Уильям Маккинли — Первая инаугурационная речь, 4 марта 1897 года

4 марта 1897 г.

Соотечественники!

Подчиняясь воле народа и в его присутствии, согласно компетенции, вверенной мне присягой, я беру на себя нелегкие и ответственные обязанности Президента Соединенных Штатов, полагаясь на поддержку моих соотечественников призывая на помощь наставничество Всемогущего Бога. Наша вера учит, что нет опоры более надежной, чем Бог наших предков, который так недвусмысленно оказывал содействие американскому народу во всех его испытаниях и который никогда не покинет нас, если мы будем поступать согласно его заповедям и смиренно будем идти за ним след в след.

Нелегкие и всегда такие важные обязанности высокой должности, на которую вы меня позвали, отягчаются сегодня господством условий предпринимательства, следствиями которых является вынужденная бездеятельность предрасположенных к труду работников и потери, которые несут промышленные предприятия. Страна страдает от неурядиц в промышленности, которых нужно избавиться как можно быстрее. Наша финансовая система нуждается в определенном пересмотре, наша валюта сейчас в хорошем состоянии, но ее весомость не должна подвергаться новым опасностям. Все это следует поставить на прочную основу, защищенную от неожиданных наскоков, основу, стабильность которой нельзя ставить под сомнение и делать предметом споров. Наша валюта и в дальнейшем должна пребывать под контролем правительства. Те несколько форм наших бумажных денег являются, по моему мнению, источником постоянного смятения и трудностей для правительства, а также безопасного баланса для Министерства финансов. Поэтому я считаю необходимым выстроить систему, которая, не уменьшая денежной массы, находящейся в обороте, и не предлагая вознаграждений за ее уменьшение, будет гарантировать упреждающее средство от тех схем — временных по своей природе, — которые в годы нашего процветания давно пора было заменить более продуманными финансовыми механизмами. Только после обеспечения надлежащих поступлений мы сможем взяться за внедрение тех изменений в нашем финансовом законодательстве, которые, гарантируя безопасность и надлежащий объем наших денег, больше не будут навязывать правительству необходимости поддерживать большой золотой запас, сам по себе неизбежно порождающий соблазн спекуляции. Большинство наших финансовых законов появились в результате опыта и испытаний, и потому их не следует изменять без всестороннего изучения и демонстрации уместности предлагаемых изменений. Мы должны быть и «уверены в своей правоте», и «спешить медленно». Поэтому, если Конгресс, выказывая мудрость, признает необходимым создать комиссию, которая немедленно начнет рассматривать вопрос, связанный с пересмотром нашей монетарной системы, банковского и валютного законодательства, и обеспечит этим мероприятиям тщательное, неспешное и беспристрастное изучение, которого требует их важность, то я охотно присоединюсь к таким действиям. Если президенту предоставлены такие полномочия, то я имею намерение назначить комиссию из известных и хорошо проинформированных граждан, состоящих в разных партиях, которые будут пользоваться доверием общества — как благодаря их способностям, так и благодаря их особой склонности и опыту в такой работе. Таким образом можно объединить предпринимательский опыт и опыт в общественных делах, а патриотический энтузиазм доброжелателей страны повернуть в такое русло, чтобы отчет, полученный в результате работы комиссии, получил поддержку всех партий, а наши финансы перестали быть предметом партийных распрей. Как бы то ни было, а этот эксперимент достоин осуществления, и, по моему мнению, он не может не принести пользы всей стране.

Вопросу международного биметализма в кратчайшие сроки будет уделено огромное внимание. Предметов моих постоянных усилий будет его решение пу­тем сотрудничества с другими большими торговыми странами мира. Пока не будет достигнуто такого положения, при котором паритет между золотыми и серебряными деньгами станет возникать и поддерживаться относительной ценностью этих двух металлов, стоимость уже отчеканенного серебра и того серебра, что вскоре может быть отчеканенным, должна постоянно поддерживаться в паритете с золотом с помощью всех имеющихся у нас ресурсов. Нужно обеспечить доверие к правительству, к стабильности его денежной единицы и к неуклонному соблюдению им своих обязательств. Таким был недвусмысленный приказ народа, и не учитывать его нельзя.

