Американская демократия и гражданская война: Взгляд из России (по материалам русской прессы 1861—1865 гг.)

Гражданская война в Америке нашла широкий отклик в русской периодической печати и вызвала большой интерес ко всем аспектам американской жизни. Особое внимание отечественных журналистов и публицистов привлекало демократическое устройство США. Это обусловлено тем, что, с одной стороны, для русских общественных деятелей было характерно стремление познать сущность альтернативных форм государственности, с другой — американская демократия наиболее часто выделялась прессой как реальная перспектива развития Старого Света.

В российской периодике сложилось своеобразное представление о социально-политической организации США. Публицисты различных направлений были едины во мнении, что Америка служит почвой, на которой производятся политические опыты над самыми смелыми, порой утопичными плодами европейской мысли. Русская общественность оценивала американскую демократию как заимствованную систему идей, неоднократно подчеркивала ее искусственный характер.

Но если демократические круги России всецело поддерживали утвердившуюся в США форму правления, то либералы и консерваторы неоднозначно оценивали американское социально-политическое устройство, преимущественно характеризуя его как смешение противоположных принципов. Среди лучших завоеваний демократии они выделяли законность и максимальную свободу, признавая их универсальными ценностями. В статьях умеренных публицистов зачастую прослеживается употребление термина «свобода» в качестве синонима демократии.

В то же время журналисты, придерживавшиеся либерально-консервативных взглядов, акцентировали внимание русской общественности и на отрицательных, по их мнению, сторонах американской демократии. К числу таких черт они относили следующие:

  • профессиональную политическую деятельность (эпитетами «политикан», «демагог», «политический промышленник» награждали в российской прессе высших американских чиновников, партийных лидеров и генералов);
  • «неразумное расширение выборного начала»1. (В России, с ее незначительной прослойкой интеллигенции, высоко ценилось так называемое «мнение мыслящего меньшинства» Многие печатные органы утверждали, что голос лучшей части общества США утонул в шуме грубых народных масс, толпы.);
  • бурный характер общественной жизни США, обусловливающий нестабильность правительственного курса и опасный политическими крайностями.

На протяжении 1861—1865 гг. вопросы о судьбе американской демократии в сложное время гражданской войны, о сохранении и укреплении присущих ей положительных, с точки зрения отечественных публицистов, принципов и традиций или же возобладании негативных аспектов находились в центре внимания русского общественного мнения. Однако гражданская война расколола его на две «политические школы». Леворадикальное меньшинство, представленное «Современником», «Русским словом», «Народной летописью», считало, что за время существования США демократия стала их неотъемлемой частью и даже вооруженное гражданское противостояние не изменит ее содержания и форм. Либерально-консервативное большинство, во главе с «Санкт-Петербургскими ведомостями» и «Русским вестником», видело в гражданской войне борьбу позитивных и негативных принципов американской демократической системы и пессимистично оценивало ее итоги.

На основе материалов исследования можно выделить два аспекта интересующей нас проблемы, получивших наиболее широкий отклик на страницах русской периодической печати.

Во-первых, гражданская война рассматривалась как глобальное противостояние демократии (т. е. свободы) и рабства. Отечественных публицистов волновал вопрос, в состоянии ли идеальный принцип свободы личности победить исторически сложившуюся традицию угнетения африканской расы? Прокламация Линкольна 1863 г. об освобождении рабов была отмечена в России как мера, укрепляющая важнейший демократический принцип. В то же время как отступление от основ демократии оценивались отказ Севера от провозглашения отмены рабства в качестве цели войны, вето президента на распоряжение генерала Фримонта о локальном освобождении рабов, расовая дискриминация на всех общественных уровнях, начиная от ущемления прав чернокожих солдат федеральной армии и кончая нежеланием вашингтонского правительства предоставить неграм всю полноту гражданских и политических прав.

