Гринёв А.В. «Немцы в истории Русской Америки»

«Русской Америкой» называли колонии России в Новом Свете, которые начали формироваться в конце XVIII в., а в 1867 г. были проданы США и ныне известны как 49-й штат Аляска. В колонизации Русской Америки принимали участие не только этнические русские1, но и представители других европейских и азиатских народов, включая немцев. Вклад последних в открытие и освоение этого сурового края может стать объектом специального монографического исследования. Здесь представлен лишь беглый очерк этой большой и сложной темы.

При подготовке данной статьи использовались как архивные документы, так и опубликованные источники и научная литература. Значительную помощь, в частности, оказал фундаментальный биографический словарь американского исследователя истории русских колоний в Новом Свете Ричарда А. Пирса.2 В ходе предварительного изучения темы выяснилось, что если о наиболее выдающихся представителях немецкого народа, принимавших участие в освоении Русской Америки (Г.Х. фон Лангсдорф, Ф.П. фон Врангель, Ф.П. Литке и другие) сейчас известно уже достаточно многое, то о других немцах, игравших более скромную роль в российской колонизации Аляски, биографические материалы весьма скудны, либо вовсе отсутствуют.

Другой трудностью, с которой пришлось столкнуться при рассмотрении данной проблемы, была этническая идентификация некоторых исторических персонажей. Иногда установить немецкое происхождение тех или иных людей бывает достаточно сложно, учитывая сходство в написании и звучании немецких, голландских, скандинавских и английских имен и фамилий. Последние к тому же нередко искажались в русском языке (например, немецкое имя Хайнрих (Heinrich) традиционно пишется по-русски как «Генрих»). Кроме того, немцы на российской службе нередко получали новые имена и отчества. Так, Георг Хайнрих фон Лангсдорф (Georg Heinrich von Langsdorff) превратился в России в Григория Ивановича Лангсдорфа. Наконец, некоторые лица, носившие немецкие имена и фамилии, на самом деле являлись людьми смешанного этнического происхождения и, будучи формально немцами, себя таковыми не считали. Так, иркутский генерал-губернатор в 1782-1789 гг. Иван Варфоломеевич Якоби (1726-1803), всячески поддерживавший известного купца Г.И. Шелихова в его деятельности по освоению Аляски, имел, по некоторым сведениям, деда-ирландца, ненавидел немцев и считал стыдом говорить на их языке.3 А известный путешественник адмирал Фердинанд фон Врангель хотя и относился к остзейским немцам, однако происходил из датского баронского рода. В связи с вышесказанным, остается под вопросом принадлежность к немцам, например, барона Карла Карловича фон Геллесема (Гильсена, вероятно, фон Хилльсена)4, а также ряда других путешественников, чиновников и ученых, бывавших или служивших в российских колониях на Аляске.

Свой вклад в освоение Русской Америки внесли как российские немцы, так и рожденные в самой Германии. Причем некоторые из них стояли у истоков открытия Аляски. Среди последних следует назвать в первую очередь Георга-Вильгельма Стеллера (Штеллер, Steller) (1709-1746) — участника Второй Камчатской экспедиции В.Й. Беринга — А.И. Чирикова (1741-1742), в ходе которой было открыто юго-восточное побережье Аляски и цепь Алеутских островов. Стеллер был первым профессиональным ученым-натуралистом, представителем Российской академии наук, который во время короткой высадки на маленьком острове Каяк у американского побережья смог собрать богатый материал о местной флоре и фауне (им были открыты новые виды растений и птиц). После крушения пакетбота Беринга у одноименного острова он, несмотря на трудности зимовки в чужом негостеприимном краю, продолжал вести научные наблюдения, и в частности описал знаменитую «морскую корову», названную в его честь «стеллеровой». К сожалению, это редкое морское млекопитающее уже к 1768 г. было полностью истреблено русскими промышленниками (охотниками на пушного зверя), обычно зимовавшими на Командорских островах по пути к Алеутской гряде и Аляске.5

Помимо Стеллера во Второй Камчатской экспедиции, послужившей прологом колонизации Русской Америки, приняли участив другие немцы: гардемарин Иоганн Синдт, капрал Фридрих Пленионер и подлекарь Андреас Эзельберг6 (правда, возможно, что он был шведом). Впоследствии Федор Христианович Плениснер (так он стал именоваться в России) дослужился до чина полковника и командира Камчатки и Охотска. Будучи еще начальником Анадырского округа, он отправил в морской «вояж» для новых открытий своего бывшего сослуживца — лейтенанта флота Ивана Борисовича Синта (Синдта), который в 1766 г. исследовал акваторию Тихого океана на галиоте «Св. Павел» в районе Берингова пролива и у островов Св. Лаврентия и Св. Матвея.7

Вскоре после завершения Второй Камчатской экспедиции на открытые ею Командорские и Алеутских острова, богатые ценной пушниной, устремились сибирские купцы и промышленники. Они продвигались все дальше на восток, осваивая новые промысловые угодья и покоряя местных алеутов.8 Хотя немцы практически не принимали прямого участия в колонизации Алеутских островов (1743-1783), их косвенное влияние было достаточно существенным. Оно проявлялось в посредничестве немцев — сибирских губернаторов, неизменно поддерживавших начинания сибирских купцов по освоению земель Нового Света. Помимо уже упоминавшегося иркутского генерал-губернатора И.В. Якоби, следует назвать его предшественника Адама Ивановича Бриля, который выдвинул проект объединения различных купеческих компаний в единую монопольную организацию в 1772 г. в инструкции командиру Камчатки премьер-майору Магнусу Карловичу фон Бему.9 Впоследствии этот проект был реализован при создании Российско-американской компании (РАК).

