Каменной Стене» Джексоне

Джексон и религия

Религиозность «Каменной Стены» была общеизвестна.
Генерал Роберт Ли однажды написал про Джексона, что тот «живет по Новому Завету, а сражается – по Ветхому».

Томас Джексон был прихожанином Второй Пресвитерианской Церкви доктора Моисея Ходжа в Ричмонде. Но как только доктор Ходж начинал свою проповедь, Джексон немедленно засыпал. После войны возникло предложение повесить на церковь мемориальную плиту с надписью: «Здесь спал «Каменная стена» Джексон».

Новость о победе в первом сражении при Булл-Ране быстро распространилась по ликующему Югу. Но известия были очень противоречивы и все ждали сообщений из надёжных источников. Наутро после сражения пресвитер церкви, которую посещал Джексон, получил от него письмо. Он распечатал его перед возбужденной толпой, жаждавшей правды о сражении, и прочитал следующее: «Мой дорогой пастырь, вчера, отдыхая в своей палатке после утомительного дня, я вспомнил, что просрочил свой взнос на Вашу воскресную школу для цветных. Примите приложенный к письму чек, и распорядитесь им, как сочтёте нужным. Искренне Ваш, Т. Дж. Джексон».

29 августа 1862 года отряды Джексона «Каменной стены» продолжали удерживать хребет Стоуни и после шести шквальных атак северян на их позиции. Той же ночью друг Джексона сказал ему:
— Мы выиграли это сражение, благодаря тому, что хорошо сражались.

На что Джексон ответил:
— Нет, нет, мы выиграли его благословением Всемогущего Бога!

Генерал-лейтенант Ричард Юэлл наблюдал как наутро после одной из своих грандиозных побед «Каменная стена» Джексон стоял на коленях перед своей палаткой и молился. Комментируя большую веру и военный талант стоящего перед ним, Юэлл сказал:
— Если дело в его религии, то я должен принять её.

При обсуждении планов на грядущее сражение одной из кампаний, один офицер сказал Джексону, что планирует молиться. Джексон согласился, что молитва – хорошее дело, добавив:
— Но, полковник, не забудьте и о муштровке.

«Каменная стена» Джексон настолько почитал воскресенье как церковный праздник, что даже не отдавал в этот день никаких распоряжений. Рассказывают, что однажды он отказался от партии пороха только потому, что ответ на предложение надо было дать в воскресенье.

Обычно Джексон сохранял мрачное выражение лица, и рассмешить его было очень трудно. Но однажды майор Уэлс Хоукс рассказал историю, заставившую «Каменную стену» расхохотаться от души:
Встречаются два переселенца. Один из них несёт на плече ружьё. Безоружный спрашивает:
— Куда это Вы направились?
— В лес.
— Я всегда думал, что Вы – кальвинист.
— Да, я – кальвинист.
— Разве Вы не верите в то, что не умрёте до тех пор, пока не придёт Ваше время?
— Да, я верю, что не умру до тех пор, пока не придёт моё время.
— Зачем же тогда Вам ружьё?
— Мне может встретиться индеец, чьё время пришло.

Эта история распространилась среди солдат Джексона после его смерти:
На землю прибыли два ангела, чтобы отвезти «Каменную стену» в рай. Они искали его по всему лагерю, но не смогли найти. Они посетили все места, где бы он мог быть, но всё напрасно. Тогда они решили вернуться на небеса, и вдруг впереди себя увидели Джексона, который построил души своих погибших солдат в стройную колонну и маршировал с ними в рай.

Джексон и солдаты

«Каменная стена» Джексон всегда оставался рядом со своими солдатами и одинаково страдал вместе с ними. Солдаты, поднимавшиеся со своих, занесённых снегом одеял, могли видеть своего командующего, встающего с такого же одеяла в нескольких футах от них. Все жалобы солдат на лагерные условия Джексон оставлял без внимания, считая, что терпеть лишения – одно из предназначений воина. Джексоновская концепция войны была очень простой: «Армии не должны рыть траншеи, возводить брустверы и жить в лагерях, армии нужны для того, чтобы искать врага и уничтожать его». Хотя многие из его солдат считали своего генерала чудаком, они доверяли ему и искренне его уважали. Всякий раз, когда Джексон проезжал вдоль своих войск, солдаты торжественно приветствовали своего командира. Самое известное прозвище Джексона не было в ходу среди его солдат. Более употребительными были прозвища «Старый Джек», «Старый Синий Свет», «Гикори (дерево с очень прочной древесиной. – Oban)» и даже «Квадратная Коробка» (из-за большого размера его обуви).

