О статье В.А. Обручева «Невольничество в Северной Америке»

Деятельность идеологов русского революционного крестьянства революционеров-демократов 60-х годов XIX века развернулась в тот период, когда «…все общественные вопросы сводились к борьбе с крепостным правом и его остатками» Вся их деятельность была направлена на подготовку народной революции, которая должна была навсегда ликвидировать в России самодержавие и крепостнический гнет.

Призывая к революционному уничтожению феодально-крепостнического строя, русские революционные демократы были врагами всякого строя, основанного на угнетении и эксплуатации. Внимательно изучая демократические традиции и богатый опыт борьбы трудящихся за рубежом, они видели в то же время, что свержение феодальных порядков и победа капитализма в ряде стран Запада не дала трудящимся массам освобождения от эксплуатации. Поэтому они беспощадно разоблачали эксплуататорскую сущность капитализма, его лживую демократию и продажную мораль буржуазии.

С позиций русского революционного крестьянства революционеры-разночинцы смогли дать более глубокую и верную критику капитализма, чем прогрессивные мыслители домарксового периода на Западе.

Известно, что вождь русской революционной демократии Н. Г. Чернышевский был замечательно глубоким критиком капитализма. К. Маркс дал высокую оценку Н. Г. Чернышевскому, как экономисту и критику капитализма, указав, что «…банкротство «буржуазной» политической экономии …мастерски выяснил уже в своих «Очерках политической экономии по Миллю» великий русский ученый и критик Н. Чернышевский»1.

Резкая критика капиталистических порядков содержится также в статьях ближайших соратников Н. Г. Чернышевского — выдающихся деятелей революционной демократии 60-х годов — Н. А. Добролюбова, М. И. Михайлова, Н. В. Шелгунова, Н. А.. и А. А. Серно-Соловьевичей, Г. 3. Елисеева, В. А. Обручева и др.

В критике революционерами-демократами капиталистических порядков значительное место занимает разоблачение американского капитализма. И это не случайно. Соединенные Штаты Америки привлекли к себе всеобщее внимание, впервые в истории провозгласив права человека и демократические свободы государственным законом. Но тем более разителен был контраст этих законов с действительным положением дел, ибо Америка была страной рабства негров, страной, где безжалостно истреблялись индейцы, страной безмерного богатства кучки богачей и жалкой нищеты подавляющего большинства населения.

Центр сплочения революционных сил, боевой орган революционной демократии — журнал «Современник», с момента, когда Чернышевский и Добролюбов стали фактическими редакторами и определяли все направление и линию журнала, все чаще и чаще помещает на своих страницах статьи, сообщения, путевые заметки русских путешественников об Америке, произведения американских авторов.

Так, в конце 1857 — начале 1858 годов в «Современнике» печатался роман Бичер-Стоу «Жизнь Южных Штатов», а в качестве приложения к февральскому номеру 1858 года читателям рассылался ее роман «Хижина дяди Тома». К этому же времени относится публикация ряда путевых заметок русских путешественников об Америке2. В 1859 году печатается большая рецензия Н. А. Добролюбова на книгу «Путешествие по Северо-Американским Штатам, Канаде и Кубе. А. Лакиера» 3. В конце этого же года вплоть до 1862 года в разделе «Политика» о положении в США систематически пишет Н. Г. Чернышевский, им же в январском номере 1861 года опубликована замечательная статья «Политико-экономические письма к президенту Американских Соединенных Штатов, Г. К. Кэре»4, на некоторые положения которой неоднократно ссылались К. Маркс и В. И. Ленин.

Наконец, в мартовском номере за 1861 год были помещены перевод М. И. Михайлова «Песни о неграх» Лонгфелло и замечательная статья B. А. Обручева «Невольничество в Северной Америке».

Чем же объяснить этот интерес редакции «Современника» к .американским делам?

На наш взгляд, это объясняется следующими причинами:

1) Вызывая интерес передовой части русского общества к .демократическим учреждениям Америки, показывая, чего добился американский народ в результате освободительной борьбы, «Современник» стремился противопоставить эти демократические свободы дикому произволу самодержавия, будил протест против этого произвола, звал к борьбе за демократическую республику. Вспомним хотя бы знаменитую прокламацию Н. Г. Чернышевского «К барским крестьянам…», где этот призыв звучит в открытой форме.

