О характере экономических отношении США и Великобритании в период Реконструкции Юга (1865—1877 гг.)

Хорошо известно, что последняя треть XIX в. — время серьезных изменений в экономическом развитии ведущих стран Запада. Эти перемены касались как структуры национальных хозяйств, так и соотношения их потенциалов на мировой арене, что неизбежно влекло за собой сдвиги в межгосударственных экономических связях.

Данное утверждение, являющееся одним из постулатов отечественной историографии, требует углубленного конкретно-исторического изучения в связи с необходимостью преодоления одностороннего взгляда на экономические процессы. Эта односторонность выражалась в том, что изменение хозяйственной мощи западных стран рассматривалось как проявление закона неравномерности развития при капитализме, приводившей к обострению международных противоречий и столкновений. Существовавшая же объективно тенденция к упрочению экономических контактов, к интернационализации хозяйственной жизни народов уходила на второй план.

В этой связи актуальным является анализ экономических взаимоотношений США и Великобритании в период Реконструкции (1865—1877 гг.), когда было положено начало длительному процессу изменения характера хозяйственных и финансовых отношений двух стран, традиционно сочетавших элементы сотрудничества и соперничества.

Во время Реконструкции Юга, являвшейся вторым этапом американской буржуазной революции XIX в., появились первые экономические результаты ликвидации рабства (1863 г.) и принятия закона о гомстедах (1862 г.). Освобождение двух миллионов негров и распределение западных земель на основе буржуазно-демократических принципов привели к возрастанию производительности труда в земледелии. Именно в этот период фермеры США совершили рывок в выращивании и экспорте основной зерновой культуры — пшеницы. С 1866 по 1880 гг. занятые ею посевные площади увеличились с 15,4 до 38,1 млн. акров, валовой сбор — со 169,7 до 509,3 млн. бушелей, экспорт — с 5,6 до 153,3 млн. бушелей1, то есть при увеличении обрабатывавшейся площади в 2,5 раза вывоз пшеницы возрос в 27,4 раза. К началу 1880-х гг. США были одним из основных экспортеров хлеба, удовлетворявших почти половину потребности стран, ввозивших пшеницу.

В связи с расширением сельскохозяйственного производства и увеличением доходов части фермерства во второй половине 60-х — 70-е гг. XIX в. возрастал спрос на орудия труда, инвентарь, другие промышленные товары. Победа промышленной буржуазии в гражданской войне 1861—1865 гг. закрепила переход США к политике протекционизма. Введение высоких таможенных пошлин окончательно обеспечило вхождение южных штатов в состав внутреннего рынка США. Это произошло вопреки сопротивлению плантаторов Юга, издавна более связанных с капиталом Англии и Франции, чем с буржуазией Севера США, и отстаивавших свободу торговли в отношениях с зарубежными странами.

Данные факторы явились условиями консолидации национального американского рынка, ставшей важным стимулом подъема промышленного производства в послевоенный период. Его объем в 1865 — 1877 гг. увеличился почти вдвое2, основной капитал, инвестированный в промышленность в 1859—1879 годах, возрос в три раза3. При этом вследствие появления в США после окончания воины множества мелких предприятий процесс концентрации производства был внешне почти незаметен и сказывался главным образом в тяжелой промышленности. Но уже в 1870-х годах концентрация производства проходила так интенсивно, что отразилась на общих хозяйственных показателях: число промышленных предприятий возросло менее чем на 1%, количество рабочих на них — на 33%, а стоимость произведенной продукции — на 58%4.

Подобные перемены, сопровождавшиеся массовым внедрением изобретений, созданием принципиально новых отраслей производства — электротехнической, нефтеперерабатывающей, химической — не могли не привлечь к себе внимания. У. Гладстон проявил peaлизм и дальнозоркость, когда в 1879 г. заявил: «…Америка — единственная, кто в обозримом будущем сможет и, вероятно, вырвет у нас наше торговое превосходство… Мы не имеем основания против признания этого, так же, как в свое время его не было у Венеции или Голландии в отношении нас самих…»5. Действительно; основание у лидера английских либералов было достаточно серьезное: высокие темпы развития экономики США после гражданской 1861—1865 гг. и Германии после завершения объединения в 1871 г. подорвали в последней трети XIX в. промышленную монополию Англии, бывшую долгое время «мастерской мира».

