Северная Америка. Век девятнадцатый: История США, Канады, Мексики и Русской АмерикиБиблиотека: Литература, статьи и документы по истории Северной Америки в девятнадцатом веке


Тимоти Нино

Французская интервенция в Мексику (1862-67)

Введение

В начале 1862 года, в то время, когда Соединенные Штаты были парализованы Гражданской войной, французский император Наполеон III попытался создать в Мексике империю, управляемую марионеточным правителем эрцгерцогом Максимилианом Австрийским. За последовавшие пять лет войны погибли около 300 тысяч мексиканцев и французские планы потерпели крах. Как возник этот конфликт, и как так получилось, что ослабленная, расколотая страна нанесла поражение одной из самых мощных империй в мире?

Рожденная в борьбе - Мексика в 1821 - 1858 годах

С того момента, как в 1521 году армия конкистадоров Эрнана Кортеса вошла в ацтекскую столицу Теночитлан, и до 1821 года Мексика была под прямым управлением Испании. В течение трехсот лет испанцы руководили Мексикой, ограничивая ее торговлю только лишь с метрополией, и предотвращая любые попытки самоуправления. После долгих лет, полных волнений и восстаний, испанцы покинули Мексику, оставив страну в смятении. В период между 1821 и 1848 годами Мексика находилась в состоянии перманентного государственного переворота, за время которого потеряла половину своей территории, уступив её растущим Соединенным Штатам. За долгое время борьбы за независимость в стране сформировались три группы, одинаковые по богатству, власти и влиянию: армейский генералитет, богатые землевладельцы и церковь. Католическая церковь владела в Мексике почти половиной налогооблагаемой земли, а владельцы больших гасиенд погрузили мелких фермеров в долговую кабалу. В то же самое время власть и престиж центрального правительства сильно сократились. Из населения в девять миллионов человек около пяти миллионов были индейцами с незначительными правами, либо вообще без оных, ещё три миллиона человек - метисы, люди смешанной европейской и индейской крови. Вся власть принадлежала белому меньшинству – одному миллиону потомков европейских колонистов.

Постепенно возросло движение за либеральные демократические реформы. В 1857 году после падения диктатора Санта Анны, развивающаяся Либеральная партия получила контроль над правительством и начала конституционную реформу, которая уменьшала власть привилегированной элиты, провозглашала свободу слова и печати и конфисковывала церковные земли. В ответ на реформы пролилась кровь.

Война за реформы 1858-60 годы

В январе 1858 года армия предприняла попытку переворота, захватив столицу. Но либералы отказались сдаваться, и в течение трех лет у Мексики было два правительства – либеральное во главе с индейцем из племени запотек Бенито Хуаресом (1806-1872), базировавшееся в Вера-Крусе, и консервативное, генерала Мигеля Мирамина – в Мехико. На стороне консерваторов были опытные генералы, а на стороне либералов – широкая народная поддержка и контроль над таможней Вера-Круса, дававшей большую часть дохода правительства.

Постепенно либералы, не без помощи США, одержали верх. Так, в марте 1860 года американский флот блокировал на Кубе корабли, которые должны были захватить Вера-Крус. После кровопролитной борьбы, унесшей жизни 7 тысяч мексиканцев, в январе 1861 года Бенито Хуарес вошёл в Мехико и получил полный контроль над правительством.

К чести Хуареса, он и либералы попытались признать международные финансовые обязательства Мексики. Но у них просто не было средств. К тому же, консерваторы все еще держали под контролем горы к западу от Мехико и взгорье Сан Луис Потоси. Не признавали власть Хуареса и консервативные землевладельцы Юкатана. Хуаресу пришлось рассадить в губернаторские кресла влиятельных либералов. Война за реформы сильно ослабила центральное правительство, которое фактически было коалицией, состоящей из политических оппонентов Хуареса.

Прижатый к стене, 26 июня 1861 года Хуарес объявил мораторий на выплаты по иностранным долговым обязательствам. Тем самым он высек искру, которая зажгла войну с Францией.

