Киселёва О. А. «К вопросу о внешнеполитических итогах Гражданской войны в США (1861-1865 гг.)»

Традиционно история внешней политики США была одной из центральных тем, привлекавших внимание советских исследователей. Но следует признать, что изучение американской внешней политики и дипломатии шло очень неравномерно. Основное внимание уделялось политике на Дальнем Востоке и в Латинской Америке, отношения же США со странами Европы рассматривались гораздо реже, при этом почти исключительно сквозь призму роста экспансионистских устремлений североамериканской республики, а следовательно, обострения противоречий с европейскими соперниками. Более того, неравномерность изучения внешней политики США имеет не только региональный, но и хронологический аспект. Большое число работ посвящено истории внешнеполитической деятельности США на рубеже ХІХ-ХХ вв., ряд исследований затрагивает проблемы внешнеполитической идеологии той эпохи, форм и направлений экспансии США на начальной стадии монополистического капитализма. Что же касается тридцатилетия после гражданской войны, а тем более, этапа Реконструкции Юга (1865-1871 гг.), то этот период (во всех его аспектах, в том числе внешнеполитических) изучен гораздо меньше.

Доминантой, определявшей характер влияния второй американской буржуазно-демократической революции на международные позиции США, явилась противоречивость ее результатов с внешнеполитической точки зрения.

В предвоенный период во внутренней и внешней политике США преобладали интересы рабовладельцев Юга. Это, в свою очередь, определяло не только главное направление экспансии — на юг, но и ее основной метод — непосредственного присоединения (насильственного, или оформлявшегося в виде «покупки”) к США новых территорий. С победой Севера над Югом в гражданской войне и восстановлением единства страны консолидация государственных внешнеполитических интересов североамериканской республики происходила уже на основе целей и устремлений буржуазии, завоевавшей власть в национальном масштабе и сумевшей создать условия для высоких темпов роста национальной экономики.

Вопрос о роли гражданской войны в экономическом развитии страны остается до сих пор дискуссионным в зарубежной науке1.

До начала 60-х годов XX в. среди зарубежных исследователей существовало ставшее традиционным мнение: война, стимулируя развитие новых отраслей промышленности и использование машин и механизмов, обеспечивая высокие прибыли предпринимателям в связи с расширением военных контрактов и развернувшейся инфляцией, была важным ускорителем индустриального роста североатлантической республики2.

Выступление Т.Кокрэна против данной концепции положило начало длительной дискуссии. В ходе ее выявилось несколько точек зрения, определявшихся не только различным подходом исследователей к рассматриваемой проблеме, но и степенью учета ими разнохарактерных факторов, определявших темпы экономического развития США в военный и послевоенный периоды.

Так, Кокрэн, основываясь лишь на статистических данных о циклическом росте промышленного производства в США в 1839-1889 гг., пришел к выводу, что прирост в военное десятилетие был наименьшим за весь период 1840-1880-х годов. На этом основании автор отрицал роль гражданской войны как ускорителя экономического развития США3. С нашей точки зрения, в данном заключении очевидно искусственное разделение непосредственных и отдаленных экономических последствий гражданской войны. В связи с этим можно заметить, что, во-первых, в рамках 60-х годов XIX века было неизбежно временное сокращение роста промышленного производства в связи с окончанием войны и конверсией — с одной стороны, наступлением очередного циклического кризиса перепроизводства в 1866 г. — с другой. Не случайно хозяйственный подъем полностью развернулся лишь на исходе 60-х годов, причем в значительной степени он происходил на основе интенсивного обновления изношенного за военное время оборудования и аккумуляции промышленного капитала в 1861—1865 гг. Во-первых, темпы промышленного развития в 70-е годы превзошли не только темпы 60-х, но и 50-х годов XIX века.

Вызывает определенное возражение и расстановка акцентов в выводах состоявшейся в США конференции «Экономический переворот в эпоху гражданской войны”. Ее участники пришли к заключению, что влияние войны на различные аспекты экономики — банковское дело, иностранные инвестиции в американскую промышленность, внешний рынок сельскохозяйственной продукции США, отношения между правительством и бизнесом, организацию производства и транспорта — было, в общем крайне ограниченным4. Возобладала точка зрения, рассматривавшей послевоенный промышленный подъем в качестве логического следствия предвоенного индустриального развития, исключавшего необходимость узкого катализатора, как гражданская война.