Несмотря на то, что Англия продолжала сохранять промышленное первенство, оставаясь торговым и финансовым центром мира, с начала 1870-х годов обнаружилось замедление темпов развития ее экономики. За 70-е годы XIX в. темпы прироста реального дохода на душу населения сократились в 3 раза, промышленного производства — на 20%, экспорта — на 13%6. По контрасту с бурным ростом хозяйства Великобритании в предшествующий период замедление его темпов воспринималось современниками как «великая депрессия». «Великая депрессия» 1873—1896 гг. представляла собой сложный комплекс явлений, о характере которых до сих пор спорят историки7. При этом диапазон суждений достаточно широк. Если одни отрицают наличие реальной промышленной депрессии в Англии в последней трети ХIХ в. и объявляют ее результатом субъективного восприятии современниками событий8 определенных трудностей британской экономики, то другие полагают, что период с 70-х гг. XIX в. следует рассматривать в качестве начального этапа долговременного процесса утраты Англией позиций, занимаемых ею в мировом промышленном производстве и торговле в 1780— 1870 гг9.

Это последнее утверждение послужило ряду зарубежных исследователей одним из оснований для вывода о прекращении существования после 1860 г. «атлантической экономики»10. По их мнению, до 1860 г. в англо-американских хозяйственных связях существовала значительная доля взаимности и взаимодополняемости, свидетельством чему являлся большой объем перевозок в Северной Атлантике. Основой этого «организма» («атлантической экономики») было пересекающееся движение двух потоков: сырья и продовольствия — из США, промышленной продукции, капитала и рабочей силы — из Великобритании.

Это был период, когда развитие английской хлопчатобумажной промышленности, равно как и рост населения страны, означали увеличение спроса на американскую сельскохозяйственную продукцию. Около половины всего американского экспорта направлялось в Великобританию. Главной статьей вывоза был хлопок, что имело своим следствием установление более тесной экономической связи между рабовладельческим Югом и бывшей метрополией, нежели между различными регионами (Севером и Югом) США.

Подрыв «атлантической экономики» начался еще до второй американской революции, но окончательно, с точки зрения этих исследователей, он произошел во время гражданской войны и был тесно связан с изменением расстановки сил в правящем лагере СЩА. Введение республиканской партией военного протекционистского тарифа Моррилла (1862 г.) в интересах промышленной буржуазии свидетельствовало о возрастающей экономической зрелости я самостоятельности Америки.

По мнению Г. Холмса, в 60-e годы значение «атлантической экономики» как особого торгового образования упало вследствие гражданской войны, американского протекционизма и обращения Великобритании к другим рынкам сбыта11.

Нельзя не согласиться с принципиальной частью выводов английских исследователей. В то же время, на наш взгляд, их оценки содержат долю абсолютизации. Несмотря на существование определенных оснований для заключения о том, что после гражданской войны изменилась до известной степени основа экономических взаимоотношений между англосаксонскими государствами, представляется неправомерным говорить о завершенном изменении характера этих отношений.

Переход власти в руки буржуазии в федеральном масштабе привел в рассматриваемый нами период к трансформации внутри- и внешнеэкономической политики Соединенных Штатов Америки. Главной ее задачей было создание оптимальных условий для развития национальной промышленности в условиях консолидации внутреннего рынка страны. 60—70-е годы XIX в. стали временем чрезвычайно быстрого промышленного развития Североамериканской республики, но, безусловно, в рамках этого периода не могло произойти коренного изменения структуры ее национального продукта и позиций на мировой коммерческой арене. США оставались преимущественно аграрной страной и одним из крупнейших в мире государств-дебиторов. Поэтому в экономических отношениях с Великобританией — главным поставщиком промышленной продукции и капиталов в соответствии с исторической традицией — в годы Реконструкции объективно продолжали преобладать, используя терминологию английских исследователей, элементы взаимности и взаимодополняемости, а не конкуренции. Одним из доказательств данного утверждения может служить характер торговых связей между ними.