Экономия во все времена необходима в каждой ветви власти, а особенно она нужна в периоды депрессии в бизнесе и подавленности среди людей такой, как сейчас. Наиболее строгой экономии нужно придерживаться во всех государственных затратах, а расточительство должно быть приостановлено там, где его выявят, и предотвращено в будущем, где бы то ни было. Если мы хотим, чтобы государственные доходы оставались на нынешнем уровне,то единственным средством достижения этого будет уменьшение расходов. Но сегодняшнее положение правительства не должно стать перманентным. Наше практика неизменно заключалась в сокращении, а не в увеличении наших неуплаченных финансовых обязательств, поэтому нужно снова вернуться к этой политике и внедрять ее с надлежащей настойчивостью. Наши государственные доходы должны всегда быть достаточно большими, чтобы легко и быстро обеспечивать не только наши текущие нужды и обслуживание основной суммы и процентов государственного долга, но и осуществлять надлежащие и щедрые выплаты для самого ценного общества общественных кредиторов — солдат и матросов, вдов и сирот, которые пребывают на пенсионном обеспечении Соединенных Штатов.

Правительству не следует разрешать затягивать уплату долгов и накапливать новые, особенно в наше время. Чтобы надлежащим образом предотвратить это, нужно ввести такую вещь, как мандат обязанности — надежный и легко применимый рецепт для большинства наших финансовых неурядиц. Дефицит неминуем тогда, когда расходы правительства превышают его поступления. Дефицит можно покрыть либо заимствованиями, либо увеличением доходов. Тогда как большой годовой излишек доходов может побуждать транжирстве и расточительство, недостаточный доход порождает подозрения и подрывает общественное и личностное доверие. Не следует поощрять ни первое ни второе. Необходимо выработать единую точку зрения на увеличение заимствований и увеличение доходов. Мы должны получить больше доходов, причем без задержки, препятствий или отсрочки. Излишек в казне, образованный заимствованиями, не может быть перманентной и надежной опорой. Его хватит, пока он есть в наличии, но он не может существовать продолжительное время, если расходы правительства превышают доходыкак и происходило в течение послед

них двух лет. Не следует также забывать, что, как бы эти заимствования — временно — не облегчали положения, правительство все равно будет оставаться в долгу за образованный заимствованиями излишек, который все же придется платить, в то время как способность платить не усилится, а лишь ослабится из-за продолжения дефицита. Заимствования крайне необходимы во времена непредвиденных трудностей для того, чтобы сохранить правительство и дове­рие к нему, но неспособность обеспечить надлежащие поступления в мирное время для сохранности и правительства, и доверия к нему не может быть оправданной.

Наилучший способ для правительства сберечь доверие к себе — это платить в рабочем порядке, — не прибегая к займам и не создавая долгов, — полагаясь на надлежащий доход, обеспечиваемый системой налогообложения, внутреннего, или внешнего, или же смешанного. Традиционная политика правительства, которой придерживались от начала и которую проводили все партии и адми­нистрации, заключается в сборе большей части наших доходов за счет налогов на иностранные изделия, импортированные в Соединенные Штаты для продажи и потребления, и большей частью — во избежание той или иной формы прямо­го налогообложения за исключением военного времени. Страна четко настроена против любого необоснованного увеличения внутренних налогов и во время недавнего голосования недвусмысленно высказалась в пользу системы тарифного налогообложения. Не может быть также никаких недоразумений относительно принципа взыскания этих тарифных налогов. Ничто и никогда не было вы­сказано четче во время общенациональных выборов, как то, что главным принципом получения доходов с пошлины на импорт должна быть ревностная забота об американских интересах и американских тружениках. Народ заявил о необходимости такого законодательства, которое гарантирует надлежащую защиту и поддержку промышленности, а также развитие нашей страны. Поэтому я искренне надеюсь, что Конгресс при первой же практической возможности примет законодательство о государственных доходах, которое будет справедли­вым, мудрым, консервативным, честным и которое, обеспечивая достаточные поступления для общественных нужд, вместе с тем будет однозначно благоприятным и удобным для каждого сектора промышленности и каждой частной инициативы. К этой политике мы, независимо от партийной принадлежности, крепко привязаны наказом наших избирателей — силой более мощной, чем пункты той или иной политической платформы. Первоочередная обязанность Конгресса — уничтожение дефицита путем восстановления того протекционистского законодательства, на которое всегда опиралась казна. Принятие таких законов усилило бы доверие к правительству как дома, так и за границей, и оказало бы неплохое содействие сокращению нашего золотого запаса, который мы бережем для поддержания нашей валюты. Это сокращение было ощутимым и почти по­стоянным на продолжении нескольких последних лет.

