Отмена рабства в США и отклики в России

В сложном лабиринте мировых общественно-политических процессов конца 50-х годов XIX века Карл Маркс выделил два важнейших. «По моему мнению, — писал он в январе 1860 года Ф. Энгельсу, — самые великие события в мире в настоящее время, — это, с одной стороны, американское движение рабов, начавшееся со смерти (Джона) Брауна, и, с другой стороны, — движение рабов в России»1. В истории России и Соединенных Штатов Америки, хотя они и переживали различные этапы общественного развития, в середине прошлого века выдвигались сходные социально-политические задачи. Как и в России, где «… все общественные вопросы сводились к борьбе с крепостным правом и его остатками»2, рабство негров в США было той центральной проблемой, вокруг которой разгорелась острая борьба враждебных сил. Аналогии ряда процессов в жизни обеих стран были тогда широко распространены. Русских крестьян сравнивали с неграми-рабами, помещиков уподобляли плантаторам. Крепостное право сопоставлялось с рабством. Достаточно прозрачно эта аналогия была выражена Чернышевским. Герой романа «Что делать» Бьюмонт, рассказывая о своей жизни в Соединенных Штатах замечает, что его статьи «о влиянии крепостного права на общественное устройство России» прибавили «новый аргумент аболиционистам против невольничества в южных штатах»3. Равным образом критика американского рабства относилась и к русскому крепостничеству.

«И хотя системы русского крепостного права и американского негритянского рабства отличались, — писал А. Уолдмен, — отмена крепостного права вселила новое мужество и силы всем, кто боролся за разрушение института человеческого рабства в США… после крестьянской реформы в России американские аболиционисты усилили наступление против рабства»4.

Еще в ноябре 1861 газета «New York Daily Tribune» опубликовала статью «Emancipation in Russia», в которой отмена крепостного права рассматривалась как пример, могущий служить для обоснования необходимости ликвидации рабства в Америке5.

Специальные корреспонденты русских газет в информациях из Америки не раз писали о влиянии реформы 1861 года на настроения противников рабства в США. Так, корреспонденты газеты «Северная пчела» сообщал из Вашингтона о распространении в США стихов об освобождении русских крестьян. Стихи эти, — замечал журналист, —поются на улицах Вашингтона и сделались уже народным достоянием. Одним из доводов другого корреспондента, выступавшего за отмену рабства, была ссылка на опыт отмены крепостного права в России6. Сам Линкольн рекомендовал вернувшемуся в Вашингтон американскому послу в Петербурге Тейлору прочитать лекции о крестьянах и эмансипации в России, которые должны иметь интерес и ценность7.

Под давлением ширящегося в различных районах страны движения масс против рабства и под влиянием военных неудач Линкольн вынужден был 22 сентября 1862 года обнародовать предварительную Прокламацию об эмансипации всех невольников на территории южной конфедерации с 1 января 1863 года. Сам президент аргументировал этот шаг лишь как меру военной необходимости. В Прокламации не было ни слова об антирабовладельческих чувствах народа, ни одного упоминания о том, что эмансипация стала теперь одной из целей войны. Тем не менее Прокламация явилась смелым и революционным актом.

Прокламация о ликвидации рабства в США получила широкий отклик русской общественности.

Русские охранители интересов помещиков и самодержавия обрушились на Прокламацию за ее мнимый призыв негров к восстанию. Консервативный орган Каткова «Современная летопись» объявил ее несвоевременной и незаконной. Прокламация оценивалась органом Каткова «ужаснее самых ярых утопий Мадзини», предрекалось, что она приведет только к страшному мятежу и резне. Русские сторонники отмены невольничества только «сверху» с ужасом отвергали участие самих негров в борьбе за освобождение8.

Отношение русского либерализма к отмене невольничества в США, пожалуй, реальнее всего выразили «Санкт-Петербургские ведомости». Благотворительной стороной Прокламации «Санкт-Петербургские ведомости» считали то, что «она повлечет за собой сближение между чернокожими и белыми, поколеблет предрассудки против негров»9.

То, что либеральная газета рассматривала отмену рабства в США через призму русской реформы, сама редакция признавала в конце войны: отмена нашего крепостного права соответствует в Соединенных Штатах отмене невольничества», — писали «Санкт-Петербургские ведомости»10.

Русские отклики на Прокламацию обратили на себя внимание американских дипломатов. Пересылая передовицу «Санкт-Петербургских ведомостей» от 5 января 1863 г. в Вашингтон, заменявший американского посланника в Россию Тейлор писал Сьюарду: «Я нахожу ее справедливой и прозорливой». Тейлор отмечал, что эта заметка представляет чувства среднего класса русского народа и может рассматриваться «… как независимое выражение мнения, не внушенного и не модифицированного известным отношением императорского правительства к правительству Соединенных Штатов»11. В заключительной части депеши Тейлор добавлял, что отзыв «Санкт-Петербургских ведомостей» обнаруживает рост общественного мнения в России и должен заинтересовать Вашингтонское правительство»12.

В ответном письме государственный секретарь США Сьюард оценил статью русской газеты как отличающуюся «искренностью и проницательностью» и сообщил о намерении перепечатать ее в Соединенных Штатах13.

Значительный интерес представляют отклики русской демократической общественности на отмену рабства за океаном. Приводя текст Прокламации, «Современник» отвергал нападки на нее со стороны английских газет и прессы демократической партии Севера. «Современник» отвергал утверждения об антиконституционности Прокламации и отмены рабства. Русских демократов в отличие от либералов и консерваторов не страшила перспектива восстания самих рабов. Напротив, они считали, что такие восстания были бы естественным следствием перехода к решительным методам ведения войны. «Современник» критиковал Прокламацию за уступки рабовладельцам, отмечал, что в ней проглядывается какая-то нерешительность, какая-то излишняя осторожность. «Ограничения здесь и там, — писал журнал, — и исключения в пользу известных штатов и местностей и ограничение права поступления в военную службу, всего этого не должно бы быть в таком важном акте, как этот»14.

