Начальный этап Гражданской войны в США в отражении газеты «Санктпетербургские ведомости» (весна 1861 г.)

Нападение 12 апреля 1861 г. 7-тысячной армии южан на форт Самтер у входа в бухту в г. Чарлстон (Южная Каролина) стало началом Гражданской войны между Севером и рабовладельческим Югом (1861-1865 гг.). В первые недели и месяцы противостояния даже американцы, очевидно, не предугадывали масштабов, всех граней и последствий этого самого разрушительного и кровопролитного в истории США конфликта. Наблюдатели в Европе, в далекой России, казалось, имели еще меньшие возможности судить о ходе борьбы, предсказывать ее исход. Устойчивой телеграфной связи с США не было, через Атлантику вести доставлялись за 12 и более суток. Однако еще весной 1861 г. такие важные прогнозы были осуществлены столичными «Санктпетербургскими ведомостями». Учитывая авторитет и вес этой старейшей «политической и литературной» газеты, ее воздействие на провинциальную прессу, можно сказать, что «Ведомости» во многом повлияли на восприятие общественностью России тревожных известий из США, формировали мнение широкой аудитории в отношении участников Гражданской войны и тех стран, которые стремились вмешаться в ее ход.

Первые вести о событиях в США «Ведомости» поместили в № 86. Читателя извещали: «междоусобная война в Америке началась». От «Агентства Рейтера» за 26 (14) апреля поступили из Вашингтона две «телеграфические депеши» о требовании южан (от 12 апреля /31 марта) к гарнизону «форта Сомптер» ( Самтер) сдаться, начале бомбардировки форта и энергичном ответном огне осажденных северян. Депеши сообщали также об отъезде комиссаров южных Штатов из Вашингтона (так как президент США Авраам Линкольн «не принимал их»), выходе территории «Минозота» (Миннесота) из состава США, сборе «вашингтонской милиции» и созыве «конгресса юга в чрезвычайное собрание». Отдельно шла информация о том, что «слухи о близости войны в Америке повергли нью-йоркскую биржу в панический страх, и курсы на ней заметно упали»1. В № 87 «Ведомости» привели новую депешу из Лондона (за 26/14 апреля с последними известиями из Вашингтона от 14/2 апреля) о сдаче форта «Со м- тер… после сорокачасового сражения», эвакуации гарнизона северян и «сильном беспокойстве» в столице США2.

С 19 по 27 апреля (ст. ст.) «Ведомости» публиковали только краткие депеши о масштабных приготовлениях северян и южан к войне. Это были часто не проверенные и отрывочные данные, которые поступали через Лондон. Они освещали развитие вооруженного противостояния, характерные для начальной фазы многих конфликтов отсутствие должной организации дел, стремления преодолеть эту сумятицу, успехи и неудачи сторон. Так, согласно сведениям «Агентства Рейтера», еще 19 апреля президент США распорядился о «созыве» 75 тыс. человек «для того, чтобы возвратить форты и имущество», захваченные мятежниками на Юге. В ответ президент южан Джефферсон Дэвис приказал набрать в войска 150 тыс. «волонтеров» и выдать «каперские патенты» для войны на море. Предполагали, что «армия юга пойдет на север… через Виргинию». На следующий день «Виргиния вышла из Союза (состава США. — А вт.). Северная Каролина овладела находящимися на ее земле союзными фортами», все «невольничьи штаты» уже разместили заем на военные цели и энергично вооружались. В ответ власти США запретили «отправлять на юг съестные припасы пли оружие», объявили «в блокаде все порты штатов, отделившихся от Союза», и пригрозили «судить экипажи каперских судов (южан. — Авт.) как морских разбойников». Для ужесточения блокады северяне уничтожили крупную базу флота в Норфолке (Виргиния). В ее ходе «морские мастерские (были) сожжены… одиннадцать военных судов разрушены», а сам «форт Норфолк» оказался «заперт потопленными виргинскими судами». В эти же дни южане захватили пароход « Стар-Вест», а губернатор штата Мэриленд не позволял войскам США следовать через Балтимор — столицу штата. В этом городе «Массачусетский полк… был атакован толпой. При этом одиннадцать человек было убито, и было много раненых». Город объявили «на военном положении». И уже 23 апреля телеграф принес новость: «Почтовое и телеграфическое сообщения между Нью-Йорком и Вашингтоном прерваны; шесть тысяч южных инсургентов находятся в окрестностях Вашингтона. Вашингтонское правительство привело главные публичные здания в оборонительное положение. Ожидают атаки. В Балтиморе господствует ужас… Мосты на железной дороге между Балтимором и Филадельфией разломаны». В целом, поступавшие в начале войны из Лондона материалы «Агентства Рейтера» чаще указывали на беспомощность, растерянность северян и успехи их противников3.

