Варнаков Ю.Г. «Орегонский вопрос в освещении американского историка Фредерика Мерка»

В советской исторической литературе уже отмечалось, что англо-американская буржуазная историография создала мнение о традиционно дружественных отношениях между США и Англией после заключения Гентского договора 1814 г.1 В действительности англо-американские отношения после 1814 г. характеризуются не только сотрудничеством, но и напряженной борьбой. Одним из объектов этой борьбы вплоть до 1846 г. был Орегон. Орегонскому вопросу посвящена обстоятельная работа американского историка Ф. Мерка «Орегонский вопрос. Очерки англо-американской дипломатии и политики», опубликованной в США в 1967 г.2 Ф. Мерк излагает возникновение Орегонского вопроса, подробно описывает англо-американские переговоры; специальные очерки посвящены таким аспектам .проблемы, как «орегонские пионеры и вопрос о границах», «британская партийная политика и Орегонский договор», «британская правительственная пропаганда и Орегонский договор», «британский хлебный кризис 1845— 1846 гг. и Орегонский договор», «морское могущество и пограничное урегулирование в Орегоне».

Касаясь генезиса Орегонского вопроса, Ф. Мерк перечисляет факторы, повлиявшие на его формирование. К их числу он относит «научные интересы» англичан и американцев, меховую торговлю, деятельность миссионеров, влияние поселенцев.

Весной 1792 г. Тихоокеанское побережье Северной Америки посетили два капитана. Один из них был офицер британского флота Джордж Ванкувер, другой мехоторговец из Новой Англии Роберт Грей. Ванкувер плыл вдоль побережья, но не заметил устья большой реки. Эту реку открыл Грей и назвал ее по имени своего судна Колумбией. Как пишет Мерк, в США это открытие вызвало «курьезно малый интерес».3 В 1805—1806 гг. в Орегоне побывала экспедиция Льюиса и Кларка, посланная президентом Т. Джефферсоном. В 1811 г. мехоторговец Дж. Астор основал форт Астория в устье Колумбии. В 1803 г. США приобрели Луизиану и раздвинули свои границы до Скалистых гор. Ф. Мерк суммирует американские права на долину Колумбии, проистекавшие, по его словам, из открытия Грея, систематического исследования, заселения, принципа сопредельности. Между прочим, перечисленные Мерком «правооснования» американских притязаний на Орегон отклоняются или основательно девальвируются в англо-канадском подходе к проблеме Орегона. Выступая 4 апреля 1845 г. в прениях по Орегонскому вопросу в палате общин, лорд Рассел заявил, что США не имеют никаких прав на Орегон, которые проистекали бы из заселения, оккупации или торговой деятельности американцев.4

Современный канадский автор X. Классен в работе о происхождении канадско-американской границы пишет, что британские исследователи и торговцы появились в Орегоне раньше американских, что их было больше и эффект их деятельности был более значителен; американцы же никогда не проникали на территорию севернее залива Пьюджет-Саунд. Ссылаясь на американских историков Бэнкрофта и Бемиса, Классен считает, что британские притязания на Орегон были основательнее.5

Точка зрения советских авторов по затронутому вопросу изложена в книге «Очерки новой и новейшей истории США», где говорится: «Американские претензии на Орегон были более, чем спорны».6

Орегонский вопрос возник в результате англо-американской войны 1812—1815 гг. Опасаясь захвата Астории англичанами, агенты Дж. Астора продали имущество фактории агентам Монреальской Северо-западной компании. В 1813 г. для захвата Астории к устью Колумбии прибыл английский военный корабль. Командир корабля поднял над Асторией британский флаг и переименовал ее в форт Джордж.

При выработке Гентского мирного договора в 1814 г. вопрос о правах сторон в Орегоне не поднимался. Но уже в 1815 г. правительство США, апеллируя к статье первой Гентского договора, взяло курс на восстановление американского суверенитета над Асторией. В этих целях правительство США направило осенью 1817 г. к устью Колумбии военное судно «Онтарио». Английский кабинет счел необходимым рассмотреть возрос об Астории. В 1818 г. было достигнуто соглашение о восстановлении американского суверенитета над Асторией, осенью того же года состоялась передача форта американскому представителю Привотсу. Взамен британского флага был поднят американский и подписаны соответствующие документы. Однако английское правительство не признало притязаний США на бассейн реки Колумбии. Так возник англо-американский спор из-за Орегона, продолжавшийся вплоть до лета 1846 г. и приведший США и Англию на грань войны. На протяжении этого орегонского «марафона» США и Англия провели шесть раундов переговоров об урегулировании проблемы — первые три состоялись в Лондоне, три последние в Вашингтоне.

