Россия и гражданская война в США

Научный анализ причин и характера гражданской войны в США был дан основоположниками марксизма-ленинизма. К. Маркс и Ф. Энгельс рассматривали ее как итог борьбы двух систем — системы рабства и системы свободного наемного труда1. К. Маркс писал, что борьба, приведшая США к гражданской войне, «покоится на вопросе о рабстве»2.

В. И. Ленин, касаясь событий гражданской войны в США, отмечал ее «величайшее всемирно-историческое, прогрессивное и революционное значение»3.

Американская историография гражданской войны в США весьма обширна. Ее обстоятельный анализ содержится в работах И. П. Дементьева 4. Об итогах и задачах изучения новой истории советскими историками писал Н. Н. Болховитинов5. До сих пор самым фундированным трудом по истории русско-американских отношений 60-х годов XIX в. является книга М. М. Малкина, изданная в 1939 г.6. Работа написана на основе разнообразного материала, в том числе документов из архива внешней политики России. Малкин показывает лояльность России по отношению к Федеральному Союзу и враждебность к нему Со стороны западноевропейских государств, и прежде всего Англии. Однако некоторые принципиальные положения автора вызывают возражения. Представляется, что он преувеличивает внешнеполитическую активность России после Крымской войны7. Известно, что в 60-х годах XIX в. русское самодержавие не имело возможности проводить широкие завоевания. Главная его задача сводилась к отмене ограничительных условий Парижского договора 1856 г. Тогда еще не разрабатывались планы (даже частью правительственных кругов) по захвату Дарданелл8.

В то же время М. М. Малкин пишет, что политика царского правительства в отношении США была двойственной, противоречивой на протяжении всей гражданской войны9, так как ему не по душе было политическое устройство Соединенных Штатов. Однако документы, приведенные автором, смещают намеченные им в начале книги акценты.

При наличии глубоких англо-русских противоречий и опасности нападения западноевропейских государств на Америку вопрос о социальных различиях России и США отходил на второй план. Имел значение и тот факт, что царское правительство, вынужденное само пойти на отмену крепостного права, не могло открыто встать на защиту рабства и мятежников Юга, не скомпрометировав себя внутри страны. Касаясь причин, заставивших русское правительство направить свои эскадры в Америку в 1863 г., М. М. Малкин недооценил влияния этого факта на улучшение международного положения США.

Кроме монографии Малкина и его статьи о русско-американских отношениях, написанной на материале книги10, в советской литературе есть несколько работ, в которых исследуются взгляды русских революционеров-демократов на события гражданской войны в США11,

Работы американских историков, в которых раскрывается проблема русско-американских отношений периода гражданской войны в США, условно можно разделить на две группы. Одни историки, занимающиеся исследованием отношений Америки и России, отрицают внутренние причины, обусловившие сохранение лояльных отношений между ними иа протяжении XIX в. Они не видят экономических стимулов, объединявших Россию и Америку, известную общность задач, стоявших перед обеими странами в 60-х годах XIX в.: отмена крепостного права в России, ликвидация рабства в США. Главной причиной, объясняющей помощь России Федеральному Союзу, они считают вражду обоих государств к Англии. Прекращение этой вражды уничтожает и «традиции дружбы». Наиболее полное отражение эта концепция нашла в книге А. Уолдмана «Линкольн и русские»12, посвященной исследованию официальных отношений России и Америки. Автор утверждает, что поддержка Россией Федерального Союза была «историческим курьезом». Для европейских государств, в том: числе и России, считает Уолдман, Соединенные Штаты представляли революционную опасность, в то время как американцы рассматривали Россию в качестве классического примера абсолютной власти и деспотизма 13. Вместе с тем автор вынужден признать, что союз между Россией и Америкой в годы гражданской войны имел большое положительное значение для обеих стран. «Этот странный союз, — пишет Уолдман, — был решающим фактором предотвращения европейской интервенции в гражданскую войну в Америке; он же разрушил англо-французский союз, направленный против России в польском вопросе» 14. Кульминационным моментом русско-американского сотрудничества, по мнению автора, было прибытие русской эскадры в Нью-Йорк, что обусловливалось рядом причин: стремлением России предотвратить военное вмешательство Англии и Франции в дела Америки; желание России повысить свой международный авторитет, подорванный Крымской войной; местью России Англии за Крымскую войну[15. Однако значение этого дружественного акта, по словам Уолдмана, в значительной степени преувеличено самими американцами, в памяти которых он сохранился как фактор спасения Америки16. Тот же взгляд на характер русско-американских отношений, что и в книге Уолдмана, содержится в статье Г. Кашнера «Гражданская война в Америке и русский флот»17. Кашнер пишет о «двусмысленности» русско-американских отношений на протяжении всей их истории18, причину которой он усматривает в различиях общественного и государственного строя обеих стран. Он, как и Уолдман, признает положительное значение для Америки появления русских кораблей у ее берегов, хотя также считает, что американцы преувеличили значение этого фактора.