При пересмотре тарифов особое внимание следует уделить возвращению и расширению Принципа взаимности закона 1890 года, благодаря которомунаша заграничная торговля излишками сельскохозяйственной и промышленной продукции получила такой большой прирост на новых и перспективных рынках, Короткий период практического применения этого законодательства всячески оправдывает дальнейшие эксперименты и дополнительные дискреционные полномочия во время подписания торговых соглашений, целью которых всегда должно быть открытие новых рынков для изделий нашей страны путем предоставления уступок тем продуктам из других стран, которые нам нужны, которые мы не можем производить сами и которые не приведут к потере рабочих мест нашего населения, а наоборот — увеличат его занятость.

Депрессия последних четырех лет очень тяжело ударила по большой массе трудящихся нашей страны, а особенно — по владельцам малых ферм. Сельское хозяйство остановилось в своем развитии, а люди, которые трудились на земле сильно пострадали. Возрождение промышленного производства принесет облегчение как для промышленности, так и для сельского хозяйства. Ни одна часть нашего населения не является такой преданной институту свободного правления ине предоставляет ему такой лояльной поддержки, как работники промышленности и сельского хозяйства, никто с большим энтузиазмом не делает свойвклад в поддержание правительства и никто больше, чем они, не заслуживает его му рой, щедрой заботы и защиты. Законодательство, благоприятное для производителей, оказывает содействие всем другим. Депрессивное положение дел на фермах, шахтах и фабриках уменьшит способность нашего народа выполнять возложенные на нас финансовые обязательства, поэтому наши люди справедливо надеют­ся, что будет не только установлена система налогообложения, обеспечивающая максимум дохода с минимумом фискального бремени, но и что будут приняты все меры по уменьшению, а не увеличению наших общественных затрат. Условия предпринимательства не очень оптимистичны. На восстановление зажиточности предыдущих лет понадобится определенное время. И если нам не удастся сделать это быстро, то нужно смело взглянуть в лицо реальности и постараться вернуть бывшее благосостояние с помощью благоприятного законодательства. Какой бы волнующей ни казалась ситуация, я надеюсь, что у Конгресса хватит желания и способностей облегчить ее настолько, насколько позволит законодательство. Восстановление доверия и возрождение бизнеса, к которым так стремятся представители всех партий, больше зависят от быстрых, энергичных и умных действий Конгресса, чем от любого отдельного заведения или учреждения, влияющих на ситуацию.

Прибавляют оптимизма и воспоминания о том, что все трудные ситуации, возникавшие в течение ста восьми лет нашей богатой событиями национально жизни, были с мудростью и мужеством преодолены американским народом, вер пли своим высочайшим интересам и своей исторической миссии и с честь несущим имя американцев. Эти годы великой истории вдохновили человечество, распространили идеалы свободы во всем мире, неизмеримо усилив те бесценные свободные институты, которыми мы пользуемся. Наш народ любит эти институты и будет их поддерживать. Крайне важно для нашего счастья и процветания то, что мы придерживаемся принципов, на которых была основана наша система правления, и настаиваемна их честном и правильном соблюдении. Равенство прав должно быть доминантой, а наши законы везде и повсеместно должны уважаться и выполняться. Возможно, мы где-то и ошиблись, в полной мере выполняя свои обязанности — обязанности граждан великой республики, но радует и ободряет осознание того, что свобода слова, свобода печати, свобо­да мысли, свобода образования, неприкосновенное право на свободу вероисповедания, а также свободные и справедливые выборы сегодня являются более несомыми для наших граждан и глубже укорененными, чем когда-либо. Эти га­рантии нужно уважительно беречь и мудро приумножать. Назначенные органы власти нужно энергично поддерживать. В такой большой и цивилизованной стране, как Соединенные Штаты, нельзя относиться толерантно к линчеванию — суды, а не толпа должны назначать и исполнять предусмотренные законом на­казания. Сохранение общественного порядка, право на дискуссии, честность судов и надлежащее вершение справедливости должны всегда оставаться тем нерушимым фундаментом безопасности, на котором крепко держится наше правительство.

