить индейцев, что переживаемые ими трудности — это трудности войны, напоминал о благах, которые должны получить индейцы по договорам, заключенным с правительством Конфедерации, и заверял, что «впредь правительство будет точно выполнять свои обязательства»Заявление Скатта было сделано 26 декабря 1862 г. и свидетельствует о том, что в течение двух лет южане не выполняли своих обещаний и обязательств.

Тем не менее уже в первый год войны южанами на Индейской территории было создано несколько индейских полков: полк чоктавов и чикасавов, полк криков, два полка чироков, три индейских батальона (криков, семинолов) и несколько так называемых независимых соединений. Одним из чирокских полков командовал метис Стэнд Вэти. Как только началась гражданская война, он сам предложил Маккаллоху — командующему военным округом, в который входила Индейская территория, — свои услуги. Вэти набрал из числа своих сторонников первый индейский полк, получивший название Индейской стрелковой кавалерийской части. Полк этот принимал участие во многих битвах как на Индейской территории, так и за ее пределами и принадлежал к числу наиболее организованных и стойких. С 1862 г. после отъезда главного вождя племени Джона Росса в Вашингтон Вэти был фактическим главой чироков. Пользуясь авторитетом вождя, Вэти приобрел еще большую власть над своими соплеменниками. За заслуги перед Конфедерацией в 1864 г. он получил чин бригадного генерала и в его подчинение были переданы все индейские части10, которые снабжались хуже, чем солдаты южан.

Пайк, получивший чин генерала и ставший после смерти Маккаллоха (март l861 г.) командующим армией на Индейской территории, доносил в декабре 1861 г. военному секретарю Конфедерации: «Полки криков и чоктавов были набраны в августе, а полк чироков — в октябре; но прошло много времени, пока полк полковника Купера был снаряжен хотя бы частично. Остальные же не получили никакого оружия, никто из них не был обеспечен жалованьем, и за исключением полка чоктавов, который был снабжен, хотя и недостаточно, остальные не были обеспечены ни палатками, ни одеждой, ни полевой, ни гарнизонной экипировкой»11.

Эти плохо вооруженные, почти не снабжаемые продовольствием и боеприпасами индейские части защищали на Индейской территории интересы южан. Единственным полком армии Конфедерации в 1861 г. на этой территории была кавалерия техасской милиции. Командование южан вскоре должно было убрать ее оттуда по требованию чикасавов12. Индейские части добились определенной самостоятельности, и командованию Конфедерации приходилось идти ;на уступки, так как от этого зависел успех южан на Индейской территории. Индейские полки имели своих выборных командиров и противились назначению неугодных им людей. Известно, что, когда при формировании полка криков Альберт Пайк попытался поставить на пост командующего агента Индейского бюро Вильяма Гаррета, крики решительно воспротивились этому, заявив о своем праве выбора командира, обусловленном договором. Вместо Гаррета, кандидатуру которого пришлось снять, крики выбрали Дэниэля Макинтоша из семьи лидеров рабовладельческой группировки криков13.

