Финансово-хозяйственное состояние Российско-американской компании на рубеже XVIII-XIX вв.

За более полвека своего существования Российско-американская компания (РАК) пережила немало взлетов и падений. Один из наиболее существенных кризисов произошел почти сразу после ее образования, последствия которого еще долгое время сказывались на финансово-хозяйственной деятельности (ФХД) компании.1

Те, кто выступили с инициативой создания монопольной акционерной компании, не представляли себе, как будет действовать на практике механизм единой компании. В большинстве своем они хорошо разбирались во всех тонкостях организации мехового промысла и торговли, в то время, когда на рынке существовало множество купеческих объединений, основанных на паевой системе. Но как соединить все компании в одно целое, основываясь на иной форме организации капитала при фактически свободном доступе в РАК всех желающих? Данную проблему можно было решить на бумаге, но на практике все оказалось гораздо сложнее, да и вряд ли могло быть иначе.

В России в тот период вообще не было ясности в вопросе о том, что понимать под компаниями и как разделять их на разные виды. Общее Законодательство о торговых компаниях появилось только в январе 1807 г., когда они были разделены на три вида: полное товарищество, товарищество на вере и акционерные компании. Детально разработанные нормы, касающиеся акционерных компаний, вышли значительно позднее, в 1836 г.

На протяжении всего XVIII и первой трети XIX в. в России львиная доля торговых сделок осуществлялась на ярмарках, где РАК так же активно продавала и обменивала пушнину, хотя акционерный капитал позволял осуществлять подобные операции на бирже, которая была учреждена в С.-Петербурге еще при Петре I, но ее деятельность носила в тот период больше демонстрационный характер. Биржевые операции стали проводиться только с начала 1830-х гг. Тогда же появились биржи и во многих провинциальных городах, наметилось разделение товарной и фондовой бирж (это разделение в дальнейшем в России носило весьма условный характер).

Многое из того, с чем пришлось столкнуться организаторам единой монопольной компании, было новшеством не только для данной компании, но и для России в целом. Для успешного развития монопольного объединения и продолжения колонизации громадных пространств Северо-Запада Америки требовалось, если не развитие активности, то по крайней мере удержание статуса-кво за счет ежегодного привлечения нового капитала и приглашения дополнительных участников в компанию. Это привело к уникальному явлению перерастания одной экономической формы ведения промысла и торговли в другую.

В существовавшую торгово-промысловую практику внедрялись новые элементы, которые были неизвестны не только большинству купцов, но и представителям различных государственных структур. Одним из них стало появление акционерного капитала и, как следствие, — зарождение рынка акций, который пришел на смену отживающей паевой системе. Акционер полностью освобождался от забот по организации компании, за исключением присутствия на собрании акционеров.

Организаторы компаний, привыкшие иметь дело с паевой системой, столкнулись с новой реалией. Акционерному капиталу некоторое время удавалось уживаться с прежними формами финансовой организации, но это приводило к путанице в расчетах. Паевая система служила основным стимулом для плавания к берегам Северной Америки в надежде разбогатеть и вернуться назад на родину.

К концу XVIII в. был создан рынок тихоокеанского промысла и торговли пушниной, в который с появлением монополии вносились существенные коррективы, но из-за некомпетентности руководства это могло привести к катастрофическим последствиям, — о такой опасности предупреждали некоторые противники РАК.

Эти предположения сбылись лишь отчасти. Основу РАК составил налаженный механизм торгово-промысловой компании Голикова—Шелихова. Большинство приказчиков и служащих этой компании перешло на службу в РАК. Произошли некоторые изменения в их статусе, но они, по сути, продолжали выполнять те же обязанности, что и до объединения купеческих компаний. Наличие системообразующего стержня в виде компании Голикова— Шелихова, находящегося в основе РАК, помогло сохранить уже наработанные хозяйственные связи и не допустить неизбежного в случае их разрушения кризиса.

Интересы Г.И. и Н.А. Шелиховых небезуспешно помогали отстаивать их зятья: камергер двора Н.П.Резанов и купец первой гильдии г. Великий Устюг М.М.Булдаков. Неоценимую роль в деле появления РАК внесла сама Н.А. Шелихова.2 Следует также назвать компаньона Г.И.Шелихова — курского купца И.Л.Голикова, а также иркутских купцов Мыльниковых. Вот краткий список основных участников событий конца XVIII — начала XIX в.

