Ку-клукс-клан в период Реконструкции Юга (1865-1877 гг.)

В г. Пьюласки (Теннесси) на стене здания местного суда укреплена мемориальная доска в память о том, что 24 декабря 1865 г. судья Томас Л. Джонс и еще шесть других лиц организовали здесь Ку-клукс-клан (ККК). Однако, несмотря на более чем столетнее существование этой организации, ее история «привлекает сравнительно малое внимание» 1 даже в США. И это естественно. Данная проблема носит остро политический характер, поскольку «центральным пунктом спора историков о Реконструкции является роль Ку-клукс-клана (в этот период. — Э. Л.)»2. Американских буржуазных ученых не особенно интересует сюжет, который находится в кричащем противоречии с официальной доктриной о традициях демократии, свободы, равенства и законности в этой стране.

Объективно неизбежное столкновение двух социальных систем, существовавших на территории США, — «системы рабства и системы свободного труда» 3, — привело к буржуазно-демократической революции 1861—1877 гг., прошедшей в своем развитии два этапа: гражданскую войну (1861—1865 гг.), в ходе которой была уничтожена рабовладельческая структура, и Реконструкцию Юга (1865—1877 гг.). Завершающей стадией революционных преобразований явилась борьба за упрочение этих преобразований в южных штатах. Негры, «белые бедняки», северные и южные радикалы сражались против контрреволюции и ее порождения и орудия — Ку-клукс-клана. Поэтому истолкование характера, целей и сущности «радикальной Реконструкции» неизбежно определяет отношение исследователя к кланистскому движению. В буржуазной историографии США можно выделить ряд направлений в изучении кланизма: реакционно-прорабовладельческое («южная школа» и примыкающие к ней «консерваторы»), либеральное («экономическая школа») и радикальное.

Наиболее старой является возникшая еще в конце XIX в. «южная школа» (В. Эндруз, А. В. Бабин, У. JI. Флемминг, У. А. Даннинг, Дж. Уоллес, Э. Дамер, К. М. Томпсон, У. У. Дэвис, К. Дж. Бауэре). Ее главный тезис: «радикальная Реконструкция» была «величайшей ошибкой». Одновременно она всячески прославляет «подвиги» Ку-клукс-клана. За свой обскурантизм сторонники данного течения получили прозвище «бурбонов». Выводы «южной школы» довольно популярны в США и принимаются за истину, не требующую доказательств. В американских учебных заведениях данный исторический период изучается в духе, который «удовлетворяет белых расистов и их главного агента — Ку-клукс-клан» 4.

К «южной школе» примыкает более позднее, но родственное ей по принципиальным методологическим положениям течение американской буржуазной историографии — «консерваторы» Дж. Рэндал, Е. Коултер, Дж. Милтон, X. Эскенроуд, С. Ф. Хорн особенно рьяно чернят деятельность радикальных правительств штатов Юга.

В изучении истории Реконструкции и кланистского движения большую активность проявляет «экономическая школа» (К. Ван Вудворд, Р. Патрик, Дж. Ричардсон, Дж. Фиклен, Э. Оберхольцер). Это направление американской исторической мысли внесло немало в исследование рассматриваемых вопросов. Если «южная школа» У. Даннинга — У. Флемминга сводила классовые столкновения на Юге к антагонизму белой и черной рас, то исследователи «экономической школы» смогли показать в своих работах, что борьба здесь шла за реализацию выдвигаемой радикалами программы социальных и политических требований, в значительной степени отвечающих интересам негритянского народа. Тем не менее точной картины Реконструкции последователи «экономического направления» вследствие буржуазной ограниченности исходных методологических установок дать не могли. «Радикальная Реконструкция, — пишет, к примеру, К. Ван Вудворд, — являлась эфемерным экспериментом»5. В связи с этим представители «экономической школы» хотя и осуждали деятельность клансменов, однако считали, что Ку-клукс-клан в то время был «неизбежным злом».

Продолжателями аболиционистских традиций в американской буржуазной историографии Реконструкции выступают сторонники ее «радикального» направления. К ним прежде всего следует отнести бесстрашного борца с «Невидимой империей» судью А. У. Турги, чьи работы появились еще в прошлом веке, Г. Бакмастер, Д. М. Чалмерса, У. Рэндела, П. Джилетти и Ю. Тиллинджера, Дж. Паттона, Дж. Вильямсона, А. У. Трилиза. «Радикалы» с позиций буржуазной демократии разоблачали деятельность Ку-клукс-клана, ими собран и систематизирован ценнейший документальный материал о чудовищной террористической сущности этой организации расистов. Однако они не смогли дать классовой оценки социальной природы кланистского движения как политического орудия плантаторской элиты Юга в ее контрреволюционной гражданской войне против социально-политического режима «радикальной Реконструкции».

Большой вклад в разработку рассматриваемой проблемы внес знаменитый американский прогрессивный ученый (затем марксист) У. Дюбуа. В своем фундаментальном исследовании «Черная Реконструкция» 6 он разоблачает домыслы расистских историков о характере событий на Юге. Великий негритянский историк сумел показать, что его народ был активной силой в схватках с Ку-клукс-кланом за социальное переустройство, свободу и землю. Он убедительно доказал, что активное участие негров в классовых сражениях, развернувшихся в это время в южных штатах, придало революционным преобразованиям здесь значительный размах и глубину.

Марксистская историческая мысль США не могла пройти мимо такого социального феномена, как кланизм. У. 3. Фостер7, Дж. Аллен 8, Г. Аптекер9 сделали основополагающий вклад в изучение истории «переустройства» Юга. Представители американской марксистской историографии убедительно показали, что в «реконструируемых» штатах шла гражданская война между неграми и их союзниками, с одной стороны, и рабовладельческой олигархией — с другой. В развертывавшемся классовом конфликте главную ударную силу контрреволюционеров составили кланистские формирования. Расистская элита южных штатов с помощью Ку-клукс-клана терроризировала негритянское население, навязала ему «свою тираническую власть… Освобожденные рабы были низведены до положения издольщиков… Реакция восторжествовала над революцией, начавшейся .в 1861 г.» 10К сожалению, изучению кланистского движения советские ученые не уделяют должного внимания. В очень незначительной степени эта проблема рассматривалась в связи с вопросами истории гражданской войны в США и последующей Реконструкции. Понятно, что кланистский сюжет при этом носил подчиненный характер и не мог быть сколько-нибудь детально исследован. В определенной степени деятельность Ку-клукс-клана проанализирована в монографии советского историка Р. Ф. Иванова11, являющейся «ценным исследованием» 12 о борьбе негритянского народа Юга за землю и демократические права, в интересных работах проф. А. И. Блинова и В. Э. Петровского, а также в ряде других изданий 13.

Настоящая статья имеет своей целью в какой-то степени восполнить существующий в советской американистике пробел и (что самое главное) обратить внимание на наличие очень интересной проблемы — кланистское движение в США. Прежде всего кланизм интересен тем, что он крайне жизнеспособен: существует уже второе столетие. ККК примечателен еще и тем, что в его идеологии отразились стрессовые элементы общественных структур, которые питают реакционные политические настроения: областной сепаратизм, расизм, религиозная нетерпимость. Социальный климат Юга, где в период Реконструкции возник Ку-клукс-клан, отличается старыми традициями насилия, милитаризма и клерикализма, низким культурным уровнем населения. Экономика здесь долгое время носила застойный характер сначала плантационного рабства, а затем испольного хозяйства.

Кланистское движение в рассматриваемый период было вызвано к жизни той социальной системой, которая сложилась в южных штатах в период рабовладения. Насилие во всех его видах являлось имманентным элементом этой структуры, насквозь пропитанной расистской идеологией. Крайне немногочисленные рабовладельцы Юга не могли держать в повиновении массы невольников без помощи систематического и изощренного террора. Американский ученый Д. А. Дюмонд в связи с этим пишет: «Порка, повешение, сжигание, стрельба в негров или какие-либо другие мучительные средства их убийства, какие только убийцы могли придумать, не были исключительным нововведением периода Реконструкции после гражданской войны. Это часть южной мифологии: это происходило с самого начала появления рабства на Юге…» 14. Имея в виду господство официальной доктрины расизма, террор по отношению к неграм, американский публицист прошлого века Годкин очень точно заметил, что «Юг перед войной (гражданской. — Э. Л.) представлял собой один громадный Ку-клукс-клан» 15.

Насилие сделалось ингредиентом социальной культуры16. Вскормленное рабовладением, оно стало широко практиковаться среди самих белых17. Рабство дало Югу не только особую общественную структуру и политическую организацию, но и сформировало специфические идеологию и психологический склад его населения18. Уже после окончания гражданской войны сенатор Блэйр заявил: «Сам по себе Ку-клукс-клан не является новым институтом. Этот только действует немного более дьявольски по сравнению с обычным положением вещей на Юге. Как нам представляется, это только новая фаза популярной системы «закона Линча», которая превалировала на Юге с тех пор, как мы можем это помнить» 19. В другом своем выступлении Блэйр коснулся еще одной специфически «южной» особенности: «Жители Юга во все времена были известны как народ, который вступал в секретные организации всякого рода. Они более привержены к ним, чем любой другой класс людей, какой я знаю» 20.

Подмеченные сенатором черты «южного образа жизни» объяснялись глубокими социальными причинами. Рабовладельческий Юг покоился на голом насилии. Поэтому в необходимых случаях плантаторы создавали «комитеты бдительных» — виджилянтов, которые с помощью внесудебной расправы, террора устанавливали угодные плантаторской олигархии порядки. Первые в истории США виджилянтские комитеты возникли еще в 60-е годы XVIII в. в Дикси. ««Регуляторы» Южной Каролины, — пишет американский исследователь Р. М. Браун, — явились прототипом американского виджилянтского движения»21. На Юге виджилянтизм был институционизирован22.

Когда в США в 40-х годах XIX в. началось широкое аболиционистское движение, то главной ударной силой в борьбе с ним стали созданные рабовладельцами тайные организации. В то время возникали сотни секретных обществ, занимавшихся убийствами и преследованием аболиционистов23. Конспиративные объединения плантаторов «Голубые ложи», «Сыны Юга», «Социальный союз» затем приняли самое активное участие в «канзасской войне»24. Именно участие тайных организаций рабовладельцев в этих событиях придало «драке в Канзасе» значительный размах. По неполным сведениям, во время этого конфликта были убиты 200 человек и уничтожена собственность на 2 млн. долл.25

В предвоенные годы в результате деятельности тайных террористических организаций плантаторов сотни людей были линчеваны только потому, что «уничтожаемые не высказывали враждебных взглядов к Северу — врагу рабовладельческого Юга» 26.

Наиболее известной ассоциацией такого рода были «Рыцари золотого круга» 27. Первоначально целью данного сообщества являлось насаждение путем экспансии невольничества негров в странах Центральной и Южной Америки. По мере нарастания угрозы рабовладению на Юге деятельность этого союза все в большей степени сосредоточивается на территории США. Организационная структура «Рыцарей золотого круга» была заново тщательно продумана. Личный состав подразделялся на три степени. Принадлежащие к первому (военному) разряду имели звание «рыцаря железной руки». Члены второй ступени занимались финансами и обладали титулом «особо верных»; состоявшие в третьей группе ведали политикой и именовались «рыцарями колумбийской звезды» 28. В ноябре 1860 г. организация насчитывала 115 тыс. членов, «включая ведущих государственных и политических деятелей южных штатов» 29.

«Рыцари золотого круга» затем приняли самое активное участие в сецессионистском движении. Это дало повод после начала гражданской войны заявлять, что разразившийся конфликт — исключительно результат преступного заговора таинственных и могущественных «Рыцарей золотого круга», в число которых входил почти каждый сколько-нибудь заметный и влиятельный на Юге человек. Думается, что по целям, организационной структуре и методам действия существовавшие в 40—50-х годах XIX в. тайные террористические организации рабовладельцев (особенно «Рыцари золотого круга») явились прямыми предшественниками Ку-клукс-клана.

