Уэллард Э. «После «Трента». Британские приготовления к войне с Соединенными Штатами в 1861-62 годах.»

Andrew Wellard «After the Trent. Britain’s preparations for war with the United States in 1861-2»

Великобритания провела две войны с Соединенными Штатами, проиграв одну и сведя другую вничью (вничью на поле битвы, но не за столом переговоров). В ставили страны на грань новой войны. Самый известный инцидент был связан с капитаном Уилксом из флота США, захватившим конфедеративных уполномоченных Мэйсона и Слайделла на борту судна «Трент» в ноябре 1861 года.

Действия дипломатов, последовавшие затем, хорошо известны и здесь нет времени, чтобы их перечислять. Но не столь известен тот факт, что Британия достаточно серьёзно отнеслась к перспективе войны и предприняла энергичные меры, чтобы её предотвратить. Лорд Пальмерстон подготовил проект воинственного ультиматума американцам, который из-за проблем с трансатлантическим кабелем не был немедленно отправлен, и принц Альберт и другие успели смягчить его тон. Правительство в Лондоне в известной степени зависело от информации, поставляемой британским послом в Вашингтоне, лордом Лайонсом. А тот представил воинственные настроения администрации Линкольна в преувеличенном виде, хотя в этой администрации, разумеется, были люди жаждавшие войны. Например, Сьюард, госсекретарь Соединенных Штатов, угрожал Лайонсу снарядить капёров для подрыва британской торговли, а советника по законодательству Калеба Кэшинга современники описывали как «агрессивного националиста и англофоба».

Северные газеты были переполнены спекуляциями по вопросу возможной аннексии Канады. В настоящей статье я собираюсь рассмотреть следующие вопросы: состояние обороны Канады накануне инцидента с «Трентом»; отправка подкрепления в колонии и на Североамериканскую станцию Королевского флота; запланированные варианты развития событий. В заключение я поиграю в «альтернативную историю» и представлю себе, как развивались бы события в случае начала войны.

К 1 декабря 1861 года в Канаде были дислоцированы 4 британских регулярных батальона пехоты, три батареи артиллерии и шесть человек из состава Королевских военных инженеров. Также там находилось около тысячи человек из Канадского Королевского стрелкового корпуса (сто из них составляли гарнизон форта Гарри на Дальнем Западе) и около двух тысяч солдат были расквартированы в Нью-Брансуике и Ньюфаундленде. И хотя этих сил было явно недостаточно, чтобы разгромить Потомакскую армию генерала Мак-Клеллана, или хотя бы часть её, они были самым большим военным контингентом, который когда-либо находился в Канаде.

Как самоуправляемая колония, Канада имела преимущественное право самообороны, но начало Американской гражданской войны убедило в течение лета 1861 года Великобританию в необходимости удвоить собственные военные силы в Канаде. Эти силы поддерживало большое число разнородных ополченцев. «Активное» ополчение в 1855 году, из уважения к канадским налогоплательщикам, было ограничено числом в 5 тысяч человек. Эти ополченцы были хорошо вымуштрованы и вооружены винтовками Энфилда. В октябре 1861 года, как раз накануне кризиса, из большого числа неопытных энтузиастов был сформирован Гражданский стрелковый корпус. И, наконец, существовало так называемое «Сидячее ополчение», в которое периодически вызывалось до 38 тысяч человек. В случае реальной угрозы вторжения численность этого формирования могла быть удвоена. Вот как описывают состояние канадского ополчения современники: «они были одеты, кто во что горазд, подпоясаны лыковыми ремнями и с зелеными веточками в шляпах. Их вооружение было весьма разнообразным: от дробовиков и винтовок до кос». И всё же канадское ополчение во время войны 1812 года показало себя с хорошей стороны и, как мы увидим, роль, отведенная ему сейчас, намного превосходит его качество.

При описании состояния флота вырисовывается более благоприятная картина. В 1861 году Королевский флот имел самую большую численность среди всех флотов мира и был самым современным. К ноябрю 1861 года в реестре судов находилось 10 броненосцев, в то время как Соединенные Штаты только приступили к строительству «Монитора». Истины ради скажем, что ни один из них не базировался в североамериканских водах, но даже силами деревянного флота Британия могла доставить блокирующим эскадрам федералов немало проблем. Чего недоставало англичанам, так это баз. В атлантико-карибском бассейне было устроено всего лишь три базы. Ямайка, удобно расположенная для набегов в Мексиканский залив, имела проблемы с обслуживанием. Основные базы — в Галифаксе и Новой Шотландии — были замерзающими и, следовательно, бесполезны зимой. Третья база была устроена на Бермудах, и вся нагрузка наступательной операции ложилась бы на неё. В Тихом океане, на острове Эскимальт, что возле Британской Колумбии, находилась угольная станция. Некоторые корабли для ремонтных стоянок раньше пользовались островом Мэйр возле Калифорнии, теперь же, из-за испортившихся отношений с владельцами этой верфи, такая возможность канула в лету. С другой стороны, в Тихом океане не было ни одного корабля флота США.