2) Положение в Америке интересовало русских революционеров-демократов еще и потому, что там так же остро стоял вопрос об освобождении невольников, как и в России вопрос об освобождении крепостных крестьян. Узнавая о беспросветной кабале американских невольников, передовой русский читатель не мог не подумать и о судьбе миллионов крепостных — многострадального русского крестьянства.

Не имея возможности в подцензурном журнале прямо высказать свое мнение о реформе 1861 года, проведенной помещиками и в интересах помещиков, «Современник» в мартовском номере за 1861 год печатает переводы из Лонгфелло и статью В. Обручева «Невольничество в Северной Америке». Этим самым «Современник» ясно давал понять, что «освобождение» — это новая форма рабства.

3) Наконец, печатая статьи об Америке, вожди революционной демократии стремились показать глубокие пороки современного им американского общества, на котором, по словам Н. Г. Чернышевского, «…довольно много очень грязных пятен» На примере США они показывали, что политические свободы становятся фикцией, если остается экономическая зависимость трудящихся. Н. Г. Чернышевский никогда не считал провозглашение демократических свобод самоцелью, он прямо заявлял: «Эх, господа, господа, вы думаете, дело в том, чтобы было слово республика, да власть у вас,— не в том, а в том, чтобы избавить низший класс от его рабства не перед законом, а перед необходимостью вещей…» 5.

Разоблачая суть американской демократии, «Современник» выступал этим самым против либералов с их преклонением перед буржуазными реформами, западной демократией, показывал, что подлинно народная демократия может установиться лишь в результате победоносной крестьянской революции.

Как практически осуществлялись эти задачи, можно проследить на примере статьи В. А. Обручева «Невольничество в Северной Америке». Сам факт напечатания этой статьи в номере, где были помещены выдержки из Положения об «освобождении» крестьян, как уже указывалось, далеко не случаен. Совершенно очевидно, что редакция журнала придавала этой статье особое значение6. Однако содержание этой интереснейшей работы еще не являлось предметом особого исследования. Очень мало можно найти сведений и об авторе статьи — В. А. Обручеве.

В. А. Обручев (1836—1912 гг.), двоюродный брат Н. Н. Обручева, сподвижника Н. Г. Чернышевского по «Военному вестнику»,— пришел в «Современник» в 1857 году и скоро стал одним из самых активных его сотрудников. Он испытал благотворное личное влияние Н. Г. Чернышевского и, в свою очередь, заслуженно пользовался его уважением и любовью7. В работе Н. М. Чернышевской «Летопись жизни и деятельности Н. Г. Чернышевского» имеются неоднократные указания на то, что ряд статей для «Современника» написан Н. Г. Чернышевским в творческом содружестве с В. А. Обручевым. Чернышевский привлекал его, например, к работе над переводом «Всеобщей истории» Шлоссера. По всем основным вопросам Обручев разделял точку зрения Чернышевского и Добролюбова. Так, Н. А. Добролюбов отмечал, что после опубликования неверной статьи А. И. Герцена «Very dangerous», направленной против сатирического приложения к «Современнику» — журнала «Свисток», он «… настоящее сочувствие только и нашел в Чернышевском, О[бручеве] да С[ераковском]»8.

В. А. Обручев был одним из авторов «Великорусса», первой нелегальной прокламации в России, и принял активное участие и в ее распространении. В октябре 1861 года он был выслежен агентами 3-го Отделения и арестован по обвинению в распространении «Великорусса». При аресте у него обнаружено неотправленное письмо к Чернышевскому, в котором он говорит о своем страстном желании «…подняться выше типа либерального господина» 9. В. А. Обручев был осужден на четыре года каторжных работ. 31 мая 1862 года на Мытной площади над ним был учинен гнусный обряд так называемой «гражданской казни». А. И. Герцен в «Письмах к противнику» с восхищением говорит о героизме Михайлова, Обручева и Чернышевского, которые не просили о пощаде, не отреклись от своих убеждений и «…ушли на каторгу со святою нераскаянностью»10.

Даже из приведенной краткой справки о личности В. А. Обручева ясно, что он не случайно оказался автором статьи, которая должна была разъяснить читателю отношение редакции «Современника» к пресловутому «освобождению» 1861 года.

Статья В. А. Обручева актуально звучит и в наши дни. Она разоблачает лживую легенду американских фальсификаторов истории, болтающих об «извечном превосходстве» американского образа жизни. Статья показывает действительное лицо буржуазной Америки середины XIX века, где хваленая буржуазная демократия уже и в то время была ширмой, за которой буржуазия пренебрегала интересами народа, уничтожала индейцев, торговала невольниками, зверски эксплуатировала трудящиеся массы.