Не отрицая преемственности процессов экономической эволюции США на протяжении XIX в., следует подчеркнуть, что она отнюдь не означала абсолютной детерминированности их плавного поступательного развития. Среди множества факторов, влиявших на ее ход, безусловно, вторая американская революция занялѳ особое место и с социальной, и с экономической точек зрения. Этого не могут не учитывать принадлежащие к различным научным школам ученые. Так, английские исследователи экономической истории Ф.Бэгвелл и Дж.Иингей признают, что по мере распространения концепций, отрицающих традиционный взгляд на гражданскую войну как на важный поворотный пункт в индустриальном развитии Соединенных Штатов, появляется все больше неразрешенных вопросов, связанных, главным образом, с долговременными, отдаленными экономическими последствиями войны5.

Против выводов Т.Кокрэна выступил и видный американский историк и экономист Р.Андреано, признавший несостоятельным подход автора, отказавшегося от комплексного анализа явления6.

Представляется, что именно в период Реконструкции началось создание той базы, которая позволила американскому капитализму стать впоследствии экономическим лидером капиталистического мира. Уже в 1870 г. общая стоимость продукции американской промышленности более, чем вдвое превысила уровень 1860 г. и достигла суммы в 4,23 млрд. долл7. При этом вследствие появления в США после окончания войны множество мелких предприятий процесс концентрации производства был внешне почти незаметен и сказывался, главным обрезом, в тяжелой промышленности. Но уже в следующее десятилетие концентрация производства проходила так интенсивно, что отразилась и на общих показателях промышленности США. За 70-е годы число промышленных предприятий выросло менее, чем на 1%, число рабочих на них — на 33%, а стоимость продукции — на 58%8.

Укрепление экономических позиций и политического влияния крупной американской буржуазии, опиравшейся на вооруженные силы, созданные во время войны, означало наступление качественно нового этапа в развитии процесса становления Соединенных Штатов Америки как державы с глобальными по своему характеру интересами.

У.Г.Сьюард, государственный секретарь США в 1861-1869 гг., заявил уже в 1867 г.: «Дайте мне уверенность, что никогда не будет незаконного сопротивления вооруженной силой президенту, несущему власть Соединенных Штатов, и дайте мне еще пятьдесят, сорок, тридцать лет жизни, и я обещаю вам во владение весь Американский континент и контроль над всем миром»9.

С изложением мотивов приоритета США в делах Западного полушария выступил преемник Сьюарда в государственном департаменте Г.Фиш: «Вследствие первенства США в деле достижения независимости, стабильного характера государственных институтов, уважения народом правовых норм, величины средств, находящихся в руках правительства, …широты коммерческих интересов…, по причине изумительного развития внутренних ресурсов и богатства и высоких интеллектуальных качеств населения Соединенные Штаты занимают выдающуюся позицию на Американском континенте, — позицию, дающую им право первого голоса и возлагающую на них почетную обязанность решать все американские проблемы независимо от того, затрагивают ли они освобожденные колонии или колонии, еще подчиненные европейскому господству… «10

До сих пор подобные заявления американских политиков рассматривались в советских работах как веское доказательство роста экспансионизма Вашингтона после гражданской войны. Возможно, это и так, но не менее важен, на наш взгляд, другой вопрос — насколько эти устремления были реальны, выходили за рамки декларативности? Когда были предложены и воплощены в жизнь способы достижения сформулированных целей?

Новая внешнеполитическая тактика разрабатывалась американскими государственными и политическими деятелями не протяжении всего тридцатилетия после гражданской войны, но более активная реализация ее на международной арене приходится на конец 80-х — 90-е годы XIX в.

Так, провозглашая в 1870 г. свою доктрину гегемонии на Американском континенте, Г.Фиш указывал на развитие флота и торговли как на материальный залог этой гегемонии. Но вопрос о путях установления политического и экономического преобладания в Западном полушарии, о том, как практически создать такие условия, при которых Соединенные Штаты решали бы все американские проблемы, оставался, до известной степени, открытым.