В пользу южан говорили и материалы, получаемые «Ведомостями» из Франции. В № 91 (27 апреля, ст. ст.) газета впервые приводила развернутую трактовку военного конфликта в США и перспектив его развития, излагаемую французской прессой. Указывалось, что «взятие форта Сомптер не есть еще начало войны между северными и южными штатами Америки», так как, «атаковав форт… каролинцы завладели вновь пунктом, находящимся на их земле, но занятым союзными войсками. Настоящим сигналом войны между штатами, — считала французская сторона, — будет нападение вашингтонского правительства на сепаратистские штаты, с целью принудить их к уважению союзного договора»4. Иначе говоря, французы отказывали правительству США в праве подавить сепаратистский мятеж рабовладельцев, сохранить законность в стране и ее территориальную целостность.

Причины такого отношения и французов, и британцев раскрывал пересказ письма из Лондона. В нем сообщалось, что возможная «страшная междоусобная война» в США еще не оказала негативного воздействия на деловую атмосферу Европы. А прибывшие в Англию «комиссары южных штатов будут приняты, как положено», и «независимые штаты имеют быть официально признанными правительствами Франции и Англии». Тут же назывались и корыстные мотивы интереса европейцев к рабовладельцам-сепаратистам. «Те же комиссары, — писали «Санктпетербургские ведомости», — привезли, как слышно, новый таможенный тариф… весьма благоприятный особенно для французских и английских интересов. Так как Северо-Американские Штаты возвысили недавно тарифы свои на 28%, то Франция и Англия, без сомнения, будут очень рады согласию южных штатов понизить тариф. Это, — заключала газета, — верное средство заслужить доверие торгового мира и уважение правительств»5.

Последующая информация из Франции также раскрывала позицию властей этой страны в конфликте Севера и Юга. Фактически оправдывался захват южанами фортов и «союзной собственности, лежащей на их земле», указывалось на право южных штатов «образовать… отдельную конфедерацию», говорилось об оборонительном характере действий ее президента — Джефферсона Дэвиса, которому северяне приписывали излишнюю агрессивность. Одновременно отмечалось, что Франция, «признавая всю важность американских событий», уже не интересовалась «ими в такой мере, в какой интересовалась бы в былое время» (т. е. в годы Войны за независимость США). Правительство Наполеона III наблюдало, «как возгорается война за поддержку невольничества на такой земле, которая казалась эдемом прогресса и свободы — и притом в такие времена, когда рабство исчезло из всех законодатель ств Старого Света», но не соображения морали определяли действия Франции. Французская дипломатия стремилась извлечь для себя из этой войны дополнительные выгоды. Раз «вся Южная Америка опасается вторжения Северной и англо-саксонского племени», то, поняв в свете событий в США дорогую цену «анархии», «народы Южной Америки», по мнению Парижа, должны были обратиться к «протекторату Франции»6.

В мае 1861 г. известия из США носили «по-прежнему весьма тревожный характер». В Париже даже полагали, что «южные войска в настоящую минуту, может быть, уже завладели Вашингтоном», а конгресс и правительство северян — на пути в Нью-Йорк. Тогда «торговый мир и вообще лиц, поддерживающих отношения с Северной Америкой», более всего затрагивала «выдача обеими сторонами (южанами и северянами. — Авт.) каперских патентов и те перспективы, что южные крейсеры будут почитаемы… за корсаров». Еще ранее «вопрос этот был возбужден в нижней палате» английского парламента. В результате Англия отправила «в Мексиканский залив и к американскому берегу… морские силы для защиты английских судов и английской собственности на американских судах». Французское правительство «сделало те же самые распоряжения»7.

Возникала угроза вмешательства европейских стран в Гражданскую войну в США . В те дни «Санктпетербургские ведомости» верно прогнозировали ход международных событий и подводили читателя к мысли о том, что многие обстоятельства не позволят Англии и Франции открыто вступить в войну против правительства Линкольна. И прежде всего, обстановка в США стала медленно меняться: северяне, преодолевая разброд и нерешительность, укрепляли свою оборону8. А положение в Европе было сложным и накаленным: континент находился «в томительной неизвестности о своем будущем… среди громады вооружений» и ждал «более решительного и гласного ответа на свои бесчисленные вопросы»9. Иными словами, соотношение интересов и сил в Европе связывало руки тем правительствам, которые при другом раскладе могли агрессивнее вмешиваться в конфликт Севера и Юга.