Дипломатическая ситуация играла на руку Великобритании так, как никогда прежде. Франция, главный военно-морской конкурент, придерживалась доброжелательного нейтралитета, в то время как враждебно настроенная Россия не имела сил, чтобы вмешаться. Вероятно, самой большой проблемой британских правителей оставались отношения с Конфедерацией. До тех пор, пока эту страну не признают в Уайтхолле, не может быть и речи о союзе или откровенном сотрудничестве. Поэтому сэру Александру Милну, командующему Североамериканской станцией флота Великобритании, было приказано препятствовать блокаде южных портов, «не вступая в непосредственные отношения с конфедератами».

Подкрепление, отправленное в Канаду, поразило своей скоростью для этого времени года, так как было необходимо не допустить концентрации войск армии США в местах высадки английских солдат. Навигация по реке Святого Лаврентия в период с декабря по март была невозможна по причине льда и тумана. И если солдат из Нью-Брансуика и Новой Шотландии успели перебросить в Квебек по морю, пока не встал лёд, то многим солдатам, прибывавшим из Англии и высаживавшимся в Галифаксе и Сент-Джоне (Нью-Брансуик), пришлось отправиться в Канаду по «снежной дороге» через озеро Тенисконата на санях и снегоступах.

Англичане усвоили уроки первой ужасной зимы в Крыму. Солдаты, отправленные на санях, вдобавок к овчинному тулупу и «ползункам для ходьбы по снегу» были снабжены «1 парой гольф, 2 парами чулков, 1 меховой шапкой, 1 парой меховых рукавиц, 2 свитерами, 2 парами кальсон, 1 замшевой жилеткой и 1 шарфом».

Всего было отправлено 16 артиллерийских батарей (в основном вооруженных казнозарядными пушками Армстронга), 11 пехотных батальонов (включая 2 гвардейских) и 4 роты Королевских военных инженеров. Менее чем за три месяца контингент в Канаде пополнили 17 тысяч морских пехотинцев. Прибытие подкрепления прошло достаточно спокойно, если не считать нескольких полуфарсовых инцидентов, вроде того, что случился с интендантским корпусом, когда его офицерам, высаженным в Бостоне, пришлось добираться на север в гражданской одежде. Кажется, что перспектива войны ни одной стороной не рассматривалась как вполне реальная. Я обнаружил письмо, датированное 26 декабря 1861 года (т.е. в самой середине кризиса), в котором было зафиксировано предложение от Ч.А. Хекшера из Нью-Йорка поставить «уголь для судов флота Её величества, базировавшихся на Североамериканской станции». Видимо, как и во время войны 1812 года, испорченные отношения между странами не стали барьером для делающего деньги янки.

Как должны были использоваться все эти силы? Существует множество намёков на план, которому последовало бы британское правительство. Сэра Джона Бергойна (главного инспектора укреплений) в феврале 1862 года попросили составить отчёт об обороноспособности Канады. Инспектор подчеркнул необходимость создания из опытных стрелков национального ополчения в самой зачаточной форме. Тем самым он последовал моде на вооруженных добровольцев, численность которых в Великобритании в 1861 году приблизилась к 16 тысячам.

Бергойн считал, что наиболее вероятный маршрут американского вторжения проляжет по озеру Шамплейн на правый берег реки Св. Лаврентия к Монреалю. Об этом же говорили военные журналисты вроде Дж.Р. Глейга, который предсказывал, что главное столкновение произойдёт в форте Шамплейн на Роузе-Пойнт, который подходит на роль опорного пункта для подобного рода операций. Другими возможными целями назывались гавань Сакетт на озере Онтарио и вторжение с территории Мэна.

Похоже, что британские стратеги исходили из постулата о том, что лучшая защита – это нападение. Регулярные войска должны были использоваться для блокирования наступающего противника на выдвинутых позициях, в то время как ополчению и волонтёрам поручалось беспокоить северян. Как писал Бергойн: «это поможет задержать наступление и покажет несостоятельность веры в превосходящие силы врага». Однако основные наступательные мероприятия должны быть осуществлены силами флота.

Мы уже знаем, что сэру Александру Милну было приказано прорвать блокаду южных портов. Он запланировал на Атлантическом побережье сделать это силами 14 кораблей, в то время как его заместитель коммодор Хью Данлоп с небольшой эскадрой отправлялся в Мексиканский залив. Данлопу предлагалось напасть на федеральную эскадру, блокирующую Гальвестон, и мы можем предположить, что существовали планы Милна по уничтожению маленьких блокирующих эскадр у Брунсвика (Южная Каролина) и Джэксонвилля (Флорида).