Получив приказ возглавить силы Конфедерации в долине Шенандоа, Джексон до конца оттягивал момент расставания со своей бригадой. Когда же это стало неизбежным, он выехал перед строем, и, приподнявшись в стременах, воскликнул:
— В армии Шенандоа вы были Первой бригадой! В Потомакской армии [конфедеративной] вы были Первой бригадой! Во Втором корпусе армии вы — Первая бригада! Вы – Первая бригада по любви к своему генералу! И я надеюсь, что вы навсегда останетесь Первой бригадой в этой нашей второй Войне за независимость. Прощайте!

22 ноября 1862 года, когда армия южан оставляла город Винчестер, генерал Джексон был остановлен старухой, спросившей о её мальчике, Джонни. Джексон спросил, где служит её сын. Очевидно не узнав Джексона, она ответила:
— Рота капитана Джексона.

Джексон представился и попросил дополнительную информацию, чтобы помочь найти солдата. Удивившись, что «капитан Джексон» не всё знает о ее сыне, женщина со слезами повторила то немногое, что она знала про «роту капитана Джексона». Некоторые младшие офицеры стали смеяться над её уверенностью в том, что Джексон должен знать всех его солдат. Джексон обернулся к ним, и жёстким голосом сказал, что он не видит здесь ничего смешного, и приказал им искать Джонни до тех пор, пока тот не был найден.

«Каменная стена» Джексон полагал, что он и все другие конфедераты оставили свои дома, чтобы делать работу, и чем скорее они сделают свою работу, тем скорее они возвратятся домой. Его оружием была скорость, которая могла спасти много солдатских жизней. Он, приказывая солдатам совершать длинные быстрые марши, не обращал никакого внимания на трудности. Когда одна жительница долины Шенандоа стала ругать генерала за то, что он изнуряет солдат переходами, Джексон ответил ей:
— Мадам, но ноги дешевле, чем головы.

Солдат «Каменной Стены» за скорость передвижения прозвали «пешей кавалерией». Один из конфедеративных ветеранов однажды сказал, что Джексон был лучшим генералом, чем Моисей. Моисею потребовалось сорок лет, чтобы преодолеть пустыню, в то время как «Старый Джек» прошел бы ее ускоренным маршем за три дня.

«Каменная стена» Джексон неизменно поправлял своих офицеров, заявлявших, что конфедераты были «бедными дьяволами». По мнению Джексона, они были «страдающими ангелами».

— Хотел бы я, чтобы все янки отправились в ад!, — сказал один солдат бригады Джексона другому.
— Ничего хорошего! В этом случае Старый Джек все дни и ночи держал бы нас в пикете перед воротами ада, — последовал ответ.

Один из офицеров прискакал к Джексону во время сражения в Малверн-Хилл и спросил:
— Вы отдавали мне приказ выступить в ту сторону?.
— Так точно, сэр, последовал холодный ответ.
— Это невозможно, сэр! — воскликнул офицер, – Мои солдаты будут уничтожены! Уничтожены, понимаете, сэр!
С плохо скрываемым гневом в голосе Джексон ответил:
— Я всегда забочусь о своих раненных и хороню своих погибших. Выполняйте приказ, сэр!.

Заметив, что одежда «Каменной стены» сильно износилась, Джеб Стюарт подарил ему прекрасную новую униформу, включая кепи и мундир. Когда Джексон вышел перед своими солдатами в новой форме, те не сразу его признали. Повисла тишина, которую нарушил выкрик:
— Скинь-ка это тряпье, Джексон! Ты нас не одурачишь!

Занимаясь пополнением припасов во время сражения при Кернстауне, Джексон натолкнулся на солдат, шедших в тыл. Он спросил, почему они вышли из боя. Когда ему ответили, что у них закончились патроны, и они не знают, где их взять, Джексон закричал:
— Вернитесь и угостите их штыком!

На открытии в июле 1891 года на могиле Джексона на Лексингтонском кладбище внушительной статуи «Каменной стены», собралось 30 тысяч человек. В центре внимания всего города оказались оставшиеся в живых ветераны из бригады «Каменной стены», одетые в увядшие и изодранные серые униформы. В ночь перед открытием памятника все бывшие солдаты Джексона неожиданно исчезли. Поиск привел на кладбище, где солдаты расположились на своих одеялах вокруг статуи Джексона. Просьбы оставить это сырое пристанище и воспользоваться гостеприимством горожан не возымели действия. Наконец один солдат сказал:
— Спасибо, господа, но мы провели очень много ночей вокруг нашего генерала на полях битвы, не откажите нам в ещё одной ночи возле него.

