Эндрю Джексон — Первая инаугурационная речь, 4 марта 1829 года

4 марта 1829 г.

Сограждане!

Собираясь приступать к выполнению тех нелегких обязанностей, которые возложил на меня выбор, сделанный свободными людьми, я пользуюсь этим традиционным торжественным случаем, чтобы высказать ту признательность, которую вселяет в меня их доверие, и засвидетельствовать понимание той ответственности, которую возлагает на меня эта высокая должность. Величие народных интересов убеждает меня в том, что не хватит никаких благодарностей за честь, оказанную мне пародом, но осознание этого величия подсказывает мне, что самой большой благодарностью от меня будет старательное и преданное служение на его благо всеми моими скромными силами и способностями.

Как представителю государственного органа, обусловленного федеральной Конституцией, мне придется в течение указанного периода внедрять законы Соединенных Штатов, управлять их иностранными и внутриконфедеративными отношениями, руководить сбором государственных доходов, командовать вооруженными силами и посредством отношений с законодательным органом, осуществлять общее содействие их интересам и защищать их. А пока я считаю уместным вкратце объяснить принципы действий, которые я буду предпринимать для выполнения этого круга моих обязанностей.

Внедряя законы, принятые Конгрессом, я всегда буду иметь в виду границы и объем моей исполнительной власти, стараясь таким образом исполнять функции моей должности, не превышая предоставленной ею власти. В отношениях с иностранными государствами я буду сохранять мир, и развивать дружбу на справедливых и почетных принципах, а при улаживании тех или иных расхождений, которые существуют или могут возникнуть, я скорее буду демонстрировать снисходительность, как и надлежит великому государству, а не уязвимость и чувствительность, присущие народам храбрым и воинственным.

В мерах, которые мне, возможно, придется применять в отношении прав отдельных штатов, я надеюсь руководствоваться надлежащим уважением к суверенным членам нашего Союза, всячески стараясь не перепутать полномочий, которые они оставили за собой, с теми, которые они делегировали Конфедерации.

Управление государственными доходами — что является непростой деятельностью во всех правительствах — в нашем правительстве будет являться одной из наиболее важных и наиболее тонких обязанностей, которая, конечно же, будет требовать от меня как от главы исполнительной власти немалой доли усилий. С какой точки зрения на этот вопрос ни смотреть, все будет сводиться к тому, что выгода должна стать результатом жесткого и добросовестного соблюдения бережливости. Именно ей я и уделю наибольшее внимание — и потому, что она поможет погасить государственный долг, дальнейшее сохранение которого является несовместимым с настоящей независимостью, и потому, что бережливость противодействует той тенденции расточительства государственных и частных средств, которая, к сожалению, слишком быстро порождается чрезмерно щедрой финансовой политикой правительства. Мощные вспомогательные средства для постижения этой цели может обеспечить принятие Конгрессом мудрого законодательства относительно конкретных ассигнований государственных средств и надлежащей подотчетности чиновников.

Что же касается правильного выбора объектов таможенного обложения для обеспечения государственных доходов, то мне кажется, что тот дух равноправия, осмотрительности и компромисса, исходя из которого была создана Конституция, требует, чтобы основные интересы сельского хозяйства, торговли и промышленного производства получали равную благосклонность и содействие, и что, воз можно, единственным исключением из этого правила должно быть особое содействие тому товару или товарам, которые могут оказаться важными для нашей национальной независимости.

Самосовершенствование, развитие науки и распространение знаний имеют большое значение и получат надлежащую поддержку посредством конституционных актов федерального правительства.

Считая наличие регулярной армии опасностью для свободного правительства в мирное время, я не буду стремиться к увеличению ее нынешнего штатного количества, но и не буду забывать того важного урока нашего политического опыта, который учит, что военные должны подчиняться гражданской власти. Постепенный рост нашего военно-морского флота, чей флаг продемонстрировал в далеких краях нашу сноровку в судоходстве и храбрость в бою, сохранение наших фортов, арсеналов и доков, а также введение прогрессивных методов относительно дисциплины и обучения обеих ветвей нашей военной службы настолько явным образом продиктованы осмотрительностью и здравым смыслом, что мне простят, если я не буду долго говорить об их важности, а ограничусь лишь напоминанием. Но бастионом нашей обороны является ополчение, которое при нынешнем состоянии нашего духа и ума, а также при достаточном количестве населения должно сделать нас непобедимыми. Пока наше правительство работает на благо народа и руководствуется его волей, пока оно обеспечивает нам права личности и имущественные права, свободу совести и прессы, все это будет достойно защиты, а пока эти ценности будут достойны защиты, патриотичное ополчение будет стоять за них, взяв под свою непобедимую оборону. Нам могут причинить частичный вред, некоторая часть наших граждан может погибнуть, но враг никогда не сможет победить миллион вооруженных свободных людей, которые имеют необходимые средства для ведения войны. И я с энтузиазмом предоставлю всю помощь, которая находится в моей власти, чтобы поддержать ту или иную рациональную систему, направленную на усиление этой естественной гарантии безопасности нашей страны.

Моим искренним и постоянным желанием будет также соблюдение в необходимых границах справедливой и великодушной политики относительно индейских племен и обеспечение того гуманного и почтительного отношения к их правам и потребностям, которое отвечает традициям нашего правительства и чувствам нашего народа.

Недавнее проявление народных настроений вписывает в перечень президентских полномочий — буквами настолько большими, что не заметить их невозможно, — задачу осуществления реформ, которые особенно будут требовать справления злоупотреблений, приведших ко вмешательству федерального правительства в конфликт вокруг свободы выборов, а также противодействовать причинам, которые вызвали нарушение справедливой процедуры назначения, вверив власть в нечестные или некомпетентные руки или же продлив ее пребывание в этих руках.

Для выполнения этих вкратце описанных задач я буду стараться привлекать лица, добросовестность и талант которых, продемонстрированные на соответствующих должностях, обеспечат эффективную, кропотливую и тщательную работу правительства, когда улучшение и развитие государственной службы больше будет зависеть от честности и упорства чиновников, чем от их количества.

Оправданная неуверенность в собственных силах будет побуждать меня обращаться с уважением к примерам общественной добропорядочности, которые оставили мне мои славные предшественники, и с благоговением — к свету, который идет от интеллекта тех, кто основал, а со временем и реформировал нашу систему. Та же самая неуверенность будет побуждать меня искать совета и поддержки от координационных ветвей правительства, а также рассчитывать на заинтересованную поддержку широкой массы моих сограждан. Кроме того, непоколебимая надежда на доброту той Высшей Силы, чье Провидение милосердно защитило наше национальное детство, а с того времени охраняло наши свободы но всех испытаниях, побуждает меня молиться, чтобы Он и в дальнейшем считал нашу любимую страну объектом Своей Божественной заботы и милосердного благословения.

Опубликовано: Инаугурационные речи Президентов США. Харьков: Folio, 2009. С. 56-59.
OCR: © 2009 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Эндрю Джексон «Инаугурационные речи», 1829, 1833

Речи, произнесенные Эндрю Джексоном при вступлении в должность президента на первый и второй сроки.
Оригинал и перевод на русский язык.