Наряду с изучением официальных отношений Америки и России в последние годы усилился интерес к исследованию взглядов различных слоев русского общества на события гражданской войны в США. Так, предметом изучения Г. Роджера 19 стали взгляды представителей революционной, либеральной и официальной общественной мысли России, их влияние на американское общество и воздействие гражданской войны в США на русскую идеологию. Роджер анализирует воззрения Герцена, Чернышевского, Огарева, с одной стороны, Каткова, Победоносцева — с другой. Он пишет о России официальной и России демократической, смотревшей на США с надеждой и видевшей в американских событиях пример для своего внутреннего развития20.

Краткий анализ литературы свидетельствует о том, что в советской историографии после книги М. М. Малкина, написанной в конце 30-х годов, не было работ, в которых специально исследовалась бы позиция русского правительства по отношению к гражданской воине в США. Что же касается американской литературы, то труды большинства авторов, слабо знакомых с русскими источниками, страдают односторонностью.

* * *

Канун гражданской войны ознаменовался острой борьбой за пост президента, которую вели правящая демократическая и республиканская партии. Последняя выдвинула своим кандидатом Авраама Линкольна. Выходец из среднего фермерства, А. Линкольн представлял интересы широких слоев буржуазии. А. Линкольн был избран президентом США в 1860 г. Победа республиканцев имела важное значение для последующего развития Америки. В своей практической деятельности он пытался осуществить ряд важных требований трудящихся масс21.

Не примирившись со своим поражением на выборах, плантаторы Юга решили выйти из состава США и увлечь за собой колеблющиеся штаты, прежде всего на Западе. Этим они надеялись взорвать единство страны, ослабить позиции Севера и вновь возвратить себе утраченное господствующее положение в стране. В конце 1860 — начале 1861 г. из Союза вышло 11 штатов, занимавших 40% всей территории США22. В феврале 1861 г. в г. Монтгомери (штат Алабама) рабовладельческая аристократия провозгласила создание республики — Конфедеративных Штатов Америки. Был образован Конгресс Конфедерации, утвердивший текст Конституции, узаконивавшей рабовладение. Конгресс избрал президентом Конфедерации крупного рабовладельца Джефферсона Дэвиса.

Обстреляв 12 апреля 1861 г. форт Самптер, верный правительству Линкольна, рабовладельцы развязали гражданскую войну. 15 апреля Линкольн объявил рабовладельческие штаты в состоянии мятежа и призвал в армию 75 тыс. добровольцев.

Правительства Западной Европы были заинтересованы в ослаблении США и их расчленении. Особую надежду в борьбе с Севером мятежники возлагали на Англию — соперницу молодого капиталистического государства. Они рассчитывали на ее военную и финансовую помощь. Но лондонский кабинет, хотя и желал ослабления Севера, боялся притязаний южан на национальную торговлю хлопком. Он был заинтересован в сохранении торговых связей с северными штатами, в частности в закупке хлеба; английские капиталы были вложены в промышленность США. Английское правительство вполне устраивал распад Америки на две республики, соперничающие между собой, что позволило бы ему сохранить господствующее положение на мировом рынке23. Кроме того, буржуазия Англии боялась открытой поддержкой рабовладельческого Юга скомпрометировать себя в глазах мировой общественности. В силу этих причин Англия официально заняла позицию нейтралитета, что не мешало ей оказывать материальную помощь южанам. Только за 1861—1962 гг. южные штаты закупили в Англии оружия и военных припасов на сумму 9 млн. долл.24. Характеризуя политику западных держав, министр иностранных дел России А. М. Горчаков писал: «Англия и Франция по отношению к Америке заняли позицию невмешательства. Но традиционные антипатии англичан к американцам сохраняются. Немногим лучше отношение к Америке у Франции»25.

В начале июня 1861 г. английское правительство направило в Канаду якобы для ограждения своей колонии от нападения три пехотных полка. Лондонский кабинет прекрасно отдавал себе отчет в том, что Север не думает о нападении на Канаду. Этой демонстрацией Англия хотела поддержать южан и заставить Север пойти на уступки своим противникам[26. Канада сделалась английским центром помощи южанам. Оттуда направлялось оружие; на английских верфях строились суда для южан. Англия действовала в полном согласии с Францией и Испанией. В октябре 1861 г. в Лондоне между этими тремя державами была заключена конвенция о совместной интервенции в Мексику. Французские войска от имени союзников высадились на территории Мексики, граничившей с мятежными штатами. Руководители Конфедерации получили возможность вступить, в непосредственный контакт с оккупантами.

В свою очередь, правительство Линкольна в 1862 г. провело ряд важных мер: издало закон о гомстедах27 и опубликовало прокламацию о ликвидации рабства в стране. Эти акты ускорили переход к решительным мерам в борьбе с противником, вызвав тревогу мировой реакции. Английская печать критиковала прокламацию Линкольна за нарушение законов Конфедерации Юга, за призыв рабов к революции. Она проявляла беспокойство за судьбу мятежников, продемонстрировав таким путем свои симпатии к рабовладельцам.