Важно заметить, что место США и Великобритании в международной торговле было принципиально различным. Основной движущей силой развития американской экономики после гражданской войны были значительно возросшие потребности внутреннего рынка. Напротив, в Англии после 1850 г. рост торговли опережал рост промышленности. Влияние внешней торговли на британское хозяйство достигло апогея в 1870—1880-е годы, когда ее удельный вес в национальном доходе составил около 33%. По данным М. Малхолла, внешнеторговый оборот на душу населения в 1870-е годы составлял в Великобритании 92 долл., во Франции и Германии — 36 долл., в США — 25 долл12.

Для внешней торговли США последняя треть XIX в. характеризовалась преобладающим значением европейских рынков. Если накануне гражданской войны 1861—1865 гг. доля Европы в экспортной торговле США составляла 77,5%, то в 1866 г. она достигла 81%13. При этом главным потребителем североамериканской продукции была Великобритания. С окончанием гражданской войны, по мере урегулирования политико-дипломатических отношений между Вашингтоном и Лондоном, объем двусторонней торговли стал быстро увеличиваться. За годы Реконструкции (1865— 1877 гг.) американский экспорт в Англию вырос в 3,5 раза — с 21,6 до 77,8 млн. ф.с.14, а его доля в общем вывозе США поднялась с 13,6 до 21,6% 15. Стоимость двух основных статей вывоза из США — хлопка и пшеницы — выросла за тот же период с 12,6 до 37,2 млн. ф.с., что составляло соответственно 58,3% и 47,8% всего американского экспорта в Великобританию. Вывоз пшеницы в 1868 г. впервые превзошел вывоз хлопка и с тех пор опережал его и абсолютно, и по темпам прироста. За время Реконструкции количество экспортируемого в Англию хлопка увеличилось в 6,7 раза — с 68 до 456 млн. т., а пшеницы — в 18 раз — с 61 до 1198 млн. т 16. В 1877 г. все виды зерновых, мука и хлопок составили 2/3 всего американского экспорта в Англию17. Другими важными статьями экспорта были мясопродукты, сахар, лес, пиломатериалы, масло, сыр, табак, рис, кожа, рыба, меха, семена, шерсть18.

Одновременно в период Реконструкции возрос и вывоз иных продуктов: нефти, железа, стали и изделий из них. Так, если до Гражданской войны США не поставляли нефть на мировой рынок, то в 1872—1876 гг. стоимость ее экспорта только в Великобританию увеличилась с 1,99 млн. до 6,70 млн. долл., а железа и стали — с 947,5 тыс. до 1,2 млн. долл.19

Несмотря на то, что основной прирост экспорта по-прежнему давала сельскохозяйственная продукция, многие американцы видели потенциальные возможности изменения характера национальной внешней торговли. Особое внимание этому уделяла консульская служба Государственного департамента. Состояние экономических отношений с Великобританией находилось в центре ее внимания по многим причинам. Во-первых, в большой степени через ее представителей шел процесс интеграции английского технического и технологического опыта в промышленное производство США. Во-вторых, в ее функции входило определение перспектив развития хозяйственных связей. Во время Реконструкции ее специалисты прогнозировали увеличение товарообмена с Англией не только в связи с тем, что последняя была не в состоянии обеспечить свое Население продовольствием, но и в связи с началом вывоза американских товаров, не производившихся в Великобритании, — ряда сельскохозяйственных машин и орудий, швейных машин, кухонных плит, телефонных аппаратов, осветительных электрических приборов, то есть продукции тех новых отраслей промышленности, которые обогнали в техническом и организационном отношении «мастерскую мира»20. В-третьих, генеральное консульство США в Лондоне внимательно следило за динамикой торговли двух стран и обеспечением в ней положительного для США сальдо. Эта задача была выполнена в 1866 г., ставшем трамплином в укреплении двухсторонних торговых контактов на новом — послевоенном — этапе. К скончанию Реконструкции США стали бесспорным лидером в импорте товаров в Великобританию. В 1877 г. стоимость ввезенной американской продукции составила 367,4 млн. долл, (более 1/5 всего британского ввоза), что почти на 130 млн. долл, превысило импорт из Франции и на 230 млн. долл, из Индии — стран, следовавших за США в списке главных импортеров продукции на Британские острова21.

Таким образом, абсолютно преобладающая часть американского экспорта в Англию сохранила традиционный аграрный характер. Одновременно структура вывоза претерпела некоторые изменения, отражавшие завершение промышленной революции в Североамериканской республике. Свидетельство тому — начало экспорта продукции машиностроения из США.