Во время гражданской войны мятежники успешно использовали специальные партизанские формирования «герильясов»30. Однако подрывные акции против Севера в значительной степени осуществлялись секретными организациями рабовладельцев. Центральное место среди них занимали все те же «Рыцари золотого круга». Уже к апрелю 1861 г. их ячейки появились в Иллинойсе и других штатах Среднего Запада, а затем начали действовать на всей территории страны31. Эта контрреволюционная лига (очень сильная в Огайо, Индиане, Иллинойсе, Айове и Висконсине) опиралась на прорабовладельческие круги, сплотившиеся вокруг партии «мирных демократов», и насчитывала около 500 тыс. человек32.

«Рыцари золотого круга» развязали настоящую оргию террора против юнионистов, аболиционистов, офицеров и солдат федеральных войск33. Мятежники в ряде случаев даже смогли установить контроль над местными органами власти 34. Эта контрреволюционная лига, как «злокачественная опухоль, проникала во все жизненные артерии свободного Севера, выполняла задания по подрыву военных усилий Союза и готовилась по сигналу Конфедерации поднять контрреволюционный мятеж в тылу» 35.

Деятельность тайных альянсов, особенно на Среднем Западе, очень скоро приобрела в глазах лидеров Конфедерации значение последнего ресурса, с помощью которого можно было добиться приемлемого для них мирного соглашения с правительством США. Успешное продвижение армий Шермана и Гранта, морская блокада Юга, лишавшая его снабжения жизненно важными военными материалами и снаряжением, — все это делало почти безнадежным достижение победы в открытых вооруженных столкновениях. Поэтому конфедераты в качестве своего последнего шанса остановить неудержимый натиск юнионистских войск обратились к подпольным организациям на территории Севера 36.

Перед конспиративными группировками была поставлена задача поднять вооруженное восстание в тылу федеральных войск с целью создания «Западной Конфедерации». В этих целях производится организационная перестройка «Рыцарей золотого круга»: во главе становится видный деятель демократической партии К. Л. Валландигхэм, «великая медянка»37, как его именует американский историк Дж. Милтон, «злобный противник А. Линкольна» 38, по другой характеристике. Однако планы заговорщиков рухнули из-за своевременно принятых властями мер39.

Гражданская война в США привела к ликвидации рабовладельческой структуры. Начался сложный период освоения южных штатов финансовыми воротилами Нью-Йорка и Бостона, Филадельфии и Чикаго, получивший название «Реконструкции Юга». В 1867 г. наступил принципиально новый этап этого периода: власть в бывших мятежных штатах безраздельно перешла в руки промышленной буржуазии, которая была вынуждена предоставить бывшим рабам политические права с целью использовать их в борьбе со все еще не разоружившимися плантаторами. Изменения, происшедшие во время «радикальной Реконструкции», носили подлинно революционный характер: плантаторская элита была полностью лишена власти.

За годы Реконструкции негритянский народ Юга добился в своем развитии во всех областях жизни «больших успехов, чем за всю предыдущую историю, начиная с появления первых негров-рабов на американском континенте» 40. В это время здесь был осуществлен целый комплекс прогрессивных преобразований: всеобщее избирательное право, государственная система образования, предоставление гражданских прав женщинам, обеспечение престарелых, запрещение «черных кодексов», заключения в тюрьму за долги, порки у позорного столба, дискриминации евреев и т. д. Тогда на Юге действовали самые прогрессивные правовые нормы в стране. Никакой штат на Севере не мог похвастать таким законодательством 41.

Примириться с этим плантаторская олигархия не могла. Но поражение в только что закончившейся гражданской войне исключало открытое вооруженное выступление. Это вынудило искать другие способы для нанесения ударов по ненавистному для бывших рабовладельцев политическому режиму. Такое средство вскоре было найдено в виде Ку-клукс-клана.

Поначалу так называлось немногочисленное тайное фратерналистское общество со сложнейшей иерархической структурой и экзотическим ритуалом, основанное в декабре 1865 г. в Пьюласки (Теннесси) экс-офицерами армии Конфедерации42. Сначала они хотели назвать свое объединение «Рыцари круга», но потом отказались от этого намерения, полагая, что данное наименование власти могут принять за возрождение «Рыцарей золотого круга». Затем один из «учредителей» — Рид, который знал греческий, предложил назвать «Рыцаря куклос» (куклос по-гречески — круг), но и оно было отклонено. Была отвергнута также идея наименовать братство «Ку-клос Клан». Капитан Кеннеди, чьи предки происходили из Шотландии, попросил, чтобы в названии создаваемого ими общества упоминалось слово «клан». Окончательно остановились на «Ку-клукс-клан» 43.

Необходимо сказать, что странное на первый взгляд наименование затем очень пригодилось клансменам, набрасывая покров таинственности и мистического ужаса на их кровавые «подвиги». Один из первых историков кланизма, Д. JI. Уилсон, верно заметил, что «была роковая сила в самом названии «Ку-клукс-клан». Пусть читатель произнесет это слово вслух. Оно напоминает звук ударяющихся друг о друга костей скелета» 44.

Основатели Клана разработали целую иерархическую структуру со специальной терминологией. Во главе братства стоял «великий циклоп». «Великий волхв» был его помощником. «Великий турок» исполнял роль пристава, а «великий казначей» заведовал сбором взносов. Два ликтора несли внешнюю и внутреннюю охрану того места, где проводили свои встречи члены общества 45.

Принятие кланистской униформы произошло несколько позднее. Чтобы отпраздновать основание Ку-клукс-клана, его учредители завернулись в простыни и в таком виде принялись галопировать по улицам Пьюласки. Во время этих дурачеств они от души смеялись над тем изумлением, какое производил их вид на жителей городка, и над ужасом, который они вызывали у негров, встречавшихся им по пути46. После этого пуласские клансмены стали носить белые маски с отверстиями для глаз и носа, высокие фантастического вида шапки, сшитые таким образом, что они увеличивали рост человека, надевшего их, а также мантию или балахон, закрывавшие всю фигуру. Экипировку клансменов завершал свисток, с помощью которого подавались сигналы, для чего был разработан специальный код47.

Клансмены в ходе своих «забав» выяснили, что забитые, сплошь неграмотные негры панически боялись таинственных фигур в причудливых, фантастических одеяниях. Запугивание суеверного черного населения сделалось основным занятием пьюласских «шутников». Благо в первое время освобожденные принимали их за души погибших конфедератов48.

Однако вышеупомянутыми «развлечениями» члены ККК занимались самое непродолжительное время. Как пишет известный знаток кланизма Д. М. Чалмерс, «за исключением шуточных проказ и дурачеств в Пьюласки во время первых дней Реконструкции «Рыцари Ку-клукс-клана» никогда не отличались чувством юмора» 49. Следует заметить, что некоторое время спустя негритянская милиция стала стрелять в клансменов, убивая их, как и обычных смертных, и страх перед представителями «сверхъестественных сил» прошел50.

В течение 1866 г. Клан был главной темой в разговорах жителей Пьюласки. Секретность, его окружавшая, производила огромное впечатление. В каждом номере местного вестника помещались заметки и сообщения о Ку-клукс-клане. Они перепечатывались другими газетами, и весть о таинственной теннессийской организации широко распространилась по всем южным штатам51.

Со временем в ряды ККК стали проникать участники прежних репрессивных объединений (прежде всего «Рыцари золотого круга»), что уже очень скоро придало ему характер южного расистского террористического ордена. Вскоре Ку-клукс-клан провел свою первую акцию: негр, замеченный в обществе школьной учительницы, был схвачен и увезен за город. Его предупредили, что если он хочет остаться в живых, то должен держаться подальше от белых женщин. «Провинившегося» наказали сравнительно легко: сбросили в ледяной поток.

1865—1867 гг. можно охарактеризовать как период экспансии кланистского движения. Ячейки Клана — «пещеры» — появились в различных частях Юга, охватывая обширный район. В течение лета и осени 1866 г. они были учреждены в Теннесси, Алабаме, Джорджии и других местах. К концу этого года их насчитывалось уже 100. Как отмечал Стивенсон, член комиссии конгресса США, расследовавшей деятельность Ку-клукс-клана, «в зиму 1866 г. стало ясно, что мятежные элементы, находившиеся в хаотическом, неорганизованном состоянии, стали по всему Югу образовывать антиправительственные общества и организации» 52.

С 1867 г., первого года «радикальной Реконструкции», наблюдается стремительный рост рядов Клана. К 1868 г. вокруг Ку-клукс-клана объединились все террористические организации плантаторов 53. Как отмечают американские исследователи, должностные лица ККК «оказались буквально затопленными заявлениями о приеме…» 54 Одновременно рос и масштаб его деятельности. Командующий федеральными войсками в штате Теннесси генерал Томас отмечал в своем официальном докладе за 1867 г.: «В течение нескольких недель прошлого года эта организация (Ку-клукс-клан.—Э. Л.) распространилась на огромной части штата и причинила немалую тревогу… Организованные отряды людей, с оружием и верхом, причем внешность и лошадей, и всадников была изменена, патрулируют штат, предпринимая действия, имеющие своей целью запугать законопослушных граждан, оскорбить и причинить им вред. Особенно это касается цветных… Было совершенно очевидно, что старый дух проскрипций был очень далек от того, чтобы умереть, он представлял собой неугасимый огонь, готовый вспыхнуть при малейшей возможности» 55.

ККК явился порождением контрреволюционной элиты Дикси. С самого начала руководство здесь захватила южная олигархия56. Она приняла деятельнейшее участие в учреждении «Невидимой империи». «Ку-клукс-клан, — писал Турги, — был создан привилегированными классами Юга, он управлялся и контролировался ими и был руководим ими все время. Это было их порождение, их орудие для достижения поставленных целей» 57.

Социальная база Клана была весьма неоднородной. Господствующая элита представляла белое меньшинство на Юге. По подсчетам У. Дюбуа, здесь правила олигархия, насчитывавшая всего 8 тыс. человек 58. Поэтому очень важной задачей для кланистских лидеров явилось привлечение на свою сторону хотя бы части социальных низов. В этих целях идеологи кланизма использовали расовые предрассудки наиболее отсталых слоев свободного населения южных штатов.

«Белые бедняки» зачастую полностью зависели от помощи богатого плантатора, который легко контролировал своих кропперов, угрожая сгоном с земли или прекращением оказания поддержки59. О зависимости представителей данной социальной прослойки от лендлордов американский реакционный историк А. В. Бабин писал, как о широко развитой на Юге привычке «следовать за своими вождями…» 60, а Чаннинг — как «о готовности «белого бедняка» более охотно подчиняться дисциплине, находясь под руководством южных аристократов» 61.

Освобождение негров явилось сокрушительным ударом для рабовладельцев. Между тем осложнилось также положение и люмпен-пролетариата, жившего подачками аристократов. Лично наблюдавший послевоенный Юг Де Форрест писал в своих мемуарах, что, «когда негров освободили, «белые бедняки» были на такой же стадии почти полного банкротства, как и плантаторы» 62. Многие из них, лишившиеся после гражданской войны поддержки крупных рабовладельцев, во всех бедах винили негров. Именно они, в первую очередь, массами стали вступать в ККК. Недаром, как отмечал еще У. Даннинг, Ку-клукс-клан был наиболее активен в тех районах, где проживали «белые бедняки» 63. Озлобленные, невежественные, отравленные ядом расистских предрассудков, эти люмпен-пролетарии находились под полным контролем аристократов, к «чьей клиентелле они принадлежали» 64. При этом подавляющая часть клансменов рекрутировалась из бывших офицеров и солдат армии мятежников65.