Наполеон III

В 1861 году французский император Наполеон III, тезка своего известного дяди, был на коне. Став президентом Франции в результате революции 1848 года, он захватил абсолютную власть и провозгласил себя императором. В 1850-е годы французская армия победила русских в Крыму. Они побили австрийцев во время войны за итальянское объединение. Французы проникали в Алжир и Западную Африку и всеми правдами и неправдами боролись за власть в Китае и Вьетнаме. Французский капитал главенствовал при строительстве Суэцкого канала, связывавшего Европу с Востоком.

С 1840-ых годов Наполеон III интересовался строительством Истмианского (Панамского) канала через Мексику, или Центральную Америку. Такой канал дал бы Франции контроль над расцветающей торговлей с Востоком и огромные стратегические преимущества. Мексика тогда производила почти одну треть серебра, добываемого в мире. Контроль над Мексикой помешал бы росту власти Соединенных Штатов и открыл бы дверь в неспокойные страны Центральной Америки. Теперь мексиканский дефолт дал Наполеону III повод для своего появления в Новом Свете.

Мексиканский дефолт также сыграл на руку консерваторам, которые жаждали восстановления своей власти над Мексикой и прекращения американской помощи Хуаресу. Они нашли преданного друга при французском дворе в лице Евгении де Монтихо, набожной испанской католички, ставшей французской императрицей Евгенией. Кроме того, в ужасные дни консервативного правления генерал Мирамин занял 750 тысяч франков у швейцарского банкира Жана Батиста Жакера. Эта ссуда была обеспечена мексиканскими государственными обязательствами на сумму 75 миллионов франков, и правами на прииски в Соноре и Нижней Калифорнии. Хуарес отказался выплачивать ссуду, обозвав её ростовщической и мошеннической, но на выручку Жакеру пришёл Огюст де Морни, незаконнорожденный брат и близкий друг Наполеона, который договорился с одним французским предприятием о выкупе обязательств у Жакера.

Союзная интервенция

Начиная с момента провозглашения доктрины Монро, политика США состояла в том, чтобы выступать против расширения европейской власти над новыми независимыми государствами Латинской Америки. Процесс обретения независимости в Латинской Америке находился, по сути, под британским контролем, но и позицию США нельзя было не принимать во внимание. Так было до ноября 1860 года, до избрания Авраама Линкольна. Вследствие последовавшего за этим отделения Юга, американское правительство было парализовано. В апреле 1861 года в форте Самтер было положено начало Гражданской войне, и Мексика лишилась эффективной поддержки из Вашингтона.

В октябре 1861 года Великобритания, Франция и Испания подписали Лондонское соглашение, в котором запланировали захват порта Вера-Крус, как средство заставить мексиканское правительство соблюдать собственные долговые обязательства. Основная часть мексиканских долгов – 69 миллионов песо – приходилась на Великобританию. Франции Мексика была должна всего 3 миллиона франков, но Жакер настоял на том, чтобы долг перед ним в сумме 15 миллионов песо был признан долгом перед Францией. Все три державы согласились не предъявлять Мексике территориальные претензии, хотя Наполеон III уже держал такую мысль в голове.

Максимилиан, эрцгерцог Австрийский и популярный младший брат Франца Иосифа, императора Австрии из династии Габсбургов, был честолюбив и находился не при делах. Если бы Наполеон смог утвердить его на мексиканском престоле, то Франция помирилась бы с католической Австрией, отношения с которой были испорчены французской поддержкой итальянской войны за объединение, и получила бы союзника на случай ухудшения отношений с могущественной Пруссией. К тому же это был преданный союзник французов в Мексике. Но Наполеон сначала не мог действовать в открытую.