Весь первый год войны военные действия на Индейской территории велись между индейцами, разбившимися на два лагеря. Как мы уже упоминали, противники южан пробивались с боями в Канзас, где и скапливались на границе Индейской территории. Здесь собралось несколько тысяч индейских беженцев, среди которых было немало боеспособных мужчин, готовых с оружием в руках защищать свои очаги. Но ни оружия, ни крова, ни одежды, ни продовольствия беженцы не имели. Накануне войны в этом новом штате разразилась ужасная засуха, жители бежали из него, и штат сильно обезлюдел. Индейцы не могли особенно рассчитывать на помощь канзасцев, но вое же искали убежища на их территории, так как Канзас принадлежал к числу северных штатов. Военные власти северян отказывались помогать индейским беженцам на том основании, что военное министерство категорически возражало против зачисления индейцев в армию. Индейскому бюро не было отпущено достаточно средств, чтобы накормить и одеть такое количество людей. Первые беженцы — крики, семинолы и др., пришедшие в Канзас с Опотлояхолой,— разбили лагери на берегах рек Вердигрис и Фоллс (резервация оседжей и ирокезов). С наступлением весны лагерь на Вердигрис и Фоллс пришлось покинуть: там невозможно было оставаться, так как стоянки были окружены трупами павших от голода лошадей. Беженцы перебрались на берег реки Неошо в 30 милях от прежнего места. В марте 1862 г. уполномоченный по делам индейцев В. Доул послал туда офицера Д. Колламора вместе с миссионером, который 40 лет прожил у чироков. По их сведениям, число беженцев к этому времени достигло 7600 человек. Среди беженцев были крики, чироки, семинолы, чикасавы, вичита, квапа, канза и некоторые другие. В каких ужасных условиях находились беженцы, можно судить по той картине, которую Колламор нарисовал, рассказывая о чироках: «Большая часть чироков оставалась верной договорам. Многие были изгнаны из своих домов, покинули свои хозяйства и стада и присоединились к армии северян… Битва, в которой они участвовали, окончилась изгнанием их с Индейской территории, и они были вынуждены искать убежища в Канзасе… Сейчас они размещены близ Лероя, в графстве Кофи (Канзас), примерно в 175 милях от своих домов. Поход сюда они предприняли почти без одежды, провизии и кухонной утвари, без палаток. Во время перехода многие умерли, индейцы вынуждены были есть собак и лошадей, а одежда их превратилась в отрепья… Их путешествие проходило в середине зимы, необычайно суровой для этих мест… Женщины и дети страдали от морозов. Женщины рожали детей на снегу, без крова… Когда я нашел их (чироков. — И.З.), они стояли лагерем на реке Неошо. В лесу, простирающемся на 7 миль, не было видно ни одной удобной палатки. Те укрытия, которые я видел, были сделаны очень примитивно из кусков материи, старых юбок, носовых платков, передников… Под одним из таких укрытий я нашел в последней стадии туберкулеза дочь Опотлояхолы, одного из старейших, наиболее влиятельных и богатых вождей племени криков. Вместе с доктором Коффином я посетил 50 пациентов за один вечер. Многие были признаны неизлечимыми — туберкулез и пневмония… Беженцы из других племен испытывали такие же страдания». Доктор Коффин—один из управляющих по делам индейцев — сообщал своему начальству, что беженцы прибывают в Канзас по 20—60 человек в день и просят провизии для тех, кто находится еще в пути. «Их страдания и несчастье невозможно описать, — писал он, — это надо видеть своими глазами, чтобы понять»14. Подобные донесения поступали и от армейских чиновников и офицеров. Их рассказы не могли не настроить общественное мнение в пользу освобождения Индейской территории от южан.

Федеральное правительство долгое время относилось к идее привлечения индейцев в армию или к их участию в военных действиях весьма осторожно. При этом не делалось различия между индейцами прерий и «цивилизованными племенами». В правительстве Линкольна правые элементы, вроде военного секретаря Стэнтона и его предшественника Камерона, были категорически против зачисления индейцев в армию, хотя с самого начала войны некоторые племена и отдельные индейские деятели предлагали правительству северян помощь. Большую известность получило предложение о помощи от вождя племени оджибве, переданное северянам через губернатора штата Висконсин. Губернатор Саломон поддержал перед военным министерством предложение индейцев и местных негров создать свои воинские части, но встретил весьма высокомерный отказ. «Существо наших нынешних национальных затруднений запрещает нам использовать дикарей»,— заявил Камерон15. Он не только противился приему индейцев в армию, но и не интересовался действиями командования Конфедерации в этом направлении. Так, когда конгресс поручил ему сделать сообщение, есть ли в войсках южан негры и индейцы, сколько их и из каких племен, Камерон ответил спикеру палаты представителей, что военное министерство такими сведениями не располагает. Запрос и ответ на него относится к июню 1861 г., когда Пайк разъезжал по Индейской территории и подготавливал организацию индейских полков. Переписка же с губернатором Висконсина велась в августе 1862 г., что указывает на неизменность позиции военного министерства в индейском вопросе.

Только под давлением обстоятельств, а также по инициативе самих индейцев правительство Севера уступило в вопросе создания индейских частей. Более того, этот вопрос касался Индейской территории. Тысячи беженцев, укрывшиеся в Канзасе, были кровно заинтересованы в очищении Индейской территории от мятежников. Они не могли ждать, и их вожди и воины готовы были в любое время взять оружие в руки.