В 1818 г. государственный секретарь США Дж. К. Адамс предложил Англии начать прямые англо-американские переговоры по спорным вопросам, включая Орегонский. Американскими уполномоченными на лондонских переговорах 1818 г. были А. Галлатин — посол США в Париже и Р. Раш — американский посол в Лондоне. Переговоры 1818 г. были безуспешными. С одной стороны, как пишет Ф. Мерк, США и Англия не могли игнорировать основательные притязания на Орегон, со стороны России и Испании. С другой — США и Англия не сумели согласовать свои взаимные претензии. Галлатин предложил разграничить притязания США и Англии в Орегоне линией, проведенной по 49-й параллели вплоть до Тихого океана. Это предложение было холодно встречено английскими уполномоченными. Англичане дали понять, что они могли бы согласиться с линией, проведенной по 49-^ параллели до Колумбии и далее по ее руслу до впадения в Тихий океан. Переговоры завершились принятием решения о совместном владении Орегоном в течение 10-летнего периода.

Второй раунд англо-американских переговоров состоялся в Лондоне в 1823 г. Американскому представителю Р. Рашу были даны инструкции предложить в качестве линии разграничения 51-ю параллель, а 3-атем, если это будет необходимо, согласиться на Линию по 49-й параллели. Англичане заняли на переговорах позицию 1818 г.: принять за линию разграничения 49-ю параллель до Колумбии и отсюда по ее руслу до Тихого океана. Переговоры и на этот раз зашли в тупик. Упорство английских дипломатов Мерк объясняет тем, что английское правительство действовало в интересах Компании Гудзонова залива, заинтересованной в монопольной эксплуатации пушных богатств и свободном судоходстве по Колумбии. На британскую политику в Орегонском вопросе влияли также имперские мотивы, такие, как опасения территориального роста США, расширение торгового судоходства, соперничавшего с английским.

В апреле 1826 г. министр иностранных дел Англии Джордж Каннинг предложил американскому послу в Лондоне возобновить переговоры. Соединенные Штаты откликнулись и уполномочили А. Галлатина продолжить переговоры об Орегоне. Инструкции для Галлатина были составлены при участии самого президента Дж. К. Адамса. Они предусматривали линию разграничения по 49-й параллели. Галлатину было дозволено пойти навстречу Англии, признав за нею право навигации по Колумбии и любому из ее притоков, которые пересекаются упомянутой линией.

Ф. Мерк полагает, что некоторое смягчение антианглийских настроений в США имело место в результате осознания обеими странами общности интересов в предотвращении вмешательства Священного Союза в события в Латинской Америке. Это смягчение антианглийских настроений оказалось кратковременным, а доктрина Монро была направлена главным образом против Англии. Мотивы США в их борьбе за 49-ю параллель историк сводит преимущественно к политике вытеснения Англии из тех районов, которые американцы считали своими. Эта политика, пишет Мерк, опиралась на общественное мнение США, в основе которого лежала традиционная ненависть «англичанам: «Последователи Джефферсона, контролировавшие федеральное правительство, ненавидели англичан… В равной мере ненавидели англичан приверженцы. Джексона… Адамс, более чем кто-либо из других американских политических деятелей, ненавидел англичан».7

Сосредоточив внимание на территориальном вопросе, Мерк оставляет в тени расчеты американских экспансионистов первой половины XIX в. использовать Орегон как плацдарм для дальнейшего проникновения на рынки Востока, в частности, Китая. Конгрессмен Ч. Флойд, к примеру, обосновывая в конце 1822. г. в (конгрессе необходимость оккупации бассейна Колумбии, особый упор делал на заманчивых перспективах выгодной торговли Кантоном: «оккупация Орегона создает весьма благоприятные возможности для торговли с Кантоном…».8 Как пишет канадский историк С. Б. Райерсон, «более важной причиной спора был вопрос об империи на Тихом океане».9

Переговоры 1826—1827 гг. проходили в атмосфере недружелюбия по отношению к США со стороны общественного мнения . и правительства Англии. По мнению Галлатина, эта враждебность была даже более глубокой, чем в момент окончания войны 1812— 1814 гг. Англичане доказывали, что никакая страна не имеет прочных прав на суверенитет над Орегоном. Орегон, говорили они, отойдет той державе, которая его оккупирует. Предложения США о 49-й параллели и навигации по Колумбии были отклонены. Англичане согласны были уступить Соединенным Штатам ограниченную территорию к северу от Колумбии, но Галлатин не принял этого предложения. В итоге было решено продлить действие конвенции 1818 г. на неопределенный период с условием, что каждая из сторон может прекратить ее действие, уведомив об этом другую сторону за 12 месяцев вперед.