14 декабря 1861 года 6 тысяч испанских солдат высадились в Вера-Крусе, 2 января к ним присоединились 800 британских пехотинцев. Через шесть дней европейский контингент пополнили 2 тысячи французских пехотинцев и 600 зуавов из французского Африканского корпуса. Очень скоро союзников встретили первые неприятности. Завладев Вера-Крусом, они наступили на экономическую артерию Мексики, но оказались в месте, губительном для здоровья. Болотистая Терра Кальенте (жаркая земля), в которой высадились интервенты, была излюбленным местом обитания москитов и малярийных комаров. Ещё одним бичом была вомито – болезнь, более известная как жёлтая лихорадка. Над самим Вера-Крусом кружили стаи стервятников – единственных уборщиков в городе. За пару недель генерал Прим, командующий испанским контингентом, отправил в госпиталь на Кубе порядка 800 человек. Хуарес взял паузу, предложив захватчикам переговоры, и выжидая, пока вомито насытится свежей кровью.

В середине февраля союзники согласились на компромисс с хуаристами, приняв предложение о переговорах по проблеме долгов, в обмен на позволение пройти вглубь страны на 200 миль, из эпицентра желтой лихорадки. Вопрос, казалось, был решён. Но тут французы показали своё истинное лицо. Они высадили 3000 дополнительных солдат в Вера-Крусе под командованием бригадного генерала Фердинанда Лотрилля, графа Лоренсе. 11 апреля британцы и испанцы поняли настоящие цели своих французских коллег, и, не желая быть ввязанными в войну с целой страной, погрузились на корабли и отправились восвояси. В тот же самый день французы объявили себя находящимся в состоянии войны с Мексикой. Пять дней спустя, в Каирдоба, Лоренсе выпустил прокламацию, объявляющую о намерении Франции «умиротворить» Мексику, и начал искать консервативной поддержки для контрреволюции.

Чинко де Майо

27 апреля 1862 года Лоренсе начал движение на Мехико по тому же самому маршруту, по которому наступали на город Эрнан Кортес в 1519 году и армия США во время войны с Мексикой. Мехико расположен в одноименной долине, находящейся на высоте 7 300 футов выше уровня моря, в середине высокого плато, что в самом центре буйного сердца Мексики. Ключ к дверям от центрального плато находился в городе Пуэбла, отстоявшем от столицы на расстоянии пешего марша, на высоте 5000 футов над уровнем моря. 5 мая 1862 года бригадный генерал Лоренсе начал развертывание 7 тысяч французских солдат, чтобы отправить их, как он думал, в лёгкую прогулку. Под Пуэбла стояло 4000 мексиканских солдат под командованием талантливого генерала Игнасио Зарагозы. Самонадеянные французы начали марш по пыльным просторам прямо в руки жаждущих крови мексиканцев. Первую атаку французов с блеском отбил соратник Зарагозы Порфирио Диас, оставив на поле боя 500 раненных и мертвых захватчиков и вынудив Лоренсе отступить к Оризабе.

Хотя победа при Пуэбле и не была блестящим тактическим триумфом, она сыграла на руку хуаристам. Чинко де Майо дал мексиканскому народу повод для национальной гордости и на целый год задержал французский марш на Мехико. Либералы получили необходимую передышку для объединения страны под своей властью. В то же время Союз начал одерживать верх в Гражданской войне. План Наполеона III мог иметь успех только в случае, если Север будет занят бесконечным мятежом Юга. Если бы Север одержал победу, то положение французов в Мексике оказалось бы незавидным.

Но теперь на карту были поставлены гордость и престиж Франции и Наполеона III. Новый командующий, генерал Эли Фредерик Форей довёл численность французского контингента до 28 тысяч. Одной из главных проблем, с которой столкнулся новый командующий, был долгий и опасный путь снабжения армии из порта Вера-Крус. Защита этой дороги стоила ему большого отвлечения сил. К тому же значительная часть пути проходила по смертельно опасной Терра Кальенте. Вместо того чтобы рисковать жизнями французских солдат, Форей отправлял на охрану дороги солдат из подразделения, впоследствии названного Иностранный легион, в котором служили наёмники из суданской пехоты, предоставленные Франции египетским хадивом. Здесь прячется главная слабость французской позиции. Главным преимуществом Наполеона могла стать скорость. Если же война продлится достаточно долго и потребует больших вливаний французских денег или жизней, то план потерпит крах. Поэтому целью хуаристов было не победить французов, а выжить их из страны.