Следующим днём было 21 июля — тридцатая годовщина сражения, в котором Томас Джонатан Джексон навсегда стал «Каменной стеной». День начался с процессии, для которой был сшит новый флаг Конфедерации. Когда церемонии на кладбище закончились, бригада «Каменной стены» построилась и медленно прошла к воротам. Один из ветеранов приостановился, и пристально осмотрел землю, которую он защищал с генералом. Когда его глаза достигли могилы Джексона, старый солдат сдёрнул с головы шляпу и закричал со слезами в голосе:
— Прощай, старик, прощай! Мы сделали для тебя всё, что смогли!

Джексон и офицеры

В конце апреля 1862 года генерал Ричард Юэлл, разгневанный кратким ответом, каким Джексон отклонил его сложный план, в сердцах сказал одному офицеру:
— Не кажется ли Вам, что генерал Джексон является сумасшедшим. По мне, так он безумен как Мартовский заяц.

Полтора месяца спустя он сказал тому же офицеру:
— Я беру свои слова назад. Старик Джексон совсем не дурак. Он сам себе советчик, придумывает любопытные решения, и сделал безумство своим методом войны.
Усмехнувшись, он добавил:
— Я в нём разочарован!

Обычно генерал Джексон держал свои планы при себе до самого конца. Часто эти планы являлись полной неожиданностью для его подчинённых. Заместитель Джексона, генерал Юэлл рассказывал, что он всегда, когда видел приближающегося гонца от Джексона, ожидал приказа атаковать Северный полюс.

12 декабря 1862 года генералы Джон Худ и Томас Джексон ехали в штаб Роберта Ли для консультации. Разговор зашёл о будущем. Джексон спросил Худа, хотел бы тот дожить до конца войны. Худ ответил, что не знает, но ему кажется, что к концу войны он будет сильно изранен. В свою очередь, отвечая на этот же вопрос, Джексон сказал без колебания, что он не ожидает дожить до конца конфликта, добавив, что он не уверен, хочет ли он этого. Случайно брошенные слова оказались пророческими: Худ потерял ногу и сильно повредил руку, но дожил до мира, а Джексон умер от ран ещё во время войны.

В конце мая 1862 года генерал Джексон запланировал вечернюю атаку на позиции северян в Винчестере. Он вызвал пять полковых командиров бригады «Каменной стены» на военный совет. Он отдал им чёткие распоряжения насчёт атаки. Но когда тщательно продуманная атака провалилась, Джексон был разъярен.
«Это был последний военный совет, который я когда-либо провёл», пообещал он и сдержал своё слово.

Перед самым началом сражения при Фредериксберге генералы Джеймс Лонгстрит и Томас Джексон стояли и смотрели на длинные линии продвигающихся северян. Пытаясь хоть немного согнать мрачное выражение с лица «Каменной стены», Лонгстрит шутливо спросил, не пугают ли его все эти отряды янки. Крайне редко шутивший Джексон ответил, что скоро все узнают, кто кого напугал: они – его, или он – их.

Однажды «Каменная стена» потребовал от генерала Джубала Эрли объяснения, почему он видел много солдат, отставших от дивизии Эрли. «Старый Весельчак» ответил, что Джексон встретил его отставших, потому что ехал позади его дивизии. Джексон улыбнулся, и больше не возвращался к этому вопросу.

Однажды вечером генерал Джексон позвал одного из своих старших офицеров, капитана Майерса, и указал тому на безотлагательность строительства моста через маленький ручей. Джексон сказал Майерсу, что он пришлёт ему чертежи моста, как только их закончат военные инженеры. Следующим утром Джексон спросил Майерса, получил ли тот чертежи.
— Ну, — сказал капитан, — мост-то построен, а вот готовы ли чертежи, я не знаю.

Спокойствие «Каменной стены» в пылу сражения вошло в легенды. Однажды к нему прискакал офицер с другого участка боя с криком:
— Генерал, я думаю, что это не наш день!.

В своей обычной краткой манере Джексон ответил ему:
— Раз Вы так думаете, то и держите свои мысли при себе!.

Однажды вечером в 1862 году Джед Хотчкисс получил указание от Джексона найти обозные фургоны, отставшие в пути. Хотчкисс вернулся со словами:
— Боюсь, что мы сегодня не найдём фургоны.

В ответ прозвучало:
— Никогда не спрашивайте совета у своего страха.