Конкретные политико-дипломатические способы его решения были намечены позже. В конце 70-х годов XIX в. госсекретарь У. Эвартс выступил глашатаем «посреднической миссии» Вашингтона в делах латиноамериканских стран и их связях с зарубежными государствами. Следящий шаг в этом направлении был сделан Дж. Блейном, возглавлявшим госдепартамент в 1881-1882 и 1889-1893 гг. Но если Эвартс стремился реализовать свои планы посредством двусторонних соглашений с каждой из латиноамериканских стран с Соединенными Штатами, то Блейн — при помощи «возрожденных» им идей панамериканизма.

Однако это вовсе не означало, что в 60-70-е годы внешняя экспансия США прекратилась. Американский капитал на время сменил внешнеполитическую ориентацию — перенес упор с территориальной экспансии на торговую, в ряде случаев, однако, сочетая и то, и другое.

Одной из причин такого рѳзвития была необходимость для американской буржуазии в период Реконструкции (1885-1877 гг.) сконцентрировать главное внимание и усилия на внутриэкономических и политических проблемах. Чем это было обусловлено?

Во-первых, чтобы в полной мере воспользоваться плодами предыдущего этапа экспансии (в том числе в пределах североамериканского континента), необходимо было освоить обширные, захваченные ранее территории, для чего требовалось определенное время. Во-вторых, в условиях открывшихся новых огромных возможностей для развития американского капитализма «вглубь» основные ресурсы направлялись на внутренний рынок. И, наконец, в-третьих, вое политические силы страны были вовлечены в напряженную борьбу по вопросам переустройства бывших рабовладельческих штатов в интересах развития капитализма в США, условий их возвращения в Союз и путей восстановления федерального государства. С одной стороны, это являлось содержанием Реконструкции как второго этапа американской буржуазно-демократической революции 1861-1877 гг.11, а, с другой, не могло не привести к определенному снижению активности США на международной арене.

Не случайно в период подготовки Соединенными Штатами договора о покупке русской Америки (1867 г.); в американский конгресс поступали многочисленные письма против приобретения Аляски. Протесты задались на том основании, что США имели достаточно свободных земель, а покупка новой территории связана с большими издержками, хотя Аляска была куплена у царского правительства за смехотворную цену — 7,2 млн.долл.;, и, кроме того, могла повлечь за собой осложнение отношений с Англией12.

Такая реакция была не только показателем отношения части общественных кругов США к внешней экспансии, считавших, что правительство должно обратить все внимание на решение внутренних проблем, но и отражением объективного положения в сложившемся по степени важности и остроты соотношении вопросов внутренней и внешней политики после гражданской войны.

В то же время не следует преувеличивать антиэкспансионистские настроения США в этот период.

Против аннексионистских акций выступали лишь наиболее радикальные буржуазно-демократические круги, заинтересованные, прежде всего, в освоении западных регионов страны.

Одним из примеров неоднозначности антиэкспансионистской позиции может быть поведение и политическая судьба Ч. Самнера, одного из лидеров радикальных республиканцев, председателя сенатского комитета по иностранным делам, выступавшего за строгое соблюдение нейтралитета в испано-кубинской войне 1868-1878 гг.13, а позже организовавшего оппозицию в сенате ратификации подписанного президентом У.Грантом договора об аннексии Доминиканской республики. Конфликт между двумя политиками закончился отставкой Самнера в марте 1871 г.14

На наш взгляд, не следует преувеличивать степени и значения расхождений между различными американскими политическими деятелями данного периода по внешнеполитическим вопросам. Они касались, в основном, направлений будущей экспансии. Если У.Грант и Г.Фиш считали необходимым, в первую очередь, овладение стратегически важными территориями в Карибском бассейне и бассейне Тихого океана, то Самнер выступил против продвижения в эти районы. Но эти расхождения не мешали достижению единства взглядов по вопросу о необходимости включения в зону своего прямого влияния Канады15.

С окончанием гражданского конфликта при реализации своих внешнеполитических устремлений США продолжали придерживаться традиционной тактики использования противоречий между своими соперниками — Англией, Францией и Россией.

Как известно, царское правительство видело в укреплении США определенный противовес влиянию Англии и Франции и поэтому заняло благоприятную позицию по отношению к Северу во время войны16.