Гражданская война в США обращала на себя внимание масштабностью самого события. К. Маркс и Ф. Энгельс называли ее «зрелищем, не имеющим равного в летописях военной истории»28.

С начала гражданской войны русское правительство заняло благожелательную позицию по отношению к северянам, что было проявлением дружественных связей двух держав, установившихся еще со времени войны за независимость США. Тогда на официальную просьбу английского короля Георга III о помощи Екатерина II, ссылаясь на занятость внутренними делами, а также на «неопределенность польских и неизвестность шведских дел» ответила отказом29. Россия выступила в поддержку Америки и в годы англо-американской войны (1812—1814 гг.) 30. В Крымскую войну, когда англо-французский флот готовился к нападению на Дальнем Востоке, американское правительство предупредило Россию о враждебной акции западных стран. Это предупреждение дало возможность своевременно принять, меры, позволившие успешно отбить нападение союзного флота.

Лояльные отношения между Россией и США объяснялись рядом причин, главной из которых был единый взгляд на политику Англии. Оба правительства видели в Великобритании своего основного противника. В 60-е годы XIX в. с утверждением капитализма в России англо-русские противоречии в Средней Азии, на Ближнем и Дальнем Востоке приобрели особую остроту. Одновременно с этим усилилось соперничество между Англией и Америкой. Флот последней угрожая мировой гегемонии Великобритании, а промышленные товары США начали теснить английские. Между Россией и США не существовало глубоких разногласий. Министр иностранных дел Федерального Союза Стюард объяснял причины близости двух стран ликвидацией крепостничества в России, поворотом русского правительства в направлении; к буржуазному развитию, общностью задач по борьбе с Англией. На общность судеб России и Америки, которая «цементирует взаимные симпатии», указывал министр иностранных дел России А. М. Горчаков: «Оба государства провели борьбу за эмансипацию, оба встречались с разногласиями и иностранными интригами»31. В инструкции посланнику в Вашингтоне Стеклю (от 28 июня 1861г.) Горчаков, высказывая сожаление по поводу начала гражданской войны, писал о «живом интересе» России к событиям в Америке, призывал вашингтонское правительство прийти к соглашению с южанами «несмотря на различие их интересов и конституций». «Россия, — писал Горчаков, — питает самый дружественный интерес к Америке, потому что две страны, находящиеся на концах двух миров, обе в предшествующий период были как бы призваны к естественной солидарности интересов и симпатий, что уже было ими засвидетельствовано». Он выражал надежду на то, что американская нация проявит высокую политическую мудрость в поисках общего и возможного согласия штатов32.

Правительство Линкольна с благодарностью оценило позицию России. «Президент и государственный секретарь, — передавал Стекль Горчакову, — мне заявили, что из всех сообщений, полученных ими от европейских правительств, наше было самым дружественным и самым благосклонным»33.

Русское правительство было заинтересовано в скорейшем окончании гражданской войны и в восстановлении Соединенных Штатов; рассматривая их как противовес «английскому могуществу», как элемент «мирового равновесия». Оно стояло за соглашение Севера с Югом на любых условиях, не отвергая уступок мятежным штатам со стороны Севера. «Для нас нет ии Севера, ни Юга, а есть Федеральный Союз, на расстройство которого мы смотрим с сожалением», — сообщил Горчаков Стеклю. Вместе с тем царскому правительству были чужды многие политические законоположения Федерального Союза. «Если ультра-демократический режим оказался несостоятельным, нам об этом жалеть не приходится, но мы не можем -относиться равнодушно к тем опасностям, которые угрожают самой нации, — писал Стекль. — Ее существование для нас важнее, чем для любого иного государства. Нам необходимо защищать наши интересы и расширять наше влияние в Тихом океане. В этой области мы уже встретили и, по всей вероятности, будем продолжать встречать препятствия со стороны Англии, и помощь американцев нам всегда будет полезна»34.

Таким образом, петербургский кабинет разграничивал международное значение США как суверенного государства и его политическое управление. Не разделяя внутренней политики Линкольна, русское правительство рассматривало Америку как будущую союзницу в решении вопросов европейской и дальневосточной политики.

Соединенные Штаты, в свою очередь, видели в России державу, способную оказать поддержку в борьбе с Англией и Францией на Американском континенте и в Тихом океане. Оба правительства предполагали установить экономические и политические контакты, прежде всего через Дальний Восток — кратчайший путь между двумя странами. Американское правительство, учитывая слабые позиции России на Дальнем Востоке, надеялось воспользоваться этой слабостью в собственных интересах. Но официально оба кабинета продолжали говорить об отсутствии противоречий между их странами. В 1862—1863 гг. даже составлялись проекты по прокладыванию телеграфной связи из Сан-Франциско через Аляску, Тихий океан, Сибирь35.