Империя

Французская армия была профессиональной, хорошо дисциплинированной, и царила на поле боя. В феврале 1863 года французы снова выступили в поход. При помощи консервативного генерала Маркеса, задержавшего войска либералов в Сан-Лоренсо в начале марта, французы 16 марта осадили Пуэблу. Либералы направили на освобождение города все свои войска. Это затруднило взятие Пуэблы, но дало французам тактическое превосходство. Если бы город пал, то мексиканская армия перестала бы существовать.

В этот период произошел инцидент, который покрыл славой французский Иностранный Легион, но проявил основные проблемы, с которыми в Мексике столкнулись французы. Когда французы продвинулись вглубь Мексики, их снабжение встретилось с неизбежными помехами в лице партизанов. Однажды до либералов дошли известия, что французы везут из Вера-Круса 3 миллиона франков золотом в качестве зарплаты для солдат. На перехват были отправлены партизаны и ополчение. Золото сопровождало 62 солдата из Иностранного легиона под командованием генерала Данжу. 30 апреля 1863 года на гасиенде Камарин, в пятидесяти милях к эго-западу от Вера-Круса 2 тысячи хуаристов напали на конвой. Легионеры дрались с отчаянной смелостью. Когда мексиканцы, наконец, их одолели, в живых оставалось всего пятеро. С тех пор Легион ежегодно отмечает день Камерон. Но храбрость не смогла скрыть тот факт, что французы решительно недооценили силу их противников, их разведывательную сеть и изобретательность.

17 апреля, после двух месяцев ожесточенной осады, сдалась мексиканская армия в Пуэбле. Двадцать шесть генералов и 16 500 солдат вошли в город. Несмотря на храбрость мексиканских защитников, по либеральному делу был нанесён сильный удар. 31 мая 1863 года Хуарес с правительством отошел в Сан Луис Потоси, что в 400 милях к северо-западу. Спустя неделю французы вошли в Мехико. Генерал Форей приказал найти тридцать пять «благородных», в основном, из консерваторов, которые сформировали бы Высшую государственную хунту. Они избрали регентский совет из трёх человек, который не стал терять времени даром и, как было запланировано, объявил Мексику империей и предложил эрцгерцогу Максимилиану мексиканский трон.

За следующие шесть месяцев, французы со своим новым агрессивным командующим, маршалом Франсуа Ашиль Базеном, поставили под контроль империи всю остальную страну. К концу 1863 года Хуарес отошел еще дальше на север, в Сальтильо. Тем временем французы и мексиканские эмигранты уговаривали нерешительного Максимилиана сесть на императорский трон. 12 марта 1864 года Максимилиан подписал с французами Мирармарское соглашение, которым принимал титул императора Мексики. В обмен на французскую военную поддержку, Максимилиан согласился, что Мексика признает долг в 270 миллионов франков. Таким образом, настоящий долг Мексики был утроен и тяжким бременем повис на ней на долгие годы.

Республиканцы были оттеснены в голый, редконаселенный север, где Хуаресу приходилось иметь дело с растущим недовольством империей. Либеральные губернаторы оказались представлены сами себе, и Хуаресу приходилось применять весь свой дипломатический талант, чтобы удерживать их на своей стороне. Наиболее ненадёжным был губернатор Видорри, управлявший двумя северо-восточными провинциями Коахила и Нуэво Лерин на границе с Техасом. Доход провинций составляли таможенные пошлины и контрабанда в блокированную Конфедерацию. Видорри направил эти финансовые потоки себе в карман и превратился в фактически независимого королька. В феврале 1864 года Хуарес попробовал перенести свою столицу в Монтеррей, столицу миниимперии Видорри, но встретил сопротивление губернатора. В конце концов, семитысячная армия Хуареса изгнала Видорри в Техас, где тот превратился в рьяного сторонника империи. Положение Хуареса становилось всё более шатким.

