Кедров Н. «Иван Кусков — основатель кораблестроения в Калифорнии»

Мещанин из города Тотьмы Иван Александрович Кусков, первый помощник правителя российских владений на Аляске, — один из всемирно известных мореходов. Благодаря поискам научных сотрудников Тотемского музея, его директоров в разные периоды Н. Черницына, Ю. Ерыкаловой, директора дома-музея им. И.А. Кускова в Тотьме С. Зайцева и многих других, стали известны подробности биографии этого замечательного человека.

На своем жизненном пути он неоднократно встречался с архангельским купцом из Каргополя Александром Андреевичем Барановым, который очень дорожил дружбой с Кусковым. По воспоминаниям современников, Кусков был человеком немногословным, честным, обладающим отличной памятью, физически сильным, высокого роста, с копной соломенных волос.

В 1790 г. А.Баранов по предложению Г.Шелихова, одного из организаторов Северо-Восточной компании, соглашается на должность правителя российских владений на Аляске. Принимая это предложение, Баранов думал о помощниках. И совсем не случайно выбор его пал на Ивана Кускова, которого он знал с 1790 г.

19(30) августа 1790 г. Баранов вместе с Кусковым на галиоте «Три Святителя» отправляются из Охотска на Аляску. На Аляске прошел основной жизненный период архангелогородца А. Баранова и тотьмича И. Кускова. Они стали основателями многих российских поселений, фортов, крепостей, кораблестроительных верфей. Впоследствии Северо-Восточная компания пережила ряд административно-организационных изменений и стала называться Российско-американской компанией (РАК) с главным управлением в Санкт-Петербурге, конторой в Иркутске и российскими владениями на Алеутских островах и Аляске.

Невзирая наличную финансовую заинтересованность царской семьи в РАК (император, члены императорской фамилии. представители столичного общества — всего около 400 человек — были акционерами компании) и на то, что промысловые дела на Аляске шли хорошо, акционеры столицы не поставляли провизию в русскую колонию. Пищевой рацион поселенцев Аляски состоял преимущественно из рыбы, мяса морских животных, китового жира, что приводило к различным расстройствам здоровья. Нехватка зерна вызывала эпидемии скорбута (цинги). В весенние месяцы люди, ослабленные болезнями, умирали.

Полностью доверяя Кускову, Баранов поручил ему организацию поселения на Калифорнийском побережье. Идея расширения поселений в Калифорнии принадлежит Николаю Резанову — начальнику первой Российской кругосветной экспедиции, назначенному государем чрезвычайным посланником к японскому двору. После безрезультатных заочных переговоров с японским микадо Резанов прибыл в Петропавловский порт. 6 августа 1805 г. на бриге «Мария» Резанов пришел на Аляску в Новоархангельск, где застал русских поселенцев в плачевном состоянии: продовольствие кончилось, свирепствуют болезни, много промысловиков умерли, другие находились на грани смерти.

Резанов немедленно купил бостонский корабль «Юнона» и отправился за провизией в испанские колонии в бухту Сан-Франциско. Оттуда «Юнона» возвратилась с полными трюмами продовольствия. По существу, эта провизия спасла всю аляскинскую колонию русских промысловиков от голодной смерти.

При следовании на корабле к северу от Сан-Франциско Н.Резанов заметил, что северные земли никем не заняты. Он сообщил об этом министру коммерции графу Н.Румянцеву. К сожалению, император России Александр занялся политикой на западе, и для планов Резанова о заселении пустых земель у него не было времени. Будучи еще на Аляске, Резанов вел там обстоятельный разговор с Барановым и Кусковым об увиденных землях. Однако осуществление этих планов осложнила преждевременная смерть Резанова, а еще более — захватнические войны Наполеона Бонапарта. Россия стала помогать своим союзникам, погрязла в боевых действиях, и императору было не до Аляски.

Баранов с Кусковым решились и снарядили экспедицию в Калифорнию Предполагаемый океанский маршрут Иван Кусков проходил ранее, и этотопьп в значительной мере облегчал решение задачи. В ноябре 1812 г. на шхуне «Чириков» под командованием капитане Бенземена экспедиция Кускова отправляется из Новоархангельска. «На корабле было 25 русских промышленных с материалами и инструментами, необходимыми для постройки форта, а также 80 алеутов-охотников с 40-байдарами…».

Место для будущего русского поселения на Калифорнийском побережье Иван Кусков присмотрел еще во время предыдущих плаваний в эти края. К сожалению, залив Бодега, куда прибыла экспедиция, оказался неподходящим для строительства морского форта. Наиболее приемлемой была территория в 19 милях от залива Бодега, переименованного позже в залив Румянцева. Кусков возвратился в Новоархангельск и после детального согласования с Барановым планов постройки поселений в феврале 1812 г. вновь отбыл в Калифорнию.

Благополучно прибыв туда, он начинает строить морской форт-остров военно-административного типа, характерного для сибирских, камчатских и чукотских острогов. Территория, на которой он строился, принадлежала одному из индейских племен, предводители которого не возражали против заселения ее российскими переселенцами. Эти дружественные отношения сохранялись весь период жизни русских и алеутских промысловиков в Калифорнии.

Строительство морского форта было делом времени, так как всюду простирались леса, плодороднейшие земли, с первых же дней начался промысел морского бобра и рыбы в заливе, новожители занялись огородничеством.
Главной заботой коммерции советника Ивана Кускова было строительство своего флота. Залив Румянцева с его безлесыми и низкими берегами превратился в надежное укрытие для кораблей. Официальная дата основания российского селения, получившего название Росс, 1 1 сентября (30 августа по старому стилю) 1812 г.