В 1828 г. документы лондонских переговоров 1826—1827 гг. были представлены Д. К. Адамсом конгрессу и затем опубликованы. Американцам стало ясно, что Англия будет воевать, если Соединенные Штаты предпримут агрессивные действия в Орегоне, поэтому правительство США было удовлетворено продлением совместной оккупации. Оно считало, что увеличение в Орегоне числа американских поселенцев даст Соединенным Штатам преимущество в будущих переговорах.

30-е гг. были периодом некоторого затишья в англо-американских спорах по Орегонскому вопросу. В начале 40-х гг., когда начался интенсивный приток американских поселенцев в южную часть Орегона, правительство США поставило вопрос о своих правах на северо-западное побережье в чрезвычайно резкой форме. Англия поспешила направить в Америку специальную миссию во главе с лордом Эшбертоном. В апреле 1842 г. Эшбертон прибыл в Вашингтон. Однако в последовавших переговорах, которые с американской стороны вел государственный секретарь Даниэль Уэбстер, давний спор разрешен не был. Вину за это Ф. Мерк возлагает на Англию. Предложения Эшбертона, пишет историк, были неприемлемы для США, ибо оставляли их в этом районе без удобных гаваней.

В 1843 г. в конгрессе с особой остротой развернулась дискуссия о том, чтобы объявить Англии о намерении США прекратить действие конвенции 1818 г. Экспансионисты в Америке требовали захвата всего Орегона. Лозунг «Весь Орегон» был в центре избирательной кампании 1844 г. Он вошел в предвыборную платформу демократической партии, которая одержала победу и продвинула своего кандидата Дж. Полка в Белый дом. Ф. Мерк констатирует, что к 1845 г. англо-американские противоречия по Орегонскому вопросу достигли кризисной стадии. В такой обстановке начались новые переговоры. Англию на этот раз представлял недавно назначенный послом в Вашингтоне Ричард Пэкингем, Соединенные Штаты — государственный секретарь Дж. Кэлхаун, а после выборов 1844 г.— его преемник Дж. Бьюкенен.

Американцы отстаивали свою старую позицию — линию по 49-й параллели. Но идея о предоставлении Англии права навигации по Колумбии и ее южным притокам уже не фигурировала в американских предложениях. Англичане также настаивали на своих прежних условиях. Переговоры снова зашли в тупик. Англия пожелала передать вопрос на арбитраж. В качестве арбитра она предлагала Швейцарию или правительства Гамбурга или Бремена, но эта идея была отклонена Соединенными Штатами. Отклонение посредничества рассматривалось правительством Дж. Полка как часть программы давления на Англию.

В декабре 1845 г. в послании конгрессу Дж. Полк предложил прекратить действие соглашения о совместном владении Орегоном и уведомить об этом Англию. На протяжении нескольких месяцев в конгрессе происходили бурные дебаты. Мнения конгрессменов разделились. Против воинственных «ястребов», требовавших захвата всего Орегона, хотя бы ценой войны с Англией, выступили сторонники мирного урегулирования из рядов вигов и демократов-южан. В апреле 1846 г. и в сенате, и в палате представителей были приняты компромиссные резолюции, делавшие возможными новые переговоры с Англией.

Английский кабинет незамедлительно сформулировал свою позицию. На этот раз Англия взяла за основу разграничения 49-ю параллель, но так, чтобы остров Ванкувер полностью остался за Англией. Что касается Колумбии, то Англия настаивала на предоставлении права навигации по ней лишь Компании Гудзонова залива. Она требовала также сохранения за Компанией права собственности на земли, которые ей принадлежали южнее 49-й параллели.

Английские предложения были получены Полком б июня 1846 г. Война с Мексикой не позволяла игнорировать новую английскую позицию. Полк направил английские предложения в сенат для обсуждения, и сенат рекомендовал президенту принять английские предложения без изменений. 15 июня 1846 г. появился Орегонский договор, ратифицированный более чем двумя третями голосов.