В апреле 1867 г. в г. Нашвилл нелегально состоялся первый конгресс Ку-клукс-клана, созванный «великим циклопом» Пьюласки. Все известные «пещеры» получили приглашения принять в нем участие 66. Съезд должен был «приготовить Клан для надвигавшейся битвы за контроль над Югом» 67. Как объясняли сами инициаторы кланистского конгресса, его целью было: «1) реорганизовать Клан на новой основе в соответствии с его теперешними размерами и применительно к нынешней ситуации; 2) объединить разрозненные «пещеры», обеспечить единство их целей и действий; 3) наделить руководителей такими правами, которые бы наилучшим образом обеспечивали им исполнение их обязанностей; 4) распределить полномочия на местах среди доверенных лиц и потребовать от них неукоснительного надзора над подчиненными им лицами» 68.

Согласно местной теннессийской легенде, заседания конгресса происходили в десятом номере во вновь выстроенном отеле Максуэлла69. На них присутствовали делегаты из Теннесси, Алабамы и Джорджии. Генерал Гордон, юрист из Пьюласки, написал «Конституцию ККК», содержавшую общие принципы, которыми Ку-клукс-клан должен был руководствоваться в своей деятельности. Этот документ, состоявший из введения и трех статей, решительно отвергал все мероприятия федерального правительства на Юге. Как провозглашалось в нем, Клан возник, чтобы «остановить гибель нашей несчастной страны и избавить белую расу от тех невыносимых условий, в которые она поставлена в последнее время в этой республике. Нашей главной и основной задачей является поддержание верховенства белой расы…

Америка была создана белыми и для белых, и любая попытка передать власть в руки черной расы является одновременно нарушениями и конституции, и божьей воли…

Права негров должны быть признаны и защищены, но белые должны оставить себе привилегию определить объем этих политических прав. И до тех пор, пока негры не ответят, как они понимают свои политические права, Клан поклялся не допускать политического равенства чернокожих».

Конгресс выработал также организационную структуру кланистского движения. Ку-клукс-клан объявлялся «Невидимой империей», управляемой, согласно п. 1 ст. 4 «Конституции ККК», «великим магом», которому помогал совет, состоящий из 10 «гениев». Власть главы Клана носила автократический характер: принятые им решения считались окончательными.

В соответствии со ст. 2 «Конституции ККК» «Невидимая империя» распалась на «королевства», охватывавшие штат, во главе с «великим драконом» и его штабом из восьми «гидр». «Королевство» подразделялось на «домены», равные избирательному округу по выборам в конгресс США. Руководил «доменом» «великий титан», чьими помощниками являлись шесть «фурий». В свою очередь «владение» делилось на «провинции», совпадавшие с графствами. Возглавлял «провинцию» «великий гигант» и четыре «домовых».

Первичной ячейкой была «пещера» с «великим циклопом» и двумя «ночными ястребами» в качестве лидеров. Другими должностными лицами считались «великий волхв», «великий монах», «великий казначей», «великий турок», «великий писарь», «великий страж» и «великий знаменосец». «Великий волхв» замещал «великого циклопа». «Великий монах» возглавлял «пещеру» во время отсутствия двух первых. «Великий казначей» распоряжался финансами. «Великий турок» оповещал клансменов о предстоящих собраниях. «Великий страж» был привратником пещеры, а «великий знаменосец» хранил и оберегал «великое знамя». Рядовые подданные «Невидимой империи» получили название «вампиров» (п. 2 ст. 2 конституции).

Клансмены нашли почти неисчерпаемый источник пополнения своей казны: они тайно от федеральных властей устанавливали хлопкоочистительные машины, а затем такой контрабандно обрабатываемый хлопок сбывали70. Необходимые средства и оружие также добывали во время рейдов. В Южной Каролине, например, клансмены ограбили казначея графства Йорк, а затем забрали из помещения суда оружие и боеприпасы71.

В Нашвилле был принят текст специальной клятвы клансмена. Когда этот документ впоследствии предали гласности, видный радикал сенатор Д. Шерман заявил, что данное обязательство свидетельствует о существовании «организации с политическими целями, и хотя содержание клятвы местами завуалировано, тем не менее оно показывает, что целями и намерениями этой организации является лишить огромные массы населения южных штатов возможности пользоваться правами, которые им гарантированы конституцией нашей страны» 72.

Другой важной акцией кланистского конгресса явилось избрание лидера Ку-клукс-клана. На этот пост первоначально пригласили бывшего главнокомандующего армией Конфедерации генерала Р. Ли. Готовясь к схватке с врагами, ККК хотел иметь своим вождем прославленного, обладавшего огромным авторитетом полководца. Однако последний отклонил сделанное ему предложение, заявив, что «останется невидимым главой «Невидимой империи»». Р. Ли решил удалиться в частную жизнь и не ввязываться в политические авантюры Клана 73.

На данный пост был назначен (с одобрения Ли) генерал армии Конфедерации Н. Б. Форрест74. Этот представитель южной олигархии пользовался колоссальным влиянием на Юге и являлся лидером наиболее непримиримо настроенной части рабовладельцев. Он зарекомендовал себя беспощадным и непримиримым защитником рабства. Знаменитый юнионистский генерал У. Т. Шерман писал во время гражданской войны, что Форрест, Стюарт, Морган и Джонстон являются вождями самой опасной для Севера прослойки южан, из чего он делал вывод: «Эти люди должны быть убиты или завербованы на нашу сторону, если мы хотим достичь мира» 75.

Во время гражданской войны Форрест был известен как наиболее отличившийся предводитель кавалерии южан76. Нью-йоркская «Харперз уикли», поместив в номере от 18 февраля 1865 г. его портрет, так охарактеризовала этого военачальника: «Н. Б. Форрест, великий лидер конницы Конфедерации. Он участвует в военных действиях с самого начала гражданской войны, и самые смелые рейды конфедератов были совершены под его командованием… Во время нашего продвижения на Юг он был наиболее грозным противником, нападавшим на наши коммуникации, захватывавшим наши поезда с боеприпасами или снаряжением или обрушивавшимся на слабо укрепленные города».

Главнокомандующий армией северян Грант очень высоко оценивал боевую деятельность своего противника: «… Для того особого рода военных действий, которые вел Форрест, ни одна армия не могла претендовать на то, что она имела более эффективного офицера, чем он» 77. Другие участники гражданской войны видели в этом человеке не только лихого кавалерийского генерала: многие считали его военным гением 78.

Во время войны он проявил огромное личное мужество. «Не было человека, который бы сражался более храбро, чем Форрест», — признавал в своей речи 4 апреля 1871 г. в палате представителей Стивенсон, член комиссии конгресса, расследовавшей деятельность ККК79. «Великий маг» принял личное участие в 169 битвах и вооруженных столкновениях80. Все это с полным правом позволило прославленному полководцу северян У. Т. Шерману говорить о Форресте как «о наиболее знаменитом человеке времен гражданской войны, действовавшем на стороне южан»81.

«Великий маг» отличался феноменальной жестокостью по отношению к своим противникам. По инициативе генерала и с полного его одобрения подчиненные ему лица совершали «насилия, которые превзошли все, в чем упрекали индейцев» 82. Так, 12 апреля 1864 г. при взятии форта Пилоу войска под командованием Форреста зверски расправились с солдатами-неграми, оборонявшими данное укрепление 83. В связи с этим У. Дюбуа писал, что наиболее ужасным примером проявления жестокости во время гражданской войны со стороны армии конфедератов является бойня, учиненная в форте Пилоу 84.

После поражения рабовладельцев Форрест не разоружился, не примирился с новым положением вещей. Давая в 1871 г. показания комиссии конгресса, расследовавшей деятельность ККК, он заявил: «Я люблю старый (рабовладельческий. — Э. Л.) строй, я также люблю старую конституцию. Я думаю, что правительство Конфедерации было лучшим правительством во всем мире…»85

Таков был первый «великий маг» Ку-клукс-клана. Помимо огромного авторитета, которым он обладал, и жгучей ненависти к «радикальной Реконструкции» глава ККК, «будучи блестящим тактиком, посвятил свой гений делу создания кланистских сил»86. Клан, подчеркивал американский историк Р. Патрик, «извлек огромную пользу из блестящих организаторских способностей Н. Б. Форреста» 87.

Под стать ему были и другие высшие должностные лица «Невидимой империи», избранные на том же конгрессе: плантаторы, политиканы и биржевые спекулянты, «вышибленные со своих мест новым порядком вещей» 88. Большинство из них в прошлом служили офицерами высокого ранга в армии мятежников. «Великим драконом» Джорджии, например, стал генерал Дж. Б. Гордон, который командовал левым крылом армии Ли, когда та сдалась в 1865 г. Гранту89. Другим видным деятелем Клана был «великий дракон» Алабамы генерал Д. X. Клентон. После его смерти этот пост занял сенатор США генерал Д. Т. Морган. Клансменами Техаса руководил Р. А. Миллс, а Теннесси и Миссисипи — генералы Конфедерации Д. У. Гордон, который сделался правой рукой «великого мага», и Д. 3. Джордж. Бывший губернатор 3. Б. Вэнс возглавил ККК в Северной Каролине. Генерал А. Пайк стал главой Клана в Арканзасе, а генерал У. Хэмптон — в Южной Каролине.

В итоге нашвиллского съезда «Ку-клукс-клан превратился и высокоцентрализованную организацию» 90. В 1868 г. «Конституция ККК» подверглась пересмотру91. Ее ревизия свидетельствовала о расширении сферы кланизма. Теперь в качестве района деятельности Клана упоминались не только 11 штатов Конфедерации, но также Мэриленд, Миссури и Кентукки 92.

Между январем и маем 1868 г. Форрест посетил почти все штаты Юга, и немедленно после его визита в каждом из них вспыхивает кланистский мятеж93. Такую же энергичную деятельность развил и ближайший помощник генерала «великий дракон» Теннесси Гордон, чьи эмиссары создали первые кланистские «пещеры» в Южной Каролине 94.

Район деятельности ККК охватывал огромное пространство: «Невидимая империя» включала все прежние рабовладельческие штаты за исключением Делавэра95. Ку-клукс-клан наибольшее распространение получил в Теннесси, Алабаме, Северной Каролине и Луизиане. Форрест, например, полагал, что в Теннесси насчитывалось 40 тыс. членов «Невидимой империи» и что тамошнее «королевство» было «наиболее сильным на Юге» 96.

ККК действовал под самыми различными названиями: «Невидимая империя», «Белое братство», «Рыцари черного креста», «Стражи конституции» (Северная Каролина), «Соединенные стражи конституции», «Рыцари белой камелии», «Южный крест» (Луизиана), «Белая лига» (Луизиана и Арканзас), «Рыцари белой розы», «Бледнолицые» (Теннесси), «Невидимый круг», «Совет безопасности», «Красные рубашки», «Клуб карабинеров» (Южная Каролина), «Белые шапки», «Ночные всадники», «Красные куртки», «Рыцари восходящего солнца», «Сыны Вашингтона» (Техас), «Партия белого человека», «Люди справедливости» (Алабама), «Белые рыцари», «Огненные кресты», «Белая роза», «Белая лилия», «Черная кавалерия», «Невидимый круг», «Семья Робертсонов», «Краснокожие», «Ассоциация 76», «Соколы», «Совет безопасности» (Миссисипи), «Братья Вашингтона», «Скауты Хегги», «Народный клуб», «Клубы Робинзона» и т. д.97 Это было сделано для того, чтобы клансмены могли без страха клясться, что они не состоят в ККК.

Наиболее известной кланистокой организацией являлись «Рыцари белой камелии»98. Она насчитывала 100 тыс. членов. Только в одном Новом Орлеане к ней принадлежали 15 тыс. человек99. Стивенсон, член расследовавшей деятельность ККК комиссии, заявил в своей речи в конгрессе США 4 апреля 1871 г.: «Нет никакого сомнения в том, что… существует целая система секретных организаций, охватывающих Юг и известных под общим именем Ку-клукс-клан, и нигде операции этой организации,, тайные и открытые, не были более эффективными, чем в Луизиане» 100.