На протяжении истории США индейцы не раз доказывали американцам свою способность сражаться в неравных боях. Теперь они доказали это в борьбе с южанами. Отход криков и семинолов с Индейской территории, проводившийся под руководством Опотлояхолы зимой 1861 г., и героизм индейцев запомнились современникам. Именно после героического отступления криков уполномоченный по делам индейцев Доул выдвинул план создания индейских частей и предложил военному министерству набрать 4 тыс. волонтеров среди индейских беженцев. Но, как известно, военное министерство не было склонно поддержать эту идею.

В ноябре 1861 г. командование северян создало новый военный округ, куда вошли Канзас, Индейская территория, Небраска и Колорадо. Командующий округом генерал Д. Хантер, прибыв в Канзас и ознакомившись с местным положением, запросил разрешения набрать бригаду канзасских индейцев, в том числе и беженцев с Индейской территории. По мнению Хантера, привлечение индейцев к освобождению Индейской территории было совершенно необходимо: у южных границ Канзаса командование южан расположило 10 тыс. войск, в том числе и индейцев, в Канзасе же, по сведениям Хантера, в это время было не более 3 тыс. солдат, рассредоточенных по всей территории штата16.

Пока в военном ведомстве и правительственных кругах велись бесконечные переговоры по этому поводу, экспедиция на Индейскую территорию все откладывалась. Индейцы-беженцы, собравшись на общий совет, решили было сами отправиться отвоевывать свои земли, но весть о том, что на Индейской территории собралось много частей южан, заставила их отказаться от этой мысли, тем более что индейцы не имели не только оружия, но и достаточного продовольствия.

В это время на Индейской территории отряды индейских полков южной армии и регулярные части южан беспрепятственно совершали набеги на мирных жителей, причем индейские отряды армии южан заходили за пределы Индейской территории, вступая в бои с частями северян в Миссури и Канзасе. Особенной активностью отличался полк, которым командовал чирок Стэнди Вэти. Так, в апреле 1862 г. полк вторгся в Миссури и сразился с кавалерией северян. Несколькими неделями позже этот же полк нанес поражение милиции штата Канзас в битве при Неошо17.

1862—1863 гг. были годами больших поворотных событий— издание акта о гомстедах, освобождение рабов, призыв в армию негров, чистка армии и военные успехи северян. Тогда же решался вопрос и об участии индейцев в войне, о призыве индейцев в армию северян. Для исхода войны это не имело такого значения, как набор в армию негров. Но для индейцев это было жизненно важным делом.

Управляющий по делам индейцев Доул начал формировать индейские части. Индейцы охотно, записывались в армию. Крики, по сообщению Опотлояхолы, могли дать 1500 воинов, семинолы вместе с неграми поголовно записывались в армию.

Выражали желание идти в армию и чироки. К июню 1862 г. было сформировано два первых полка индейцев, которые принял под свое командование полковник Союзной армии Вир, готовивший операцию вторжения на Индейскую территорию.

Когда индейские части северян появились на Индейской территории, к ним стали присоединяться добровольцы из числа местных жителей и индейцы, дезертировавшие из армии южан.

На особом положении находились так называемые «пин индиенс». Это были главным образом насильно мобилизованные в армию южан индейцы, дезертировавшие при первой возможности. Они узнавали друг друга по особому знаку — двум перекрещивающимся булавкам, приколотым к отвороту мундира. Среди них было много чироков — членов чирокского тайного общества «Китува». Организовали его в 1859 г. баптисты-миссионеры отец и сын Джонсы. Старший из Джонсов — Ивен жил среди чироков почти всю свою жизнь и, можно полагать, примыкал к аболиционистам. Общество «Китува» (названо по имени древнего селения племен в Северной Каролине, на родине чироков) связывало свою деятельность с борьбой за самостоятельность народа и вместе с тем объединяло противников рабства. Таким образом, по двум кардинальным вопросам того времени «пин индиенс» и сторонники Стэнд Вэти были непримиримыми противниками. Борьба приняла настолько острый характер, что южане не брали «пин индиенс» в плен, расстреливали на месте попавших к ним солдат из этих отрядов. «Пин индиенс» действовали небольшими группами, они были инициативны, подвижны и неуловимы.

В экспедиции северян на Индейскую территорию, подготовлявшуюся в течение весны 1862 г., приняли участие три индейских полка. Когда армия северян вошла на Индейскую территорию, индейцы, связавшие свою судьбу с Конфедерацией южных штатов, бежали в Техас, бросив свои дома и скот.