Начало гражданской войны совпало с обострением классовых противоречий и идейной борьбы в России в связи с крестьянской реформой. Русские революционеры-демократы, выступая против крепостничества и помещичьего землевладения, часто обращались к истории Америки, находя в ней примеры как для подражания, так и для критики. Н. П. Огарев еще в 1858 г. в цикле статей «Русские вопросы», говоря о «безвыходном положении русского мужика» при крепостном праве, отмечал пагубность рабства в США. «В то время как прилагаемость науки к земледелию достигла высокого развития в Северных Штатах,—писал он,— совсем иное происходит в Южных Штатах, работающих рабами»36. Н. Г. Чернышевский справедливо видел главную причину гражданской войны в США в борьбе с «невольничеством», в столкновении двух противоположных сил: «Вражда Юга к Северу, сословная вражда, ненависть патрициев к темным плебеям, вражда высшего сословия к республиканскому устройству» 37 38.

Неудачи северян в начале войны не поколебали уверенности демократических кругов России в том, что они победят в гражданской войне. «Торжество Севера над плантаторами неизбежно, — писал Н. Г. Чернышевский, — какая-нибудь ошибка авангардного командира не может иметь тут никакого влияния, кроме того что послужит новым возбуждением к энергии»33. В своих статьях он убедительна доказывал экономическую и политическую несостоятельность рабства. «В той части их (Соединенных Штатов. — Н. К.), которая сохранила невольничество, — заключал Чернышевский, — общественное мнение, находясь под владычеством плантаторов, не допускает ни одного слова, похожего на аболиционизм; люди, говорящие против невольничества, подвергаются грабежу, изгнанию и уголовным наказаниям»39. Он выступал за решительную борьбу с плантаторами Юга, отмечая рост авторитета Федерального Союза. «Большинство населения Южных Штатов не хочет отделяться от Союза; инсургенты составляют меньшинство, которое на самом Юге не может удерживать за собою захваченную власть иначе, как насильственными мерами»40.

Для знакомства с внутренней жизнью Америки и ее литературой «Современник» печатал статьи путешественников, посещавших Америку, романы Бичер-Стоу, Бэйярда Тейлора, заметки об их творчестве и развитии американской культуры. В мартовском номере 1861 г. «Современник» опубликовал «Извлечение» из Положения 19 февраля 1861 г., «Песни о неграх» Лонгфелло и статью известного революционера-демократа В. А. Обручева «Невольничество в Северной Америке», подчеркивая этим близость вопросов, волновавших обе страны.

Описывая глумление над личностью невольника в Южных штатах, застой и деградацию хозяйства, основанного на рабском труде, Обручев как бы призывал русского читателя задуматься над положением народа в царской России. «Кнут плантатора всегда, везде и за все — вот в каких обстоятельствах трудятся невольники», — писал он. Обручев выступал против расизма, призывая «оставить раболепное преклонение перед гением той или другой расы»41.

Не только революционно-демократические, но либеральные и. официальные круги России с большим сочувствием отнеслись к событиям в США. «Московские ведомости», тогда еще либеральный орган,, приветствовали освобождение негров, считая этот акт «одним из великих политических событий в истории»42. Но либералы занимали отличную от демократов позицию в вопросе о конечной цели войны. Приветствуя освобождение рабов, они не призывали к решительной борьбе с плантаторами, как это делал «Современник»43. Они стояли за примирение Севера с Югом, восстановление единого американского государства. Их взгляд на события в США был близок к взглядам царского правительства.

В рядах федеральной армии вместе с американцами сражались- русские. Бывший русский офицер, полковник генерального штаба И. В. Турчанинов командовал полком волонтеров штата Иллинойс.. Покинув Россию в середине 50-х годов XIX в., он жил некоторое время в Лондоне, встречался с А. И. Герценом, а затем переехал в США. Работая в г. Маттуне (штат Иллинойс), позже в Чикаго — в одной из железнодорожных компаний ииженером-топографом, Турчанинов проявил большой интерес к истории и народу США. В гражданской войне он показал себя отличным военачальником: 19-й полк под командованием Турчанинова считался одним из лучших у северян. За успешные действия в войне и смелые планы Линкольн присвоил Турчанинову звание генерала44. Американцы, со своей стороны, проявили интерес к жизни России. «Московские ведомости» передавали сообщение корреспондента «Северной пчелы» из  Вашингтона, писавшего о распространении в США стихов об освобождении русских крестьян, которые звучали на улицах столицы45.

Арест северянами дипломатов-южан, направлявшихся на английском корабле «Трент» в Лондон в ноябре 1861 г., едва не привел к англо-американской войне. Правящие круги Англии, воспользовавшись этим инцидентом, начали бешеную кампанию против Федерального Союза. «Важность этого события, — писал о деле «Трента» К. Маркс, — заключается в его моральном воздействии на английский народ и в том, что английские друзья сецессионистов (сторонники мятежников Юга. — Н. К.) —торговцы хлопком—легко, могут нажить, иа этом политический капитал»46. Лондонские газеты требовали или «удовлетворения» со стороны вашингтонского кабинета, илн объявления войны северянам47. А. И. Герцен, живший в то время в Лондоне, отмечал: «Здесь все говорят о войне с Америкой»48. Правда, в русской печати высказывалась не лишенная основания мысль о том, что- Англия не собиралась воевать, она пыталась использовать дело «Трента» прежде всего для того, чтобы заставить Север признать- отделение южных штатов и тем самым оказать помощь Конфедерации49.

