Эндрю Джексон — Вторая инаугурационная речь, 4 марта 1831 года

4 марта 1833 г.

Сограждане!

Воля американского народа, выраженная путем его свободного голосования, призывает меня пройти через торжества, которые предшествуют возложению на меня обязанностей Президента Соединенных Штатов на второй срок. Мне не хватает слов, с помощью которых я хотел бы высказать свою признательность за народное одобрение моего публичного поведения в течение периода, который не прошел без своих трудностей, и за новое выражение народной веры в мои добрые намерения. Свою признательность я продемонстрирую в меру моих скромных возможностей во время моей новой деятельности в правительстве, которая будет направлена на сохранение свобод народа и на содействие его счастью.

Так много событий произошло за последние четыре года, событий, требовавших воплощать в жизнь — иногда в обстоятельствах весьма деликатных и мучительных — мои взгляды на принципы и политику, которых должно придерживаться Центральное правительство. Поэтому я воспользуюсь сегодняшней возможностью и выскажу несколько основных соображений о некоторых из них.

Иностранная политика, принятая нашим правительством вскоре после одобрения нашей настоящей Конституции, политика, которой в общих чертах придерживались все последующие администрации, увенчалась почти полным успехом, повысила и укрепила нашу репутацию среди стран мира. Поступать справедливо со всеми и ни от кого не терпеть поругания — таким был руководящий принцип работы моей администрации, а его хорошим результатом явилось то, что мы не только поддерживаем дружественные отношения со всем миром, но и имеем крайне мало еще не урегулированных разногласий.

Во внутренней политике нашего правительства есть две цели, которые заслуживают особого внимания со стороны народа и его представителей и которые в дальнейшем станут объектом моей еще большей заботы. Это — сохранение прав нескольких штатов и целостность нашего Союза.

Эти две большие цели неизбежно взаимосвязаны, и их можно достичь лишь грамотным применением полномочий в соответствующих сферах, исходя из воли народа, выраженной согласно Конституции. Для этого нужна общая патриотичная готовность придерживаться внедренных конституционным способом законов, чтобы таким образом распространять и укреплять доверие к тем институтам в нескольких штатах и Соединенных Штатах вообще, которые сами люди назначили для своего собственного правления.

Мой опыт решения общественных проблем и те наблюдения, которые накопились за долгие годы жизни, лишь подтверждают мое давнее убеждение в том, что уничтожение правительств наших штатов или невозможность их контроля над проблемами местного населения неизбежно приведут к революции и анархии, а в конце концов — к деспотизму и военной диктатуре. Поэтому насколько Центральное правительство посягает на права штатов, настолько же оно вредит и своей власти, лишает себя возможности выполнять те задачи, ради реализации которых оно и было создано. Серьезно обеспокоенные такими соображениями, мои соотечественники всегда могут рассчитывать на мою готовность воспользоваться моими конституционными полномочиями и прекратить действия, способные прямо или косвенно посягнуть на права штатов, или наоборот — тенденцию сосредоточения всей политической власти в руках Центрального правительства. Но не менее, а может, даже более важным является вопрос Союза этих штатов, и священный долг каждого — оказывать содействие его сохранению путем полнейшей поддержки Центрального правительства во время выполнения им своих обоснованных полномочий. Вам мудро советовали «привыкать думать о Союзе как о залоге вашей политической безопасности и обеспеченности, заботиться о его целостности с ревностным упорством, отбрасывая все, способное содержать хотя бы намек на то, что от него собираются отказаться, и негодующе осуждать первые же проявления любых попыток оторвать какую-либо часть страны или ослабить те священные узы, которые теперь связывают воедино все ее разнообразные составляющие». Без Союза мы бы никогда не достигли нашей независимости и свободы — без Союза мы бы никогда не смогли их сохранить. Разделившись на двадцать четыре или даже на большее количество образований, мы бы быстро стали свидетелями того, как наша торговля согнулась бы под бременем неисчислимых ограничений и поборов; сообщение между отдаленными точками и регионами было бы ограничено или прекратилось бы вообще; наши сыновья стали бы солдатами и залили бы потоками своей крови те поля, на которых они теперь мирно трудятся; большие массы нашего народа разорились бы и стали бы бедствовать из-за налогов, которые шли бы на удержание армий и флотов, а военные предводители во главе своих победных легионов стали бы нашими судьями и законодателями. Распад Союза неизбежно поведет за собой потерю свободы, мира, обеспеченности и счастья. Поэтому, поддерживая его, мы поддерживаем все то, что дорого сердцу свободного человека и филантропа.

Я стою здесь перед вами в очень интересное время. Взгляды всех народов направлены на нашу республику. Ее способность преодолеть нынешний кризис будет решающей для мысли всего человечества о практической жизнеспособности нашей федеральной системы правления. Многое поставлено на карту, большая ответственность, лежащая на народе Соединенных Штатов. Давайте же постигнем важность того, как мы будем выглядеть в глазах всего мира. Давайте же будем великодушными, сдержанными и непоколебимыми. Давайте вытянем нашу страну из тех опасностей, которые ее окружили, и научимся мудрости из тех уроков, которые они нам преподносят.

Глубоко потрясенный истинностью этих соображений, связав себя присягой, которую я в скором времени приму, я и в дальнейшем буду прилагать все усилия для сохранения обоснованного и справедливого приоритета Конституции и передачи потомкам блага нашего федерального Союза целыми и невредимыми. И вместе с тем моей целью будет приучать граждан и членов правительства — посредством официальных актов — к необходимости применения Центральным правительством лишь тех полномочий, которые были ему четко делегированы; поощрение простоты и бережливости в правительственных затратах; сбор с людей не больше средств, чем это необходимо для конкретных целей, и способом, который будет самым продуктивным для оказания содействия интересам всех классов нашего общества и всех частей нашего Союза. Я всегда буду помнить, что, присоединяясь к обществу, «индивидуумы должны делиться частью своей свободы, чтобы сохранить ее», и моим желанием будет исполнять свои обязанности таким образом, чтобы взращивать в наших братьях во всех регионах страны дух великодушной терпимости и компромисса, а поощряя наших сограждан, приносить частичные жертвы, на которые им неизбежно придется идти ради сохранения высшего и большего блага, воспитывать у американского народа доверие и любовь к нашему бесценному Союзу и нашему правительству.

И наконец, мне хотелось бы обратиться с пламенной молитвой ко Всевышнему Творцу, перед Которым я здесь стою и Который поддерживал нас Своими руками со времен детства нашей республики и до сегодняшнего дня. Пусть Он так направит все мои намерения и так вдохновит сердца моих сограждан, чтобы мы уберегли себя от всяких опасностей и навсегда остались сплоченным и счастливым народом.

Опубликовано: Инаугурационные речи Президентов США. Харьков: Folio, 2009. С. 59-61.
OCR: © 2009 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Эндрю Джексон «Инаугурационные речи», 1829, 1833

Речи, произнесенные Эндрю Джексоном при вступлении в должность президента на первый и второй сроки.
Оригинал и перевод на русский язык.