В начале 1863 г. внимание к Индейской территории усиливают и северяне и южане. К этому времени северяне контролировали полностью Индейскую территорию к востоку от реки Арканзас, а на остальной части ее хозяйничали южане и их индейские полки, которыми командовали Стэнд Вэти и Д. Макинтош. Эти индейцы то и дело нападали на обозы и небольшие соединения северян, но в серьезные битвы не ввязывались. Южное командование, испытывавшее недостаток в оружии и амуниции, отвело основные свои силы к Техасу и не поддерживало индейские части.

В июле 1863 г. северяне, получив необходимое подкрепление, предприняли решительные действия. 17 июля у Хани Спринг произошла битва за форт Гибсон, окончившаяся поражением южан. Исход этого сражения сильно деморализовал примкнувших к южанам индейцев, которым приходилось расплачиваться за политические интриги вождей своей кровью и безопасностью своих семей. После этой битвы, ставшей известной как «Геттисберг на Индейской территории», дезертирство индейцев из армии южан еще более усилилось. Доверие к южанам у большинства индейцев было подорвано, ибо щедрые обещания договоров 1861 г. остались на бумаге: из индейских полков южан бежали и те, кто попал туда, привлеченный посулами.

Перелом, наступивший в войне Севера с Югом в связи с падением рабства, ощущался и на Индейской территории. Он проявился в наплыве в армию Севера добровольцев — негров и индейцев. Важным актом была отмена рабства чироками18. Весной 1863 г. совет чироков, собравшийся под руководством Джона Росса, вождя племени, отменил договор, заключенный группой чироков-рабовладельцев с южанами, И сместил с официальных должностей всех лиц, связанных с Конфедерацией. Совет принял акт об отмене в племени рабства. Стэнд Вэти — глава партии рабовладельцев — попытался сорвать созыв совета, но ему воспрепятствовали индейские части армии северян19.

После битвы у Хани Спринг война на Индейской территории свелась к подавлению сопротивления остатков сил южан.

Военные события на Индейской территории закончились после капитуляции генерала Ли в Виргинии. Когда весть о поражении южан достигла Индейской территории, все индейские части, связанные с южанами, собрались у чоктавов в так называемой Академии Армстронга— учебном заведении для индейцев племени чоктав, чтобы обсудить условия капитуляции. К ним был направлен полковник Э. Мэтьюс для ведения мирных переговоров: индейцы решили капитулировать самостоятельно, независимо от других частей. С 19 июня по 14 июля одна индейская часть за другой складывала оружие.

В 1864 г. в армии северян на оплачиваемой службе числилось всего 3530 индейцев20. Фактически их было больше. Часть индейцев, выступавших против южан, не была на действительной службе, а действовала самостоятельно, как «пин индиенс» и индейцы «пяти цивилизованных племен», возглавляемые Опотлояхолой, а также примкнувшие к ним другие племена Индейской территории и Канзаса.

В армии северян служили индейцы из штата Мичиган, Нью-Йорк и других штатов Севера. В этой связи необходимо упомянуть Эли Паркера — вождя индейцев сенека, инженера по образованию. Он был зачислен в армию в 1863 г. и до конца войны служил в армии северян. Вскоре его назначили в штаб к генералу Гранту адъютантом. Эли Паркер был прекрасным инженером и образованным человеком. Интересно отметить, что условия капитуляции, предъявленные генералу Ли, были составлены Эли Паркером21.

С 1866 г. последовала серия мирных договоров с «пятью цивилизованными племенами» — основными участниками войны на Индейской территории. При этом правительство США ставило племенам чрезвычайно жесткие условия, как побежденной стороне, невзирая на то, что большая часть индейцев или оставалась нейтральной, или боролась на стороне северян. Так, ответственность за союз с южанами несло все племя, независимо от того, какая часть племени действительно участвовала в активном выступлении против федерального правительства. Правда, в договорах был пункт о возможном возмещении убытков, понесенных лояльными индейцами во время войны, но и бойцы индейских полков армии северян, и их семьи, и беженцы, томившиеся в лагерях Канзаса, — все они несли равные с мятежными группами тяготы, налагаемые договорами 1866 г. на весь народ.