Эта тенденция продолжала действовать и.развиваться в период Реконструкции как логическое завершение расстановки сил в мировой политике, где тон задавали творцы «крымской системы» — Англия и Франция. Безусловно, ни Россия, ни США не занимали доминирующего положения в международных расчетах друг друга, но они старались использовать взаимную поддержку при реализации своих внешнеполитических намерений. Россия — в стремлении разорвать тяготившие ее «черноморские статьи» Парижского мира 1856 г. и разрешить противоречия с европейскими державами на Ближнем и Дальнем Востоке и в Средней Азии. США — для укрепления своих позиций в переговорах с Великобританией по урегулированию спорных в отношениях с ней вопросов. Очевидна определенная (хотя и не абсолютная) антианглийская основа временного сближения между царской Россией и североамериканской республикой.

Гражданская война 186I-1865 гг. оказала и непосредственное негативное воздействие на международное положение США. Накануне войны между Севером и Югом США уже выступали серьезным конкурентом Великобритании на море. 2/3 всего объема американской торговли перевозилось на судах, зарегистрированных в США17.

Блокада южных портов, пиратские операции рабовладельцев против флота северян подорвали позиции США в морском торговом судоходстве.

В 1864 г. лишь 27,5% объема американской торговли перевозилось национальным флотом. К окончанию конфликта он составлял менее трети своих довоенных размеров18. Это снижало, до известной степени, способность американского капитала к активному внешнеторговому проникновению.

Упадок, переживаемый в период Реконструкции военно-морским флотом США, также не мог не оказать влияния как на внешнеполитические амбиции американской буржуазии, так и на характер и степень глубины ее конфликтов с ведущими капиталистическими державами, в частности, с Англией, господствовавшей на море.

Если в конце 1864 г. военно-морской флот США был одним из сильнейших в мире и состоял из 700 судов водоизмещением в 0,5 млн. т. с 5 тыс. орудий на борту, то к концу 1870 г. цифры выглядели следующим образом: менее 200 кораблей водоизмещением в 200 тыс.т. с 1300 орудиями19. В действительности, сокращение размеров военного флота было гораздо большим: число боеспособных судов, готовых к плаванию, включая транспортные и госпитальные, составляло всего лишь 5220.

Причины этого упадка достаточно многообразны. Среди них поглощение материальных, финансовых и трудовых ресурсов внутренним рынком. Это не только задержало замену парусного флота паровыми бронированными судами, но и вызвало разногласия в политических и военно-морских кругах по вопросу о месте и функциональной роли военно-морского флота.

Иллюстрацией одной из тактических линий может служить выступление в американском конгрессе сенатора 1.Моррилла, который заявил: “Мы не намерены создавать военно-морские силы для соперничества с Францией и Великобританией. Нам нужно просто обеспечить существование морских полицейских сил для защиты торговли в мирное время»21.

В военно-морских кругах страны была «воскрешена из небытия» стратегия пассивной береговой обороны22.

В 50-е годы XIX века именно экспансионистские устремления рабовладельцев Юга служили основной движущей силой для развития военного флота США. Теперь же политический союз промышленного Северо-Востока и аграрного Запада, всецело захваченный необъятными возможностями национального рынка, временно ослабил внимание к поискам внешних рынков, а, следовательно, и к средствам их захвата и защиты.

Это привело к тому, что к 1880 г. по размерам военно-морского флота США находились на 12 месте в мире, после таких стран, как Дания, Чили, Китай23.

Все вышесказанное отнюдь не означало существования всеобщей апатии к проблемам американского флота. Конгресс США принимал решения о беспошлинном ввозе некоторых материалов, необходимых для судостроения, контролировал создание и работу отдельных линий морского сообщения24. Но эти разрозненные меры при отсутствии целостной системы не могли внести сколько-нибудь значительных коррективов в сложившееся положение.

Это не могло не вызывать сначала беспокойства, а позже недовольства и негодования в кругах, стремившихся к торговой экспансии. Не случайно, Дж.Блейн, принадлежавший к умеренному крылу республиканской партии и исходивший в своей внешнеполитической деятельности из идеи неизбежности и необходимости достижения Соединенными Штатами положения мирового торгово-промышленного лидера, писал в своих мемуарах: «Если бы конгресс в течение 16 лет после войны оказал строительству и покупке судов хотя бы 1/10 часть той поддержки, которую получали с его стороны предприятия, железные дороги, любые промышленные инициативы, то к концу этого периода наш флаг занимал бы на морях такую же сильную и непоколебимую позицию, какая ему принадлежала во второй половине 50-х гг. XIX в.»25.