По данным Форреста, в ККК состояли свыше 550 тыс. человек 101. Многие американские ученые, например, У. Уолен, склонны верить, что приводимая «великим магом» цифра близка к действительности102. Р. Кристи даже полагал, что к весне 1867 г. было 2 млн. клансменов, а всего за время существования старого ККК в его рядах находилось 5 млн. человек 103. Думается, что это явное преувеличение, так как численность «старого клана», по-видимому, даже в пик кланистского движения достигла 400—500 тыс. человек. Несомненно одно, что кланизму удалось обеспечить себе широкую социальную базу. Офицер федеральной армии, посланный в графство Йорк (Южная Каролина) для расследования деятельности «вампиров», сообщал, что из 2300 человек белого мужского населения в ККК состояли 1800 104.

Огромную роль в придании Клану высокого престижа, в сообщении контрреволюционной террористической деятельности клансменов черт героической борьбы за права «угнетенного Юга» сыграла реакционная печать, развернувшая систематическую кампанию его прославления105. Контрреволюционной прессе удалось создать ККК среди относительно широких слоев белого населения реконструируемых штатов репутацию «защитника прав народа» 106.

Судья Турги, непосредственно наблюдавший деятельность Ку-клукс-клана, считал, что «Невидимая империя» — это «наиболее известная организация, приспособленная для противозаконной деятельности, которую когда-либо знал цивилизованный мир» 107. Характерными особенностями Ку-клукс-клана являлись «секретность и таинственность» 108. Вся его деятельность была тщательно законспирирована. Клан окутывал почти непроницаемый покров секретности. «Тайна была самой жизнью старого Ку-клукс-клана», — писал американский исследователь109. Потаенность создавала огромные затруднения в борьбе с этим террористическим сообществом. Тот же Турги считал, что ККК соединял в себе секретность ордена иезуитов с беспримерной жестокостью и что именно в этом было его могущество 110.

Кланистские лидеры прилагали много усилий, чтобы придать своему сообществу ореол сверхъестественной, мистической силы, подчеркнуть его всевластие. Маленькие белые листки бумаги, в центре которых стояли три буквы—«ККК», — наклеивались па фонарные и телеграфные столбы, на стены строений, на спинки кресел в общественных местах, «всюду, куда падал глаз человека, он мог бы увидеть листовку Ку-клукс-клана»111. Наиболее эффективным методом, употреблявшимся ККК для того, чтобы проявить его таинственную власть, были ночные парады, во время которых облаченные в полное кланистское одеяние молчаливые всадники призрачно следовали по пустынным улицам городов и местечек Юга112.

Члены ККК умело хранили тайны и беспрекословно повиновались своим руководителям. Малейшая попытка предать огласке секреты Клана влекла для нарушителя неотвратимую смерть. Клансмены никогда не собирались несколько раз подряд на одном и том же месте. Для своих встреч они имели запасные явки, проникнуть куда мог только тот, кто знал многочисленные пароли и опознавательные знаки113. Во время этих собраний и террористических акций клансмены надевали белые, черные или полосатые балахоны и колпаки с отороченными красным прорезями для глаз, носа и рта, иногда увенчанные несколькими рогами. Такое одеяние не позволяло опознать носившего его. «Вампиры» старались не оставлять в живых ни одного свидетеля своих преступлений114.

Правда, начиная с 70-х годов клансмены стали действовать почти открыто. В Луизиане, например, кланистские «комитеты бдительных» существовали чуть ли не официально. Местная реакционнейшая «Пчела Нового Орлеана» «советовала учреждать их везде и одобряла их действия» 115. Обычно «пещеры» «Невидимой империи» маскировались под легальные политические и спортивные клубы (стрелковые, фехтовальные, верховой езды и т. д.). Так, губернатор Южной Каролины сообщал, что в его штате насчитывалось по меньшей мере 250 всякого рода «стрелковых клубов»116.

Огромная численность организации, ее разветвленность, многочисленные влиятельные сторонники в органах власти и даже в радикальной «Юнионистской лиге» — все это позволяло Ку-клукс-клану располагать зачастую исчерпывающей информацией, на основе которой операции «Невидимой империи» разрабатывались очень тщательно. Как правило, они проводились по ночам, в соответствии со специальными инструкциями. По свидетельству Турги, который в качестве члена Верховного суда Северной Каролины непосредственно боролся с кланистским движением, ККК управлялся лучше, чем армия Конфедерации117. В оперативном отношении «Невидимая империя» была организована следующим образом: графство (клан) разделялось на несколько округов; каждый округ составлял «лагерь», низшую боевую ячейку клансменов. «Лагерем» командовал «капитан», во главе клана стоял «вождь» 118.

Клансмены действовали чрезвычайно мобильными группами численностью от 10—12 до 200—500 человек. Их рейды отличались полной внезапностью, стремительностью и заканчивались убийствами и избиениями жертв. В связи с этим судья Турги писал: «Величайшее удивление на Севере вызывал тот факт, каким образом такая организация, как Ку-клукс-клан, могла осуществлять столь широкий террор с таким крайне незначительным числом жертв для себя. На Севере постоянно задают один и тот же вопрос: «Почему жертвы Ку-клукс-клана не защищались?» Сражаться против кого? Защищаться когда? Когда будешь атакован глухою полночью силою ста против одного, причем нападение является полнейшей неожиданностью для атакуемого?» 119 К тому же клансмены были отлично вооружены, причем самым современным для того времени оружием 120.

Ку-клукс-клан проявлял особую активность там, где «радикальная Реконструкция» добилась наиболее ощутимых успехов. Основным методом в его деятельности являлось насилие. «Ку-клукс-клан, — пишет У. 3. Фостер, — был орудием организованного насилия плантаторов и их союзников над неграми и их белыми союзниками. Он был оружием контрреволюции, созданным. .. для того, чтобы не давать неграм и белой бедноте осуществлять свои законные политические права. Он был главным средством, которое плантаторы использовали в своих попытках снова отвоевать Юг» 121.

Клан запугивал, порол, калечил, расстреливал, закалывал и вешал свои жертвы. Клансмены избивали их кольями, ореховыми прутьями, ручками мотыг, кнутами, чересседельниками, сосновыми ветками и рыбацкими шестами. Мужчин кастрировали, а женщин насиловали. Обычной практикой было привязать потерпевшему камень на шею, а затем бросить в воду. Нередко «вампиры» сжигали свои жертвы, в других случаях они привязывали их к рельсам с таким расчетом, чтобы на них наехал поезд. При этом клансмены с равной жестокостью относились и к женщинам 122. Клансмены также очень широко практиковали отравления и поджоги 123.

Насилие стало на Юге в этот период настолько привычным, что лишь особая жестокость его проявления могла привлечь внимание124. Садизм контрреволюционеров являлся логическим результатом рабовладельческого варварства. Исследователи отмечают, что не было той жестокости, которой бы ККК не применял против своих противников. Так, губернатор Флориды Флемминг сообщал, что клансмены убили негра, сварили его тело в котле для приготовления сахара, после чего хирург — экс-конфедерат собрал скелет, который затем повесили для устрашения на перекрестке дорог125.

Факты, собранные комиссией конгресса США, расследовавшей деятельность Ку-клукс-клана, показывают, что число убийств, совершенных членами этой организации только с 1865 по 1870 г. включительно, составляет: в Виргинии — 500, Кентукки — 1000, Теннесси — 1500, Северной Каролине —1000, Южной Каролине — 1000, Джорджии — 500, Флориде — 300, Алабаме — 500, Миссисипи — 500, Арканзасе — 500, Луизиане — 3000, Техасе — 5000, а всего 15 300 126.

Комиссия не смогла достаточно исчерпывающе исследовать данный вопрос, так как работала очень недолго, да и ККК всячески мешал ее деятельности. Кроме того, исследовался только начальный период кланистского движения. Размах террора клансменов был значительно шире на заключительном этапе существования «старого Ку-клукс-клана». В 1880 г. член палаты представителей Г. Вильсон сообщил, что за политическую деятельность в реконструируемых штатах были уничтожены 130 тыс. человек 127, а всего жертв клансменов «насчитывалось миллионы» 128. Население Юга испытывало безграничный ужас перед беспощадной и таинственной силой. Во многих случаях было достаточно одной угрозы в адрес вызвавшего недовольство «Невидимой империи», чтобы это лицо немедленно покидало данный район.

Ку-клукс-клан очень точно избрал объекты для атаки: «Акт Реконструкции», право голоса для негров, школы для цветных, северяне с их радикальными идеями и т. д.129 Радикалы и вообще северяне зачастую существовали здесь в своеобразном социальном вакууме, созданном бойкотом со стороны многих южан. Прорабовладельческая печать Дикси открыто пропагандировала остракизм. Постоянными объектами нападений клансменов являлись республиканцы, активисты «Юнионистской лиги», радикальные кандидаты на выборах. Контрреволюционные газеты Юга открыто указывали убийцам их жертвы130. В Южной, Каролине портреты видных радикалов распространялись по всему штату с тем, чтобы «вампиры» могли легко опознать их и «ликвидировать»131. Неудивительно, что на Юге разыгралась развязанная ККК эпидемия политических убийств. Так, в 1868 г. в Джорджии клансмены уничтожили Ашборна, кандидата от республиканской партии на пост губернатора штата 132. В этом же году в Алабаме было произведено нападение на двух членов законодательного корпуса. Одного из них, Кронланда, застрелили, а другой, Вран- сон, прекратил политическую деятельность133. Тогда же в Луизиане имело место убийство видных прогрессивных деятелей Чейза и Поупа134. В следующем, 1869 г. в Джорджии погибли сенатор Ядкинс и член законодательного собрания Айер 135.

Весьма часто политические преступления совершались во Флориде136. Один из лидеров радикалов в этом штате, Гиббс, превратил свой дом в настоящий арсенал, так как, по его словам, клансмены угрожали ему. Однако, как известно, длинная рука клана все же настигла негритянского лидера: он был отравлен 137.

Имея в виду постоянные нападения на прогрессивных депутатов, главный констебль Южной Каролины Хьюбард рекомендовал членам легислатуры от графств Лоуренс и Йорк, где кланистское движение приняло наиболее широкий размах, не возвращаться на время парламентских каникул домой, поскольку там они могут быть уничтожены клансменами 138.

ККК совершал акты насилия против расквартированных на Юге офицеров и солдат правительственных войск. Особенно настойчиво клансмены охотились за военнослужащими-неграми. Негритянские солдаты являлись носителями революционных идей и устремлений своего народа и в этом своем качестве представляли огромную угрозу для контрреволюционной плантаторской олигархии. Естественно, что «вампиры» повели с ними безжалостную борьбу. Как писала Г. Бакмастер, в южных штатах после гражданской войны «жизнь цветного солдата не стоила ломаного гроша, если он был застигнут один где-нибудь на дороге» 139.

Ку-клукс-клан методически изгонял федеральную администрацию из реконструируемых штатов. Клансмены особо охотились за служащими «Бюро освобожденных». Причем должностные лица данного учреждения вызывали у них такую ненависть, что нападения на чиновников продолжались и после ликвидации этого ведомства140. Постоянными объектами насилий являлись федеральные налоговые и почтовые чиновники141. С неменьшим упорством и жестокостью клансмены боролись с представителями местной администрации142. Путем систематических нападений контрреволюционерам удалось в известной степени парализовать деятельность радикальных властей на Юге.