Один из уроков последних выборов, которому мы все можем порадоваться, заключается в том, что граждане Соединенных Штатов уважают закон, придер­живаются его, и их не так легко сбить с пути патриотизма и чести. Это еще раз подтверждает гениальность наших общественных институтов и еще раз под­тверждает потребность прививания в будущем даже большей любви к закону и порядку. Мы не можем предоставлять иммунитет тем, кто нарушает закон, — ни индивидам, ни корпорациям, ни общинам; и поскольку Конституция возлагает па президента обязанность выполнять как ее, так и законы, принятые согласно её положениям, то я буду стараться тщательно и продуманно внедрять их. Платформа партии, вернувшейся сейчас к власти, в прошлом заключалась в «противостоянии всем махинациям капитала, организованного в тресты или каким-либо иным образом, направленным на волюнтаристский контроль над условиями торговли между нашими гражданами». Партия также поддерживала «такое законодательство, которое остановит использование всех махинаций, на­правленных на угнетение людей необоснованными ценами на товары, которые они поставляют, или же несправедливо высокими расценками на транспорти­ровку их товаров к рынкам». Эта цель будет неуклонно осуществляться как посредством продвижения уже действующих законов, так и посредством реко­мендованного принятия новых инструкций, которые могут понадобиться для воплощения этих законов в жизнь.

Наши законы относительно натурализации и иммиграции нужно и в дальней­шем улучшать таким образом, чтобы они неизменно оказывали содействие при­току благонадежных и состоятельных граждан. Большая опасность для респуб­лики таится в гражданах весьма необразованных и темных, подверженных порокам, не осознающим большую ценность и преимущества наших институтов законов, и перед всеми теми, кто прибывает сюда для того, чтобы с этими институтами и законами воевать, двери нашей страны нужно быстро и плотно закрыть. Нам также не следует забывать о необходимости совершенствования своих граждан и с энтузиазмом наших отцов-основателей распространять знания и свободное образование. Неграмотность в нашей стране должна быть преодолена если мы хотим достичь того высокого положения самой прогрессивной из просвещенных стран мира, которое назначило нам Провидение.

Реформы государственной службы необходимо продолжать, но эти изменения должны быть реальными и настоящими, не поверхностными или вызванными эгоистическими устремлениями той или иной партии просто из-за того, что он оказалась при власти. Как член Конгресса, я голосовал и высказывался в польз действующего закона, и я буду настаивать на его внедрении в том духе, в каком он был принят. Целью было обеспечить эффективную службу путем привлечения наилучших людей, которые согласятся на правительственное назначение, сохранение преданных и честных государственных служащих, но при этом не защищая — ни силой инструкций, ни влиянием традиций — тех, кто окажется неэффективным, некомпетентным или же недостойным. Этого требуют высочайшие интересы страны, и люди горячо поддерживают этот закон тогда и там, где о, активно вводится.