Согласно приведенным в «Ведомостях» материалам, у потенциальных агрессоров не хватало финансовых, экономических ресурсов для масштабной войны против США. Экономика Европы сначала не реагировала резко на междоусобицу американцев, но «воинственный оборот, принимаемый делами Соединенных Штатов», ускорил «и без того серьезный кризис, переживаемый английской торговлей. Многие мануфактуры в Манчестере и окрестностях совершенно прекратили свою работу», так как пришлось «приостановить отправку всех товаров… в Америку». В итоге, цены продолжали па дать «в непредвиденных размерах», а английские товаропроизводители разорялись. Власти не могли пойти на то, чтобы втянуть Англию в войну, да и бюджет этого не позволял. Петербургская газета писала, что Гладстон едва отбился в парламенте от критики по вопросу о государственном бюджете. Ибо прошедший год «был очень неблагоприятен», а смета на 1861-1862 гг. уже предполагала огромный дефицит, причем треть расходов шла на обслуживание раздутого долга страны 10.

Публикуемые «Ведомостями» материалы показывали и трудное положение Франции. В этой связи обозреватели ссылались на одну из австрийских газет: «Прежде всего, американский кризис имеет к европейским делам то отношение, что сдерживает идеи о войне. В такое время, когда французскую промышленность ожидает столь большой убыток… и тяжкие испытания угрожают международной торговле, Наполеон III не может решиться на то, чтобы ввергнуть Францию, вдобавок, в продолжительную войну, наложить новые тяготы и увеличить государственный долг. Точно так же и Англия, которой придется понести еще более значительную материальную потерю, менее , чем когда-либо, может ускорить борьбу, которая возбудила бы в Европе потрясения, вроде тех, жертвою которых сделалась Америка». Соответственно отмечалась и коррекция во внешней политике европейских стран не только в пределах Старого Света11.

Две державы — Англия и Франция — ни в Европе, ни в далекой Америке не могли позволить себе воевать, тем более — и денег на это не было. «Санктпетербургские ведомости» уже в начале Гражданской войны в США весьма точно воспринимали и прогнозировали ее международный и военный аспекты. Тогда же — уже в мае 1861 г.— в России верно указывали и на исход войны (ошиблись только во времени), и путь, на котором северяне добьются решительной победы. «Американский кризис, — писали «Ведомости», — быстро приближается к развязке. Теперь все более и менее становится очевидным, что южные штаты недолго удержатся против северных. Как скоро американская армия проникнет на сепаратистскую землю, г. Линкольн призовет всех невольников к свободе, а это средство чрезвычайно сильное. Вот почему можно ожидать в скором времени разрешения самой сущности вопроса: невольничество прекратится совершенно». Гражданская война в США должна была кончиться крахом Юга, северяне его завоюют — так гласил приговор петербургской газеты12.

Примечания

1В тексте датировка дана по новому и (в скобках) старому стилю. Нумерация газеты за 1861 г. дана по старому стилю: «Санктпетербургские ведомости». № 86. Суббота, 15 апреля.
2 Там же. № 87. Воскресенье. 16 апреля.
3 Там же. № 88. Среда, 19 апреля; № 90. Пятница, 21 апреля; № 91. Четверг, 27 апреля.
4 Там же. № 91. Четверг, 27 апреля.
5 Там же.
6 Там же. № 92. Пятница. 28 апреля.
7 Там же. № 93. Суббота, 29 апреля; № 95. Вторник, 2 мая.
8 Там же. № 95. Вторник, 2 мая.
9 Там же. № 91. Четверг, 27 апреля.
10 Там же. № 93. Суббота, 29 апреля; № 96. Среда, 3 мая.
11 Там же.
12 Там же. №97. Четверг, 4 мая.

Текст: ©2005 В.А. Ушаков и Н.А. Чернышова
Опубликовано: Чтения по военной истории: сборник статей. – Санкт-Петербург: Изд-во Санкт-Петербургского университета (СПбГУ), 2005. – С. 79 — 84.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Ушаков В. А., Чернышова Н. А. Начальный этап Гражданской войны в США в отражении газеты «Санктпетербургские ведомости» (весна 1861 г.)

Небольшой обзор первой реакции главной российской газеты "Санктпетербургские ведомости" на известия о начале гражданской войны в США