Основным объектом кланистского насилия являлись освобожденные негры. К сожалению, мы не располагаем сколько-нибудь полной статистикой, которая бы в цифрах запечатлела страдания и боль освобожденных. Но даже отрывочные сведения позволяют говорить о настоящем геноциде. Руководитель «Бюро освобожденных» Говард 20 октября 1869 г. сообщал в докладе военному министру, что с октября 1868 г. по октябрь 1869 г. в одном только штате Северная Каролина были зарегистрированы 100 тыс. актов террора, совершенных «вампирами». В первую очередь уничтожались самые развитые, сознательные и независимые представители негритянского населения. Так, в округе судьи Турги от рук «вампиров» пали три школьных учителя, три сапожника, два кузнеца, механик и мельник 143. Как писал У. Даннинг, «негров ненавидели и боялись прямо пропорционально их интеллекту и способностям»! 144. Именно поэтому в феврале 1870 г. в графстве Олмейнс (Северная Каролина) в результате тщательно разработанной операции145 клансменами был повешен негр У. Оутлоу, «подлинная вина которого состояла в том, что он обладал способностями и был прирожденным вождем» 146.

Клансмены усиленно охотились за демобилизованными из федеральной армии неграми: бывшие солдаты являлись наиболее политически активными лицами. Они часто возвращались домой с оружием в руках, оказывали вооруженное сопротивление «Невидимой империи». В связи с этим на Юге для цветных было далеко не безопасно, чтобы «стала известной их служба в федеральной армии» 147.

Консервативные американские историки К. Бауэре, Д. Доллард, X. Картер 148 пытались доказать, что безжалостный антинегритянский террор якобы обусловливался желанием белого населения «защититься» от «механического большинства некультурной черной расы».

Анализируя взгляды этой группы ученых, нельзя не отметить, что они почти текстуально воспроизводят доводы одного из виднейших лидеров «Невидимой империи», генерала Дж. Б. Гордона, которые тот привел в 1871 г. следственной комиссии конгресса США149. Однако такой подход из-за своей откровенной тенденциозности сейчас не получает поддержки даже многих буржуазных ученых. Так, P. Л. Уорсноп усматривает в Ку-клукс-клане только «виджилянтский комитет, созданный для того, чтобы поддержать закон и порядок в бурный период после гражданской войны» 150, а американская «Энциклопедия общественных наук» видит в кланизме «протест против завоевательных устремлений, которые администрация (федеральная. — Э. Л.) взяла в своих отношениях с Югом» 151.

Успешное осуществление планов «радикальной Реконструк^ ции» было невозможно без самых настойчивых усилий со стороны освобожденных рабов. Объективное положение вещей делало их наиболее последовательными и решительными сторонниками прогрессивных преобразований. Негры в период гражданской войны и Реконструкции являлись «…наиболее революционными из всех политических групп или классов» 152 США. Власть республиканцев на Юге была возможна только при условии обладания негритянским народом конституционными правами. Отнять у него эти свободы — значило лишить все здание Реконструкции фундамента, так как именно люди с черной кожей составляли «воинственное движение за наделение политическими и избирательными правами, за наделение землей, и все это было сердцем «радикальной Реконструкции»» 153.

Данное обстоятельство хорошо понимали лидеры Ку-клукс-клана: «главным мотивом для нападений клансменов выступало желание «контролировать», «держать ниггеров на их месте»» 154. Борьба между неграми и их союзниками, с одной стороны, и ККК — с другой, являлась битвой за политическую власть155. Кланистский геноцид имел своей целью уничтожение социальных завоеваний негритянского народа. Ку-клукс-клан служил главным препятствием для реализации черными завоеванных ими политических прав.

Основное острие кланистского террора было направлено против радикальных политических организаций. Главным противником ККК выступала «Лига сторонников Союза» 156. Эта организация, по словам У. Фостера, являлась «сердцем революции»157на Юге. Ее члены представляли наиболее бескомпромиссных борцов за гражданские и политические права цветных. «Юнионистская лига» вступила в решительную борьбу с клансменами, отвечая на контрреволюционный террор революционным насилием. Не удивительно, что расисты повели с ней методическую борьбу на уничтожение 158. Клан начал подлинную охоту на всех известных ему руководителей и функционеров «лояльных» на Юге 159. С помощью тотального террора ККК разгромил негритянские лиги 160.

Основную вооруженную силу, на которую опирались радикальные правительства, составляли военные формирования освобожденных 161 Только в Южной Каролине насчитывалось 100 тыс. черных милиционеров 162. Цветные подразделения подвергались непрерывным атакам клансменов. «Ничто не вызывало у секретного кланистского ордена такой жгучей ненависти, — подчеркивал JI. Бугмэн, — как подразделения негритянской милиции» 163. Милиционные формирования негров являлись постоянными объектами вооруженных нападений «вампиров» 164.

Как только демократическая партия захватывала власть в каком-либо из реконструируемых штатов, она немедленно распускала негритянскую милицию. К примеру, это имело место в 1870 г. в Северной Каролине 165. В некоторых случаях ККК смог помешать созданию боеспособных подразделений негров. Так было в Теннесси. Это во многом объясняет, почему данный штат уже в 1870 г., в числе первых, попал под контроль «бурбонов» 166.

Господствующие круги этого района стремились при помощи «Невидимой империи» отбить натиск негров на свои владения 167. Наделение бывших рабов землей могло произойти только при условии ее конфискации у плантаторской олигархии. Клансмены всеми способами препятствовали приобретению земли в собственность цветными. Владение ею объявлялось «привилегией белого человека», а неграм разрешалось быть сельскохозяйственными рабочими. Клансмены беспощадно расправлялись с любой попыткой цветного населения отклониться от той социальной роли, какая ему навязывалась расистами. Освобожденных жестоко наказывали за малейший отказ работать на плантаторов 168.

В результате кланистского террора контрреволюционной олигархии удалось сохранить Юг в качестве района латифундий, а негров превратить в бесправных кропперов. Во время Реконструкции здесь складывается система издольщины, обеспечивающая местным латифундиям «наиболее покорную рабочую силу по самым дешевым ценам»169.

Клансмены ожесточенно боролись против просвещения бывших невольников. Лидеры Клана отлично понимали, что политическая эмансипация находится в прямой зависимости от уровня общей культуры и грамотности негритянского народа. Президент Грант признавал, что ККК стремится разгромить школы, где обучались цветные дети, и «низвести цветное население к рабству» 170.

С помощью насилия клансмены пытались преградить освобожденным путь к знаниям. Для этого применялся остракизм, запугивание, избиения, убийства и поджоги 171. Так, в Миссисипи в 1870—1871 гг. все учителя школ для цветных были выпороты или подвергнуты пыткам, или убиты, или изгнаны, а сами школы сожжены «вампирами» 172. Ку-клукс-клану удалось надолго преградить неграм путь к образованию и культуре.

С 1870 г. контрреволюционеры перешли от совершения отдельных террористических актов к планомерному захвату политической власти. Уже в 1870—1871 гг. Северная Каролина, Теннесси и Джорджия попали под контроль реакции. ККК внес «чудовищно огромный вклад» 173 в свержение радикальных правительств. Между демократической партией Юга и Ку-клукс-кланом существовала не только полная идейная общность, но и тесное организационное единство. Руководители «Невидимой империи» были в то же время и лидерами демократов. Как признавал Форрест, возглавляемый им ККК «сделался политической организацией, дающей свою поддержку конечно же демократической партии» 174. Клансмены физически устраняли ее противников, в то время как последняя осуществляла легальное прикрытие ее контрреволюционной деятельности.

К 1876 г. тотальный террор ККК принес ему безграничное могущество почти на всем Юге. Только в Луизиане и Южной Каролине правительствам «радикальной Реконструкции» с огромным трудом удавалось оставаться у власти. В среднем реконструируемый штат попадал в руки «бурбонов» через три с половиной года. Южная Каролина, Луизиана и Флорида составили «незначительное исключение» 175.

Буржуазная историография США усиленно запутывает вопрос о классовой природе кланистского террора, пытаясь представить, что он выражал не генеральную политику этой ассоциации, а являлся результатом деятельности отдельных экстремистов в рядах клансменов или же был результатом стихийных выступлений белого населения Юга. Поэтому реакционные исследователи стремятся доказать, что ККК не составлял строго централизованную политическую структуру, а был якобы «отмечен анархической локальной автономией» 176, что данная организация «никогда не имела авторитарного руководства сверху донизу» 177.

Американский историк Ф. Симкинс заявляет, что лидеры Клана во главе с «великим магом» Форрестом не смогли установить эффективного надзора над низовыми организациями клансменов, руководство которыми попало в руки безответственных лиц178. «Британская энциклопедия» прямо пишет, что в некоторых районах низовые ячейки «Невидимой империи» перешли под контроль уголовных преступников, опасных даже «для самих членов ККК» 179. По мнению Д. Л. Уилсона, Дж. Паттона, Ч. Томпсона, Л. А. Бугмэна, А. У. Трилиза, С. Ф. Хорна, руководители ККК, якобы видя, что организация вырождается в банду разбойников и не желая состоять в обществе, дегенерирующем первоначальные цели кланизма, вышли из него, а в 1869 г. «великий маг» Форрест распустил его. Однако многие «пещеры» будто бы отказались подчиниться этому приказу и продолжали чинить преступления, прикрываясь именем ККК.

Р. Патрик, стремясь извратить природу чудовищных насилий Ку-клукс-клана, хочет доказать, что деятельность данной расистской лиги являлась малоэффективной и вместо «поражения республиканцев привела только к затягиванию периода конгресской Реконструкции Юга» 180. Однако это ни в коей мере не соответствует историческим фактам. Кланистский террор объясняется тем обстоятельством, что «Невидимая империя» была «контрреволюционной герильей» 181, с помощью которой расисткая олигархия нанесла сокрушительный удар «радикальной Реконструкции».

Контрреволюция оказалась настолько успешной, что заставила считаться с собой республиканскую буржуазию. По целому ряду вопросов последняя была вынуждена уступить плантаторам. В выработке «соглашения Тилдена—Хейса», которым был оформлен компромисс плутократов Севера и расистской олигархии Юга, самую активную роль играли сенатор от Джорджии и одновременно «великий дракон» ККК генерал Дж. Б. Гордон и «великий дракон» ККК генерал Хэмптон 182. На практике «соглашение Тилдена—Хейса» означало, что в Дикси реставрировалось безраздельное господство плантаторской элиты под контролем финансовой буржуазии Севера США. Негритянский народ низводился практически до полурабского состояния.

Успехи «старого Ку-клукс-клана» объясняются прежде всего предательской политикой американской буржуазии, стремлением последней достичь компромисса с южными расистами. Во-первых, отпала необходимость в союзе с негритянскими массами, ее самыми верными союзниками в борьбе с плантаторской олигархией Юга: штаты этого района страны в ходе Реконструкции были «открыты» для освоения финансовым капиталом Севера. Более того, у американской буржуазии стала вызывать опасение борьба негритянского народа за свои гражданские права, что, по мнению финансовых воротил, могло явиться весьма опасным социальным прецедентом.

Во-вторых, на эксплуатации труда негров Юга наживалась не только местная олигархия. И до гражданской войны, и в период Реконструкции в этом принимала самое активное участие буржуазия северных штатов, особенно ее финансовая прослойка. Но теперь, когда отпало «законное» внеэкономическое принуждение времен рабства, заставить негров работать в условиях практического сохранения социальной структуры рабовладения, «держать ниггера на его месте», можно было только с помощью насилия. Как обтекаемо писал американский историк П. Бак, «дельцы, связанные с хлопком, очень хорошо сознавали значение дисциплины для южной рабочей силы (негров. — Э. Л.)»183. И эту социальную функцию весьма успешно выполнял Ку-клукс-клан. «Обыкновенно одно только существование «пещеры», — подчеркивал В. Эндруз, — делало покорным всякого негра в окрестности» 184.

Предательское поведение правящих кругов США по отношению своих негритянских союзников нашло яркое выражение в позиции, занятой высшей судебной инстанцией страны, которая признала неконституционными ст. 3, 4 и 6 «Закона о принуждении от 31 мая 1870 г.», направленного против клансменов185.