Дело было около города Чамберсберг уже после гибели Джексона. Помощник квартирмейстера Второго корпуса провел вечер в городе и возвращался поздно вечером. Когда его остановил часовой, капитан не смог представить ему нового пропуска и дал старый, подписанный ещё генералом Джексоном. Прочитав пропуск, и на секунду задержавшись на подписи, часовой вернул пропуск офицеру, заметив:
— Капитан, по этой бумаге Вы легко попадёте в рай, но не пройдёте через мой пост.

Джексон и противники

В 1862 году, генерал Джон Поуп принимая командование федеральной Виргинской армией, хвастался:
— Я прибыл сюда с Запада, где мы всегда видели спины наших врагов!.
Генерал Ричард Юэлл прокомментировал это заявление так:
— Я бы не хотел, чтобы Поуп видел спины моих солдат. У моих парней панталоны сзади совсем прохудились!
Джексон, в свою очередь, заметил:
— Говорят, что их новый генерал добивается моего внимания. Что ж, милостью Божией, он его добьётся!

Незадолго до второго сражения при Булл-Ране, штаб Джексона посетил Джеб Стюарт со своими офицерами. Стюарт вернулся из рейда вокруг армии Джона Поупа и привёз Джексону необычный сувенир.
— Привет, Джексон, – сказал Джеб, — смотри, я привёз тебе мундир Поупа. Если не веришь – на подкладке есть его имя!.
Стюарт и его соратники ждали смеха, но в ответ получили:
— Генерал Стюарт, меня больше бы устроило, если бы Вы привезли генерала Поупа, а не его мундир!

14 декабря 1862 года в Фредериксберге у Джексона спросили, что он собирается делать с превосходящими силами противника. Джексон предложил очевидное решение: «Убивать их, сэр! Убивать их всех до единого!»

Однажды бригада «Каменной стены» отражала штыковую атаку 52-ого нью-йоркского полка, защищая участок железной дороги. Бригада истощила все боеприпасы, и стала забрасывать федералов камнями. Майор из нью-йоркского полка смело вел своих в атаку и сдерживал бригаду, пока не прибыли кавалеристы Джеба Стюарта и не спасли южан. При атаке Стюарта федеральный майор был ранен, и отступающие северяне оставили его лежать на поле. Джексон немедленно послал своего хирурга, чтобы помочь офицеру и сделать для него всё, что можно. Со стороны 52-го полка раздалось троекратное «ура» в адрес конфедеративного генерала.

В ночь после сражения при Фредериксберге, генерал Роберт Ли собрал военный совет и пригласил на него всех своих генералов. Во время совета Джексон задремал. Когда его разбудили и спросили, что он предлагает делать, ответ Джексона, как обычно, был кратким: «Сбросить их в реку! Сбросить в реку!»

Однажды «Каменная стена» Джексон проверял конфедеративные пикеты на реке Раппаханок, и, как обычно, солдаты шумно приветствовали его. Северный часовой крикнул своему южному коллеге:
— Эй, джонни, чего шумите?
— Приехал генерал «Каменная стена» Джексон! — проорал в ответ южанин.
Со стороны «синепузых» раздался неожиданный вопль:
— Ура генералу «Каменной стене» Джексону!

Джубал Эрли как-то в шутку сказал Дэниелу Хиллу, что федеральный генерал Натаниель Бэнкс потому преувеличивал численность конфедеративных войск, что рассматривал их в лупу, если ему сообщали о стоящем поблизости «Каменной стене» Джексоне.

Когда охваченные паникой силы Союза побежали из Винчестера, оставляя город надвигающимся отрядам «Каменной стены», генерал Натаниель Бэнкс попытался их остановить и вернуть порядок. Бэнкс обратился к бегущим солдатам:
— Боже мой, разве вы не любите вашу страну?
— Очень, – ответил ему неизвестный солдат, – потому я и спешу вернуться туда как можно быстрее!»

Федеральные отряды немецких эмигрантов под командованием генерала Франца Зигеля, вступая в сражение при Кросс-Кис, пели: «Джексон в кувшине, парни, Джексон в кувшине». Когда они возвращались сильно побитые Джексоном, виргинские девушки насмешливо спрашивали у них:
— Эй, как поживает ваш Джексон в кувшине?.
— Ай, — отвечали им, – сквозь пробку сбежал!

Русский текст: ©2005 Северная Америка. Век девятнадцатый
Подготовлено на основе материалов, опубликованных на сайте «Stonewall in the Valley«

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Исторические анекдоты о Томасе «Каменной Стене» Джексоне

Занимательные истории, связанные с одним из величайших военачальников Конфедерации