Форт Росс располагался на 120-футовой высоте над уровнем залива. Стены форта возвели высотой в три сажени, общие размеры стен в плане составляли 49х42 сажени, на стенах установили 12 пушек, на угловых стыках поставили блокгаузы, то есть угловые башни. От крепостных стен к океану вниз вели 166 ступеней.

Самыми главными постройками форта Росс становились верфь, шлюпочная мастерская и шлюпочный сарай. Индейцы не раз приходили осматривать верфь, интересовались ее назначением. Они впервые видели такое строительство. На выстроенной верфи Кусков немедленно распорядился начать закладку корабля. Поначалу построили несколько малых судов, способных обеспечить промысел в заливе, прибрежной зоне Тихого океана и по реке Славянке, в устье которой и обустроился форт Росс. Уже затем над водной гладью залива Сан-Франциско закачался сошедший со стапелей верфи Росс первенец калифорнийского кораблестроения. Это был большегрузный бриг «Румянцев» водоизмещением 160 т. Затем был выстроен корабль еще большего водоизмещения — 200-тонный бриг «Булдаков». Любопытно заметить, что последующие за Иваном Кусковым правители форта Росс построили еще два брига: «Волга» и «Кяхта» водоизмещением 160 и 200 т соответственно.

Жители российского форта достигли в судостроении таких успехов, что по разрешению Кускова они построили серию плоскодонных судов для жителей испанской миссии в Сан-Франциско. И испанцы использовали суда, построенные русскими мастерами-самоучками, для плавания по рекам Калифорнии.

Торговые отношения с испанскими миссионерами не ограничивались только продажей судов. Испанцы покупали у русских зерно и скот. В истории русско-испанских торговых отношений известен и такой факт. Однажды Кусков привез в Охотский порт на корабле «Мария» 20 тыс. испанских пиастров. Эта огромная по тем временам сумма накопилась от торговли с испанцами только в одном форте Росс. Кусков успешно торговал с Китаем, с Гавайскими островами. Удивительные времена наступили в РАК, и еще удивительней были товары, появившиеся благодаря возможности плавания кораблей, выстроенных на верфи морского форта Росс. Китайский шелк, бразильский кофе, табак из Вест-Индии, калифорнийская мука, испанское серебро, гавайская соль появились на Алеутских островах и Аляске.

Любопытны факты, свидетельствующие о заботе морских офицеров о жителях форта Росс. Так, в 1814 г. капитан Бенземан привез из испанской миссии персиковые деревья и посадил их на территории форта. Будущий правитель РАК капитан Гагеймейстер привез из Перу виноградные лозы. В 1833 г. в форте росло 400 фруктовых деревьев и 700 виноградных лоз, а также появились арбузы.

В первые же дни основания форта Росс у самого входа в залив Сан-Франциско появилось временное поселение на скалистых островах русских звероловов и охотников на морских котиков. Деревянные избы выстраивались прямо на скалистых берегах Фраллоновских островов — таково было их название. Промысел на этих островах стал особенно удачным с использованием судов, построенных на Калифорнийской верфи.

Большегрузные суда немедленно после ходовых испытаний начали совершать регулярные рейсы на Аляску. Их трюмы, загруженные свежими овощами, фруктами, зерном, опорожнялись в Новоархангельске и на Алеутских островах. Российская колония Росс, благодаря организованному И.Кусковым кораблестроению на Калифорнийской верфи, обеспечивала полноценным продовольствием РАК и себя, торговала с индейцами, испанцами, гавайцами. Существенным дополнительным источником жизнеобеспечения российских владений становились торговые отношения с жителями Гавайских островов, названных английским капитаном Джеймсом Куком Сандвичевыми в честь первого лорда Адмиралтейства Великобритании сэра Сандвича. Плаваниям И.Кускова на Гавайи предшествовал ряд русских экспедиций. Особенно эффективной оказалась экспедиция Сысоя Слободчикова, морехода из Тобольска. На Гавайских островах также были основаны временные русские поселения.

После решения российских властей об отставке Баранова с поста правителя РАК (мотивировка отставки — «…за старость лет…») Иван Александрович Кусков в 1822 г. также ушел в отставку. Не представляя свою дальнейшую судьбу в РАК без А.Баранова, он благополучно возвратился из Калифорнии в Россию. Александр Баранов умер в пути на родину и был похоронен по морскому обычаю в Зондском проливе Индийского океана 16 апреля 1819 г. Коммерции советник И.Кусков, прибыв в Тотьму, постоянно болел: частая смена климата, 32-летнее пребывание на чужбине, постоянные разъезды сказались на его здоровье. В 1823 г. Иван Александрович Кусков скончался в Тотьме и был похоронен на кладбище Спасо-Сумарина монастыря. Точное местонахождение его могилы утеряно — на территории монастырского кладбища находится сейчас футбольное поле. Прощая себе грехи детства и юношества, сознаюсь, что на этом футбольном поле я вместе со своими сверстниками многие летние месяцы гонял мяч, даже не подозревая, что это за земля.

Иван Александрович Кусков до конца своих дней не мог расстаться с воспоминаниями о Тихом океане. Рядом с его домом уже в его бытность стояла Входоиерусалимская церковь, построенная тотемским купцом Пановым. Из окон дома Кускова прекрасно видна церковь Живоначальной Троицы на Зелене (Зеленской рыбачьей слободе), построенная тотемским тихоокеанским мореходом Степаном Черепановым. Еще один «тихоокеанский» памятник в Тотьме — особняк Федора Холодилова. Как белоснежные тихоокеанские парусники, стоят в городе Тотьме эти исторические здания — вечные памятники вологодским мореходам.

Текст: ©2002 Н. Кедров
Опубликовано: Transport On Line

Кедров Н. «Иван Кусков — основатель кораблестроения в Калифорнии»

Статья об Иване Кускове и его роли в истории Русской Калифорнии.