Появлению Российско-американской компании предшествовало растянувшееся с 1781 г. формирование рынка купеческо-промысловых компаний, а именно с образованием компании Голикова— Шелихова3, предложившей новые методы освоения Северо-Запада Тихого океана. Спустя считанные годы после появления этого объединения произошла концентрация капитала в руках некоторых из наиболее богатых купцов, которые и занимались прибыльным делом. По стечению обстоятельств внутри компании Голикова—Шелихова 18—19 июля 1797 г. осуществилось слияние капиталов иркутских купцов Мыльниковых, И.Л. Голикова и Н.А.Шелиховой. С этого момента процесс слияния капитала вступил в завершающую стадию. Следует отметить, что согласно учредительным документам сохранялась старая паевая система, замена на новую форму произошла в год образования Соединенной американской компании, т.е. 3 августа 1798 г.

В уставе компании впервые появились слова «кредитный капитал», но данную форму организации капитала вряд ли возможно назвать акциями, т.к. учредители этого объединения решили разделить «складственный» или уставной капитал на 724 «акции», составлявший 724 000 руб.4 Стоимость «акций» предполагалось рассчитывать, исходя из «всего в оборотах состоящего капитала». Известно, что стоимость акций принято определять из разницы между активами и пассивами компании. Эта разность и должна была составлять реальную величину капитала компании, представленного в форме акций. Можно предположить, что с акциями было решено обращаться как с привычными паями, имеющими только другое название. Паи принято было относить к активам компании, что в известной степени можно было считать вполне оправданным действом, ведь по сути пай означал конкретное денежное или какое-то материальное содержание уже вложенного в компанию.
Существовало мнение, что чем больше будет куплено акций, тем мощнее в финансовом отношении будет компания, а значит, ее участники получат больше прибыли. Вряд ли кто на первых порах всерьез размышлял над тем, что в случае неограниченной эмиссии акций последние оказывались просто необеспеченными реальными активами компании и, задумай тогда акционеры в одночасье продать акции, пусть даже по той цене, по которой они их покупали, тогда компания окажется перед финансовым крахом. Некоторые из директоров, если и не приводили аналогичную аргументацию для того, чтобы препятствовать выпуску дополнительных акций, то просили Н.П.Резанова не удваивать, а добавить лишь 500 акций, доведя их количество до 1224. Н.П.Резанов не только не согласился с этим предложением, но пошел еще дальше по пути увеличения их количества. Он стал настаивать, чтобы добавили 1000 акций, доведя их число до 1724 штук. Мнение этого чиновника было следующим: «На векселя я (Н.П.Резанов. — А.П.) согласен, так как вы заблагорассудите, но акции должны быть на имя каждого, а потому хотя пишут мне директора в записке, что напечатать 500, но этого мало, а должно 1724, потому что и старые раздать надобно по конфирмованному образцу».5

В образованной 8 июля 1799 г. Российско-американской компании, первоначальный «складственный» капитал состоял из 724 000 руб., разделенных на 724 акции. В соответствии с новыми правилами к существовавшим добавлялась еще тысяча акций. В конце 1799 г. картина была следующей. Активы компании составляли 2 634 356 руб. Стоимость акции рассчитывали путем деления этой суммы на 724. Из подобной «арифметики» выходило, что стоимость акции составляла 3 638 руб., или завышенной более чем в 4,5 раза.6. Думается, не случайно в 1800 г. последовало решение Сената о том, что «акции (РАК. — А.П.) для казны неблагонадежны».7

Получив в 1802 г. бумаги об образовании РАК, правитель Русской Америки А.А. Баранов бесхитростно и откровенно заметил: «здешняя компания оставлена видно на старых положениях, только прибавлено немало паев».8 Здесь стоит обратить особое внимание на то, что Баранов пишет не об акциях, а о паях (!). Кажется, это единственное обнаруженное на сегодняшний день, пусть и вскользь оброненное замечание, что под акциями следует все-таки понимать паи.

Наиболее сложным в финансовом отношении для РАК стал 1802 г., когда подошел срок выплаты дивидендов по акциям РАК. Оказалось, что платить дивиденды согласно генеральному балансу у компании нет никакой возможности. Существовало по крайней мере три версии генерального баланса за 1802 г., которые крайне отличались друг от друга. Первый вариант — это баланс, составленный Главным правлением. Второй вариант — баланс с критическими замечаниями, изложенными, по всей видимости, Н.П.Резановым. Третий вариант — баланс с комментариями Главного правления на замечания Н.П.Резанова.