У нас нет оснований для вывода о существовании в рассматриваемый период серьезной конкуренции со стороны американских товаров на внутреннем английском рынке. Английских промышленников и торговцев больше беспокоило активное проникновение американских станков и инструментов, оружия, сельскохозяйственных орудий в третьи страны — на рынки Южной Америки, Австралии, Канады. По данным британской газеты «Дейли пост», в 1877 г. доходы многих известных фирм, связанных с рынками Австралии, составляли лишь 1/10 их прибылей в предыдущие годы22. Основная причина этого — начинавшее обнаруживаться отставание соответствующих английских товаров от предъявлявшихся потребителями требований и качественное превосходство американской продукции.

Подводя предварительный итог экономическому развитию Великобритании в 1870-е годы, влиятельнейший орган английских деловых кругов — еженедельник «Экономист» — поместил цикл статей «Американское соперничество»23. В них был предложен анализ причин, региональной и отраслевой структуры конкуренции американской продукции, а также способы сохранения британского превосходства на мировых рынках. В зоне внимания английских аналитиков оказался и характер изменений в торговле с заатлантическим партнером.

На протяжении второй половины XIX в. в США преобладал ввоз промышленной продукции. Накануне Гражданской войны она составляла 63,3% американского импорта, в 1876—1880 гг. ее доля понизилось до 47,1%24. Это имело своим следствием серьезное изменение места Североамериканской республики в экспортной торговле Англии. США во второй половине 1870-х годов не только уступили принадлежавшее им ранее в ней первое место, но и оказались позади Индии, Германии, Франции и Австралии. Удельный вес экспорта в США в общем экспорте Великобритании составлял 14,9% 25. Причинами нестабильности вывоза английских товаров в США в 1865—1877 гг. были колебания цен и курсов валют на мировом рынке, усиление цикличности развития экономики западных стран, особая острота кризиса перепроизводства 1873 г. в США, резко сократившего емкость американского рынка, частичная переориентация британского капитала на другие регионы, протекционистская политика американского правительства. Очевидно комплексное влияние всех этих факторов на развитие англо-американской торговли в 1865-1877 гг. Но если определение с наибольшей адекватностью степени влияния каждого из них на возникновение понижательной тенденции в английском экспорте в США представляется проблематичным, то тот факт, что доминирующей причиной снижения доли Англии во взаимном товарообороте являлось интенсивное развитие национальной американской индустрии и возрастание ее способности удовлетворять запросы собственного рынка, является несомненным.

Американские государственные деятели и крупные предприниматели, осознавая, что рост положительного сальдо в торговле с Великобританией в данном случае являлся отражением подрыва промышленной монополии последней, не впадали в эйфорию. Дело в том, что платежный баланс оставался отрицательным для США в связи с тем, что Англия имела огромные преимущества по невидимым статьям экспорта. Главными статьями невидимого экспорта Великобритании в другие страны, в том числе в США, были морские перевозки и инвестиции капитала. Другими словами, если в 70-е годы XIX в. роль Англии как «промышленной мастерской» мира начала испытывать серьезное потрясение, то ее положение «владычицы морей» и финансового центра мира оставалось бесспорным.

США занимали особое место среди государств, получавших английские кредиты. Гражданская война 1861—1865 гг. вызвала панику у инвесторов, отказавших в финансовой поддержке правительству А. Линкольна. Единственной страной, от которой Соединенные Штаты получали денежную помощь в первые годы войны, была Германия. С окончанием конфликта приток европейских капиталов возрос, хотя Великобритания проявляла некоторую осторожность до конца 1860-х годов. Это было связано с нестабильностью Американской экономики реконверсионного периода, развернувшейся инфляцией и несбалансированным состоянием денежного рынка США, а также с «алабамским кризисом» в двусторонних отношениях, когда с обеих сторон раздавались голоса, предупреждавшие об опасности третьей англо-американской войны.

Перелом наступил в 1869—1870 гг., когда Великобритания вновь заняла положение главного кредитора на рынке американских ценных бумаг. Удельный вес ее капитала в общем объеме иностранных инвестиций в период Реконструкции колебался от 44 до 70%26. Столь широкое инвестирование независимого государства объяснялось высоким уровнем получаемых дивидендов: облигации займов правительства США давали 7,5% годовых (правительства Великобритании — 4%), акции американских железных дорог — 9,3% (британских — немногим более 4%)27. Доля США во внешнем кредите Лондона во время Реконструкции колебалась от 22 ДО 40%, а рост инвестиций в США составлял 60% общего увеличения вывоза капитала из Англии в этот период28.