К весне 1864 года французы управляли одной седьмой всей территории Мексики с населением в 3 миллиона человек. Но в Мексике только каждый двадцатый был действительным императорским сторонником. К тому же, французы и их консервативные союзники не могли установить гарнизон в каждой деревне, даже имея в наличии почти 40 тысяч солдат. Как только деревню покидали французы, туда возвращались хуаристы.

Все это играло против Максимилиана. Наполеон III преднамеренно приказал генералу Форею, по его возвращении в Париж, не вступать в контакт с Максимилианом, а сам эрцгерцог не сделал ничего, чтобы узнать настоящее положение вещей в своей новой империи. Всё время морского путешествия из Триеста в Вера-Крус, он с женой Шарлоттой, дочерью бельгийского короля Леопольда I, провёл за трудом, достойным его императорского величества – составлением трехсотстраничного придворного этикета. Придворный этикет! И это тогда, когда всю дорогу до Мехико его охраняли как драгоценную вазу – на дорогах царили бандиты и партизаны Хуареса. По прибытии в свою новую столицу Максимилиан нашел дворец в абсолютной разрухе, полным вшей и прочих паразитов. Император с женой, с этого момента известной как Карлотта, первую ночь провели на бильярдном столе.

Следует отметить, что Максимилиан хотел быть приличным, просвещенным правителем. Причиной, почему Франц Иосиф хотел отправить Максимилиана из Австрии, были либеральные настроения эрцгерцога. Он стал одеваться в мексиканскую национальную одежду и сделал официальным праздником годовщину обретения независимости. Он приказал пересмотреть кодексы и уволить коррумпированных судей, отказался отменить либеральное постановление о конфискации церковных земель и признать право Франции на «аренду» серебряных копей в Соноре. Он даже пытался уничтожить долговую кабалу, принятую на больших гасиендах. Но Максимилиан не имел никакого опыта управления страной, власть в которой принадлежала французским оккупационным войскам генерала Базена, а экономика находилась в руках владельцев гасиенд.

Пока французская армия одерживала победы, дела шли хорошо. К осени 1864 года французы достигли границы Техаса по Мексиканскому заливу. Это дало им контроль над торговлей с Конфедерацией и таможенными доходами. В феврале 1865 года Базен принудил к капитуляции восьмитысячную республиканскую армию в крепости Оахака, к югу от Мехико. Хуаресу пришлось сбежать в далёкий и бесплодный северный штат Чихуахуа на границе с Аризоной. Но постепенно великий замысел Наполеона III стал давать трещины.

Возродившиеся Республиканцы

Французское положение ухудшали несколько главных проблем. Планы Наполеона III по превращению Мексики в источник дохода исключали любую возможность самоуправления Мексиканкой империи. Если бы они хотели создать из Максимилиана жизнеспособного императора, одни должны были не утраивать государственный долг Мексики, а сократить его и помочь в создании настоящей армии и администрации. Первого они не сделали бы никогда, а к созданию армии приступили лишь тогда, когда стало слишком поздно. Австрийский император сформировал корпус из 6 тысяч добровольцев, готовых помочь его брату удержать трон, еще 1200 человек присоединил к этому формированию Леопольд I Бельгийский, отец Карлотты. Но это не было достойной заменой мексиканской армии. К тому же, маршал Базен, несмотря на свой опыт войны в Алжире, не удосужился создать разведывательную сеть и противодействовать эффективной разведке Хуареса. Коррумпированное консервативное правительство Максимилиана было так же расколото, как и правительство Хуареса в самые свои худшие годы. В любом случае, оно катастрофически быстро теряло поддержку в большинстве частей страны.