Нападения в местах, где флот Соединенных Штатов был относительно слаб, имели и военные и политические преимущества. Принцип тщательно продуманных атак с угрозой обострения – превосходный дипломатический гамбит. Едва ли Великобритания вступила бы в смертоносный конфликт с государством, которое она не надеялась бы победить. Прорыв блокады был важен с точки зрения международного права, поскольку нейтральные суда имели право требовать пропуска в разблокированные порты. Маленькие победы и большие сражения продемонстрировали бы, что федеральный флот может потерять контроль над подвластным ему побережьем, и такой результат был бы достигнут малой кровью.

Как развивались бы события, если бы война между Великобританией и США разразилась в начале 1862 года? Планирование вторжения в Канаду в федеральном правительстве натолкнулось на значительные проблемы. Мак-Клеллан слишком высоко оценил конфедеративные силы, стоящие перед ним зимой 1861-62 года и не был готов выделить часть своих войск. Эмброуз Бернсайд готовился к десантированию на побережье Южной Каролины. Я думаю, что десантирование было маловероятным, если бы вместо него был предпринят смелый шаг по наступлению, например, на Галифакс. Неторопливые приготовления к Кампании на Полуострове должны уверить нас в том, что до следующей весны не планировалось никаких вторжений в Канаду. Но к тому времени могла быть прорвана морская блокада, и состоялось бы решающее морское сражение. Будь так, Гражданская война закончилась бы в 1862 году.

Едва ли можно сомневаться в том, что Мэйсон и Слайделл не были бы отпущены, если был бы опубликован первоначальный ультиматум. Уильям Расселл (известный военный корреспондент) 16 декабря 1861 года посетил бал в Вашингтоне и после записал в своём дневнике: «На балу я встретил мистера Сьюарда, он был в хорошем настроении и готов к разговору. Госсекретарь указал всем заинтересованным и мне, в том числе на те ужасные последствия, которые будет иметь война. Он воскликнул: «Мы подожжём весь мир! Все государства, как бы далеко они не находились от нас, ощутят на себе огонь нашего сражения и сгорят на нашем пожаре». Казалось, что мистер Сьюард демонстрирует своё желание войны. Однако один из присутствующих сказал мне: «Все эти речи – для устрашения. Если Сьюард говорит так, то значит, что он хочет это предотвратить».».

Литература

  1. «Lyons’ dispatches and the atmosphere they generated were a prime reason for the escalation of a naval incident into an emergency». G.W. Warren: Fountain of Discontent: the Trent Affair and the Freedom of the Seas (Boston: North Eastern University Press, 1981), p.69.
  2. Warren, p.81.
  3. Warren, p.33.
  4. ‘Lists of Troops 0rdered to Canada’, Public Record Office WO 33/11.
  5. C.F. Stacey: ‘Canada and the British Army 1846-1871; a Study in the Practice of Responsible Government’ (Toronto: University of Toronto Press, 1963), p.99.
  6. C. E. Dornbusch ‘Lineages of the Canadian Army’ (Cornwallville, NY: Hope Farm Press, 1961), p.40.
  7. The Governor General was told to raise 100,000, with training and rifles being provided by Britain. Warren, p.128.
  8. quoted Warren, p.133
  9. ‘List of Vessels with Draught’, November 1861. Public Record Office ADM 12816 item 653.
  10. Of the fourteen vessels on the North American Station at the beginning of November Nile and St. George were 90 gun battleships.
  11. Warren, p.136.
  12. [Robert Bourke] ‘Canada — our frozen frontier’, Blackwoods Magazine January 1862, p.103.
  13. ‘Lists of Troops Ordered to Canada’, January 1862, Public Record Office WO 33/11.
  14. ‘Lists of Troops ordered to Canada.’
  15. Letter from Milne to Admiralty, Public Record Office 4DM 128/6, item 613.
  16. Sir John Burgoyne ‘Memorandum on the Defence of Canada’, Public Record Office WO 33/11, item 611.
  17. Stacey ‘Canada and the British Army’. p 111.
  18. G.R. Gleig] ‘The Defence of Canada’, Blacckwood’s Magazine, February 1862, p.256.
  19. Kenneth Bourne ‘Britain and the Balance of Power in North America 1815-1908 p.235.
  20. Burgoyne ‘Memorandum’.
  21. Warren, p.137.
  22. William Howard Russell ‘My Civil War Diary’ (London, Hamish Hamilton, 1954), p.262.

Текст: © 2000 Dr. Andrew Wellard, опубликован на American Civil War Round Table (UK).
Перевод: © 2005 Северная Америка. Век девятнадцатый
Данный перевод выполнен в ознакомительных целях и не является авторизованным. Перепечатка перевода запрещена.

Уэллард Э. «После «Трента». Британские приготовления к войне с Соединенными Штатами в 1861-62 годах.»

В статье рассмотрены вопросы подготовки Великобритании к войне с США во время дипломатического кризиса, вызванного так называемым «делом «Трента»»