Основной сферой приложения английских капиталов в США было железнодорожное строительство. К 1880 г. в эту отрасль хозяйства поступило 96 млн.ф.с., или 62% всех инвестиций29. В начале 70-х годов XIX в. в Великобритании активно создавались тресты, занимавшиеся финансированием горной промышленности США. Британский капитал направлялся вслед за миграцией населения в те регионы американского Запада, которые были надежно обеспечены природными ресурсами, рабочей силой, транспортной инфраструктурой, гарантировавшей благоприятные условия экспорта добывавшегося сырья и материалов.

Дать количественную оценку роли и значения британского капитала в развитии отдельных отраслей американской промышленностей периода Реконструкции крайне сложно в связи с неполнотой существующих статистических данных. Но очевидным является принципиальное значение этого капитала для американской индустрии. Оно заключалось в том, что, во-первых, создававшиеся им компании впоследствии становились основой индустрии целых регионов, особенно на Западе США; во-вторых, британские корпорации часто указывали и прокладывали путь американским предпринимателям.

Еще одна заметная отрасль британского инвестирования и США в период Реконструкции — скотоводство и мясоперерабатывающая промышленность. В этой области наибольшую активность проявили шотландские предприниматели (им принадлежали ранчо общей площадью около 2 млн. акров), а также фирмы, подобные «Техас Лэнд Компани», имевшие главной целью экспорт мяса, кожи и сала в Великобританию и лишь второстепенной — снабжение американского рынка. Эти предприятия являлись своеобразными конкурентами американских фермеров на британском рынке, что вызывало оппозицию части американских бизнесменов активному росту принадлежавших иностранцам земельных компании, число которых достигло пика к середине 1880-х годов. Наибольшим нападкам подвергались британские предприниматели, владевшие зерновыми элеваторами, хлопковыми плантациями, скотоводческими ранчо.

Таким образом, стремясь избегать инвестиции в отрасли, способные составить в перспективе конкуренцию английской промышленности и торговле, англичане направляли главную часть инвестируемого капитала в железнодорожное строительство США, являвшееся составной частью экономической инфраструктуры и не имевшее в рассматриваемый период прямого отношения к внешнеэкономической экспансии Североамериканской республики. Несомненны прагматические мотивы в выборе сфер приложения капитала. Железные дороги делали американский Запад доступным для предпринимателей и финансистов лондонского Сити, а создававшиеся ими, к примеру, горнодобывающие и скотоводческие компании становились важными экспортерами сырья и продовольствия на английский рынок.

Несмотря на то, что США на протяжении всего XIX в. широко пользовались иностранными кредитами и были одним из крупнейших государств-дебиторов, 1870-е годы положили конец движению капитала в одном направлении. В это время некоторые крупные американские предприятия начали создавать свои филиалы и основывать дочерние компании в Европе, Канаде, Латинской Америке.

По оценке Р. Вернона, к концу АІХ в. за пределами США существовало 75—100 филиалов фирм и предприятий, контролировавшихся американским капиталом30. Большая часть из них находилась в Канаде и Великобритании. В период Реконструкции частные зарубежные инвестиции США составляли 0,1—0,2 млрд, долл., правительственные же не поддавались оценке31.

Американский капитал направлялся в те отрасли хозяйства, где привносимая им техническая мысль и технология не только опережали английскую, но и могли добиться монопольного положения на британском рынке. Успехи предпринимательской деятельности ряда компаний, принадлежавших американцам в 70—80-е годы ХIХ в., частично объяснялись почти полным отсутствием английских производителей в возникавших новых отраслях промышленности.

Создание дочерних компаний и фирм в Великобритании приближало американское производство к английскому рынку, снижало транспортные издержки, освобождая предпринимателей от платы за морские перевозки через океан, осуществлявшиеся преимущественно британским флотом. В 1876 г. тоннаж английских судов, прибывших в порты США, вдвое превышал тоннаж всех американских торговых и транспортных судов. Важным стимулом для предпринимателей некоторых отраслей были меньшие издержки производства в Англии в связи с высокими ввозными пошлинами в США на необходимые для них сырье и материалы.

