Ратерфорд Хейс — Инаугурационная речь, 1877

Rutherford Benjamin Hayes «Inaugural Address, 1877»

5 марта 1877 г.

Сограждане!

Мы собрались здесь, чтобы повторить ту публичную церемонию, которую начал Вашингтон, проводили все мои предшественники и которая превратилась в освященную временем традицию, отмечающую начало нового срока пребывания на президентской должности. Призванный исполнять обязанности этой высокой должности, я хочу, согласно традиции, изложить некоторые основополагающие и важные принципы, касающиеся тех вопросов, которые сейчас находятся в центре общественного внимания. Я не собираюсь конкретно и окончательно излагать принципы деятельности администрации и меры, которые она будет пред принимать, а вместе того скажу о мотивах, которые должны побуждать нас, и предложить некоторые важные цели, которых мы должны достичь согласно возможностям наших институтов и которые являются важными для благосостояния нашей страны.

В начале дискуссий, которые предшествовали недавней президентской избирательной кампании, мне казалось уместным полностью изложить свои мысли и чувства, касающиеся некоторых важных вопросов, которые тогда, как казалось, требовали тщательного рассмотрения нашей страной. Имея в качестве примера одного из своих предшественников и частично пользуясь его лексиконом, сегодня, когда любой повод для неправильного понимания исчез, я хочу повторить высказанные мною перед выборами слова, веря, что мои соотечественники благожелательно воспримут их и поймут, и почувствуют уверенность: убеждения, которые я высказал, соглашаясь на выдвижение на пост президента, будут обозначать линию моего поведения, когда я возьму на себя решение серьезных и трудных задач воплощения этих убеждений в практической деятельности правительства — в той степени, в какой позволяет Конституция и закон относительно главы государства.

Постоянное умиротворение нашей страны на таких принципах и такими средствами, которые целиком и полностью обеспечат возможность свободно пользоваться всеми их конституционными правами, теперь составляют такой вопрос нашей граждане считают чрезвычайно важным.

Многочисленные последствия гигантского переворота, который недавно испытали южные штаты, до сих пор существуют. Те огромные выгоды, которые непременно, рано или поздно, последуют, искреннее и великодушное принятия легитимных результатов этого переворота еще не стали реальным фактом. Трудные и неоднозначные вопросы поставила перед нами эта тема. Люди в тех штатах до сих пор живут в нищете, и неоценимые достижения мудрого, честного и мир и ото самоуправления проявились еще далеко не полностью. Какие бы разногласия ни существовали относительно возникновения нынешнего положения вещей, неопровержимым остается тот факт, что развитие событий послужило причиной наступления такого момента, когда демократическое самоуправление стало насущной потребностью всех заинтересованных — как общин, так и отдельных граждан тех штатов. Однако не следует забывать, что лишь местное правительство, признающее и сохраняющее неприкосновенными права всех граждан, является настоящим самоуправляющимся демократическим правительством.

Учитывая две резко отличительные черты, специфические отношения которых привели нас к достойным сожаления осложнениям и досадным недоразумениям, существующим в тех штатах, это должно быть правительство, которое будет защищать интересы обеих рас старательно и на равноправной основе. Это должно ныть правительство, которое подчиняется Конституции и законам — общенациональным и законам самих штатов — и принимает Конституцию в целом.

Лишь на этом надежном и солидном фундаменте можно создать сооружение добродетельных и полезных местных правительств, и никак иначе. При условии содействия такому следованию духа и букве Конституции и учитывая то, ч то следует из такого соблюдения, все так называемые партийные интересы потеряют свою кажущуюся важность, а партийная политика, возможно, даже поблекнет и потеряет свою значимость. Вопрос, который мы должны рассматривать — конкретное благосостояние этих штатов нашего Союза, — является вопросом наличия правительства или его отсутствия; социального порядка и всех мирных занятий и того счастья, которое с ними связано, или же возвращения к варварству. Этот вопрос, в котором глубоко заинтересован каждый гражданин нашей страны и против которого мы должны выступать не представителями партий — республиканской или демократической, — а согражданами и соотечественниками, для которых дороги общие интересы страны и гуманизм.

Радикальная и всеобъемлющая революция всей системы труда на значительной части нашей страны и переход четырех миллионов людей из положения рабства в положение гражданства на равных правах с их бывшими хозяевами не могли состояться, не вызвав серьезных проблем, которые должна решать освобожденная раса, ее бывшие хозяева и Центральное правительство — автор акта об освобождении. То, что это был мудрый, справедливый и дальновидный акт который нес добро всем заинтересованным сторонам, признают не во всей стране. Но во всей стране соглашаются с тем, что на правительстве лежит моральная обязанность воспользоваться своими конституционными полномочиями и влиянием, чтобы реально обеспечить права людей, которых оно освободило, а также защитить их пользование этими правами, когда эти права нарушаются или подвергаются нападкам.

