Джеймс Мэдисон — Вторая инаугурационная речь, 4 марта 1813 года

4 марта 1813 г.

Собираясь добавить торжественность клятвы к обязанностям, возложенным на меня этой должностью, на которую меня уже вторично позвала моя страна, я пользуюсь возможностью, чтобы в присутствии этого уважаемого собрания во второй раз публично высказать свою глубокую благодарность за оказанное мне высокое доверие и связанную с ним ответственность. Произведенное на меня впечатление усиливается свидетельством того, что мои искренние и преданные старания по выполнению моих нелегких обязанностей были доброжелательно оценены, а также я учитываю то, в какое важное время это доверие было оказано мне вторично. Осознавая значение и величие возложенных на меня задач, я бы непременно разуверился — мне бы не хватило духа, если бы я меньше полагался на поддержку просвещенных и благородных людей и если бы я имел менее глубокое убеждение в том, что война с могущественным государством, которая является важнейшей особенностью сегодняшней ситуации, отмечена печатью справедливости, что побуждает Небеса со снисходительной улыбкой относиться к методам ведения ее до победного конца.

Имеем ли мы основания для такой мысли, когда размышляем о характерных признаках этой войны?

Эта война не была объявлена Соединенными Штагами, хотя уже долго велась против них — реально, но неофициально, пока не были исчерпаны все аргументы и уговоры; пока фактически не было получено заявление о том, что злодейства, которые эту войну спровоцировали, не прекратятся; пока ее провозглашение с нашей стороны уже нельзя было откладывать, не рискуя при этом сломать боевой дух нации, уничтожить всякую уверенность в своих силах и в политических институтах нашей страны. Именно так встал вопрос — либо сделать постоянным по позорное состояние страдания, либо ценой больших жертв и еще большего напряжения сил в борьбе восстановить наши утраченные позиции и уважение среди независимых государств.

От результата этой войны зависит наш национальный суверенитет на морях и безопасность того важного слоя наших граждан, занятия которого влияют на безопасность и благосостояние всех других слоев населения. Не принять этот вызов — значит потерять наш равный с другими государствами статус и нарушить священные права, которые должен защищать каждый член нашего общества. Я не стану еще раз указывать на незаконность той практики, когда командующие чужеземных кораблей своевольно загоняют к себе на борт моряков наших судов, не стану описывать связанные с этим бесчинства. Доказательства этого сохраняются в документах каждой последующей администрации нашего правительства, и жестокие страдания наших мореплавателей нашли отклик в каждой душе, не лишенной способности сопереживать.

Поскольку эта война является справедливой, неминуемой и благородной по своим целям, мы с гордостью и удовлетворением можем констатировать, что в то время, когда с противоположной стороны она велась не по принципам чести и справедливости, мы не нарушили ни традиций цивилизованных стран, ни принципов благородства и гуманизма. С нашей стороны эта война велась со строгим соблюдением всех этих обязанностей и в духе терпимости, который никогда не нарушался.

Но как же мало повлиял наш пример на поведение врага!

Они удерживали в качестве военнопленных граждан Соединенных Штатов, которые, согласно законам ведения войны, не должны были ими считаться.

Вместе с тем враги отказывались признать военнопленными — и грозились подвергнуть их наказанию как предателей и дезертиров — тех лиц, которые без ограничений эмигрируют в Соединенные Штаты, вливаются в нашу политическую семью вследствие процесса натурализации и под эгидой их новой родины ведут открытую и достойную уважения борьбу за сохранение ее прав и безопасности. Таковой является откровенно задекларированная цель политики нашего правительства: практиковать натурализацию тысяч граждан из других стран, а потом не только разрешать им воевать против них же, но и побуждать их к этому.

И в самом деле, наши враги не взяли в свои руки топор или нож — средства безрассудного и неразборчивого убийства, но они спустили с цепи дикарей-индейцев, вооруженных этими жестокими орудиями; они соблазном заманили их к себе на службу и повели в бой рядом с собой — жадных до убийства и желающих утолить свою дикарскую жажду кровью побежденных и пытками до смерти замучить беззащитных и искалеченных пленных. К тому же — и это было до сих пор неслыханным — британские офицеры старались подорвать несокрушимую доблесть наших воинов, рассчитывая вызвать сочувствие их командующего тем, что демонстрировали ему наших пленных, которых ждала жестокая смерть от дика рей — приспешников британцев. А теперь мы имеем новые факты их презрительного отношения к благородным методам ведения войны: к своей большой военной силе они прибавили попытки дезорганизовать наше политическое сообщество и расчленить нашу конфедеративную республику. К счастью, эти попытки, как и все другие, обернутся против самих организаторов; они разоблачают тех низких советчиков, от которых исходят, поскольку было бы очень странным, если бы авторство этих усилий принадлежало тому же самому правительству, которое уже давно ведет войну против мятежной и дезорганизующей политики своего врага.

Справедливость войны с нашей стороны подтверждается еще и тем фактом, что нежелание начинать ее с самого начала сопровождалось откровенными попытками сдержать негативное развитие событий. Не успел неприятель вынуть меч из ножен, как ему сразу же предложили такие условия, согласившись на которые, этот меч снова можно было бы спрятать назад. Мы сделали и другие вполне конкретные предложения; но их приняли так, что нам не оставалось ничего иного, как положиться на военные ресурсы нашей страны.

Этих ресурсов вполне хватит для достойного завершения войны. Население нашей страны составляет больше половины населения Британских островов. Оно состоит из мужественных, свободных, благородных и умных людей. Наша страна имеет в своем распоряжении все нужное — все ремесла, все знания, умения и предметы, делающие жизнь комфортной. Общее благосостояние проявляется во внешнем виде граждан, в их покое и самообладании. Мероприятия, предпринятые британским Кабинетом министров с целью его подрыва, обернулись против него же самого, поспособствовав более скорому росту наших национальных ресурсов, так как отвернули поток ценных металлов из британского денежного обращения и казны и направили его в казну Соединенных Штатов. И это очень хорошо, что неминуемая война предоставила нам такую своевременную услугу и оказала содействие получению средств, таких необходимых для ее ведения. Когда война позвала граждан на защиту страны, все поняли — как понимают и до сих пор, — что без финансовых и материальных ресурсов ее невозможно вести столько, сколько может понадобиться, а патриотизм, здравый смысл и мужественный настрой наших соотечественников являются ручательством того боевого духа и бодрости, с которыми каждый будет нести свою частицу общего бремени. Чтобы сделать войну короткой, а ее успех гарантированным, нужны лишь энергичные и постоянные усилия, а успех нашего оружия надолго обезопасит нашу страну от необходимости снова за него браться. Героические подвиги наших мужественных матросов уже доказали всему миру нашу неопровержимую способность отстаивать свои права на морских рубежах. И если кто-то ставил под сомнение репутацию нашего оружия, то эти пророческие вспышки героизма уверяют нас, что для завершающего триумфа у нас ни в чем нет нужды, кроме дисциплины и навыков, которые улучшаются и укрепляются с каждым днем.

Опубликовано: Инаугурационные речи Президентов США. Харьков: Folio, 2009. С. 28-30.
OCR: © 2009 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Джеймс Мэдисон «Инаугурационные речи», 1809, 1813

Речи, произнесенные Джеймсом Мэдисоном при вступлении в должность президента на первый и второй сроки.
Оригинал и перевод на русский язык.