Начинала давать сбои и военная логистика. Если бы французам удалось заманить Хуареса в отдалённые и бесплодные пустыни Чихуахуа, то он был бы обезврежен. Вытеснение Хуареса в дикий северо-западный угол Мексики стало бы значительным достижением французов, потому что прежде людям Хуареса приходилось воевать возле дома и они не испытывали проблем со снабжением.

Изменилась и международная ситуация. Дома растущая оппозиция начала осуждать Наполеона III за то, что он держит десятую часть армии неизвестно где, безо всяких шансов на возвращение. На другом берегу Рейна способный канцлер Отто фон Бисмарк превращал королевство Пруссия в эффективную военную машину, и пообещал железом и кровью создать новый немецкий Рейх. Ни французы, ни брат Максимилиана Франц Иосиф больше не могли отправлять солдат за океан.

Но хуже всего на французах и Максимилиане отразилось падение Конфедерации. В июле 1863 года, когда французы целый месяц находились в Мехико, случилась победа Союза при Геттисберге, обратившая Юг к постоянной обороне. Тогда же Улисс Грант захватил Виксберг – последний южный оплот на Миссисипи. Это раскололо Конфедерацию надвое. Чувства Максимилиана к Конфедерации всегда были смешенными. Любой мексиканец знал, что южные штаты управляются рьяными сторонниками расширения на мексиканскую территорию. Если бы Максимилиан, или Франция признали независимость Конфедерации, то дали бы Северу возможность открыто выступить на стороне Хуареса. 9 апреля 1865 года в Аппоматтоксе капитулировал генерал Ли и вслед за ним, одна за другой, сдались остальные южные армии. К концу мая был подавлен мятеж Техаса. В июне 1865 года генерал Эдмунд Кирби Смит, последний мятежный командир в Транс-Миссисипи, сдался армии Союза в Гальвестоуне.

Немедленно после падения Конфедерации изменилась стратегическая ситуация в Мексике. Если мятежники были доброжелательно нейтральны, то Союз был решительно недружелюбен к мексиканской Империи. Как только сдались последние мятежники, Грант отправил на границу Техаса три корпуса, численностью в 50 тысяч человек, под командованием жесткого кавалеристского командира, генерала Филиппа Шеридана. Чтобы уничтожить любые силы Базена по всей Рио-Гранде было достаточно одной этой Наблюдательной армии. Шеридан быстро «растерял» американское оружие и провиант по пустыне и позволил Хуаресу «найти» его. Скоро у Хуареса было 4 тысячи винтовок для перевооружения своих солдат. Около 3 тысяч отставных солдат армии Союза, включая большое число негров, перешли на сторону Хуареса. Однако Хуарес был осторожен и сопротивлялся большому присутствию американской военной силы в Мексике. В тот период все мексиканцы, вне зависимости от их политических пристрастий, знали истинные американские намерения.

Осенью 1865 года Базен перешёл к обороне. Хотя он знал о том, что США демобилизовали свою армию, он не мог не опасаться открытого вторжения. Он даже отвёл французские войска от Рио-Гранде, чтобы не дать Шеридану повода для наступления. Французы тем самым попытались решить ещё одну свою проблему. Как только их войска приближались к американской границе, резко возрастало дезертирство. Однажды Иностранный легион потерял 93 солдата только за один единственный день. С весны 1866 года бегство из французской армии стало превышать боевые потери.

Несмотря на всё это, приближалась французская победа. В августе 1865 года Хуарес и остатки его правительства были оттеснены в Эль-Пасо дель Норте, сейчас - Сиудад Хуарес. Но французские и императорские войска не могли прогнать Хуареса. Несмотря на дезертирство и предательства, Хуарес всё ещё мог посылать свою армию на поле боя. Некоторые успехи были и у Максимилиана. Один только Винный закон принёс в 1865 году в казну 100 тысяч песо.