Об этом свидетельствуют тексты договоров. Во вводной части договора с криками, давшими наиболее активных борцов за освобождение Индейской территории от войск южан, было записано: «В связи с тем, что существующие договоры между Соединенными Штатами и нацией криков более не соответствуют взаимным потребностям, и принимая во внимание, что крики заключили договор с так называемыми штатами Конфедерации 10 июля 1861 г., пренебрегли верностью Соединенным Штатам и нарушили договорные отношения, существующие между криками и Соединенными Штатами, они, таким образом, потеряли перед Соединенными Штатами права на выгоды и преимущества, которыми пользовались в отношении земли, ежегодной ренты, защиты, а также и освобождения от налогов, включая земли и другие виды собственности, предоставленные или подаренные Соединенными Штатами». После этого стоял пункт о том, что Соединенные Штаты требуют у криков часть их земли, чтобы поселить на ней других индейцев22.

К уступкам больших участков земли для поселения индейцев прерий и индейцев из Канзаса и некоторых других штатов вынуждались все пять племен. Фактически крики, семинолы, чоктавы, чикасавы и чироки отдавали все свои земли на западе Индейской территории. Но этим дело не ограничивалось: индейцы соглашались на проведение через их резервации железных дорог и, следовательно, опять-таки должны были уступать участки земли для полосы отчуждения. Пункт 5 договора гласил: «Нация криков настоящим дает право пути через свои земли в страну чоктавов и чикасавов любой компании, которая будет должным образом наделена конгрессом полномочиями и с согласия министра внутренних дел предпримет сооружение железной дороги из любого пункта на севере в любой пункт на юге страны криков и таким же образом из любого пункта на востоке к их западной или южной границе»23.

Договоры 1866 г. не только требовали от индейцев больших земельных уступок, но и вынуждали их согласиться на еще большее вмешательство Индейского бюро в свои внутренние дела. Индейцы соглашались на введение законодательства и судопроизводства, которые сочтет нужным конгресс.

Правительство создало межплеменной Общий совет Индейской территории, во главе которого был поставлен управляющий по делам индейцев или в его отсутствие любое лицо, уполномоченное министром внутренних дел. Таким же путем назначался и секретарь этого общеплеменного совета. Самый совет составлялся из представителей племен: по одному делегату от каждой тысячи индейцев большого племени или же по одному делегату от каждого маленького племени.

Создание такого органа на Индейской территории, наделенного ограниченными правами и всецело подчиненного надзору чиновников Индейского бюро, связывало индейцев. Однако они пытались превратить этот совет в действенное орудие для создания самостоятельного индейского штата24.

Через 20 лет после войны было покончено и с последними остатками самостоятельности индейцев. Правительство США провело серию мероприятий, в которых важное место занимали договоры 1866 г. Эти мероприятия завершились законом 1887 г. Цель закона заключалась в том, чтобы добиться быстрой ассимиляции индейцев территории Оклахома, как стала называться Индейская территория в конце XIX в. А самая ассимиляция была необходима буржуазии, чтобы как можно быстрее и дешевле изъять оставшиеся у индейцев земли. Было проведено распределение общинных земель в частную собственность: индейцы получили участки определенного размера (160 акров). Оставшиеся от раздела земли пошли в распродажу переселенцам из штатов, железнодорожным компаниям и пр. Наделы индейцам давались, во-первых, в наименее удобных для земледелия частях Оклахомы, а во-вторых, вперемежку с наделами белых переселенцев. Индейцы оказались оторванными друг от друга, отмена родоплеменной организации привела к еще большему ослаблению родственных и общинных связей. Но, сделав индейцев частными собственниками и в перспективе гражданами Соединенных Штатов, правительство сохранило Индейское бюро, которое продолжало оставаться полновластным хозяином индейцев.

Сейчас в стране более 400 тыс. индейцев. Одна треть их живет в резервациях, куда к концу XIX в. были помещены все индейские племена. Только на бывшей Индейской территории, в Оклахоме, резервации еще в конце XIX — начале XX в. были уничтожены в связи с перераспределением и продажей основных массивов земли по акту о гомстедах. Как показало время, индейцы не выиграли от этого акта, хотя и получили бесплатно участки своей же земли. Индейские участки очень скоро перешли в собственность белых американцев. Такая же картина наблюдалась и в других областях США, где индейцы продолжали жить в резервациях. Во многих резервациях к началу 30-х годов также произошел раздел общинных земель и новых частных собственников постигла та же судьба, что и индейцев Оклахомы.