Против шумихи, поднятой на Западе в связи с делом «Трента» и планов Англии начать войну с северянами выступили передовые представители русского общества. Н. Г. Чернышевский считал дело «Трента» незначительным, нужным английской и французской буржуазии как предлог, прикрывающий серьезный расчет — углубить раскол и ослабить американское государство. Он раскрывал экономическую и политическую подоплеку политики Пальмерстона и Наполеона III50. Н. В. Шелгунов писал о попытках сторонников Юга выставить северян в невыгодном свете, чтобы скомпрометировать их в глазах «английских торгашей и баронов»51. Мысли Н. В. Шелгунова по поводу действий английской буржуазии были близки к суждениям К. Маркса о «деле Трента». «Пальмерстон хочет войны, — писал К. Маркс, — английский народ ее не хочет. Ближайшие события покажут, кто одержит верх в этом поединке — Пальмерстон или народ»52.

Петербургский кабинет в деле «Трента» не встал решительно на сторону северян, но он не разделял и призывы к войне политических деятелей Англии и Франции. Более того, Горчаков писал Стеклю, что русское правительство не торопит Вашингтон с ратификацией конвенции, подписанной между Россией и Америкой 24 августа 1861 г. о морских проливах, предоставляя американцам самим решить этот вопрос53.

Демарш русского правительства позволял американцам прибегать к каперству. Поэтому вашингтонский кабинет благодарил Петербург за этот шаг, расценив его как дружественный акт54. Отказ русского правительства поддержать воинственные настроения Пальмерстона, направленные против северян, способствовал мирному урегулированию англо-американского конфликта. После мирного исхода инцидента, связанного с делом «Трента», Горчаков в инструкции к Стеклю вновь повторил свой прежний взгляд на необходимость придерживаться умеренной тактики и стремиться к примирению штатов. Однако здесь же он недвусмысленно заявил: «Мы признаем в Соединенных Штатах только то правительство, которое находится в Вашингтоне»55.

Торговые и промышленные круги Западной Европы были недовольны затянувшейся гражданской войной в США. В связи с этим в 1862 г. французское правительство предложило Англии и России осуществить совместное дипломатическое вмешательство в борьбу Севера с Югом. По плану Наполеона III надо было убедить северян заключить шестимесячное перемирие с южанами, снять блокаду и открыть порты для европейской торговли. Принятие этого плана могло быть истолковано как признание европейскими государствами Конфедерации Юга воюющей стороной и узаконить помощь, оказываемую ей правительствами Запада. Предложение Наполеона III нашло поддержку Англии. В лондонской печати усилились настроения в пользу «защиты» интересов английской торговли и промышленности, для чего необходимы «решительные действия»56. Русское правительство полагало, что иностранное вмешательство не облегчило бы, а осложнило положение в Штатах. Оно отказалось принять предложение Франции, хотя сделало это в весьма осторожной форме. Горчаков в инструкции к Стеклю писал о желании России выступить совместно с правительствами Запада в пользу окончания «прискорбной борьбы». Вместе с тем он замечал, что русское правительство «не находит возможным» принять участие в этих действиях «официально» 57. Успех намеченного плана без поддержки Петербурга, и это понимали в Европе, был весьма сомнительным. Английские правящие круги опасались, что враждебные действия держав против северян могут привести к русско-американскому союзу, направленному прежде всего против Англии. «Мы в настоящий момент, — писал Д. Рассел Пальмерстону, — не должны выступать без России»58. Таким образом отказ Петербурга вновь привел к срыву задуманного правительствами Западной Европы вмешательства в гражданскую войну в США.

Вашингтонское правительство высоко оценило помощь России. Министр иностранных дел Стюард в инструкции американскому посланнику в Петербурге Клею писал о том, что дружба с Россией для северян предпочтительнее дружбы с другими европейскими державами, потому именно, что она постоянно желает нам успеха и предоставляет нам устраивать свои дела так, как мы сами находим для себя наиболее выгодным»59.

После того как с 1863 г. начался новый этап гражданской войны, характеризующийся революционными методами ее проведения, опасность военной интервенции стран Запада вновь возросла. Французское и английское правительства усилили ассигнования на строительство военных кораблей для Юга. 28 января 1863 г. в Ричмонде был подписан договор на 7%-ный «хлопковый заем» на сумму 3 млн. долл., под обеспечение хлопка. Соглашение было заключено с германской фирмой во Франкфурте, но фактически заем находится в руках английских банкиров60. Этот заем имел не только экономическое, но и политическое значение. Он должен был поддержать подорванный престиж Конфедерации. Возможность интервенции вновь стала реальной.