Неблагополучия, из-за которых страдают южные штаты, можно устранить или исправить объединенными и согласованными усилиями обеих рас, побуждаемы ми мотивами обоюдной симпатии и уважения; готовясь занять высокий пост и собираясь решительно защищать права каждого всеми конституционными средствами, находящимися в распоряжении президента, я искренне стремлюсь использовать любой легитимный способ влияния, чтобы оказывать содействие честному и эффективному демократическому самоуправлению как реальному ресурсу этих штатов в деле обеспечения счастья и благосостояния их граждан. В своих действиях для достижения этой цели я буду просить искреннего сотрудничества всех тех, кто проявляет заботу о благосостоянии страны, и я верю в то, что партийные обязательства и расовые предрассудки будут охотно отброшены ради достижения этой большой цели. В важной работе по восстановлению Юга имеет значение не только политическая ситуация. Материальное развитие этой части страны было остановлено из-за социальных и политических волнений, сквозь которые ей пришлось пройти, и теперь она заслуживает особого внимания и заботы Центрального правительства в пределах, определенных Конституцией и мудрой экономией общественных средств.

Но в основе всего благосостояния, как для этой части страны, так и для остальной, лежит улучшение интеллектуального и морального состояния народа. Общее право голоса должно опираться на общую образованность. А для этого нужно обеспечить постоянные и широкие условия для поддержки свободных школ правительствами штатов, поощряемых, если возникнет необходимость, помощью центральных властей.

Позвольте мне заверить моих соотечественников в южных штатах в моем искреннем желании уважать их настоящие интересы и оказывать им содействие — в одинаковой мере интересам белых людей и чернокожих — и приложить все свои усилия к проведению такой политики, которая навсегда устранит и наших мыслей вопросы цвета кожи и расхождения между Севером и Югом, чтобы у нас были не просто объединенный Север или объединенный Юг, а объединенная страна.

Я призываю общественность обратить внимание на насущную необходимость реформировать нашу государственную службу — реформировать не просто для того, чтобы устранить определенные злоупотребления и практику так называемого официального патронажа, которая уже получила традиционный статус в нескольких департаментах нашего правительства, — речь идет об изменениях в самой системе назначения, о реформе тщательной, радикальной и полной, о возвращении к принципам и практике основателей нашего правительства. Они не ожидали и не желали от государственных служащих каких-то услуг, обусловленных групповыми или партийными интересами. Они рассчитывали на то, что государственные чиновники будут служить правительству и народу. Они рассчитывали на то, что чиновник будет защищен в течение всего срока своей службы, если его личная репутация будет оставаться незапятнанной, а выполнение служебных обязанностей — удовлетворительным. Основатели нашего правительства считали, что назначение на должность нельзя осуществлять просто по рекомендации членов Конгресса в качестве органа, наделенного правом контролировать такие назначения, и ждать просто как награду за партийные заслуги.

Тот факт, что обе большие политические партии нашей страны, заявляя о своих принципах перед выборами, на одно из первых мест ставят тему реформирования нашей государственной службы, особенно делая ударение при этом на ее неотложность, пользуясь выражениями, почти аналогичными по смыслу тем, которыми пользовался только что я, следует считать решающим аргументом в пользу этих мероприятий. Это нужно воспринимать как объединенный голос и волю всей страны относительно этой темы, и обе партии фактически пообещали оказать неограниченную поддержку решению этого вопроса.

Президент Соединенных Штатов безусловно обязан своему избранию на должность голосам и упорной деятельности политической партии, члены которой с пылкостью и восторгом лелеют принципы своей партии как имеющие первостепенное значение, но он должен всегда помнить о том, что своей партии лучше всего будет служить тот, кто лучше всего будет служить своей стране.

Для дальнейшего углубления реформы, к которой мы стремимся, а также ради важных изменений в иных сферах я буду предлагать поправку к Конституции, которая установит президентский срок на шесть лет без права переизбрания.

Что касается финансового положения страны, я не буду долго останавливаться на той истории смятения и прострации, из-за которых мы страдали последние три года. Депрессия во всех наших различных торговых и производственных предприятиях по всей стране, начавшаяся в сентябре 1873 года, длится до сих пор.

Однако я пользуюсь возможностью заявить, что повсеместно наблюдаются многочисленные признаки приближения изменений и наступления времен процветания.