Пауперизация индейского населения дошла до такой степени, что под давлением общественного мнения правительство предприняло шаги по охране оставшейся еще у индейцев земли. В 1934—1936 гг. конгресс принял так называемый Индейский реорганизационный акт, включавший ряд мероприятий. Часть из них проводилась при помощи и по инициативе добровольных общественных организаций, стремившихся помочь индейцам и поставивших под общественный контроль Индейское бюро, бывшее до тех пор безраздельным и бесконтрольным вершителем судеб индейских племен США.

Все это имело положительные результаты: возродилось индейское ремесло, появились индейские кооперативные организации. Основной целью их была организация сбыта товаров, так как засилье скупщиков, спекулянтов — одно из величайших зол, которое приходится терпеть индейцам. Расхищение индейских земель на время прекратилось.

Вместе с тем ряд мероприятий носили вредный, отрицательный характер для дальнейшего общественного прогресса индейского населения. Так у индейцев, чья племенная организация была разрушена еще в XIX в., вновь создавалось «племя», не имеющее, естественно, ничего общего с организацией первобытнообщинного строя. Общей территории многие «племена», если говорить об индейцах Оклахомы — бывшей Индейской территории, не имеют уже несколько десятилетий. Для таких индейцев восстановление племени, а вместе с тем и возрождение некоторых старых обычаев — шаг назад. Возрождение «племен», рассчитанное на создание иллюзий национальной самостоятельности, на деле вело к сегрегации индейцев от остального населения и к новой форме контроля над ними.

За годы второй мировой войны индейцы участвовали в различных работах, связанных с военным временем, многие пошли на фабрики, вступили в армию и с честью несли свои обязанности. Среди них были получившие награды. Работа на заводах, в сельском хозяйстве за пределами резервации бок о бок с трудящимися других национальностей не могла не способствовать формированию классового сознания, разрушению той искусственной национальной изоляции, в условия которой поставлены индейцы системой резерваций.

Индейцы не имеют главного — экономических возможностей для разработки естественных ресуров, имеющихся в резервациях. Их самостоятельное национальное существование при этом является фикцией. В целом ряде резерваций имеются большие богатства — лес, полезные ископаемые, но разработка их если и ведется, то не индейцами, а капиталистическими компаниями. Несмотря на Акт 1934—1936 гг., наиболее ценные земли, богатые полезными ископаемыми, у индейцев изымают.

Не имея возможности развивать свою экономику в резервациях, индейцы принадлежат к беднейшим слоям населения США. Из их числа вербуют сезонных сельскохозяйственных рабочих, тем более удобных, что они из-за невыносимой бедности и будучи совершенно бесправными, согласны на пониженную заработную плату. Недаром американские прогрессивные экономисты называют индейские резервации резервациями дешевого труда!

По-прежнему индейцы целиком зависят от Индейского бюро. Являясь гражданами США с 1924 г., они в то же время остаются подопечными правительства США и подчинены особой администрации. Самая высокая смертность в стране — у индейцев, наибольший процент неграмотных — у них же. Индейцы протестуют против засилья агентов Индейского бюро, они требуют от конгресса предоставления им права развивать собственную экономику, объединяясь в кооперативы, борются со скупщиками. Те немногие средства, которые индейцам удается получить в счет многочисленных договоров, заключенных с ними правительством, они направляют на развитие образования, на строительство школ, больниц. После второй мировой войны все громче звучит голос индейцев, стремящихся отстоять свои земли, свои попранные права. Известно обращение ирокезов в ООН в 1950 г. с требованием покончить с дискриминацией индейцев в США.

Комиссия по претензиям индейцев, созданная при конгрессе США, завалена требованиями индейских племен, не получивших полагающиеся им суммы по старым договорам. Индейцы не останавливаются перед обращением к другим державам, некогда имевшим колонии в Северной Америке, чтобы подтвердить свои старые права на земли. И, пожалуй, самой знаменательной чертой в современном положении индейцев США является то, что они становятся все меньше объектом благотворительности. Если раньше, до второй мировой войны, организованную борьбу за права индейцев вели прогрессивные американские организации, в которых индейцы, как правило, не участвовали, то теперь индейцы сами создают такие организации и выступают от своего имени.