Таким образом, при всей противоречивости внешнеполитических итогов гражданской войны 1861-1865 гг. очевиден рост экспансионистских устремлений части североамериканской буржуазии, прежде всего в Западном полушарии. В то же время в период, непосредственно последовавший за конфликтом — во второй половине 60-х — начале 80-х гг. XIX в. — эти устремления носили по преимуществу потенциальный характер и не могли быть реализованы, так как, во-первых, ресурсы страны были крайне необходимы для завершения внутреннего переустройства США, что составило содержание Реконструкции 1865-1877 гг., во-вторых, отсутствовали тактические средства осуществления экспансии, одним из важнейших среди которых мог быть торговый и военно-морской флот. Эти последствия гражданского конфликта были преодолены в значительной своей части к рубежу ХІХ-ХХ вв., что положило начало новому этапу в развитии внешнеполитической мысли и деятельности Соединенных Штатов Америки.

Примечания

1 О новейших работах см., например, Фонер Э. Рабство, гражданская война и Реконструкция: новейшая историография //Новая и новейшая история, № 6. 1991
2 Bagwell Ph.S., Mingay G.E. Britain and America 1850-1939.A Study of Economic Change. London,1970. P.167.
3 Cochran T. Basic History of American Business. An Anvil Original Editorship of Snyder L.L. Princeton,1959.
4 Bagwell Ph.S., Mingay G.E. Op.cit.,P.167.
5 Ibid.P.169.
6 Andreano R. New Views on American Economic Development. Cambridge,1965.
7 Clark V.S. History of Manufactures in the United States. 3 vols. Vol. 2. 1860-1893. New York, 1929. P.152.
8 Фолькнер Г. История народного хозяйства Североамериканских Соединенных Штатов. М.-Л., 1932. С.398.
9 Цит. по:, Dennett Т.Seward’s Far Eastern Policy. // The American Historical Rewiew, vol. 28, No. 24, July 1923. P. 45-62.
10 Цит. по Lockey J.В. Essays in Pan-Americanism. Berkley, 1939. P. 5.
11 См. подробно об этом: Блинов А.И. Критический период истории Соединенных Штатов. Реконструкция (восстановление Союза) США после окончания гражданской войны (1865-1877 гг.). Красноярск,1957.
12 U.S. Congress. Congressional Globe,40th Congress,2nd session. Appendix .P.493.(далее — Congressional Globe)
13 Cm. Congressional Globe, 41st Congress, 2nd session.P.102,191, 315, 973  etc.
14 Adams Ch. P. Lee at Appomattox and Other Papers. 2nd ed. Freeport(N.Y.),1970.P.125.
15 Pierce E.L. (Comp. by) Memoir and Letters of Ch. Sumner. 4 vols. Vol. 4. Boston, 1893. P.409.
16 См.: Малкин U.M. Гражданская война в CM и царская Россия. М.-Л., 1939.
17 Там же. С.17.
18 Campbell C.S. From Revolution to Rapprochement. The U.S. and Great Britain.1783-1900. New York-London,1974.P.111.
19 Sprout H., Sprout M. The Rise of American Naval Power. Princeton, 1944. P. 165, 166.
20 Ibid. P. 166.
21 Congressional Globe, 42nd Congress, 3rd session. P.712.
22 Sprout H., Sprout M. Op.cit. P. 171.
23 Alden C.S., Westcott A. The U.S. Navy. A History.London,1948. P. 280.
24 Blaine J.C. Twenty Years of Congress: from Lincoln to Garfield. With a Review of the Events which led to the Political Revolution of 1860. 2 vols. Vol.2. Norwick,1886. P.612-614.
25 Ibid.P.614.

Текст: © 1993 О.А. Киселёва
Опубликовано: Проблемы истории политической и культурной жизни США. – Самара: Изд-во Самар. ун-т, 1993. С. 33-42.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Киселёва О. А. «К вопросу о внешнеполитических итогах Гражданской войны в США (1861-1865 гг.)»

После окончания гражданской войны усилились экспансионистские устремления североамериканской буржуазии, прежде всего в Западном полушарии. Но в период, непосредственно последовавший за конфликтом — во второй половине 60-х — начале 80-х гг. XIX в. — эти устремления носили по преимуществу потенциальный характер и не могли быть реализованы, так как ресурсы страны были крайне необходимы для завершения внутреннего переустройства страны.