27 марта 1876 г. Верховный суд США высказал свое мнение по делу «Соединенные Штаты против Риса» и 8 голосами против 1 объявил статьи 3 и 4 вышеупомянутого закона неконституционными. Как известно, они устанавливали уголовную ответственность тех электоральных чиновников штатов, которые отказывались допускать к выборам, засчитывать голос, а также другими способами мешали гражданину осуществлению его избирательного права.

В решении, которое было высказано от имени высшего федерального суда его председателем Уайтом, содержалось утверждение, что в связи с XV поправкой к конституции CIHA 1787 г. конгресс обладает властью принуждать к исполнению конституционных свобод, которые гарантируют гражданину США право голоса, несмотря на его расовую принадлежность, цвет кожи или прежнее состояние в рабстве, путем издания «соответствующего законодательства». Оспариваемый же закон, по мнению суда, не ограничился борьбой с дискриминацией по таким узко и точно очерченным в самой конституционной поправке проблемам, а охватил широкий круг вопросов дискриминации вообще. Таким образом, в том виде, как они были сформулированы, гласило решение Верховного суда США, статьи 3 и 4 закона о принуждении от 31 мая 1870 г. были явно неконституционными, поскольку они затрагивали суверенитет штатов.

Еще более тяжелый удар по тем, кто боролся с кланистским движением, верховная судебная инстанция нанесла своим решением по делу Крункшэнка и других. В данном случае обвиняемым инкриминировалось участие в заговоре, ответственность за что была предусмотрена ст. 6 закона о принуждении от 31 мая 1870 г. Данная правовая норма запрещала «наносить ущерб, применять насилие, угрожать или запугивать всех граждан, которые имели своим намерением сохранить или свободно осуществить любое право или привилегию, гарантированные им конституцией или законами Соединенных Штатов».

С точки зрения Верховного суда, рассматривавшего дело Крункшэнка, XV поправка к конституции США 1787 г. являлась «просто дополнительной гарантией против любых поползновений со стороны штатов на фундаментальные права, принадлежащие каждому гражданину как члену общества… Власть национального (федерального. — Э. Л.) правительства ограничена в отношении реализации этой гарантии»186. Основываясь на изложенном, суд указал, что поскольку обвиняемые не привлекаются к ответственности в связи с расовой дискриминацией, запрещенной XV поправкой к конституции США 1787 г., то они не подлежат ответственности но нормам права, установленным оспариваемым федеральным законом. Правда, судьи были вынуждены указать в своем решении: «Мы можем предполагать, что именно расовые мотивы были причиной данного дела, данного насилия, но это предположение отводится, как не имеющее никакого юридического значения» 187. В связи с этим Верховный суд США признал неконституционной ст. 6 закона о принуждении от 31 мая 1870 г. как вторгавшуюся в компетенцию штатов.

Нетрудно понять политическое значение этих решений: охрана конституционных прав негритянского народа вручалась плантаторской олигархии Юга, в силу чего для кланистских террористов создавался своего рода судебный иммунитет. Их чудовищные преступления оставались практически безнаказанными, поскольку «федеральные законы (направленные на борьбу с ККК. — Э. Л.) оказались полностью неэффективными, чтобы защитить негра, в связи с той точкой зрения на XIV и XV поправки к конструкции (к конституции США 1787 г. — Э. Л.), которая была принята Верховным судом» 188. Естественно, что такая позиция судебной власти вызвала бурю восторга у южной реакции «и восстановила доверие к высшему органу правосудия страны в штатах Юга»189.

Подавляющее большинство американских буржуазных ученых (Ф. Симкинс, П. Джилетти и Ю. Тиллинджер, Д. М. Чалмерс и др.) 190 считает, что в результате мер, принятых властями США, «Невидимую империю» удалось разгромить. Однако это не соответствует действительности. Центральное правительство крайне редко использовало предоставленные ему законом чрезвычайные права191. К тому же принятые 31 мая 1870 г. и 28 февраля 1871 г. антиклановские законы были и юридически несовершенны, и крайне неохотно проводились в жизнь федеральными властями 192.

Размах кланистского движения заставил конгресс вновь обратиться к проблеме Ку-клукс-клана. Радикал из Массачусетса Б. Ф. Батлер внес билль, в силу которого глава исполнительной власти наделялся значительными правами для подавления Ку-клукс-клана. Законопроект получил поддержку сената, но в палате представителей умеренные республиканцы во главе с будущим президентом США Дж. А. Гарфилдом и Дж. Г. Блейном объединились с демократами и провалили его. Однако лидеры правящей партии вскоре представили новый законопроект (его предложил С. Шелабарджер из Огайо). На этот раз билль был одобрен обеими палатами федерального парламента 193.

Принятый 20 апреля 1871 г. «Закон о введении в силу XIV поправки к конституции США 1787 г. и для других целей» предоставлял федеральным властям чрезвычайные полномочия для подавления заговоров и выступлений, угрожавших политическим и гражданским правам жителей отдельных штатов, а также дал президенту возможность приостанавливать действие конституционных свобод в кланистских районах. Закон наделил правительственных чиновников и суды Союза правом контроля за регистрацией избирателей и голосованием во время выборов в конгресс США, т. е. тех выборов, в исходе которых буржуазия Севера была заинтересована более всего. Оценивая акт от 20 апреля 1871 г., У. Даннинг писал, что «новый закон предполагал, что имеет дело с новым мятежом» 194.

Но союзное правительство крайне робко применяло предоставленные ему чрезвычайные полномочия, почти систематически отклоняя многочисленные просьбы радикальных властей южных штатов использовать федеральные войска для ликвидации контрреволюционного кланистского движения, свирепствовавшего в этом районе страны 195. Когда же федеральные власти пытались бороться с Ку-клукс-кланом, то их акции поражали своей неэффективностью. Так, в 1871 г. в послании конгрессу Грант провозгласил поход против клансменов. Основываясь на законе от 20 апреля 1871 г., президент объявил девять графств Южной Каролины на военном положении. Причем этот штат был единственным, где приостанавливалось действие института Habeas, corpus196. Федеральная армия произвела здесь аресты клансменов, но осуждению подверглись всего 82 человека, лишь «малая часть тех, кто был арестован и предан суду» 197. Да и те, кого осудили, отделались крайне незначительными сроками лишения свободы (от трех месяцев до 5 лет) и чисто номинальными штрафами. В том же 1871 г. в Северной Каролине задержали около 600 клансменов, но только в отношении некоторых из них состоялся приговор. На 24 июня 1872 г. в этом штате были осуждены или признали себя виновными 37 «вампиров», хотя обвинение предъявили 931 члену «Невидимой империи» 198. Та же картина имела место и в Миссисипи. Здесь по антиклановским законам к ответственности привлекли 640 человек, из них 200 подверглись аресту, но только одного приговорили к тюремному заключению.

Генеральный атторней Аккерман, пытавшийся проводить политику энергичного преследования клансменов, очень скоро был вынужден уйти в отставку, не встретив поддержки как коллег по кабинету, так и самого президента Гранта. Его сменил на этом посту бывший сенатор от Орегона Уильямс199.В 1871 г. генеральный атторней, инструктируя районных прокуроров, говорил, что они должны возбуждать уголовные дела лишь против тех лиц, которые являются «лидерами в заговоре». В отношении других, приказывал Уильяме, «необходимо ограничиться освобождением под легкий залог и передавать их дела в суд только, если позволит время» 200.

И снова, уже в 1872 г., глава юридического ведомства США предписывал районным атторнеям прекратить все уголовные дела против клансменов, за исключением обвиняемых в совершении тяжких уголовных преступлений. Было также отдано распоряжение снять обвинение со всех лиц, чья вина состояла лишь в принадлежности к Ку-клукс-клану, помощи клансменам или в совершении незначительных правонарушений. В силу этого многие преступления «вампиров» никогда не являлись предметом судебного разбирательства201.

Удобным предлогом для свертывания борьбы с кланистским движением послужило то обстоятельство, что в 1874 г. два уголовных дела (Риса и Крункшэнка), в которых ставился вопрос о неконституционности закона о принуждении от 31 мая 1870 г., были переданы на рассмотрение Верховного суда США. В связи с этим Уильяме информировал районных атторнеев: «Я не верю, что можно, в связи с этими обстоятельствами, добиться осуждения какого-либо лица. Я думаю, что необходимо временно приостановить уголовное преследование по этим законам, пока не станет известным мнение Верховного суда о конституционности данных актов.. .» 202 Не удивительно, что пока в течение трех лет (1874—1876) дела Риса и Крункшэнка рассматривались в высшей судебной инстанции страны, «программа борьбы против беззакония и насилия на Юге была приостановлена» 203.

Итоги конфронтации федеральных властей с кланистским движением были поэтому незначительными. В течение 1870—1877 гг. по антикланистским законам суды рассмотрели всего 3837 дел: в Южной Каролине — 1387, Миссисипи — 1175, Северной Каролине — 559, Теннесси — 214, Алабаме — 134, Кентукки — 116, Джорджии —73, Мэриленде — 56, Флориде —41, Техасе — 29, Западной Виргинии — 27, Луизиане — 4, Виргинии — 16, Арканзасе — 3, Миссури — 3 204.

Необходимо иметь в виду, что привлечение к ответственности и судебное разбирательство далеко еще не означали неизбежного осуждения преступника. Южная Фемида была весьма благосклонна к террористам, и все чаще и чаще по мере возрастания сил контрреволюции ее весы склонялись в их сторону. Если в 1870 г. 74% всех возбужденных по антикланистским законам уголовных дел выигрывало правительство, то в 1871 г. — 41%, 1872-49, 1873—36, а после 1874 г. — менее 10% 205. Исследователи подсчитали, что лишь 20% судебных процессов, начатых против клансменов, заканчивались их осуждением; 70% такого рода разбирательств завершались или оправданием подсудимых, или прекращением дела по формальным основаниям. Из общего числа 2631 представших перед судом 281 оправдали присяжные, а в отношении остальных 2350 подсудимых уголовное преследование было или вовсе прекращено, или же они отделались очень мягкими приговорами 206.

Даже обвинительный вердикт еще не означал, что виновный понесет наказание. В 1873 г. большинство находившихся в заключении клансменов было помиловано. Президент Грант дал понять, что он освободит отбывавших наказание клансменов, если их родственники обратятся к нему с прошениями об этом. И вскоре один за одним «вампиры» покинули стены федеральной тюрьмы в Атланте (штат Джорджия) 207.

Когда же в 1877 г. «бурбоны» победили в Южной Каролине, между властями штата и федеральным правительством было заключено соглашение о том, что все уголовные дела против клансменов будут прекращены. Ставший губернатором «великий дракон» ККК У. Хэмптон добился у президента Хейса помилования и разрешения вернуться в страну скрывавшемуся в Канаде виднейшему южнокаролинскому «вампиру» Бреттону 208.

Оценивая масштаб «репрессий», предпринятых федеральным правительством по отношению к подданным «Невидимой империи», необходимо помнить, что в Ку-клукс-клане уже к 1868 г. состояли 400—500 тыс. человек.

Судебные и иные карательные учреждения на Юге были засорены сторонниками контрреволюции, саботировавшими всеми доступными им способами борьбу с ККК. Это относится не только к органам штатов, но и Союза. Американский историк Э. Суини, который специально исследовал данный вопрос, писал, что «федеральные суды в некоторых частях Юга всецело находились под влиянием консервативных идей…» 209

Демократическая партия и ее союзники, блокируя в конгрессе выделение сумм, необходимых для нормального функционирования в южных штатах органов юстиции, создали условия, при которых правосудие не могло здесь справиться с возложенными па него задачами. Проблема могла быть разрешена только путем создания на Юге новых федеральных судов, но конгресс на это не пошел, согласившись выделить на реализацию антикланистских законов только 1 млн. долл. в год. Генеральный атторней был вынужден соблюдать в своем ведомстве строжайшую экономию. В 1873 г. он категорически запретил районным атторнеям возбуждать уголовные дела, если они не представляют особой общественной важности, так как архаическая, неразвитая судебная система Юга не могла справиться с наплывом уголовных дел. Генеральный атторней мог с полным основанием утверждать, что попытка судебного разбирательства даже малого числа дел обречена на неудачу, а это, естественно, означало полный провал борьбы федеральных властей с кланизмом.