По договору США получали не «весь Орегон», а ту его часть, что расположена южнее 49-й параллели, хотя претендовали на проведение границы по 54°40’ с. ш. Мерк объясняет это тем, что, во-первых, как и многие другие демократы, Полк не принимал лозунг «всего Орегона» слишком серьезно, во-вторых, угрозы в адрес Англии имели слишком незначительную поддержку в стране, опирались на весьма слабые военно-морские силы и в глазах общественного мнения страны выглядели слишком рискованными.

Уступчивость Англии, по его словам, также объясняется желанием избежать открытого столкновения с Соединенными Штатами.

В специальном очерке Ф. Мерк обращается к вопросу о том, какую роль в Орегонском вопросе сыграла иммиграция на Тихоокеанский северо-запад американских поселенцев. Он констатирует, что почти все американские колонисты в Орегоне проживали в долине Вилламетт — южном притоке Колумбии. Между тем, США упорно требовали и территорию к северу от Колумбии до 49-й параллели. Любопытно, что в этом районе, как показывает Мерк, проживало всего восемь американских поселенцев, причем семеро из них обосновались там только в октябре 1845 г. В 1846 г. к северу от Колумбии не было американской торговли. С другой стороны, в этом районе были сильны английские Интересы, как торговые, так и сельскохозяйственные. Анализируя фактические данные, историк приходит к следующему выводу: «Ясно, что английское влияние в этом спорном районе перевешивало американское, и если бы его судьбу определяла в 1846 г. оккупация, он неизбежно стал бы английской территорией».10 Вот почему, пишет Мерк, следует отказаться от утверждений о том, что оккупация спорного района американскими поселенцами будто бы оказывала давление на позиции обеих стран.

Роль американских поселенцев в пограничном урегулировании Ф. Мерк усматривает в другом. Во-первых, имели место конфликты между американскими поселенцами и Компанией Гудзонова залива. И США, и Англия признавали опасность перерастания этих местных конфликтов во всеобщий пожар. Это повлияло на ускорение урегулирования. Во-вторых, опасаясь американских поселенцев в долине Вилламетт, Компания Гудзонова залива перенесла в 1845 г. свою основную базу из форта Ванкувер на берегу Колумбии на южную оконечность острова Ванкувер, а это ослабило ее заинтересованность добиваться разграничения по Колумбии.

Урегулированию Орегонского спора договором от 15 июня 1846 г.- предшествовала борьба в английском правящем лагере. 4 апреля 1845 г. в парламенте с резкой отповедью домогательствам США выступил министр иностранных дел Дж. Эбедин и премьер Р. Пиль. Летом Англия, а затем и США направили к устью Колумбии и в залив Пьюджет-Саунд военные корабли. В январе 1846 г. английское правительство добилось одобрения парламентом расходов на военное строительство в Канаде. Были расширены и укреплены оборонительные сооружения в Кингстоне. Через Гудзонов залив в Форт-Гэрри прибыли войска. Пресса США и Англии заговорила в 1845 г. о войне.

Ф. Мерк анализирует факторы, обусловившие уступчивость Англии в Орегонском вопросе. В первую очередь, он говорит о заинтересованности английских финансовых кругов в беспрепятственном получении доходов от своих капиталовложений в США. Между прочим, к концу 30-х гг. XIX в. английские инвестиции в США составили около 150 млн. дол.11 Видные члены английского правительства, например, министр иностранных дел Дж. Эбедин, инспирировали в английской прессе кампанию по обработке общественного мнения в пользу уступок Соединенным Штатам. Тон задала лондонская «Таймс», опубликовавшая 3 января 1846 г. передовую статью, посвященную Орегонскому вопросу. Газета призывала английское правительство выдвинуть идею раздела Орегона, в свое время предложенную Галлатином по указанию президента Дж. К. Адамса. (Идея границы по 49-й параллели до побережья с оставлением Англии острова Ванкувер и свободной навигации по Колумбии). Мерк полагает, что превращение «Таймс» из «ястреба войны» в «голубя мира» было инспирировано английским министерством иностранных дел.