Примером успешного проникновения на английский рынок может служить деятельность компании Зингера по производству швейных машин. Основанный в 1867 г. в Бриджтауне, неподалеку от Глазго, филиал компании был небольшим экспериментальным предприятием, занимавшимся сборкой аппаратов из деталей, поставлявшихся из США. К концу 70-х годов английский филиал не только стал крупным самостоятельным производством, но и имел 26 контор в Великобритании и по одной — в Париже, Мадриде, Брюсселе, Милане, Базеле, Кейптауне, Бомбее и Окленде32.

В период Реконструкции на Британских островах появились первые американские фирмы, производившие полиграфическое оборудование, телефонные и кассовые аппараты, грузоподъемники, паровые насосы, фармацевтическую продукцию. Все это приводит к выводу, что вторая половина 60-х — 70-е годы XIX в. — начальная ступень в вывозе американского предпринимательского капитала в Великобританию. Создававшиеся на основе передовой технологии в новых отраслях промышленности фирмы и дочерние компании ориентировались на британский рынок и, в отличие от многих предприятий английского капитала в заатлантической республике, не занимались экспортом производившейся продукции в США. Номинальный капитал этих фирм, как правило, так же, как и их число, был невелик. Это естественно вытекало из практически безграничной потребности в капитале внутреннего американского рынка в период воссоздания единого федеративного государства после гражданской войны.

В XIX в. американская экономика, особенно промышленность, традиционно зависела в своем развитии не только от ввоза капитала, но и от притока рабочей силы. В связи с тем, что за годы конфликта между Севером и Югом промышленность Севера лишилась 500—750 тыс. работников, потребность в привлечении рабочих из заграницы резко возросла. В 1864 г. конгресс США принял «Акт о поощрении иммиграции», позволявший ввозить рабочих по контрактам, условия которых обязывали предпринимателей оплачивать проезд в Америку нанимавшихся лиц, а последних отрабатывать определенный срок на том или ином предприятии. Этим же законом создавались федеральные органы, призванные способствовать иммиграции в США из европейских стран.

В 1864—1868 гг. эту роль выполняла Американская Эмиграционная Компания, основными центрами деятельности которой па Британских островах были районы хлопчатобумажной, угледобывающей и металлургической промышленности: Ланкашир, Страффордшир, Южный Уэльс. Компания стремилась к установлению контактов с британскими тред-юнионами, особенно в районах депрессивного состояния хозяйства и напряженной борьбы между рабочими и предпринимателями. Там создавались специальные эмиграционные комитеты. Сотрудничая в них с деятелями отраслевых британских профсоюзов, Компании часто удавалось добиваться их согласия на компенсацию затрат для переезда в Америку членов их организаций.

Английские официальные власти практически не вмешивались в деятельность Американской Эмиграционной Компании. Представители деловых кругов резко разошлись в своем отношении к ней. Те из них, кто экономически был связан с США, требовали расширения эмиграции путем выделения средств из государственного бюджета и активизации частной вербовочной деятельности. Другая часть предпринимателей была настроена оппозиционно и пыталась противодействовать контрактации квалифицированной рабочей силы для американской промышленности. На протяжении всего периода Реконструкции они не только вели кампанию против американских иммиграционных агентств, но и внимательно следили за динамикой трудовой эмиграции в США, публиковали материалы о ее опасности для национальной промышленности, создавали механизмы поощрения эмиграции в колонии и доминионы33.

Все эти усилия, имевшие целью воспрепятствовать выезду английских рабочих в Североамериканскую республику, нельзя признать эффективными. Дело в том, что американское «притяжение» было сильным, практически постоянно действовавшим фактором. Более высокая заработная плата (за более интенсивный труд), исключительно емкий рынок рабочей силы, возможность получения земельного участка (плата за который была меньше суммы, ежегодно выплачиваемой английским арендатором в качестве ренты лендлорду) были главными причинами, стимулировавшими иммиграцию рабочих, в том числе британских, в США. Это «притяжение» значительно усилилось в середине 1860-х годов, когда действие экономических факторов было дополнено такими специфическими условиями, как окончание Гражданской войны и развитие парового флота. Последнее резко сократило время преодоления расстояния между Европой и Северной Америкой, способствуя росту числа желающих испытать судьбу в Новом Свете.