Как уже говорилось выше, центральным вопросом в статьях «Современника» об Америке был вопрос об уничтожении невольничества, лежащего, как говорил Чернышевский, гнетом на всей жизни всего народа США.

Призывая к уничтожению невольничества в Америке, публицисты «Современника» прозрачно целились в русские порядки. На прямую связь критики невольничества в своей статье с русскими делами и указывает В. А. Обручев, отмечая, что «…в обстоятельствах, в которых теперь находится Россия, конечно, едва ли какой-нибудь разряд сочинений может быть для нее интереснее, чем книги, определяющие относительное достоинство принужденного и свободного труда» 11.

Ставя вопрос о рабстве, Обручев прежде всего доказывает полную экономическую непригодность этой гнусной системы, которая, несмотря на щедрость природных богатств страны, неминуемо ведет к отставанию, застою и деградации. Он дает яркую картину экономики невольничьих штатов Америки: «…Путешественник прежде всего поражен печальным контрастом между богатством, роскошью природы и жалким состоянием массы населения. Казалось бы, что среди таких великолепных долин и холмов, под таким благословенным небом, человек мог бы блаженствовать почти без всякого труда,— а между тем, куда ни повернешь взор, везде видишь тяжелый, изнурительный труд. Гурты людей работают с утра до вечера, почти без всякого отдыха, а между тем почва, по-видимому, столь щедрая, все-таки не спасает их от крайней нищеты. Ужасное физическое состояние невольников доходит до того, что многие из них совершенно лишаются человеческого образа» (280).

Интересно сравнение той оценки причин хозяйственного упадка на юге США, которое дают Н. Г. Чернышевский и В. А. Обручев:

Н. Г. Чернышевский в одной из статей отдела «Политика» указывал:

«…Небрежное возделывание земли невольниками быстро истощает почву, и плантаторы, бросая изнуренные ими старые земли, двигаются на новые»12.

В. А. Обручев в разбираемой статье писал:

«Невольнический труд, независимо от своей непроизводительности, отличается еще тем маловыгодным свойством, что устраняет возможность введения машин и вообще усовершенствованных методов хозяйства… Это обстоятельство вместе с истощающими свойствами хлопчатника, заставляет чрезвычайно многих плантаторов бросать свои первоначальные заведения и откочевывать далее на юг или на запад, для отыскания новых мест под свои плантации» (289).

Таким образом и Чернышевский и Обручев указывали, что главная причина экономических затруднений Юга — рабовладельческая система хозяйства, а истощение почвы — результат рабовладельческой системы землепользования.

Идеологи империалистической буржуазии в настоящее время усиленно пропагандируют реакционнейшую «теорию» убывающего плодородия почвы, выдавая ее за научную. Однако в этой теории нет ни грана науки, ибо уменьшение эффективности затрат на возделывание почвы происходит не по «естественным законам» природы, а вследствие хищнического ведения хозяйства в условиях частной собственности на землю. Это понимали и на это указывали революционеры-демократы Н. Г. Чернышевский и В. А. Обручев еще в 60-ые годы прошлого века.

Статья В. А. Обручева является гневным протестом против поистине страшных условий жизни невольников: «Беспредельная бедность, тяжелое физическое страдание, крайнее оскорбление всех человеческих чувств… отсутствие всякой радости, отсутствие всякой надежды на улучшение участи и, наконец, при всем этом, кнут плантатора всегда, везде и за все — вот в каких обстоятельствах трудится невольник»13, — говорится в статье.

С подлинно радищевской силой дает Обручев картину ужасающей нищеты, нечеловеческих условий существования рабов в Америке: «Жилище невольника состоит большей частью из одной комнаты, где кучей спят мужчины и женщины, старики и молодые. Нет стекол на дырьях, заменяющих окна, нет пола, замененного грязной вонючей землей. Свеча никогда не блестит в убогом помещении. Выбившиеся из сил, полумертвые люди в потемках возвращаются с работы, в потемках, на полу пожирают пищу и спешат лечь, чтобы, хотя бы на несколько часов, забыть то, что перестрадали и что должны еще перестрадать. В грязной вонючей конуре нет мебели, нет ничего, служащего для комфорта, нет книги. В ней нет места для какого бы то ни было удовольствия, развлечения, нет места для уроков ребенку, для материнской ласки, для какого бы то ни было движения человеческой души» 14.