В американской историографии получил распространение тезис о том, что важными факторами, способствовавшими Орегонскому урегулированию, явились неурожай картофеля в Ирландии в 1845 г. и отмена хлебных законов в Англии в 1846 г. Мерк оспаривает этот тезис, опираясь на данные статистики. Свои нужды в зерне Англия покрывала за счет импорта из прибалтийских стран и Средиземноморья. За пятилетие, предшествующее 1846 году, она получила из этих стран 80% всего импортированного хлеба (61%—из стран Балтийского моря и 19%—из Средиземноморья). Из Северной Америки Англия ввезла лишь 15,5% импортируемого хлеба, что составило менее 3% общего потребления страны.12

Имеются высказывания сторонников фритредерства в Англии и суждения американских историков о том, что будто бы отмена хлебных законов открывала хлебу американского Запада рынки Англии, и это способствовало мирному решению Орегонского спора. Ф. Мерк отвергает эту версию, указывая на высокие транспортные расходы, которые служили ограничителем для ввоза американского зерна на европейские рынки. Экспорт хлеба в Европу значительно возрастает лишь в результате последовавших за Гражданской войной изменений в сельскохозяйственном производстве и транспорте. Однако в самой Англии, как считает Мерк, отмена хлебных законов положительно повлияла на Орегонский кризис, укрепив позиции сторонников урегулирования на основе взаимных уступок.

Ф. Мерк полемизирует и с авторами тезиса о решающей роли морской мощи Англии в исходе спора из-за Орегона. Автор признает, что британский флот был неизмеримо сильнее американского. Однако не морская мощь соперника заставила Полка отступить и согласиться на разграничение по 49-й параллели. Мерк вновь указывает, что лозунг «всего Орегона» был своего рода пропагандистским жестом, рассчитанным не на безусловную реализацию, а на создание выгодных для США дипломатических позиций в торге с Англией.

В заключительных разделах книги Ф. Мерк освещает ход дебатов вокруг Орегонского вопроса в конгрессе в 1845—1846 гг. и приводит интересный материал об отношении к нему демократов Среднего Запада и Юга, а также вигов. Как пишет историк, эти дебаты помогли общественности США лучше уяснить весь комплекс проблем, связанных с Орегонским вопросом, показали слабость американских притязаний на «весь Орегон» и нежелание иметь разорительную войну с Англией. В мае 1846 г. началась война с Мексикой. Соединенным Штатам хватало одной войны, и сенат быстро ратифицировал Орегонский договор 44 голосом против 14.

К силам, выступавшим в США за мирное урегулирование кризиса, Ф. Мерк относит торговые круги, плантаторов-южан, стремившихся сохранить английский рынок, промышленников, заинтересованных в привлечении английского капитала, и, наконец, «американский здравый смысл».13

Орегонское урегулирование предоставило Соединенным Штатам выход на Тихоокеанское побережье и распахнуло перед ними двери на Восток.

В книге Ф. Мерка не все разделы равнозначны, однако историк приводит обширный фактический материал и высказывает интересные соображения при анализе Орегонского вопроса и отношений между США и Англией в первой половине XIX в.

Примечания

1 Черняк Е. Б. Искажение буржуазной историографией истории англо- американских отношений XIX —начала XX века.— Вопр. истории, 1957, № 8, с. 153—165; Ерофеев Н. А. Народная эмиграция и классовая борьба в Англии в 1825—1850 гг. М., 1962, с. 276, 277.
2 Merk F. The Oregon Question. Essays in Anglo-American Diplomacy and Politics. Cambridge (Mass.), 1967.
3 Ibid., p. 4.
4 Hansard’s Parliamentery Debates. From 3 .Apr. to 30 Apr. 1845. L., 1845, Third Series, vol. 79, p.’185, 190.
5 Classen N. G. Trust and Countertrust. The Genesis of the Canada — United States Boundary. Chicago, 1967, p. 161.
6 Очерки новой и новейшей истории США. М., 1960, т. 1, с. 180.
7 Merk F. Op. cit., р. 124—125.
8 The Debates and Proceedings in the Congress of the United States.., Seventeenth Congress.., Washington, 1855, p. 409.
9 Райерсон С. Б. Неравный союз. История Канады, 1815—1873. М., 1970, с. 192.
10 Merk F. Op. cit., р. 238.
11 Аварин В. Я. Борьба за Тихий океан. Агрессия США и Англии, их . противоречия и освободительная борьба народов. М., 1952, с. 30.
12 Merk F, Op. cit., р. 312, 316.
13 Ibid., р. 416.

Текст: ©1981 Ю.Г. Варнаков
Опубликовано: Экспансионистская политика США в первой половине ХIХ века / Под ред. С.Ф. Хроленка. Иркутск, 1981. С. 108-115.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Варнаков Ю.Г. «Орегонский вопрос в освещении американского историка Фредерика Мерка»

Историографический обзор фундаментального труда американского историка Фредерика Мерка «The Oregon Question. Essays in Anglo-American Diplomacy and Politics» (1967)