К событиям в Северной Америке

Непродолжительный поход в Мэриленд решил судьбу Гражданской войны в Америке, как бы ни колебалось еще в течение известного времени военное счастье обеих борющихся сторон. Ранее на страницах этой газеты уже указывалось, что борьба за обладание пограничными рабовладельческими штатами является борьбой за господство над Союзом; между тем Конфедерация потерпела поражение в этой борьбе, хотя и начала ее при самых благоприятных условиях, которые никогда больше не смогут повториться.

Мэриленд по праву считается головой, а Кентукки — руками партии рабовладельцев в пограничных штатах. «Лояльность» Балтимора — столицы Мэриленда — до сих пор поддерживалась лишь с помощью осадного положения. Не только на Юге, но и на Севере господствовало непреложное убеждение в том, что появление конфедератов в Мэриленде послужит сигналом к массовому народному восстанию против «сателлитов Линкольна». Дело шло здесь не только о военном успехе, но и о моральной демонстрации, которая должна была наэлектризовать сторонников южан во всех пограничных штатах и с непреодолимой силой увлечь их в водоворот событий. Занятие Мэриленда означало бы падение Вашингтона и угрозу для Филадельфии, а также поставило бы под вопрос безопасность Нью-Йорка.

Одновременное вторжение в Кентукки, являющийся благодаря своей населенности, географическому положению и экономическим ресурсам важнейшим из пограничных штатов, было, если рассматривать его изолированно, всего лишь диверсией. Опираясь же на решающие успехи в Мэриленде, это вторжение привело бы к подавлению сторонников Союза в Теннесси, к обходу Миссури с флангов, обеспечило бы безопасность Арканзаса и Техаса, создало бы угрозу для Нового Орлеана, а главное, оно перенесло бы войну в Огайо — центральный штат Севера, обладание которым позволяет господствовать над Севером в той же мере, в какой обладание Джорджией обеспечивает господство над Югом. Армия конфедератов в Огайо отрезала бы западные штаты Севера от восточных и разгромила бы противника, опираясь на его собственный центр. После поражения главных сил мятежников в Мэриленде вторжение в Кентукки, предпринятое без должной энергии и не встретившее нигде поддержки народа, свелось к незначительной партизанской вылазке. Даже взятие Луисвилла теперь лишь сплотило бы «великанов Запада» — волонтеров из Айовы, Иллинойса, Индианы и Огайо, — превратив их в «лавину», подобную той, которая во время первого победоносного похода в Кентукки обрушилась на головы южан.

Таким образом, мэрилендский поход показал, что волны сецессии не обладали достаточной силой напора, чтобы перекинуться через Потомак и достигнуть Огайо. Юг вынужден ограничиться обороной, в то время как только наступление могло принести ему успех. Лишенный пограничных штатов, зажатый между Миссисипи на западе и Атлантическим океаном на востоке, Юг, таким образом, не завоевал ничего, кроме своей могилы.

Нельзя забывать ни на один момент, что, поднимая знамя мятежа, южане владели пограничными штатами, господствовали здесь политически. Они предъявляли требования на территории. Но вместе с территориями они утратили и пограничные штаты.

И все же вторжение в Мэриленд началось в исключительно благоприятной обстановке: северяне потерпели ряд неслыханно позорных поражений; армия федералистов деморализована; Джэксон-Каменная стена — герой дня; Линкольн и его правительство — всеобщее посмешище; демократическая партия на Севере снова усилилась и уже считает возможным избрание Джефферсона Дэвиса на пост президента; Франция и Англия готовы открыто признать законность признанного ими тайком правительства рабовладельцев. «Е pur si muove!»1 Разум в мировой истории все же побеждает.