С гневом и возмущением говорит Обручев о плантаторах- рабовладельцах, называя их людьми, пятнающими себя гнуснейшими из всех человеческих преступлений. Но, может быть, в этой «блаженной» стране ужасно только положение негров, а белое население благоденствует? Это далеко не так. Обручев пишет, что здесь же, на Юге, положение «белых бедняков» почти не отличается от положения негров-рабов: «есть сотни тысяч этих несчастных, которых состояние ничуть не лучше невольничьего и которые дошли до последней степени пауперизма» 15.

Так рисуется «Современником» картина экономического положения Юга США. Немногим лучше было положение трудящихся и на Севере страны.

B статье «Очерк Нью-Йорка в 1857 г.» А. Лакиера, часто печатавшегося в «Современнике», показывается, что в подобном же положении находились и трудящиеся на Севере. «Здесь, как и везде, много бедных,— говорится в статье,— …малейший удар судьбы, остановка в делах, торговый или денежный кризис — и бедняку деваться некуда. Надобно было посмотреть на эти тысячи нуждавшихся прошлый год в хлебе, когда они собрались в Нью-Йорке перед ратушею, прося работы»16.

А. Лакиер подробно рассказывает о бедствиях европейцев- эмигрантов, которые, поддавшись лживой агитации и слухам о легкой и богатой жизни за океаном, бросают свою родину и плывут в Америку. Большинство из них бедствует, не имея минимума, необходимого для пропитания.

Русские революционные демократы были горячими поборниками республики и демократических свобод. Они справедливо считали, что республиканский строй значительно более соответствует интересам народа, чем конституционная, а тем более абсолютная монархия. Не случайно поэтому они не раз сочувственно отзывались о демократических традициях американского народа, считая их серьезным завоеванием народных масс.

Однако Чернышевский, Добролюбов и их соратники ясно видели, что с развитием капитализма практически сводятся на- нет все завоевания народа, что все чаще «…всеобщим избирательством дается власть обскурантам и реакционерам»17. Чернышевский неоднократно говорил о противоположности мнения нации и мнения парламента18.

Эти выводы делает в своей статье и В. А. Обручев. Анализируя факты, он убедительно показывает, что демократические права и конституционные свободы существуют в значительной мере только на бумаге. Особенно ярко это проявляется в Южных Штатах. Здесь властью пользуется лишь «…небольшая кучка рабовладельцев-палачей» (стр. 304). Обручев отмечает: «На Юге никому и в голову не приходит допустить массу белого населения хотя бы к самому слабому участию в общественных делах. Под словом «выгода, интерес Юга» все разумеют исключительно интерес рабовладельцев. Только их голос и раздается в Вашингтонском Сенате, в общественных собраниях, в газетах, в брошюрах и памфлетах, издаваемых на Юге» (стр. 284).

По словам Обручева, «демократия» на Юге выглядит примерно так. Плантаторы «…всеми ужасами ножевой расправы выгоняют с Юга людей, не хотящих поддерживать рабовладельческого кандидата на президентство, и, наконец, не стыдятся назначить премии за головы лучших граждан» (стр. 304).

В статье А. Лакиера «Очерк Нью-Йорка в 1857 г.» показывается, что демократические свободы непрерывно нарушаются буржуазией и на Севере страны. Лакиер отмечает, что многочисленные цензы и ограничения сводят фактически на нет возможность осуществления трудящимися их неотъемлемых демократических прав. Лакиер приводит многочисленные факты клеветы на кандидатов, подкупа, угроз и расправ с избирателями, которыми сопровождаются выборы в Америке 19.

Картина, нарисованная публицистами «Современника», была исторически правдивой. Председатель коммунистической партии США У. 3. Фостер в книге «Очерк политической истории Америки», имея в виду годы после окончания гражданской войны в США, писал, что «…капиталисты и землевладельцы, ревниво оберегая свое право голоса, делали все возможное, чтобы ограничить избирательное право трудящихся масс» 20. Статья Обручева показывает, что на службу кучке богачей В Америке поставлены все средства идеологического воздействия. (Верным союзником хозяев денежного мешка в деле идеологического одурманивания народа являлось невежество, которое поддерживалось правящей верхушкой как среди невольников — негров, так и среди «белых бедняков». Плантаторы всеми силами стремятся предупредить осознание невольником всего ужаса его положения, ибо «…обрекая его на участь рабочего скота, необходимо оскотинить его» (стр. 284). Обручев приводит данные по штату Северная Каролина, где в 1860 году 400 тысяч человек (50% всего взрослого населения) было абсолютно неграмотно.