Во-вторых, сильное беспокойство русской общественности вызывала судьба демократических принципов в условиях усиления роли государства, вызванных военным временем. Думается, что «Современная летопись» выразила общее мнение либерально-консервативных кругов России, заявив: «Какой характер примет американская демократия, почувствовавши свою силу и отведавши крови? Не вызовет ли она военного деспотизма (…)?»2. Показательно, что примерно с середины 1861 г. общественно-политическая атмосфера США описывалась международными обозревателями умеренной печати как диктатура, террор, произвол и, наконец, деспотизм в различных вариантах — министерский, Линкольна, военный и деспотизм черни («Голос», «Современная летопись», «Санкт-Петербургские ведомости», «Отечественные записки», «Московские ведомости», «Северная пчела»).

Анализ источников показывает, что русские либералы и консерваторы пытались выявить следующие признаки надвигающегося деспотизма:

  • падение «политической нравственности», под которым подразумевался приход к власти беспринципных политиков, умело пользующихся военной конъюнктурой;
  • «правление черни», т. е. «беззаконие и произвол грубых Народных масс», превративших вашингтонское правительство в орудие своих бесчинств3;
  • ущемление демократических свобод — собраний (арест членов мерилендского конвента), личности (взятие под стражу женщин в одежде «изменнических» цветов), слова (цензура печатных и телеграфных сообщений), мнений (один из русских журналов сравнивал форт Лафайета, ставший тюрьмой для действительных и мнимых врагов режима, с Бастилией ХVІII века).4 Следует заметить, что тенденция ущемления прав и свобод в США сильно преувеличивалась отечественной прессой, однако вызывала искреннее беспокойство российской общественности.

Поражение Юга в гражданской войне было двояко воспринято русскими журналистами и публицистами независимо от политической ориентации. С одной стороны, победа северян над южной аристократией признавалась необходимым условием сохранения демократии в Америке и ее распространения на рабовладельческие штаты. С другой стороны, силовые методы политической борьбы, послевоенные репрессии в отношении разгромленной оппозиции — все это противоречило основополагающим демократическим принципам и вызывало негативные отклики в России.

В связи с проблемой судьбы демократии в США в эпоху гражданской войны особое звучание на страницах русской периодической печати приобрел вопрос о роли президента Линкольна, который, по мнению ведущих международных обозревателей, мог бы свернуть страну с демократического пути развития. Они считали, что если в начале карьеры президент был орудием партийных интриг, а его переселение в Белый дом спровоцировало раскол Союза, то вскоре превратился в хозяина положения (в частности, проявил независимость от общественного мнения в «деле Трента», неоднократно превышал свои полномочия), играя на «инстинктах масс», укрепил личную власть (свидетельством тому — триумфальное переизбрание на второй срок в 1864 г.) и, наконец, вплотную приблизился к «цезаризму» (этому, с точки зрения российских публицистов, способствовали контакты с французским двором и благоприятные для государственного переворота условия внутренней анархии в США). Однако смерть Линкольна заставила переосмыслить его роль в американской истории, переключить внимание с предполагаемых честолюбивых замыслов Линкольна-политика на главную заслугу Линкольна-президента — освобождение рабов.

Общественные деятели России стремились изучать принципиальные вопросы международной жизни, и поэтому американская демократия непосредственно оказывалась в сфере их интересов. Закономерно, что проблеме влияния гражданской войны 1861—1865 гг. на социально-политическое устройство США было посвящено множество публикаций отечественных журналистов различных направлений. И если русские демократы считали данную проблему искусственной, надуманной, либералы с большим вниманием отнеслись к судьбе американской демократии, особенно опасаясь утраты широких социально-политических прав и свобод в жестких условиях военного времени. Консервативные круги России в период гражданской войны в США прямо указывали на слабость демократической организации государства и общества как на благоприятную почву для деспотизма, опирающегося на армию.

Примечания

1 Ж. «Северная пчела». 1862. № 191.
2 Ж. «Современная летопись». 1862. № 1.
3 Ж. «Современная летопись». 1861. № 29.
4 Ж. «Отечественные записки». 1861. № 9.

Текст: © 1998 О.Ю. Казакова
Опубликовано: Демократия и общественные движения: История и общественная мысль. Волгоград: Перемена 1998. С. 57-61.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Казакова О. Ю. Американская демократия и гражданская война: Взгляд из России (по материалам русской прессы 1861—1865 гг. )

Небольшая статья об освещении русской прессой XIX века некоторых вопросов гражданской войны в США.