Завоевав в 1874 г. большинство в палате представителей конгресса, демократы немедленно учредили комитет для изучения правильности расходования выделенных министерству юстиции средств. Результатом этого разбирательства явилось уменьшение на полмиллиона долларов и без того скудного бюджета данного ведомства 210.

Многие представители офицерского корпуса федеральных войск на Юге, в том числе и самые высокопоставленные, открыто сочувствовали контрреволюционной деятельности «Невидимой империи» и всячески саботировали борьбу с ней211.

«Радикальная Реконструкция», проводившаяся республиканской буржуазией в собственных интересах, в ряде существенных пунктов приходила в столкновение с чаяниями фермерских масс южных штатов. Ку-клукс-клан использовал это обстоятельство, объявив радикалов прислужниками финансовой олигархии. Повышение налогов, коррупция и другие негативные явления, сопровождавшие «приспособление» Дикси для эксплуатации монополиями Севера, делали весьма убедительной для многих кланистскую агитацию, создавая тем самым этому контрреволюционному движению относительно широкую социальную базу.

Расовые предубеждения использовались клансменами в самой широкой степени. ККК беспощадно подавлял все, что могло бы свидетельствовать об этническом равноправии. С помощью расизма был торпедирован союз между негритянским народом и белой беднотой Юга, являвшийся социальной базой буржуазно- демократических преобразований в период «второй американской революции».

Почти одновременно с ликвидацией последних правительств «радикальной Реконструкции» умер «великий маг» Ку-клукс-клана. Форрест скончался 29 октября 1877г., 56 лет от роду. Перед смертью он созвал «великих драконов» на священный «конклав», на котором официально освободил их от клятв, связанных с деятельностью ККК212. На похоронах «великого мага» присутствовали президент, члены кабинета и многие тысячи других видных политических деятелей Конфедерации. По своей пышности погребальная церемония «превзошла все, что до этого видели южные штаты»213. Плантаторская олигархия очень хорошо знала, чем она обязана покойному. Под руководством Форреста «тайные общества. .. указали чернокожему его место в политической, гражданской и общественной жизни Юга»214.

Смерть ярого врага всего того, что не подходило под понятие «южный образ жизни», как бы подводила черту под первой главой в истории его кровавого детища — безжалостного и таинственного «старого Ку-клукс-клана».

В дальнейшем социальная сущность кланизма не изменилась. Расизм является мощным источником фанатизма, насилия и реакции. Современный Ку-клукс-клан — составная часть ультраправых сил США215. Одним из главных символов праворадикального движения в этой стране, как справедливо пишет Д. Эйзенберг, является «одетая в белый балахон фигура куклуксклановского фанатика» 216.

Борьба негритянского народа за гражданские права вызвала повышенный «спрос» на кланизм. «Это исторический факт, — пишет американский социолог Дж. Кук, — что ни одна организация в Америке не является столь эффективной, как ККК, в запугивании негров и интеграционистов и в поддержании доктрины «превосходства белых»»217. Кланистские организации существуют по меньшей мере в 17 штатах страны. Наиболее мощные из них действуют на Юге, хотя сейчас наблюдается усиленная миграция кланизма на Север и Запад США. В 1967 г. в ККК, как сообщалось в американской печати, насчитывались 55 тыс. человек (самый высокий уровень после второй мировой войны) 218.

Расовая, религиозная и идеологическая нетерпимость придают ККК ярко выраженный экстремистский характер. Эта организация использует насилие в качестве основного метода реализации своих программных требований. Член палаты представителей конгресса США Ашбрук так характеризовал современный кланизм: «Вы входите в жуткий мир, где ружья, избиения, призывы к насилию, ненависть, поджоги, взрывы, стрельба, занесение в «черные списки», ночные рейды — самая обычная вещь» 219. Террор служит весьма действенным инструментом создания угодных Ку-клукс-клану ситуаций. Эффективность насилия во многом объясняется существующим на Юге убеждением в его неотвратимости. Широкому его применению в значительной степени способствует фактическая безнаказанность совершаемых членами ККК преступлений.

Уже сам факт более чем столетнего существования организации расистских фанатиков и убийц, какой является ККК, служит обвинительным актом в адрес империализма Соединенных Штатов, еще одним убедительным доказательством существующего здесь глубочайшего, необратимого кризиса буржуазной демократии, кризиса всей системы моральных ценностей в эксплуататорском обществе с присущими ему «извращениями, унижениями, жестокими страданиями и муками — этими продуктами расизма, порождаемого капитализмом»220.