Активы компании разбиты на 4 раздела. Наибольшую дискуссию вызвали статьи, относящиеся к Русской Америке. Резановым было отмечено, что 9 судов не могут стоить больше 250 000 руб. и предложил вычесть из этой суммы 100 000 руб. Действительно, оценка парусников на такую значительную сумму выглядела странной по сравнению со 167 000 руб., заявленных в балансе за такое же число судов9. Кроме того, в балансе не нашел отражение фактор амортизации кораблей. 10 Во сколько оценивать суда, как рассчитывать амортизацию, считать стоимость судов с «припасами, материалами и провизией» или без таковых, — на эти и подобные вопросы акционеры долго не могли получить внятного объяснения от ГП РАК. 11

Недоверие Резанова вызвало указание о том, что компания имела значительные запасы морских котиков в Русской Америке. Положение с мехами этих морских животных представляется наиболее запутанным. Дело в том, что по свидетельству К.Т.Хлебникова на Северных островах к 1802 г. скопилось около 800 000 шкурок морских котиков, причем это были испорченные шкурки, так как они были высушены в жарко натопленных банях, и поэтому уже не могли быть проданы на Кяхте за устоявшуюся цену. Для того чтобы испорченная пушнина не попала на рынок, директора РАК, якобы, отдали приказ ее всю сжечь. По свидетельству Хлебникова было уничтожено большое количество мехов12 (причем неясно, что же все-таки с ними произошло: были они потоплены или сожжены13). Остаться должно было порядка 100 000 шкурок. Их стоимость должна была составлять порядка 114 000 руб., если исходить из того факта, что суммарная стоимость уничтоженных мехов составляла 800 000 руб., а уничтожено было около 700 000 шкурок.14 Следовательно, в балансе РАК за 1802 г. должно быть отражено в активах компании наличие мехов морского котика на сумму около 115 000 руб. и в статьях потерь 800 000 руб. Ничего подобного обнаружить не удалось. Согласно официальному балансу РАК на Северных островах имелась в наличии 306 991 шкурка морского котика по цене 1 руб. 50 коп., итого, на сумму в 460 487 руб. Возникает вопрос: «Может быть дело опять в приписках, а директора компании стремясь скрыть потерю мехов решили хранить в тайне и свой приказ об их «уничтожении»?» Но остановиться на этой версии мешает ряд обстоятельств. Во-первых, давая объяснение на замечание Резанова, предложившего исключить котиков из активов баланса, директора компании настаивали на том, чтобы «котов, хранящихся на островах, не исключать…». 15 Во-вторых, сложно себе представить, что директора компании, зная о том, что компания находится под тщательной и секретной проверкой высоких государственных чиновников, решились на намеренное сокрытие имеющегося, якобы, приказа об «уничтожении» мехов. В уже выверенном балансе компании за 1803 г. фигурирует цифра 353 057 руб. Очевидно, что предложение Н.П.Резанова об исключении шкурок морского котика не прошло и директора компании сумели доказать, что указанные меха на самом деле существуют.

Анализируя варианты балансов за 1802 г., можно отметить, что Н.П.Резанов в своей критике достаточно жестко обошелся со статьями задолженности перед компанией, не имеющими документального подтверждения. Он предлагал не считать все паи РАК активами компании, а это более чем 1,2 млн. руб. Сумма активов по Америке оказалась завышенной более чем в 5 раз. Давалась оценка состоянию товаров на рынке в России, где их стоимость была преувеличенной на 20%. По недвижимости и дебиторской задолженности не было замечаний, за исключением недоказанных реальными документами финансовых статей. В целом, Н.П.Резанов предлагал исключить более чем 4,5 млн. руб. из активов компании. Такая жесткая правка статей дебета может быть объяснена тем, что корреспондент РАК поставил себе задачу довести сумму активов до какой-то определенной величины. Думается, что ему нужно было уменьшить активы приблизительно в 4,5 раза, ведь, примерно, во столько раз оказалась преувеличенной стоимость акций. Это был радикальный вариант, который буквально «резал по живому».

Данные баланса за 1803 г. отражают тот факт, что руководство компании отстояло свое мнение по большинству статей активов, которые, с учетом полученной из Америки пушнины, составили почти шесть с половиной миллионов рублей. Но самое важное достижение критического осмысления финансовой деятельности РАК заключается в том, что акции с 1803 г. стали рассчитываться из разницы дебета и кредита баланса, которая состояла из суммы в 4 млн. 444 000 руб. Совершенно справедливым было и решение разделить данную сумму на «участки» по 500 руб. за каждый, при этом акция к 1 января 1804 г. стала стоить 656 руб.