Эмиграция из Великобритании в США, составив в 1865 г. 147 258 чел., почти непрерывно возрастала до 1873 г. (166 730 чел.), после чего начался заметный спад: 113 774 чел. — в 1874 г. и 45 481 чел. — в 1877 г.34. Это превышало выезд из Великобритании во все остальные страны, колонии и доминионы, вместе взятые.

Динамика британской эмиграции в Соединенные Штаты согласовывалась главным образом с циклами развития американской и европейской экономики, во все возраставшей степени отражавшимися на состоянии мирового хозяйства. Она проявляла устойчивую тенденцию к росту в 1868—1873 гг., что совпадало с циклическим подъемом, модифицированным в США развернувшейся реконверсией, и резко снизилась в период кризиса и депрессии 1873—1877 гг. Спад был настолько глубоким, что «Экономист» в 1874 г. не без удовлетворения констатировал, что слава о Соединенных Штатах как обетованной земле для рабочих начинает меркнуть, и предсказывал в будущем изменение направления эмиграции: из Нового Света — в Старый35. Данному предсказанию не суждено было сбыться, но реальностью стало другое — с начала 80-х годов XIX в. доля квалифицированного труда в рабочей эмиграции в США сократилась. Это означало, что исключительное значение европейской, прежде всего английской, рабочей силы для американской промышленности стало падать, началось возрастание удельного веса трудовой иммиграции из стран Южной и Восточной Европы, а чуть позже — и из Азии. Причин к этому было несколько. Главное — то, что технический и технологический прогресс в организации промышленного производства США уже не зависел в прежней степени, а подчас и опережал развитие соответствующих британских отраслей, а поэтому иммигрировавшие английские рабочие — носители старого традиционного профессионального опыта — часто воспринимались как тормоз эффективной работы предприятий.

В рассматриваемый нами период (1865—1877 гг.) подобные соображения еще не были широко распространены в США, и английские иммигранты занимали важное место среди трех ведущих переселенческих потоков того времени — из Германии, Ирландии и Великобритании. Абсолютно преобладавшим элементом британской иммиграции в США были промышленные рабочие, которые не только редко меняли свою специальность или род занятий, но и становились наименее дискриминируемой и наиболее легко ассимилирующейся частью американского пролетариата, отличавшейся от приехавших из других стран более высоким имущественным и общественным положением.

Таким образом, фаза Реконструкции была составной частью периода 1825—1890 гг., когда взаимозависимость США и Великобритании, с точки зрения экономических отношений, была наибольшей.

В условиях бурного экономического подъема после гражданской войны, когда промышленность США не могла полностью удовлетворить потребности внутреннего рынка, англо-американская торговля достигла такого уровня (пик приходился на 1871—1872 гг.), которого она не превосходила до начала первой мировой воины.

Великобритания являлась крупнейшим поставщиком на американский рынок промышленной продукции, капиталов и рабочей силы, являвшихся важными ресурсами самого экономического развития США этого периода. Соединенные Штаты, оставаясь одним из основных экспортеров сельскохозяйственной продукции на мировом рынке и совершив в годы Реконструкции беспрецедентный рывок в производстве пшеницы и других зерновых культур, стали главным конкурентом России на английском рынке36.

Преобладание элементов взаимодополняемости над развивавшейся тенденцией к конкуренции в экономических отношениях, высокая степень заинтересованности сторон в их сохранении стали важными факторами мирного, компромиссного урегулирования политико-дипломатических противоречий и спорных вопросов в послевоенный период (1865—1877 гг.).