Но плантаторы сознательно тормозят всякое развитие образования, они не гнушаются никакими средствами для того, чтобы задержать распространение передовых, освободительных идей. «Нет страны в мире,—пишет Обручев,— где бы цензура доходила до такой строгости, как в Южных Штатах; и сверх того, она там обставлена особенными, чрезвычайно любопытными формами. Револьвер и нож являются всюду на первом плане: с револьвером следит плантатор в церкви за беседой проповедника; с револьвером раскрывает почтовый тюк и конфискует «фанатические» издания. Человек, читающий запрещенный плантаторским распоряжением журнал или книгу, находится в большой опасности в непродолжительном времени кончить дни свои на виселице…» (стр. 284). Как современно звучат сейчас эти около ста лет тому назад написанные строки!21

Зато на Юге, как и во всей Америке, отмечает Обручев, свободно ведется самая разнузданная проповедь кулачного права, суда Линча, мистицизма и обскурантизма. Он с негодованием пишет о том, как продажная американская пресса подняла на щит и представила героем некоего сенатора Брукса, избившего дубинкой в здании Сената другого сенатора — противника рабства. Обручев приводит ряд выдержек из американских газет, одобряющих этот суд Линча в самом Сенате. Так под пером Обручева во всей красе предстает и «знаменитая дикость американских нравов» (стр. 282).

Но, разоблачая эти дикие нравы, Обручев, как и другие русские революционные демократы, далек от того, чтобы приписывать их массе американского народа, честным и трудолюбивым американцам, к которым он относится с большим уважением и симпатией. Он противопоставляет миллионные массы честных американских тружеников кучке богатых негодяев, стремящихся извлечь прибыль даже из Конституции США. Эти идеи чрезвычайно показательны для русских революционных демократов, которые никогда не смешивали народ и эксплуататорские правительства. Обручев пишет: «Револьвер и нож, точно, в ходу в Америке, но не у честных и трудолюбивых граждан, а у немногих свирепых плантаторов, которые тяготеют над несчастным Югом и, как безобразный паук, высасывают жизнь из благодатных стран, которые захватили в свои нечистые разбойничьи руки. Масса тамошнего населения с негодованием смотрит на эти ужасы» (стр. 284).

С позиций революционно-демократического гуманизма выступали Чернышевский, Добролюбов и их соратники против изуверских, человеконенавистнических «теорий» расизма. Чернышевский вскрыл истинную подоплеку расизма. «Рабовладельцы были люди белой расы, невольники — негры; потому защита рабства в ученых трактатах приняла форму теории о коренном различии между разными расами людей»,22—писал он.

Против проповеди расизма резко выступил и В. А. Обручев. В указанной статье он развенчивает расистское утверждение о том, что экономические успехи США объясняются будто бы особыми достоинствами англо-саксонской расы. Он прямо заявляет, что никаких мистических трансцендентальных свойств и качеств англо-саксов в действительности не существует, призывая оставить «…раболепное преклонение перед гением той или другой расы» (стр. 291).

Говоря о борьбе Обручева против расизма, уместно вспомнить другую его статью, также несправедливо забытую. Это статья «Китай и Европа», опубликованная в 85-м томе «Современника» (январь 1861 г.). Здесь Обручев резко выступает против оскорблений в адрес китайского народа, незаконного третирования его. С фактами в руках Обручев доказывает, что Китай — страна высокой культуры, внесшая значительный вклад в развитие цивилизации. «Картина, нами изображаемая,— пишет он,— необходимо должна привести к заключению, что Китай — страна, достигшая высокой степени материального и нравственного развития, имеющая право требовать, чтобы никто не оскорблял ее покоя — не задевал ее, как она никого не задевает» 23.

Так, борясь против расизма, В. А. Обручев как подлинный революционер-демократ выступает в защиту прав негритянского, китайского и других угнетенных народов.