Польское восстание 1863 г. на время отвлекло внимание европейских государств от американских дел, что было на пользу Федеральному Союзу. Хотя ни одно из правительств Запада не стремилось к независимости Польши, словесно они заявляли о своей поддержке восставших. В свои антирусские действия они пытались вовлечь и Америку. Однако на предложение Наполеона III о вмешательстве в польские дела вашингтонское правительство отвечало отказом, ссылаясь на традиционную политику Соединенных Штатов и дружественную позицию, занятую Россией в ходе гражданской войны61. Это заявление Вашингтона с удовлетворением было встречено русским правительством. «Подобного рода заявление, — писал Горчаков Стюарду, — еще теснее свяжет узы взаимной симпатии между обеими сторонами»

Большую поддержку правительству А. Линкольна оказала русская морская экспедиция в Америку. В июле 1863 г. петербургский кабинет направил через Атлантику к берегам США военную эскадру из 7 кораблей под командованием контр-адмирала С. С. Лесовского,. прибывшую в Нью-Йорк 24 сентября 1863 г. Другая эскадра во главе с контр-адмиралом А. А. Поповым в октябре 1863 г. достигла Сан-Франциско. Управляющий морским министерством Н. К. Краббе в письме от 12 апреля 1863 г. к А. А. Попову, эскадра которого находилась в Тихом океане, отмечал сложность международной обстановки в связи с событиями в Польше. Он предложил Попову принять, меры, необходимые для того, чтобы по получении известий об открытии военных действий между западными державами и Россией, направить свои суда «на уязвимые места неприятельских владений, а также- для нанесения противникам вреда на торговых путях сообщения»62 63. Попов, ссылаясь на то, что сведения о событиях, которые могут произойти в Европе, поступают на Дальний Восток несвоевременно, а также на плохое обеспечение экипажа продовольствием и инструментом для ремонта судов, предложил направить русские эскадры в американский порт Сан-Франциско, считая его городом, «наиболее обеспечивающим сношения с Петербургом». Было решено, что русские- суда должны крейсировать по океану и действовать против морской торговли и колоний Англии и Франции (в случае войны с ними России). Кроме того, в обязанность Попова входила охрана Сан-Франциско от возможного нападения противника. То же задание, что и Попову, было дано контр-адмиралу Лесовскому. В инструкции морского министерства от 11 июля 1863 г. Лесовскому предписывалось:: «В случае предвиденной ныне войны с западными державами действовать всеми возможными и доступными вам средствами против- наших противников»64. Кроме того, миссия имела и разведывательные цели. Во время плавания Лесовский должен был собирать сведения, «о главных торговых путях, по коим следуют океанские товары, с обозначением, какие именно и из каких стран отправляются по ним: грузы». Помимо этого ему поручалось составить «полное описание колониальных владений западных государств, включив в него соображения о возможности нападения на них, откуда и с какими силами нападения эти могут быть даваемы, о средствах защиты их, важности в военном и торговом отношениях и т. д.»65.

Вряд ли русское правительство верило в эти годы в реальность войны с западными странами, да и состав эскадр был чрезвычайно мал для нанесения удара. Этой своеобразной демонстрацией оно пыталось отвлечь внимание европейских правительств от событий в Польше и публично заявить о русско-американском единстве. Позже Горчаков писал по этому поводу: «Сосредоточение наших морских сил в Северной Америке в политическом смысле — мысль удачная, да и в исполнении — отличная»66.

При отправлении кораблей в Америку, в июле 1863 г. из Петербурга в Вашингтон была направлена депеша с целью выяснения отношения американского правительства к пребыванию русских эскадр в портах США. Морской министр США Уиллс в своем ответе отмечал, что присутствие эскадры, «принадлежащей флоту его величества, может быть источником только радости и счастья для наших соотечественников». В распоряжении русской эскадры в Нью-Йорке было предоставлено адмиралтейство с предписанием местному начальству оказывать русским морякам «все услуги, которые им могут потребоваться»67.

Русская печать, сообщая о прибытии кораблей в порты США, как правило, не комментировала это событие. Исключение составляли «Московские ведомости», которые объясняли посылку русских эскадр тем, что их присутствие ослабит Францию, которой в случае войны будет нанесен «самый чувствительный удар в мексиканских затеях»68.

Направление русских эскадр к берегам США, хотя и преследовало задачу защиты интересов России, оказало моральную помощь вашингтонскому правительству и способствовало укреплению русско-американских связей. На Западе высказывались предположения о существовании тайного русско-американского союза. Особенно упорно эта версия распространялась в английской печати69. Хотя слухи о русско-американском союзе были необоснованными, западноевропейские правительства, обеспокоенные действиями России, на некоторое время ослабили поддержку Юга.

Русские моряки и офицеры встречали теплый прием во всех портах Америки, куда они заходили. В их честь устраивались банкеты, произносились речи, печатались статьи в пользу русско-американского сближения. «Появление впервые нашего военного флота в Соединенных Штатах, — писал Стекль Горчакову, — произвело сенсацию в стране и особенно в Нью-Йорке… Муниципалитет Нью-Йорка официально предложил нашим морякам гостеприимство города»70. «Научные и благотворительные общества, да и вообще все слои населения соперничают в своем стремлении быть приятными морякам», — передавал в Петербург русский посланник из Вашингтона71.