Еще более важное значение, чем поход в Мэриленд, имеет прокламация Линкольна. Линкольн — фигура «sui generis»2 в анналах истории. Никакой инициативы, никакого воодушевления, никакого позирования, никаких исторических драпировок. Самым значительным из своих действий он всегда придает наиболее заурядную форму. Если другие, действуя ради квадратных футов земли, провозглашают «борьбу за идею», то Линкольн даже тогда, когда он действует во имя идеи, говорит только о «квадратных футах земли». Нерешительно, против воли, нехотя исполняет он бравурную арию своей роли, как будто прося извинения за то, что обстоятельства принуждают его «быть героем». Самые грозные декреты, которые он швыряет навстречу врагу и которые никогда не утратят своей исторической значимости, напоминают — в соответствии о намерением их автора — обычные вызовы в суд, посылаемые друг другу адвокатами спорящих сторон, юридическое крючкотворство, опутанные мелочными оговорками actiones juris.3 Такой же характер носит его недавняя прокламация, этот важнейший документ американской истории со времени основания Союза, документ, разорвавший старую американскую конституцию, — манифест Линкольна об отмене рабства.

Нет ничего легче, чем выискивать в деяниях Линкольна черты, противоречащие эстетике, недостаток логики, шутовскую форму и противоречивость с политической точки зрения, как это делают английские Пиндары рабства — «Times», «Saturday Review» и tutti quanti.4 И все же в истории Соединенных Штатов и в истории человечества Линкольн займет место рядом с Вашингтоном! Разве в наши дни, когда все незначительное, происходящее по эту сторону Атлантического океана, напускает на себя мелодраматическую важность, не имеет никакого значения то, что все значительное, совершающееся в Новом свете, выступает в таком будничном виде?

Линкольн не является порождением народной революции. Обычная игра всеобщего избирательного права, не сознающего величия тех задач, которые оно призвано решать, вынесла на вершину его — плебея, проделавшего путь от каменотеса до сенатора от Иллинойса, человека без интеллектуального блеска, без особой силы характера, без исключительной значимости — среднего человека доброй воли. Никогда еще Новый свет не одерживал большей победы, чем на этот раз, доказав, что благодаря его политической и социальной организации средние люди доброй воли могут выполнять задачи, для решения которых Старому свету понадобились бы герои!

Гегель в свое время заметил, что в действительности комедия выше трагедии, что юмор разума выше его пафоса. Если Линкольн не обладает пафосом исторического действия, то он, как средний человек, вышедший из народа, обладает юмором этого действия. В какой момент обнародовал Линкольн прокламацию об отмене с 1 января 1863 года рабства на территории Конфедерации? В тот самый момент, когда Конфедерация в качестве самостоятельного государства принимает на конгрессе в Ричмонде решение о «мирных переговорах». В тот самый момент, когда рабовладельцы пограничных штатов считали, что с вторжением южан в Кентукки «the peculiar institution» («особый институт»)5 сделался столь же несокрушимым, сколь несокрушимо их господство над своим земляком Авраамом Линкольном, президентом в Вашингтоне.

1 «А все-таки она вертится!»
2 «своеобразная, единственная в своем роде».
3 юридические акты.
4 иже с ними.
5 рабство.

Примечания к русскому изданию: Написано К. Марксом 7 октября 1862 г. Напечатано в газете «Die Presse» № 281, 12 октября 1862 г. Печатается по тексту газеты. Перевод с немецкого. На русском языке впервые опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС». № 5, 1958 г.
Опубликовано: К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения.: Издание 2-е. М., 1959. Т.15. С. 568-571.
OCR: © 2008 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Маркс К. Статьи о Гражданской войне в Северной Америке

В подборку включены статьи, написанные Марксом во время нахождения его в изгнании в Великобритании в конце 1861-начале 1862 года, и опубликованные в немецкой газете «Die Presse» и американской «New-York Daily Tribune». Текст печатается по официальному советскому изданию "Сочинений" Карла Маркса и Фридриха Энгельса. В данную подборку включены общие статьи о Гражданской войне в США: Гражданская война в Северной Америке; Гражданская война в Северной Америке; Кризис в вопросе о рабстве; Вашингтонский кабинет и западные державы; Американские дела; К критике положения в Америке; К событиям в Северной Америке; К положению в Северной Америке; Признаки истощения сил Южной Конфедерации; Итоги выборов в северных штатах; Смещение Мак-Клеллана; Английский нейтралитет. — К положению в южных штатах. Статьи расположены в хронологическом порядке их написания.