Недавние события в Канаде, когда ирокезы в резервации Гранд-Ривер выгнали назначенный сверху Совет и потребовали от правительства Канады предоставления им автономии, перекликаются с аналогичными требованиями индейцев США. В марте 1958 г., собравшись в резервации семинолов, делегаты нескольких племен провозгласили создание общеиндейской организации «Объединенные индейские нации», цель которой прекратить, как они заявили, «агрессию против индейцев» и посягательства на их права со стороны правительств США и Канады25.

Коммунистическая партия США в своей программе ставит вопрос о борьбе за национальное равноправие коренного населения США, за поднятие экономического благосостояния индейцев. Будущее индейцев неразрывно связано с прогрессивным демократическим движением в стране.

Примечания

1 Название «цивилизованные» эти племена получили благодаря тому, что у них была письменность на родных языках, созданная на основе силлабического алфавита. Интересно в этой связи отметить, что первыми газетами на Индейской территории были индейские газеты, которые информировали не только о делах местного значения, но также о международных событиях, литературных новинках и т. п.
2 М. Wright, A Guide to the Indian Tribes of Oklahoma, Norman, 1951, p. 107.
3 Е. Coulter, The Confederate States of America, 1861—1865. Louisiana State University Press, 1950, p. 49.
4 Конфедерация криков — официальное название союза юго-восточных племен, в который входили преимущественно племена, говорившие на мускогских языках, а также два иноязычных племени — восточные шауни (алгонкины по языку) и ючи (изолированный язык). Союз делился на две половины — Верхних и Нижних криков.
5 Е. Мс. Reinolds, The Seminoles, Norman, 1957, p. 292.
6 «The War of the Rebellion. Compilation of the Union and Confederate Armies», Washington, 1880—1900, ser. I, vol. VIII, Washington, 1880, p. 5—14.
7 «The War of the Rebellion…», p. 359.
8 «The War of the Rebellion…», ser. Ill, vol. II, Washington, 1899, p. 899.
9 Н. A. Abel, Proposals for an Indian State, 1778—1878. Annual Report of the American Historical Association for the Year 1907, vol. I, Washington, 1908.
10 W. M. Anderson, General Stand Watie, «The Chronicles of Oklahoma», 1932, vol. X, December, № IV, p. 545.
11 «Journal of the Congress of the Confederate States of America, 1861 — 1865», Senate, 58th Congress. Document № 234, vol. VI, Washington, 1905.
12 D. Trickett, The Civil War in the Indian Territory, «The Chronicles of Oklahoma», vol. XVIII, 1940, № 2, p. 142.
13 «War of the Rebellion…», ser. I, p. 671.
14 J. D. Benedict, указ. соч., стр. 130—132.
15 «The War of the Rebellion…», ser. Ill, vol. II, p. 297.
16 «The War of the Rebellion…», ser. I, vol. VIII, p. 379.
17 J. D. Benedict, указ. соч., стр. 133.
18 Th. V. Parker, The Cherokee Indians, New York. 1907. p. 81.
19 J. D. Benedict, указ. соч., стр. 138.
20 «The War of the Rebellion. ser. Ill, vol. IV, p. 1268.
21 Th. V. Parker, The Life of General Ely S. Parker, Buffalo, New York, 1919,  p. 131.
22 «Treaty of Cession and Indemnity Concluded at the City of Washington on the 14 June… 1866, by and between the United States … and the Creek Nation of the Indians… Indian Affairs. Laws and Treaties», vol. II (Treaties), comp. and ed. by Ch. J. Kappler, Washington, 1904, p. 931—932.
23 «Treaty of Cession and Indemnity Concluded at the City of Washington on the 14 June… 1866, by and between the United States … and the Creek Nation of the Indians… Indian Affairs. Laws and Treaties», vol. II (Treaties), p. 932
24 А. Н. Abel, указ. соч., стр. 89—104.
25 См. Ю. П. Аверкиева, Важные события в жизни индейцев Америки, «Советская этнография», 1959, № 2, стр. 158—160.

Текст: © 1961 И.А. Золотаревская
Опубликовано: К столетию гражданской войны в США / Под ред. А.В. Ефимова и Л.И. Зубока. М., 1961. C. 268-290.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Золотаревская И. А. Индейцы США в годы гражданской войны

Статья из сборника "К столетию гражданской войны в США" (М., 1961) посвящена участию коренного населения Америки в войне Севера против Юга.