По приглашению Линкольна офицеры эскадры Лесовского посетили Вашингтон и были приняты в Белом доме президентом.

А. М. Горчаков в депеше к Стеклю о приеме, оказанном русским морякам, писал: «Столь благожелательное и непринужденное выражение чувств является наилучшим доказательством дружеских отношений, соединяющих обе страны»72.

Русские моряки во время своего пребывания пытались оказывать всяческую поддержку северянам. Контр-адмирал А. Попов, возглавлявший эскадру в Сан-Франциско, в конце 1863 г. — начале 1864 г. уведомил Стекля о целесообразности оказать помощь городу в борьбе с южными корсарами73. Это заявление Попова, напечатанное в газетах, встретило одобрение местного населения. Пираты не решились напасть на порт, охраняемый также и русскими судами. Стекль, однако, рекомендовал Попову придерживаться осторожной тактики, не обострять обстановки в стране.

Русские корабли находились в США девять месяцев. В июле 1864 г., когда опасность вмешательства стран Запада в польские дела отпала, а войска северян перешли в наступление по всему фронту, русские эскадры покинули Америку. Провожая русские корабли, мэр Бостона в своей речи говорил о чувствах международного братства, нравственном содействии, которое особенно важно было для США в период враждебных действий Западной Европы74.

По возвращении домой русские моряки были приняты американским посланником в Петербурге Клеем. В своей речи он говорил о России и Америке как о двух великих державах Востока и Запада, не имевших враждебных намерений в отношении друг друга.

Эти отношения, как уже отмечалось, определялись политическими и экономическими интересами обеих стран. В Соединенных Штатах русское правительство видело государство, способное «уравновесить английское превосходство»75 и ослабить влияние западных держав. В свою очередь, Вашингтон рассматривал Россию как противовес англо-французской коалиции не только в Европе, но в Америке и на Дальнем , Востоке. Важным фактором среди причин, объясняющих традиции доброжелательных взаимоотношений двух стран, было отсутствие глубоких противоречий между Россией и Америкой, взаимная заинтересованность в расширении политических и торговых связей. Это определило благожелательную позицию России, занятую ею в годы гражданской войны в США. В то время как западные державы стремились разрушить единство Америки и оказывали поддержку «мятежникам, Россия содействовала победе Федерального Союза. Она была единственной страной, оказавшей помощь Северу.

В. И. Ленин в письме к американским рабочим в 1918 г. отмечал: «В американском народе есть революционная традиция, которую восприняли лучшие представители американского пролетариата, неоднократно выражавшие свое полное сочувствие нам, большевикам. Эта традиция — война за освобождение против англичан в XVIII веке, затем гражданская война в XIX веке»76.