Примечания

1 Ch. С. Alexander. The Ku Klux Klan in South West. University Kentucky Press, 1965, p. IX.
2 H. Shapiro. The Ku Klux Klan during Reconstruction: The South Carolina Episode. — «The Journal of Negro History», Vol. XLIX, 1964, N 1, p. 34.
3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 15, стр. 355.
4 W. P. Randel. The Ku Klux Klan. A Century of Infamy. Philadelphia and New York, 1965, p. XII.
5 C. Vann Woodward. A History of South. Origin of New South (1877—1913). Baton Rouge, 1951, p. 22.
6 W. Е. В. DuBois. Black Reconstruction. New York, 1935.
7 У. 3. Фостер. Негритянский народ в истории Америки. М., 1955; он же. Очерк политической истории Америки. М., 1955.
8 J. S. Allen. Reconstruction. The Battle for Democracy 1865—1876. New York, 1963.
9 H. Aptheker. To be Free. New York, 1945.
10 У. 3. Фостер. Очерк политической истории Америки, стр. 390.
11 Р. Ф. Иванов. Борьба негров за землю и свободу на Юге США (1865— 1877 гг.). М., 1958.
12 Очерки новой и новейшей истории США, т. II. М., 1960, стр. 656.
13 А. И. Блинов. Критический период истории Соединенных Штатов. Реконструкция (восстановление Союза) США после гражданской войны (1866— 1877). Красноярск, 1957; он же. Период революционной диктатуры радикальных республиканцев во время реконструкции США (1866— 1868 гг.). Красноярск, 1960; В. Э. Петровский. Суд Линча (Очерк истории терроризма и нетерпимости в США). М., 1967; Э. В. Лисневский. Кланистское движение в США в период Реконструкции Юга (1865—1877 гг.). Автореф. канд. дисс. Ростов-на-Дону, 1972; Э. В. Лисневский, Н. А. Селезнев. Кланистское движение и федеральные власти США в период Реконструкции Юга. — «Вестник МГУ», 1971, № 5; Б. С. Громаков, 9. В. Лисневский. История государства и права США (1870—1917 гг.). Ростов-на- Дону, 1974.
14 D. A. Dumond. Antislavery. The Crusade for Freedom in America. Ann Arbor, 1961, p. 117
15 Цит. по: /. К. Ficklen. History of Reconstruction in Lousiana. Gloucester (Mass.), 1966, p. 224.
16 J. H. Franklin. Militant South. 1800—1861. Cambridge (Mass.), 1956, p. VIII.
17 W. 0. Stevens. Pistols at Ten Paces. The Story of the Code of Honor in America. Boston, 1940, p. 40.
18 E. D. Jenovese. The Political Economy of Slavery. London, 1966, p. 3.
19 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session. Pt 2, Appendix, p. 71.
20 Ibid., p. 120.
21 R. M. Brown. The South Carolina Regulators. The Story of the First American Vigilante Movement. Cambridge (Mass.), 1963, p. 141.
22 A. W. Trelease. White Terror. The Ku Klux Klan Conspiracy and Southern Reconstruction. New York—London, 1971, p. XLII.
23 Р. С. Jillette, Е. Tillinger. Inside Ku KIux Klan. New York, 1965, p. 20; L. A. Baughman. Southern Rape Complex. Atlanta (Geo.), 1966, p. 148.
24 W. E. B. DuBois. John Brown. New York, 1962, p. 140—141.
25 I. Macy. The Anti-Slavery Crusade. New Haven, 1919, p. 212.
26 P. C. Jillette, E. Tillinger. Op. cit., p. 20.
27 Об этом подробнее см.: А. С. Stevens. The Cyclopedia of Fraternities. Detroit, 1966, p. 419—421; P. L. Klement. Copperheads in the Middle West. University Chicago Press, 1960, p. 133—170; W. Gray. The Hidden Civil War. The Story of the Copperheads. New York, 1942, p. 68—70.
28 J. H. Franklin. Op. cit., p. 127.
29 Ibid., p. 126.
30 Об этом подробнее см.: Парижский, граф. История американской междуусобной войны, т. 1. СПб., 1875, стр. 73—77.
31 W. Gray. Op. cit., p. 218.
32 P. L. Element. Op. cit., p. 203.
33 J. C. Randal. The Civil War and Reconstruction. Boston, 1939, p. 291.
34 Ibid., p. 391.
35 Г. П. Куропятник. Вторая американская революция. М., 1961, стр. 138— 139
36 W. Gray. Op. cit., p. 167—169.
37 J. F. Milton. Conflict. The American Civil War. New York, 1941, p. 278.
38 М. М. Boatner. Civil War Dictionary. New York, 1959, p. 864.
39 Ibid, p. 823.
40 Очерки новой и новейшей истории США, т. I, стр. 313.
41 У. 3. Фостер. Негритянский народ в истории Америки, стр. 412.
42 J. W. Patton. Unionism and Reconstruction in Tennessee. 1860—1869. Gloucester (Mass.), 1966, p. 171—174; D. L. Wilson. The Ku Klux Klan. Its Origin, Growth and Disbandment. — «The Century Magazine», Vol. XXVIII, N 3, July 1884, p. 399-402.
43 S. F. Horn. Invisible Empire. The Story of the Ku Klux Klan. Cos Cob (Conn.), 1969, p. 6—12; A. W. Trelease. Op. cit., p. 36.
44 D. L. Wilson. Op. cit., p. 400.
45 Ibidem.
48 H. Carter. The Angry Scar. The Story of Reconstruction. New York, 1959, p. 198.
47 D. L. Wilson. Op. cit., p. 400.
48 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 287.
49 D. М. Chalmers. Hooded Americanism. The First Century of the Ku Klux
50Klan. 1865—1965. New York, 1965, p. 2. Th. D.Clark, A.D.Kirwan. The South since Appomatox. New York, 1967, p. 41.
51 S. F. Horn. Op. cit, p. 21—25.
52 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 284.
53 A. W. Trelease. Op. cit, p. XLVI.
54 P. C. Jillette, E. Tillinger. Op. cit, p. 22.
55 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 284.
56 H. Shapiro. Op. cit., p. 48—51.
57 О. H. Olsen. Carpetbagger Crusade. The Life of Albion Winegar Tourgee. Baltimore, 1965, p. 157.
58 W. E. B. DuBois. Black Reconstruction, p. 26.
59 J. De Forest. A Union Officer in Reconstruction. New Haven, 1948, p. 63.
60 А. В. Бабин. История Северо-Американских Соединенных Штатов. СПб., 1912, стр. 145.
61 R. Channing. The United States of America (1765—1865). Cambridge. 1941, p. 297.
62 J. De Forest. Op. cit, p. 53.
63 W. A. Dunning. Reconstruction Political and Economic. 1865—1877. New York—London, 1907, p. 213.
64 A. W. Tourgee. Invisible Empire. New York, 1880, p. 408.
65 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 289.
66 D. L. Wilson. Op. cit, p. 405.
67 D. M. Chalmers. Op. cit, p. 11.
68 H. Carter. Op. cit, p. 211.
69 A. W. Trelease. Op. cit, p. 14—19.
70 D. С. Seitz. The Dreadful Decade. Indianapolis, 1926, p. 33.
71 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 1, p. 153.
72 Ibidem.
73 W. L. Flemming. Documentary History of Reconstruction Political, Military, Social, Educational and Industrial. 1865 to the Present Time, Vol. 1. Gloucester (Mass.), 1960, p. 63—64.
74 C. G. Bowers. The Tragic Era. Revolution after Lincoln. Cambridge (Mass.), 1929, p. 310; J. W. Patton. Op. cit, p. 182.
75 W. T. Sherman. Memoires, Vol. 1. London, 1875, p. 377.
76 M. M. Boatner. Op. cit, p. 289—292; «Tennessee’s War 1861—1865», Nashville, 1965, p. 256—279; Ch. Thompson. The Fiery Epoch (1830—1877). Indianapolis, 1931, p. 215—225.
77 U. S. Grant. Personal Memoirs. New York, 1962, p. 355.
78 Ch. Thompson. Op. cit., p. 205.
79 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 285.
80 Т. H. Williams. The Union Restored. New York, 1963, p. 13.
81 F. P. Stockbridge. Ku Klux Klan Revival. — «The Current History», April 1921, p. 19.
82 Парижский. Указ. соч., стр. 76.
83 D. Т. Cornish. The Sable Arm. Negro Troops in the Union Army. 4861— 1865. New York, 1956, p. 173—179.
84 W. E. B. DuBois. Black Reconstruction, p. 114.
85 W. L. Flemming. Op. cit., Vol. 2, p. 342.
86 С. G. Bowers. Op. cit., р. 310.
87 R. W. Patric. The Reconstruction of the Nation. New York, 1967, p. 152.
88 P. C. Jillette, E. Tillinger. Op. cit, p. 22.
89 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 285.
90 J. K. Ficklen. Op. cit, p. 220.
91 W. L. Flemming. Op. cit. Vol. 2, p. 347—349.
92 Ibid, p. 348.
93 A. W. Tourgee. Op. cit, p. 398.
94 H. Shapiro. Op. cit, p. 25.
95 F. B. Simkins. The South Old and New. A History 1820—1947. New York, 1948, p. 201.
96 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 285.
97 L. A. Baughman. Op. cit., p. 150.
98 J. K. Ficklen. Op. cit., p. 215—218.
99 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 297.
100 Ibid., p. 297.
101 Ibid., p. 285.
102 W. G. Whalen. Handbook of Secret Organizations. Milwaukee, 1966, p. 93-
103 L. A. Baughman. Op. cit., p. 17.
104 F. В. Simkins, R. Н. Woody. South Carolina during Reconstruction. Gloucester (Mass.), 1966, p. 460.
105 «The Congressional Globe», 40th Congress, 2d Session, Pt 4, p. 3304.
106 J. W. Patton. Op. cit., p. 179—180.
107 A. W. Tourgee. Op. cit., p. 501.
108 A. C. Stevens. Op. cit, p. 418.
109 J. M. Mecklin. The Ku Klux Klan. A Study of American Mind. New York, 1924.
110 A. W. Tourgee. Op. cit, p. 436.
111 L. A. Baughman. Op. cit., p. 17.
112 D. L. Wilson. Op. cit, p. 406.
113 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 1, p. 320.
114 Ibidem.
115 Жанне. Современные Соединенные Штаты. СПб., 1871, стр. 100.
116 О. A. Singletary. Negro Militia and Reconstruction. Austin, 1957, p. 136.
117 A. W. Tourgee. Op. cit., p. 457.
118 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 1, p. 320,
119 A. W. Tourgee. Op. cit, p. 424.
120 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 292.
121 У. 3. Фостер. Негритянский народ в истории Америки, стр. 423.
122 Е. P. Oberholtzer. A History of the United States since the Civil War, Vol. II. 1868—1872. New York, 1922, p. 351—352.
123 L. A. Baughman. Op. cit, p. 151.
124 A. W. Tourgee. Op. cit, p. 431.
125 J. М. Richardson. The Negro Reconstruction of Florida. 1865—1877. Tallahassee, 1956, p. 166.
126 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 298.
127 L. Bennet, Jr. Confrontation. Black and White. Chicago, 1965, p. 90.
128 P. C. Jillette, E. Tillinger. Op. cit., p. 23.
129 A. W. Tourgee. Op. cit., p. 400.
130 «The Congressional Globe», 40th Congress, 2d Session, Pt 4, p. 3303—3304.
131 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 292.
132 Е. P. Oberholtzer. Op. cit., Vol. II, p. 361.
133 L. Hunnicutt. Reconstruction in West Alabama. Tuscaloosa (Ala.), 1959, p. 26.
134 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 296.
135 J. M. Richardson. Op. cit, p. 168.
136 H. Buckmaster. Freedom Bound. New York, 1965, p. 160.
137 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Appendix, p. 292.
138 H. Buckmaster. Op. cit, p. 39.
139 Ibidem.
140 L. A. Baughman. Op. cit, p. 153.
141 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 1, p. 321;. Pt 2, Appendix, p. 275.
142 Е. P. Oberholtzer. Op. cit.. Vol. II, p. 360; H. Shapiro. Op. cit, p. 42—43.
143 О. H. Olsen. Op. cit, p. 158.
144 W. A. Dunning. Op. cit, p. 213.
145 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 1, p. 155, 320.
146 О. H. Olsen. Op. cit, p. 161.
147 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 261.
148 C. G. Bowers. Op. cit, p. 305—309; J. Dollard. Caste and Class in Southern Town. New York, 1949, p. 59; H. Carter. Op. cit, p. 401.
149 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 478.
150 R. L. Worsnop. Extremist Movements in Race and Politics. — «Editorial Research Reporters», Vol. 1, N 12, 1965, p. 232.
151 «The Encyclopedia of the Social Sciences», Vol. 8. New York, 1932, p. 606.
152 У. 3. Фостер. Негритянский народ в истории Америки, стр. 318.
153 Я. Aptheker. Slavery and Negro Militant. — «Political Affairs», February 1967, p. 47.
154 С. M. Thompson. Reconstruction in Georgia Economic, Social, Political. 1865—1872. New York, 1915, p. 364.
155 J. H. Franklin. From Slavery to Freedom. New York, 1956, p. 324.
156 H. J. Eckenrode. Political History of Virginia during Reconstruction. Gloucester (Mass.), 1966, p. 62.
157 У. 3. Фостер. Негритянский народ в истории Америки, стр. 420.
158 Цит. по: DaViSi xhe Civil War and Reconstruction in Florida. Gainesville, 1964, p. 579.
159 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 261, 290—291.
160 У. 3. Фостер. Негритянский народ в истории Америки, стр. 420.
161 О. A. Singletary. Op. cit., p. 10.
162 Ibid, p. 36.
163 L. A. Baughman. Op. cit, p. 153.
164 «The Congressional Globe», 42th Congress, 2d Session, Pt 6, Appendix, p. 477.
165 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 1, p. 320.
166 J. W. Patton. Op. cit, p. 191—198.
167 «The Congressional Globe», 42th Congress, 2d Session, Pt 2, Appendix, p. 255.
168 F. В. Simkins, R. П. Woody. Op. cit., p. 461; Я. Shapiro. Op. cit., p. 42; «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 1, p. 165.
169 J. M. Richardson. Op. cit., p. 71.
170 «The Congressional Globe», 42th Congress, 2d Session, Pt 6, Appendix, p. 373.
171 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 192—193, 287—288.
17J «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 1, p. 571.
173 И. Carter. Op. cit., p. 161.
174 «The Congressional Globe», 42th Congress, 1st Session, Pt 2, Appendix, p. 285.
175 С. Vann Woodward. Op. cit, p. 22.
176 D. M. Chalmers. Op. cit, p. 4.
177 «Encyclopedia Britanica», Vol. 13, 1963, p. 512.
178 F. B. Simkins. Op. cit, p. 202.
179 «Encyclopedia Britanica», Vol. 13, 1956, p. 513.
180 R. W. Patrick. Op. cit, p. 153.
181 J. S. Allen. Op. cit, p. 185.
182 Е. P. Oberholtzer. Op. cit., Vol. Ill, p. 310—311; W. A. Dunning. Op. cit., p. 339.
183 P. H. Buck. The Road to Reunion. 1865—1900. Boston, 1937, p. 154.
184 В. Эндруз. История Соединенных Штатов Америки после междуусобной войны 1861—1862 гг. и до наших дней. СПб., 1905, стр. 28.
185 Об этом подробнее см.: Ch. Warren. The Suprement Court in United States History, Vol. 3. 1856—1918. Boston, 1924, p. 177—219.
186 Ch.Warren. Op. cit., p. 218—219.
187 Ibid, р. 326.
188 Ibidem.
189 Ibid., р. 330.
190 F. В. Simkins. Op. cit, p. 202; P. C. Jillette, E. Tillinger. Op. cit., p. 26; D. M. Chalmers. Op. cit, p. 2.
191 Подробнее об этом см.: Э. В. Лисневский, Н. А. Селезнев. Кланистское движение и федеральные власти США в период Реконструкции Юга. — «Вестник МГУ», 1971, № 5.
192 A. W. Trelease. Op. cit, p. 385—387.
193 A. W. Trelease. Op. cit, p. 387—388.
194 W. A. Dunning. Op. cit, p. 187.
195 The Age of Civil War and Reconstruction. A Book of Interpretative Essay, ed. by Ch. Crewe. Homewood (111.), 1966, p. 430—431.
196 A. W. Trelease. Op. cit., p. 408.
197 «Tho Congressional Globe», 42th Congress, 2d Session, Pt 6, Appendix, p. 372—373.
198 F. B. Simkins, R. H. Woody. Op. cit, p. 464.
199 A. W. Тrelease.Op. cit., р. 411.
200 «The Congressional Globe», 42th Congress, 2d Session, Pt 6, Appendix p. 483.
201 The Age of Civil War and Reconstruction, p. 432.
202 Ibid, p. 428.
203 Ibid, p. 429.
204 The Age of Civil War and Reconstruction, p. 429.
205 Ibid, p. 435.
206 Ibid, p. 427.
207 S. F. Horn. Op. cit, p. 242.
208 A. W. Trelease. Op. cit, p. 418.
209 The Age of Civil War and Reconstruction, p. 431.
210 Ibid, p. 433.
211 J. S. Allen. Op. cit, p. 168.
212 D. S. Seitz. Op. cit, p. 50.
213 J. A. Wyeth. That Devil Forrest. New York, 1959, p. 553.
214 А. В. Бабин. Указ. соч., стр. 233.
215 Более подробно о современном кланистском движении в США см.: Э. В. Лисневский. Ку-клукс-клан. — «Новая и новейшая история», 1971, № 5; он же. Кланистское движение в США. — «Советское государство и право», 1971, № 5.
216 D. Eisenberg. The Re-Emergence of Fascism. London, 1967, p. 111.
217 G. Cook. The Segregationists. A Penetrating Study of the Man and Organizations Active in South’s Fight Against Integration. New York, 1962, p. 147.
218 «New York Times», 21.X 1967.
219 The Congressional Record, Vol. Ill, Pt 20, 1965, p. 27465.
220 Речь тов. Гэса Холла. — XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отчет, т. I. М., 1972, стр. 416.

Текст: ©1976 Э. В. Лисневский
Опубликовано: Американский ежегодник 1976. М., 1976. С. 228-263.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Лисневский Э. В. Ку-клукс-клан в период Реконструкции Юга (1865-1877 гг.)

Настоящая статья имеет своей целью в какой-то степени восполнить существующий в советской американистике пробел в изучении Ку-клукс-клана и обратить внимание на наличие очень интересной проблемы — кланистское движение в США.