Примечания

1 Historical Statistics of the U. S. Colonial Times to 1957. W., I960. P. 297. 1 акр — 0,405 га; 1 бушель = 35,2 л.
2 Ibidem. P.409.
3 МотылевВ.Е. Экономическая история зарубежных стран. М., 1961. С. 306.
4 Фолькнер Г. История народного хозяйства САСШ. М.; Л., 1932. С. 398.
5 Цит. по: Аllеn Н. С. Great Britain and the United States. A History of Anglo-American Relations 1783—1952. Archon Books, 1969. P. 82.
6 Рассчитано no: Aldcroft D. (ed.). The Development of British Industry and Foreign Competition 1875—1914. L., 1968. P. 13.
7 Ashworth W. An Economic History of England, 1870—1939. L., I960; Coppoek D. British Industrial Growth during the Great Depression (1873—1896): A Pessimist’s View // The Economic History Review. Vol. 17. No 2. P. 389—396; Habsbawm E. J. Industry and Empire. L., 1977.
8 Saul S. B. The Myth of Great Depression. 1873—1896. L., 1972.
9 Seaman L. С. B. Victorian England. Aspects of English and Imperial History. 1837— 1901.L., 1977.
10 Вagwell Ph., M i n g a y G. Britain and America 1950—1939. A Study of Economic Change. L., 1970; Holmes G. M. Britain and America. A Comparative Economic History 1850—1939. L., 1976.
11 Holmes G.M. Op.cit. P. 13.
12 Mulhall M. G. Thirty Years of American Trade // North American Review. 1897. November. Vol. 242. P. 572—581.
13 Jоhnsоn E. R. Van Metre T. W. History of Domestic and Foreign Commerce of the U. S. 2 vols. Vol. 2. W„ 1915. P. 72.
14 Historical Statistics of the U. S. Colonial Times to 1957. W., 1960. P. 555—556.
15 Allen H. C. Op. cit. P. 54.
16 Historical Statistics of the U. S. Colonial Times to 1957. W., 1*960. P. 555—556.
17 C. R. U. S. for the Year 1878. P. 464.
18 C. R. U. S. for the Year 1877. P. 28.
19 Ibidem.
20 C. R. U. S. for the Year 1878. P. 42.
21 C. R. U. S. for the Year 1877. P. 370.
22 C. R. U. S. for the Year 1878. P. 384.
23 The Economist. 1878. Vol. 36.
24 Вagwеll Ph., Mingay G. Op. cit. P. 95.
25 Great Britain Parliament. First Report of the Royal Commission Appointed to Inquire into the Depression of Trade and Industry. L., 1886. P. 197.
26 Williamson J. G. Growth and the Balance of Payments 1820—1913. Chapel Hill, 1964. P. 144.
27 Вagwell P h., Mingay G. Op. cit. P. 108.
28 Williamson J. G. Op. cit. P. 143,146.
29 Ibidem. P. 132.
30 Buckley P. J., Roberts B. R. European Direct Investment in the U. S. A. before the First World War. N. Y., 1982. P. 26.
31 Historical Statistics of the U. S. Colonial Times to 1957. W., 1960. P. 565.
32 Wi1kins M. The Emergence of Multinational Enterprise: American Business Abroad from the Colonial Era to 1914. Cambridge, 1970.P.41—43.
33 The Economist. 1867. Vol. 25. No 1224, 1229; The Economist. 1874. Vol. 32. No 1615, 1616; Extract from A Paper on Immigration Read by Hill A. H. of the Boston Board ofTrade, at the Meeting of the National Conference of Charities and Correction, May 1875, Proceedings. P. 85—90 // A b b o 11E. (ed). Historical Aspects of the Immigration Problem. Select Documents. Chicago, 1926. P. 352—354.
34 Douglas D. C. (ed.). English Historical Documents. Vol. 12 (1). L., 1970. P. 204.
35The Economist. 1874. Vol. 32. No 1615.
36 См. об этом: Гулишамбаров С. С. Всемирная торговля в XIX в. и участие в ней России. СПб., 1898; Куропятник Г. П. Россия и США. Экономические, культурные и дипломатические связи. 1867—1881. М., 1981.; Орбинский Р. В. О хлебной торговле САСШ. СПб., 1880.; Хлебная конкуренция России с Америкой. Материалы для решения хлебного вопроса в России. М., 1883.

Текст: ©1997 О.А. Киселёва
Опубликовано: Проблемы эволюции общественного строя и международных отношений в истории западноевропейской цивилизации. Вологда: Русь, 1997. – С. 133-146.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Киселева О. А. О характере экономических отношении США и Великобритании в период Реконструкции Юга (1865—1877 гг.)

В условиях бурного экономического подъема после гражданской войны, когда промышленность США не могла полностью удовлетворить потребности внутреннего рынка, англо-американская торговля достигла такого уровня, которого она не превосходила до начала первой мировой воины.