Точным признаком того, что дело Империи проиграно, послужил «Черный декрет» генерала Базена от 3 октября 1865 года. Согласно этому приказу, подписанному императором Максимилианом, любой, замеченный в «вооруженных бандах» мог быть казнен без суда и следствия. Это взбудоражило общественное мнение во всей Мексике. Через месяц США возобновили дипломатические отношения с республиканским режимом. К концу 1866 года заокеанская авантюра обходилась Франции в 60 миллионов ежегодно. Зимой скончался Леопольд I Бельгийский. Его преемник твердолобый и безжалостный Леопольд II немедленно прекратил вербовку в бельгийский контингент в Мексике. Он стал задумываться о захвате Конго. 22 января 1866 года Наполеон III объявил о постепенном выводе войск из Мексики. Весной Франц Иосиф завербовал 4 тысячи солдат для отправки в Мексику, но одной угрожающей телеграммы от госсекретаря США Уильяма Сьюарда оказалось достаточно, чтобы распустить их по домам. Один за другим, сторонники Максимилиана, дома и за границей, покидали его. В июле 1866 года во время Семинедельной войны прусские войска разбили австрийскую Императорскую армии в сражении при Каниггратце (ныне – Содова, Чешская республика). На улицах Парижа стали говорить, что Францию ждет участь Австрии. Теперь Наполеону III все солдаты были нужны на этом берегу Рейна.

14 июня 1866 года два батальона Императорских мексиканских войск перешли на сторону хуаристов в сражении около Матамороса на границе Техаса, оставив 300 австрийцев на растерзание. Республиканцы тогда взяли Матаморос, Тампико и Акапулько. Теперь каждый порт был в руках республиканцев, и в них же находилась большая часть дохода таможни. Последним отчаянным шагом умной императрицы Карлотты стала поездка в Европу, чтобы умолять Наполеона и Папу Римского о помощи Максимилиану. Но её никто не стал слушать. Тогда у неё помутился рассудок, и в 1927 году она умерла всеми забытая в замке, сжимая в руках тряпичную куклу, с которой она разговаривала как со своим мужем.

Теперь хуаристы наступали по всем фронтам. 5 февраля французы покинули Мехико. Спустя пять дней Максимилиан и его последняя армия перебрались в город Куаретаро, что в 300 милях к северо-западу от Мехико. Тем самым они совершили свою последнюю большую ошибку. Хотя Куаретаро всё ещё находился на проимперской территории, он был очень далеко от порта Вера-Крус, единственного, через который император мог бы бежать. Куаретаро лежит в долине, окруженной холмами. Сцена для последнего акта была подготовлена.

Смерть

Три раздельных колонны республиканской армии соединились у Куаретаро. Даже одерживая победы, республиканцы оставались хрупкой коалицией групп с очень разнообразными интересами. Но у Максимилиана больше не было времени, чтобы использовать их противоречия в своих целях. К марту его окружили 30 тысяч хуаристов, перерезав акведук, снабжавший Куаретаро пресной водой. Город оказался на осадном положении. Императорский соратник, генерал Маркес отправился с 1200 кавалеристов в Мехико, чтобы попытаться найти там подкрепление, но обратном пути на подходах к Пуэбле он был разбит.

Маркесу удалось бежать из страны, прихватив с собой миллион долларов. Максимилиан не был столь же удачлив. 15 мая 1867 года, спустя два месяца после того, как последний французский солдат покинул Мексику, республиканцы прорвали остатки императорской обороны. Максимилиан был пленен на Керро де лас Кампанос (Колокольный холм) в предместьях Куаретаро. За четыре месяца до этого имперская кавалерия чуть было не схватила Хуареса во время смелой атаки на его штаб. Хуарес этого не забыл и прибыл к императору с уже подписанными смертными приговорами для него и его подчиненных. В конце Войны за реформы Хуарес амнистировал своих противников, и те воспользовались передышкой для перегруппировки. Теперь же он не собирался повторять собственные ошибки, особенно в отношении Максимилиана, который мог бы стать символом для сплочения врагов Республики. 13 июня 1867 года Максимилиан был расстрелян в Куаретаро. Шесть дней спустя республиканцам сдался Мехико.