Причина всех финансовых бедствий компании была заложена при ее основании, а именно не столько неверным расчетом стоимости акции, сколько неправильным пониманием этого финансового инструмента. Можно сказать, что вплоть до 1803 г. под акцией многие, в том числе и основатели РАК, понимали пай с его конкретной финансово-хозяйственной нагрузкой. В этом, думается, и была главная и основная причина финансовых проблем РАК. К счастью, ситуацию удалось разрешить благополучно, хотя это происходило весьма болезненно и в обстановке особой секретности. Итак, к 1804 г. акционеры являлись держателями реальных акций и могли в полной мере ими распоряжаться.

Здесь стоит еще раз обратить внимание читателей, что на заключительном этапе образования и по крайней мере в первые годы деятельности РАК государство, как правило, не вмешивалось в ее дела и не стремилось как-то ограничивать или контролировать инициативу купцов; ведь если исходить из обратного и исследовать Российско-американскую компанию как некую составляющую государственного аппарата, то можно прийти к выводу, что государство не справлялось со своей функцией политической организации общества по охране его экономической структуры. В ходе исследования удалось выяснить, что соответствующие правительственные органы занимали явно пассивную позицию при составлении первых балансов компании, пропустив очевидные нарушения при расчете стоимости акций, что может служить дополнительным подтверждением невмешательства государства в дела единой монопольной организации. Следовательно, РАК не только не являлась частью государственного аппарата, но и не контролировалась последним должным образом. Впрочем, появление в конце XVIII в. на базе нескольких купеческих торгово-промысловых объединений с паевой системой единой монопольной акционерной компании, имевшей право на «всякие приобретения, промыслы, торговлю, заведения и открытия новых стран», стало уникальным явлением в истории России. ГП РАК в своей деятельности приходилось учитывать опыт похожих западно-европейских организаций. Темерниковская, Персидская и Западно-европейская компании, созданные в России в середине XVIII в., имели лишь формальное сходство с РАК. Эти компании «объединяли капиталы нескольких купцов», поэтому вряд ли можно рассматривать их как акционерные общества.16

Директора компании не раз подчеркивали, что РАК не является государственным предприятием. Даже в начале 1860-х гг. они предостерегали морское министерство, что при введении свободной торговли и правительственного управления в Русской Америке «родится надобность в учреждении полицейских и судебных мест», увеличатся расходы по содержанию колоний, которые «правительству будут обходиться гораздо дороже». Руководство РАК было уверено, что «пример Англии может служить лучшим доказательством того, что в тех странах необходим способ привилегированного (курсив оригинала. — А.П.) управления в руках частной (курсив оригинала. — А.П.) компании, под одним покровительством правительства…» 17

Представляется, что столь существенная перетряска балансов, которая наблюдалась в начале XIX в., отразилась на дальнейшей деятельности РАК. В июне 1803 г. руководство компании признавало, что несмотря на то, что наблюдалась тенденция к росту стоимости акций, существовала «бесполезность оных к употреблению». 18 Акции не принимались в залог, было сложно их продать. Хотя Главное правление отмечало, что «акции гораздо выгоднее для каждого участника, нежели прежде бывшие паи», на деле именно акции, а не паи стали более консервативным финансовым инструментом. 19

Главной проблемой, требовавшей незамедлительного решения, считалась утрата доверия к компании со стороны ее действительных и потенциальных акционеров. Хаотичность действий Главного правления, отсутствие четкости в работе всего механизма компании наблюдались в течение нескольких лет. РАК удалось вернуть пошатнувшийся кредит доверия к своей деятельности лишь десятилетие спустя, когда с учетом полученных от государства кредитов, наладилась деятельность контор в метрополии и колониях, из которых были получены значительные партии пушнины. 20

В исторической перспективе РАК не раз оказывалась в трудном финансовом положении.21 Однако, последующие потрясения были для директоров монопольного объединения хотя и трудным испытанием, но они уже не могли привести к финансовому краху, который чуть было не произошел с Российско-американской компанией в конце XVIII — начале XIX в.