Относительно вопроса валюты, тесно связанного с этой темой, позвольте мне повторить здесь мнение, которое я выразил в письме о принятии предложения: считаю, что чувство неуверенности, неотъемлемое от неконвертируемой бумажной валюты с присущим ей колебанием стоимости, является одним из самых больших препятствий на пути возвращения времен обеспеченности. Единствен ной надежной бумажной валютой является та, которая базируется на монетарной основе и которую в любое время можно быстро обменять на монеты.

Я придерживаюсь взглядов, которые раньше высказывал в поддержку законодательства Конгресса относительно самого быстрого восстановления платежей полноценными деньгами, и я испытываю удовлетворение не только потому, что это было мудро, а и потому, что интересы страны и ее настроения этого требуют.

Когда мы переходим от рассмотрения положения внутри страны к нашим отношениям с иностранными государствами, то международные осложнения, которые угрожают миру в Европе, напоминают нам о том, что наше традиционной правило невмешательства в дела иностранных государств за прошлые годы продемонстрировало свою большую ценность, и потому его нужно строго придерживаться.

Политика, введенная моим знаменитым предшественником, президентом Грантом, состоящая в необходимости прибегать к арбитражу при решении серьезных вопросов в спорах между нами и иностранными государствами, является новым и неизмеримо лучшим инструментом для сохранения мира. Я верю, что эта политика станет хорошим примером того курса, который нужно избирать другим странам в подобных экстремальных условиях.

Если, к сожалению, в какой-либо момент возникнут расхождения между моей администрацией и каким-то иностранным правительством, то я, бесспорно, буду надеяться и буду стремиться решать их тем самым мирным и уважительным способом, обеспечивая таким образом нашей стране неизмеримые преимущества мира и взаимовыгодных отношений со всеми странами.

Сограждане! Мы достигли завершения политической борьбы, сопровождаемой тем возбуждением и волнением, которые, как правило, связаны с конкуренцией больших политических партий, члены которых высказывают и с большим энтузиазмом и искренностью отстаивают свои соответствующие политические убеждения. Нынешние условия ни в одном из аспектов не были какими-либо необыкновенными, за исключением ожесточенности этой борьбы, результатом которой стал невозможным предварительный подсчет результатов.

Впервые в истории страны было признано целесообразным, учитывая особые обстоятельства дела, чтобы возражение и противоречивые вопросы подсчета голосов решались специальным судом, назначенным именно для этой цели.

Этот суд — учрежденный закон исключительно для выполнения этой задачи; все члены которого — люди безупречной репутации, давно известные своей честностью и умом и, за исключением тех, кто был также членом Верховного суда, в равном количестве избраны от обеих партий, и чьи соображения были отмечены просвещенными исследованиями и аргументами способных помощников, — получил полнейшую поддержку и доверие американского народа. Его решений терпеливо ждали, и широкая масса воспринимала их как юридически убедительные и окончательные. Впрочем, теперь существуют большие расхождения относительно мудрости нескольких выводов, объявленных этим судом. Этого нужно ожидать по всех делах, где противоречащие вопросы становятся предметом арбитражного рассмотрения согласно правовым нормам. Человеческое решение никогда не бывает безупречным, и оно почти всегда считается несправедливым той стороной, которая проиграла спор.

То обстоятельство, что две большие политические партии именно таким образом уладили свой спор, относительно которого рассудительные люди расходятся в мыслях и по поводу фактов и законов, и по поводу правильности избранного способа решения противоречащих вопросов, является прецедентом, достойным общего одобрения и радости.

В одном моменте существует полное единодушие общественного расположения духа — что противоречивые претензии на президентство должны мирно и доброжелательно рассматриваться, а результат рассмотрения должен быть безусловно принят всей нацией.

Именно народному правлению, при котором право голоса является общим, суждено было дать миру первый пример в истории большой нации, когда в разгар борьбы конкурентных команд за власть партийные распри были улажены за счет решения спорных вопросов согласно нормам права.

Полагаясь на руководство Божьего Перста, который определяет судьбу наций и отдельных людей, я призываю вас, сенаторы, члены палаты представителей, судьи и сограждане, — здесь и повсеместно, объединиться со мной ради искренней и серьезной деятельности, чтобы обеспечить нашей стране блага не только материального благополучия, но и блага справедливости, мира и единства в Союзе — единства, которое зависит не от принуждения, а от любящей преданности свободных людей, «и чтобы все было благоустроено и основано на самом лучшем и самом падежном фундаменте, чтобы мир и счастье, истина и справедливость, религиозность и набожность воцарились среди нас и всех грядущих поколений».

Опубликовано: Инаугурационные речи Президентов США. Харьков: Folio, 2009. С. 138-143.
OCR: © 2009 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Ратерфорд Хейс — Инаугурационная речь, 1877

Речь, произнесенная Ратерфордом Хейсом при вступлении в должность президента США.