* * *

Интересная, глубокая статья В. А. Обручева «Невольничество в Северной Америке» представляет собой ценный памятник передовой общественной мысли России 60-х годов XIX века. Русские революционеры-демократы, свято веря в светлое социалистическое будущее русского народа, желали ему иной судьбы, чем судьба американского народа, стонущего под гнетом капитала. Они выступали против либерального низкопоклонства перед общественным строем Америки: «Мы не преклоняемся перед общественными началами Америки; они не составляют для нас идеала; мы не находим его и в личности американца»,— писал Обручев (стр. 291).

В. А. Обручев, как и его учителя Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов, уже тогда видел захватнические тенденции американской буржуазии, которая жадными глазами смотрела на территорию других народов. Статьи боевого органа революционной демократии отмечали растущую ненависть свободных народов Америки к захватчикам из Соединенных Штатов. «Вы, американцы, приходите на чужую землю, распоряжаетесь, как хозяева, и хотите даже наши города называть по-своему,— говорит мексиканец, о котором пишет в своей статье «Из Америки» В. Бодиско.— Я их ненавижу за их презрение ко всем своим соседям, за то, что они стараются вмешиваться во все наши дела, приходят к нам и нас же считают рабами»24.

Как современно звучат эти слова сейчас, когда американский империализм выступает уже не только как агрессор, но и как мировой жандарм, стремящийся, где только возможно, насадить фашизм! Борясь за мир, против разбойничьей политики американских монополистов, уместно вспомнить критику американских порядков, которая содержалась в статьях передовых русских людей прошлого века. Одной из таких статей и являлась статья «Невольничество в Северной Америке» В. А. Обручева.

Примечания

1 К. Маркс, Капитал, т. I, Госполитиздат, 1949 г., стр. 13.
2 Три письма В. Бодиско «Из Америки» напечатаны в 1856 году; в мартовском номере 1858 года статья А. Лакиера «Конгресс в Вашингтоне в 1857 г.» и его же статья «Очерк Нью-Йорка в 1857 г.» в сентябрьском и октябрьском номерах 1858 года.
3 Н. А. Добролюбов, Собрание сочинений в 6 томах, т. 4.
4 Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч. в 15 томах, т. VII.
5 Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч., т. I, стр. 110.
6 На это обратили внимание В. Евгеньев-Максимов («Современник» при Чернышевском и Добролюбове. Гослитиздат. 1938 г.) и Б. Козьмин («Журналистика шестидесятых годов XIX века», М., 1948 г.).
7 См. Л. Ф. Пантелеев, Из воспоминаний прошлого, «Academia», М,—Л., 1934 г., стр. 241.
8 См. Н. М. Чернышевская, Летопись жизни и деятельности Н. Г. Чернышевского, 1953 г., стр. 172.
9 Там же, стр. 222.
10 А. И. Герцен, Избранные философские произведения, т. II, 1946 г, стр. 268.
11 В. А. Обручев, Невольничество в Северной Америке, «Современник», март 1861 г., стр. 279. В дальнейшем страницы этой статьи указываются в тексте.
12 Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч., т. VIII, стр. 388.
13 В. А. Обручев, Невольничество в Северной Америке, «Современник», март 1861 г., стр. 279.
14 Там же, стр. 282.
15 Там же, стр. 287.
16 А. Лакиер, Очерк Нью-Йорка в 1857 г. «Современник», сентябрь 1858 г., стр. 326.
17 Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч., т. VII, стр. 97.
18 Там же, т. VI, стр. 142.
19 А. Лакиер, Очерк Нью-Йорка в 1857 г. «Современник», сентябрь 1858 г., стр. 326.
20 Уильям 3. Фостер, Очерк политической истории Америки. М., 1953 г., стр. 479.
21 А. Лакиер в корреспонденции «Очерк Нью-Йорка в 1857 г.» говорит о разгуле мистицизма, суеверий, спиритизма и магии, которые нигде не имеют такого распространения, как в Америке. («Современник», сентябрь 1858 г., стр. 340).
22 Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч., т. X, стр. 809.
23 В. А. Обручев, Китай и Европа. «Современник», январь 1861 г., стр. 359.
24 В. Бодиско. Из Америки. «Современник», апрель 1858, стр. 239.

Текст: ©1955 Ю.С. Мелентьев и Л.Н. Коган
Опубликовано: Ученые записки Уральского ун-та. 1955. №13. С. 142-152.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Обручев В. А. Невольничество в Северной Америке (1861)

Статья русского публициста XIX века В.А. Обручева о рабстве в США, написанная под впечатлением от книги американского путешественника Джона Эбботта