Примечания

1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 355.
2 Там же, с. 347.
3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 58.
4 Дементьев И. П. Эволюция американской буржуазной историографии и гражданской войны 1861—1865 гг. — Вопросы истории, 1958, № 9; Он же. Американская историография гражданской войны в США 1861—1865 гг. М., 1963.
5 См.: Болховитинов И. Н. Некоторые итоги и задачи изучения новой истории США в Советском Союзе. — Новая и новейшая история, 1969, № 2.
6 Малкин М. М. Гражданская война в США и царская Россия. М.—Л., 1939.
7 Там же, с. 13, 16, 241 и др.
8 Там же, с. 241.
9 Там же, с. 23, 24.
10  См.: Малкин М. М. Русско-американские отношения в период гражданской, войны. К столетию гражданской войны в США. Сб. статей. М., 1961.
11  Разумникова И. Я. Н. Г. Чернышевский о гражданской войне в Соединенных Штатах Америки 1861—1865 гг. — Труды Воронежск. гос. ун-та, 1955, т. 47; Мелентьев Ю. С. и Коган М. Н. О статье В. А. Обручева «Невольничество в Северной Америке» — Учен. зап. Уральск, гос. ун-та им. А. М. Горького, 1955, вып. 13; Левитас И. Я. Гражданская война в США и русские революционеры-демократы. — Препод. истории в школе, 1962, № 3.
12 Wоldmаn A. A. Lincoln and the Russians. N. Y, 1952.
13 Ibid., p. VIII.
14 Ibid., p. 131.
15 Ibid., р. 135—136.
16 Ibid., р. 149.
17 The Historian Allentown, 1972, № 4. Рец. В. Н. Пономарева на статью ІГ. Кашнера см.: Вопросы истории, 1973, № 3.
18 The Historian Allentown, р. 642.
19 Rоggеr Н. Russia and the Civil War. In: The impact Abroad of the Civil War. N.Y., 1969,
20 Ibid., p. 178.
21 О А. Линкольне см.: Петров Д. Б. Авраам Линкольн. М., 1959.
22 Подробнее о Гражданской войне в США см.: Ефимов А. В. Очерки по истории США. М., 1958; Он же. США — пути развития капитализма. М., 1969; Иванов Р. Ф. Гражданская война в США 1861—1865 гг. М., 1960; Куропятник Г. П. Вторая американская революция. М., 1961.
23 См.: Малкин М. М. Гражданская война в США…, с. 19—22.
24 Вестник Европы, 1872, т. 3, кн. 5, с. 399.
25 АВПР, ф. Канц., Отчет Министра иностранных дел за 1864 г., л. 166/об.—167.
26 Малкин М. М. Гражданская война в США.., с. 54.
27 По закону о гомстедах каждый гражданин США, уплативший 10 долларов регистрационного сбора, получал 160-акровый участок земли (1 акр = 0,41 га).
28 Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч., т. 15, с. 498.
29 Сборник РИО, т. 19, с. 500—502.
30 См.: Болховитинов Н. Н., Дивильковский С. И. Русская дипломатия и англо-американская война 1812—1814 годов. — Новая и новейшая история, 1961, № 4.
31 АВПР, ф. Канц, Отчет министра иностранных дел за 1863 г., л. 109.
32 Красный архив, 1939, т. 3(94), с. 115—116.
33 Там же, с. 118.
34 Там же, с. 125—126.
35 Международные отношения на Дальнем Востоке, т. 1. М., 1973, гл. 2, с. 115—
36 Огарев Н. П. Избранные социально-политические и философские произведения. М., 1952, с. 166.
37 Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч., т. 7. М., 1950, с. 317.
38 Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч., т. 8. М., 1950, с. 545.
39 Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч., т. 7, с. 228. Аболиционизм — движение, направленное на ликвидацию рабства.
40 Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч., т. 8, с. 629.
41 Современник, 1861, № 3, с. 279, 291.
42 Московские ведомости, 1862, 2 мая.
43 Отечественные записки, 1862, № 2, с. 500.
44 Подробнее о И. В. Турчанинове см.: Петров (Бирюк) Д. Иван Турчанинов. М., 1973, с. 117—118, 188—189.
45 Московские ведомости, 1862, 25 марта.
46 Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч., т. 15, с. 402.
47 Там же, с. 406.
48 Герцен А. И. Собр. соч., Пг., 1919, т. XI, с. 362.
49 С.-Петербургские ведомости, 1862, 9 февраля.
50 Чернышевский Н. Г. Собр. соч., т. 8, с. 582.
51 Русское слово, 1863, № 5, с. 23.
52 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 444.
53 Конвенция от 24 августа 1861 г. была развитием декларации о принципах морского международного права, подписанной 16 апреля 1856 г. участниками Парижского конгресса. По декларации запрещалось каперство — нападение вооруженных частновладельческих судов враждебного государства на торговые суда противной стороны, а также суда нейтральных государств. Соглашение 1861 г., составленное в ходе гражданской войны, было направлено против мятежных штатов Юга и помогавших им западноевропейских стран.
54 Красный архив, 1939, т. 3(94), с. 121.
55 Там же, с. 126.
56 С.-Петербургские ведомости, 1862, № 79.
57 Красный архив, 1939, №3(94). Горчаков — Стеклю 8 ноября (27 октября) 1862 г., с. 130.
58 Там же, с. 105.
59 Рукописный отдел библиотеки им. В. И. Ленина, ф. 169, Д. А. Милютин, картон 10, д. 8, л. 332.
60 Малкин М. М. Гражданская война в США.., с. 209.
61 Соединенные Штаты в эпоху Гражданской войны и Россия. Предисловие Адамова Е. А. Красный архив, 1930, № 1 (38), с. 149—150.
62 Красный архив, 1939, т. 3 (94), с. 133—134. Стекль — Горчакову, 11 мая (29 апреля), 1863 г.
63 Красный архив, 1930, № 1 (38), с. 156.
64 Там же, с. 159.
65 Там же, с. 161.
66 Цит. по: Малкин М. М. Гражданская война в США.., с. 259.
67 Красный архив, 1930, № 1 (38), с. 157.
68 Московские ведомости, 1863, 5 ноября.
69 Рукописный отдел библиотеки им. В. И. Ленина, ф. 169, картой 10, д. 11, л. 536.
70 Красный архив, 1939, № 3 (94), с. 136.
71 Гражданская война в США и России. К пребыванию русских военных кораблей в США. Публикация документов с предисловием Повальникова С. И. — Новая и новейшая история, 1973, № 6, док. 2, с. 89—90.
72 Там же, с. 138.
73 Красный архив, 1939, № 3 (94), с. 139.
74 Военная энциклопедия, 1911, т. 2, с. 365.
75 Красный архив, 1939, т. 3(94), с. 144. Записка чиновника особых поручений при вице-канцлере Катакази к Горчакову (не датирована).
76 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 58.

Текст: ©1980 Н.С. Киняпина
Опубликовано: Вестник Московского университета. Сер. 8. История. 1980. №2. С. 40-52.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Киняпина Н.С. «Россия и гражданская война в США»

Статья известного специалиста по проблемам внешней политики России в XIX веке об отношении российского руководства и общества к Гражданской войне в США