Конгресс должен без промедления уделить внимание восстановлению американского торгового флота, который был когда-то нашей гордостью на все морских и океанских торговых маршрутах. По моему мнению, есть мало важных тем, которые так настоятельно требуют рассудительного и умного рассмотрения. Соединенные Штаты прогрессировали с достойной удивления скоростью во всех сферах предпринимательства, пока мы не заняли первое место на почти всех больших маршрутах внутриматериковой торговли, в сферах коммерции и промышленности. Однако при этом американский торговый флот неустанно приходил в упадок и оказался в таком положении, что по проценту водоизме­щения и количеству задействованных судов опустился ниже того уровня, на котором находился перед Гражданской войной. Важный прогресс был достигнут за последние годы в развитии американского военно-морского флота, но мы должны дополнить эти усилия и обеспечить ему в качестве мощного приложения торговый флот, который был бы способен полностью обеспечивать пе­ревозку наших товаров в зарубежные страны. Решение этого вопроса требуют как наши предпринимательские нужды, так и патриотические стремления нашей великой нации.

С того времени, как было основано правительство, политика Соединенных Штатов заключалась в развитии мира и дружбы со всеми странами, и это перекликается с моей концепцией наших обязанностей на данный момент. Мы придерживались политики невмешательства в дела иностранных правительств, которую мудро начал Вашингтон; мы держались в стороне и не вмешивались — ни как союзники, ни как неприятели, — удовлетворяясь тем, что давали им возможность самим решать свои внутренние проблемы. Нашей целью будет проведение последовательной и преисполненной чувства собственного достоинства политики на международной арене, и эта политика будет справедливой, беспристраст­ной, всегда внимательной к нашей национальной чести и всегда настойчивой относительно соблюдения законных прав американских граждан по всему миру. Наша дипломатия не должна стремиться к большему и не может принимать Меньше того, что нам принадлежит. Мы не стремимся к агрессивным войнам, мы должны избегать соблазна территориальных завоеваний. Мы не должны вступать в войну до тех пор, пока не будут исчерпаны все мирные аргументы — мир лучше войны почти во всех аспектах. Переговоры с участием посред­ника — это самый лучший метод улаживания как международных и локальных, рак и личных разногласий. Он был признан наилучшим способом решения кон­фликтов между рабочими и работодателями Конгрессом сорок девятого созыва в 1886 году, и его применение было распространено на наши дипломатические отношения единодушным решением Сената и палаты представителей Конгресса Пятьдесят первого созыва в 1890 году. Последняя резолюция была принята за основу переговоров с британской палатой представителей в 1893 году, и по нашей просьбе в Вашингтоне был подписан договор об арбитраже между Соединенны­ми Штатами и Великобританией, переданный в прошлом январе в Сенат на ра­тификацию. Поскольку данный договор является результатом нашей инициативы, поскольку его признали основной составной частью нашей иностранной политики в течение всей нашей национальной истории — решение проблем в Переговорно-судебном порядке, а не силой оружия — и поскольку он дает всем Непревзойденный пример рассудительности и мира, а не предубежденности и войны в отношениях между двумя мощнейшими государствами, пример, кото­рый, бесспорно, будут наследовать другие, то я почтительно призываю Сенат не медлить с ратификацией данного договора, так как это не просто дело политики, а обязанность перед всем человечеством. Вряд ли можно переоценить важность и моральное значение этой ратификации в деле распространения цивилизации. Она станет предметом размышлений и обсуждений наилучших умов среди го­сударственных деятелей и народов каждой страны, и я не могу не считать сча­стьем то, что именно Соединенным Штатам выпала роль лидера в такой великой работе.