Результаты и извлеченные уроки

Одно дело завоевать страну, совсем другое – удержать её. Одно дело захватить вражеские крепости и разбить вражеские армии. Совсем другое – создать работоспособное правительство, и предотвратить гражданскую войну. Марионеточный правитель, который слишком слаб даже для того, чтобы завоевать вас, вряд ли сможет обеспечить вам спокойную жизнь. Наконец, война – это проверка воли. Хуарес смог сохранить поддержку и вести бои. Наполеону III же, наоборот, не удалось получить одобрение своего плана даже у себя в стране, и в конце концов, нашёл свою затею слишком дорогой.

Максимально число французских интервентов достигало 38 тысяч солдат. 7 тысяч человек числятся в безвозвратных потерях, из них 5 тысяч – умерли от болезней. Из оставшихся 2 тысяч убитых 1918 человек приходились на долю одного-единственного подразделения – Иностранного легиона, показывая тем самым ту важную роль, какую легион играл в этой кампании. Почти 32 тысячи мексиканцев погибли во время сражений с интервентами, или были расстреляны по приговору императорского суда. Погибло также 5 600 вооруженных сторонников Империи. Суммарные людские потери Мексики за пять лет интервенции, которую можно назвать продолжением Войны за реформы, приближаются к 300 тысячам человек.

Пролив эту кровь, Мексика возродилась с новым чувством национальной гордости и твёрдо установленными республиканскими институтами. Герой нации, Бенито Хуарес, придавший новый смысл фразе «драться до последней капли крови», умер в 1872 году. Но Мексике потребовалась еще одна кровавая революция, на этот раз – в XX веке, чтобы окончательно свергнуть диктатуру и пойти по пути настоящей демократии. И хотя история мексиканского народа, последовавшая за французским вторжением, полна неудач и разочарований, это была его история. Решения, определившие жизнь народа, были приняты не в Вене или Париже, но им самим. Солдатам, погибшим в Пуэбле, воздвигнут памятник – свободная Мексика и её свободные граждане.

Библиография

Hamnett, Brian: Juarez , (1994), Longman, London.

Ridley, Jasper: Maximilian and Juarez , (1992), Ticknor & Fields,NY.

Хорошая работа, рассматривающая сложные американо-мексиканские отношения в этот период:

Hanna, Alfred Jackson & Kathryn Abbey Hanna: Napoleon III and Mexico: American Triumph Over Monarchy, (1971) University of North California Press, Chapel Hill, NC.

В заключение скажем, что великолепный очерк героической обороны Камерона силами Иностранного легиона помещен в книге:

Parch, Douglas: The French Foreign Legion: A Complete History of the Legendary Fighting Force, (1991) Harper Collins, NY.

Текст: © 2005 Timothy Neeno, M.A., опубликован на Military History Online
Перевод: © 2005 Северная Америка. Век девятнадцатый

Перевод осуществлён с любезного разрешения мистера Брайана Уильямса (Brian Williams), администратора Military History Online.
NEENO, Timothy «The French Intervention in Mexico (1862-67)» [Тимоти НИНО "Французская интервенция в Мексику (1862-67)]
Статья американского историка, специалиста по истории Латинской Америки, посвященная одному из важных периодов в истории Мексики - времени существования так называемой Мексиканской империи.
Разрешено некоммерческое использование материалов сайта в образовательных целях и их перепечатка в интернете, с обязательным указанием источника и прямой ссылкой на источник. Иллюстрации, а также тексты исторических документов и художественных произведений в большинстве своем переданы в общественное достояние и распространяются абсолютно свободно.
Статьи основаны на информации, полученной из источников, рассматриваемых как надёжные. Тем не менее, имея в виду возможные человеческие или технические ошибки, авторы не могут гарантировать абсолютную точность и полноту приводимых сведений.