Примечания

1 История Русской Америки. 1732—1867 / Под общей редакцией академика Н.Н.Болховитинова: В 3 тт. М., 1997—1999. Т. 2. Деятельность Российско-американской компании. 1799—1825. С. 117. (Далее — ИРА).
2 Подробнее см.: Петров А.Ю. Образование Российско-американской компании. М., 2000.
3 Здесь и далее употребляется название компании Голикова—Шелихова. Формально она должна была называться компания И.Л. и М.С.Голиковых и Г.И.Шелихова, однако М.С.Голикова, являвшегося одним из основателей компании вскоре не стало, и он не мог таким образом влиять на состояние дел в компании.
4 Тихменев П.А. Историческое обозрение образования Российско-американской компании и действий ее до настоящего времени. СПб., 1861. Ч. 1. Приложение. С. 4.
5 Н.П.Резанов — М.М.Булдакову, 30 октября 1798 г. (АВПРИ.
Ф. РАК. Д. 432. Л. 1 об.-2).
6 Бумаги Совета при высочайшем дворе за 1800 г. (РГИА. Ф. 1146. Oп. 1. Д. 20. Л. 163 об.).
7 Указ Правительствующего сената, 10 сентября 1800 г. (АВПРИ
Ф. РАК. Д. 167. Л. 3).
8 А.А.Баранов — А.И.Кускову, 11 июня 1802 г. (Российская государственная библиотека (далее — РГБ). Ф. 204. Карт. 32. Д. 4. Л. 9).
9 Полный инвентарий Российско-американской компании за 1799 г.
(РГИА. Ф. 1374. Оп. 3. Д. 2404. Л. 25).
10 ИРА. Т. 2. С. 306-307.
11 Даже в отчете ГП РАК за 1813 г. объяснения были даны очень расплывчатые. Было указано, что вплоть до 1803 г. все, что отправлялось на судах в колонии расписывалось в пассивах, но с указанного года было принято решение о том, что «все вообще посылаемые в Америку товары и материалы, остаются первоначально в капитале» (См.: Примечание к записке, предлагаемой собранию господ акционеров, 22 августа 1813 г. (АВПРИ. Ф. РАК. Д. 222. Л. 7 об.).
12 Русская Америка в неопубликованных записках К.Т.Хлебникова. Л., 1979. С. 105-106.
13 Там же.
14 Широкий В.Ф. Из истории хозяйственной деятельности Российско-американской компании // Исторические записки. 1942. Т. XIII. С. 210.
15 Ведомость к изложенному краткому предварительному обозрению состояния капитала Российско-американской компании по предмету учиненной правлением ее к 1803 году за 1802 год инвентарий (РГИА. Ф. 994. Оп. 2. Д. 824. Л. 5 об.).
16 Юхт А.И. Торговые компании в России в середине XVIII в. // Исторические Записки. 1984. № 111. С. 290.
17 Объяснения Главного правления Российско-американской компании на отзыв морского министерства, 18 февраля 1861 г. (АВПРИ. Ф. РАК. Д. 181. Л. 32об., 33, 39). Подробнее о роли государства в образовании РАК и первых годах ее деятельности см.: Петров А.Ю. Указ. соч. С. 124- 132; Дополнительные интересные данные о том, что по крайней мере в период действия первого устава с 1799 по 1821 гг. Российско-американская компания оставалась частной организацией приводит в своей диссертации А.Н.Ермолаев. Подробнее см.: Ермолаев А.Н. Российско-американская компания и императорское правительство: государственный контроль за деятельностью акционерной монополистической организации (1799—1867). Дисс. канд. ист. наук. Кемерово, 2000.
18 Записка Американской компании о принятии акций в залог, 25
июня 1803 г. (АВПРИ Ф. РАК. Д. 167. Л. 2).
19 Там же.
20 В 1813 г. директор РАК В.В. Крамер, ответственный за финансы компании, представил общему собранию акционеров документ, согласно которому статьи активов по долговым обязательствам третьих лиц перед РАК на сумму около миллиона рублей признавались неликвидными.
Предложение Крамера о сокращении активов на 40% было фактически
им же и дезавуировано, когда выяснилось, что «в числе настоящего капитала считается 503 валовых паев, на 1 006 000 рублей». ГП РАК признало, что «хотя оные паи сами по себе не составляют истинной существенности, но заменяются другой истинной существенностью, составляющей все заведения компании в колониях, — которые, — гораздо превышают означенную за них сумму». См.: Российско-американской компании общему господ акционеров собранию от директора компании Крамера, 22 августа 1813 г. (АВПРИ. Ф. РАК. Д. 222. Л. 11-12).
21 Болховитинов Н.Н. Россия открывает Америку. 1732—1799. М., 1991. С. 192-228.

Текст: © 2002 А.Ю. Петров
Опубликовано: Русское открытие Америки. М., 2002. С. 451-460.

OCR: © 2006 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Петров А.Ю. Статьи о финансово-хозяйственной деятельности Российско-американской компании

В подборку включены статьи "Финансово-хозяйственное состояние Российско-американской компании на рубеже XVIII-XIX вв." и "Финансово-хозяйственная деятельность Российско-американской компании (1804-1820)".