Так же как, «Современник», горячо приветствовал вступление в жизнь Прокламации Линкольна демократический журнал “Русское слово”: «Наконец наступил великий день для Америки, — писал журнал, — и эдикт об эмансипации негров, ожидаемый с таким нетерпением, был обнародован в Вашингтоне»15. Обозреватель «Русского слова» отвергал измышления английской и французской прессы, изливающей свой яд против справедливого акта. Не этим оракулам господствующих классов принадлежало, с точки зрения журнала, право судить ни о Прокламации, ни о ее авторе. Орган русской демократии высоко оценил вклад Линкольна в дело свободы. «Что же касается до мнения света, — восклицал журнал, — то Линкольн смело может рассчитывать на сочувствие всех благомыслящих современников и быть уверенным, что потомство глубоко будет уважать его память»16.

Вместе с тем «Русское слово» упрекало Вашингтонское правительство за обоснование акта об эмансипации лишь военными соображениями. Журнал требовал «освещения этой меры высокими принципами справедливости и свободы». «Тогда, — заявлял обозреватель «Русского слова», — это была бы великая мера радикальной эмансипации»17.

Широкое обсуждение русской печати получила и другая важная мера президента — принятый в августе 1962 года акт о призыве негров на военную службу и вооружении их18. Даже либеральные газеты и журналы признавали правомерность и эффективность этой меры. «Санкт- Петербургские ведомости» полемизировали со своим нью-йоркским корреспондентом, считавшим, что американский союз может быть восстановлен лишь усилиями белого населения, не верящим в мужество негров. Газета приводила яркие примеры храбрости, отваги цветных солдат. Однако, оправдывая вооружение негров,»Санкт-Петербургские ведомости» не забывали подчеркивать опасность перспективы восстания рабов. В противоположность либералам и консерваторам, революционные демократы России выступали не только за вооружение негров, но и за призыв их к восстанию против рабовладельцев. «Современник», еще в 1861 году ратовавший за призыв негров на военную службу, в первом же политическом обзоре в конгрессе проекта закона о присоединении к армии северных штатов корпуса в 150000 «цветных солдат»19.

Русские демократы не раз критиковали правительство Линкольна за медлительность, с которой оно приступило к формированию негритянских полков, за дискриминационную политику по отношению к неграм. Многочисленные примеры мужества и храбрости вчерашних рабов на поле боя, часто приводимые «Современником» и «Русским словом», подкрепляли уверенность русских демократов в том, что сами негры с оружием в руках добьются собственного освобождения.

В откликах на события и проблемы Гражданской войны в США различные направления русской общественной мысли отражали свои политические позиции, свое отношение к вопросам реформы и революции, к проблемам демократии, роли масс в освободительной борьбе. Чернышевский, Добролюбов, Герцен и их соратники давали в этих откликах идеологическое обоснование необходимости революционного преобразования России, пропагандировали решительное искоренение крепостничества.

Представители же либерального и консервативного лагерей во взглядах на гражданскую войну за океаном отразили страх перед движением масс, непринятие революции, стремления к сделкам с царизмом и помещичьей реакцией.

Для царизма борьба развернувшаяся в Америке была в первую очередь проблемой международной политики, дипломатической проблемой. Что касается взглядов на гражданскую войну, высказанных Н. Г. Чернышевским, А. И. Герценом и их соратниками, то они являлись естественной реакцией на процессы великого социального переворота, который к тому же открывал возможность пропагандировать идеи, отвечавшие на запросы русского общества.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 30. С. 4.
2 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений. Т. 2. С. 520.
3 Н. Г. Чернышевский. Соч. Т. XI. С. 325.
4 A. Woldman. Lincoln and the Russia. Cliveland and New York, 1952. P. 168, 173.
5 «New York Daily Tribune». November 13, 1861.
6 «Санкт-Петербургские ведомости», 13 ноября 1862 г.
7 A. Woldman. Op. cit. P. 146.
8 «Современная летопись», 1862. №44. С. 22.
9 «Санкт-Петербургские ведомости». 5 января 1863 г.
10 «Санкт-Петербургские ведомости». 11 апреля 1865 г.
11 Executive (House) Documents, 38th Cong., 1st Sess., 1863-64. Vol. 2. P. 858. Taylor-Seward.
12 Ibid. P. 860.
13 Ibid. P. 861.
14 «Современник». 1863. № 2. C. 347 (Политика).
15 «Русское слово». 1863. № 2. С. 11 (Политика).
16 Там же. С. 12.
17 «Русское слово». 1863. №2. С. 9 (Политика).
18 Г. Аптекер писал, что в августе 1862 г., несмотря на дискриминацию, 82 тысячи негров боролись на стороне Севера // Aptheker. The Negro in the Civil War. NJ, 1938. P. 10.
19 «Современник». 1863. № 2. C. 349 (Политика).

Текст: ©1996 И. Я. Левитас
Опубликовано: Актуальные проблемы американистики: материалы международной научной конференции, 29-30 марта 1996 г., Нижний Новгород. 1996. C. 135-140
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Левитас И. Я. Отмена рабства в США и отклики в России

В статье рассматривается реакция русской прессы (как "консервативной", так и "либеральной") на провозглашение президентом Линкольном Прокламации об освобождении рабов.