Обычной практикой каждого президента было старание до последнего избе­гать созыва Конгресса на внеочередную сессию. Это достойный осуждения при­мер в обычных условиях и при отсутствии общественной потребности. Но неспособность созвать представителей народа на внеочередную сессию Конгресса, Когда речь идет о пренебрежении общественным долгом, возлагает ответствен­ность за такое пренебрежение на самого президента. Состояние государственной Казны, как уже отмечалось, требует немедленного рассмотрения Конгрессом. Толь­ко он один имеет полномочие обеспечивать поступления правительства. Несозыв Конгресса при таких обстоятельствах я не рассматриваю только как пренебрежение своей прямой обязанностью. Мне не импонирует та мысль, что созыв сессии Конгресса будет угрожать нашим общим предпринимательским интересам. Его члены являются представителями народа, и их присутствие на заседаниях правительства следует рассматривать, как выполнение народной воли, то есть не как унижение, а как благо. Не будет лучшей возможности поставить наше правительство и здоровую финансовую и экономическую основу, чем сейчас. Еще совсем недавно люди проголосовали, чтобы это было сделано, и ничто не обязывает выразителей их воли больше, как необходимость быстрых действий. Мне всегда казалось, что затягивание сроков проведения собрания Конгресса почти на год после его избрания часто лишало Конгресс вдохновенного влияния народной воли, а страну — соответствующих выгод. Поэтому кажется очевидным, что откладывать это событие было бы неразумно со стороны главы государства, так как было бы несправедливо в отношении интересов народа. Сейчас наши действия будут более свободны от партийного эгоизма и партийных соображений, чем тогда, когда вопрос пересмотра тарифа будет отложен до очередной сессии Конгресса. Д выборов в Конгресс остается еще два года, и политика не может поглощать на настолько, что нам начнет казаться, что эти выборы состоятся буквально завтра. Эту проблему мы сможем решить спокойно и в патриотическом духе, не боясь е влияния на досрочные выборы.

Наши соотечественники, которые могут не соглашаться с нами относительно характера этого законодательства, предпочитают, чтобы этот вопрос был решен теперь, даже вопреки их предубежденным взглядам, и, возможно, решен настоль ко умно — как я надеюсь и верю, — что обеспечит большую стабильность, чем тогда, когда над нами нависнет еще одна неуверенность, угрожающая широки и разнообразным предпринимательским интересам Соединенных Штатов. Итак, какое бы решение ни принял Конгресс, оно получит хорошую возможность быт практически проверенным до того, как людей позовут, чтобы они высказали свое отношение к нему, и это я считаю крайне важным для справедливого и продол­жительного решения этого вопроса. Исходя из таких соображений, я считаю сво­им долгом как президента созвать Конгресс на внеочередную сессию в понедель­ник, 15 марта 1897 года.

Заканчивая, я благодарю страну за дух братства и доброжелательности, что явно проявляются повсеместно. Последние выборы не только как можно лучше продемонстрировали исчезновение групповых и географических линий раздела, но в какой-то мере — и тех предрассудков, которые годами мешали работать нашим местным правительствам и бросали тень на наше настоящее величие как государства. Триумф народа, чей вердикт воплощается сегодня, не является три­умфом какой-то группы или партии, это триумф всех групп и всех людей. Север и Юг уже не разделяются старыми линиями раскола, а разделяются принципами и политикой, и в этом факте каждый, кто действительно любит свою страну, дол­жен видеть большую радость и утешение. Поэтому давайте радоваться и разви­вать этот дух; он делает людей более благородными, он становится и достижени­ем, и благословением для нашей любимой страны. Моим постоянным стремлением будет не делать ничего такого и не разрешать делать другим то, что сможет сдержать или нарушить этот рост ощущения единства и сотрудничества, это возрождение самоуважения и взаимосвязи, которое сегодня вдохновляет столько тысяч людей в обеих когда-то враждующих другс другом частях страны. И вместе с тем я с энтузиазмом буду предпринимать все возможное для распространения и роста этого чувства.

Позвольте мне снова повторить слова присяги, к которой привел меня Верховный судья и которой в соответствующих сферах, насколько это будет воз можно, я буду побуждать придерживаться всех моих соотечественников: Я добросовестно буду исполнять обязанности Президента Соединенных Штатов ивсеми своими силами и способностями буду поддерживать, буду охранять и буду защищать Конституцию Соединенных Штатов». Это обязательство я почетно взял на себя перед Всевышним Господом. Его соблюдение будет моей единственной целью, моей постоянной молитвой, и в выполнении моих торжественных обязанностей я с уверенностью буду рассчитывать на снисходительность и по мощь всего народа.

Опубликовано: Инаугурационные речи Президентов США. Харьков: Folio, 2009. С. 174- 183.
OCR: © 2009 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Уильям Маккинли «Инаугурационные речи», 1897, 1901

Речи, произнесенные Уильямом Маккинли при вступлении в должность президента на первый и второй сроки.
Оригинал и перевод на русский язык.