Немало внимания освоению Нового Света уделяли и другие сибирские губернаторы-немцы, особенно Иван Альферьевич Пиль (вероятно, Йоханн Альфред Пилль). В 1790-1794 гг. он направил императрице Екатерине II несколько рапортов, ходатайствуя перед престолом о содействии компании Г.И. Шелихова — И.И. Голикова.10 После отставки Пиля не меньшую поддержку наследникам Шелихова в формировании монопольной компании по промыслу и торговле аляскинскими мехами оказал другой иркутский генерал-губернатор — Ларион Тимофеевич (Людвиг) Нагель.11 В немалой степени благодаря его стараниям в 1797 г. было положено начало слиянию купеческих капиталов, завершившееся в 1798 г. образованием Соединенной Американской компании, крупнейшей на Тихоокеанском Севере.12 Не прошло и года, как эта компания окончательно трансформировалась в единую монопольную Российско-американскую компанию, которая управляла российскими колониями вплоть до их продажи США в 1867 г.

После создания в 1799 г. РАК количество немцев на ее службе начинает заметно расти. Это было обусловлено, по-видимому, бюрократизацией управления колониями, а также началом кругосветных экспедиций в Русскую Америку, в которых самое активное участие принимали немцы — морские офицеры (они рекрутировались в значительном количестве из среды остзейского дворянства13). Так, на кораблях «Надежда» и «Нева», впервые обогнувших земной шар под российским флагом, служили лейтенанты Федор фон Ромберг, Ермолай (Германн) фон Левенштерн, мичманы Фаддей (Фабиан) фон Беллингсгаузен (будущий первооткрыватель Антарктиды), Василий Берх, кадеты Отто и Мориц фон Коцебу. Командовал экспедицией капитан-лейтенант, впоследствии адмирал Иван Федорович (Адам Йоханн-Антон) фон Крузенштерн (1770-1846).14

Среди наиболее выдающихся российских мореплавателей-немцев, неоднократно бывавших в Русской Америке, следует назвать прежде всего трех: Отто Евстафьевича фон Коцебу (Otto von Kotzebue) (1788-1846), Фердинанда Петровича фон Врангеля (Ferdinand von Wrangell) (1796-1870) и Федора Петровича Лит (Фридриха/Фрица Лютке — Friedrich/Friz Ltitke) (1797-1882). Мы будем подробно рассматривать их вклад в географические исследования Тихого океана и полярных морей, который уже нашел отра жение как в их собственных опубликованных дневниках и записках, так и в посвященных им сочинениях историков и географов.15 Правда, некоторые материалы этих путешественников нуждаются в издании или переиздании. К ним относится неопубликованный до сих пор, но представляющий большую научную ценность дневник лейтенанта Литке, который он вел во время кругосветного плавания на шлюпе «Камчатка» (1817-1819)16, а также ставшее уже библиографической редкостью описание кругосветного путешествия на бриге «Рюрик» лейтенанта Коцебу.17

Можно назвать еще несколько российских немцев — морских офицеров, возглавлявших кругосветные путешествия под флагом императорского военно-морского флота или Российско-американской компании. Так, например, Евгений Андреевич Беренс командовал военным транспортом «Америка» во время кругосветного плавания (1834-1836) с заходом в столицу российских колоний — Ново-Архангельск на о. Ситха (Баранова) летом 1835 г. В 1837 г. Беренс перешел на службу РАК и на корабле «Николай» совершил второе кругосветное путешествие (1837-1839), вновь побывав на Ситхе в 1838 г. (суперкарго на его корабле был барон Альфред фон Гейкинг).18

Немало моряков-немцев находилось также среди старших и младших офицеров кругосветных судов. Например, в 1822-1823 гг. на военном шлюпе «Аполлон» в Русской Америке побывали декабрист, лейтенант барон Михаил Карлович фон Кюхельбекер и мичман Карл фон Нолькен; на военном шлюпе «Предприятие» (1824-1825) — лейтенант Николай Пфейфер, мичманы Александр и Павел фон Моллер и другие.19 Они гораздо менее известны, чем Коцебу или Врангель, но было бы ошибкой недооценивать их вклад в укрепление связей России с ее заокеанскими колониями.

Некоторые немцы — офицеры императорского флота — служили командирами судов РАК в самих колониях. Так, в 1850-х — начале 1860-х годов там находились лейтенанты Федор Карлович Всрман (автор первой этнолингвистической карты Аляски) и Федор Федорович Коскуль (Карл Александр фон Коскулль — Karl Alexander Theodor von Koskull). Командуя кораблями и пароходами РАК, эти офицеры неоднократно совершали плавания в различные «отделы» (районы) колоний для снабжения отдаленных факторий компании продовольствием и товарами. В 1859 г. по представлению Главного правления РАК император наградил за усердную службу лейтенантов Коскуля и Вермана: Коскуль был произведен в капитан-лейтенанты, а Верману был пожалован орден Св. Станислава 3-й степени.20 В июне 1867 г. Коскуль, уже в чине капитана 2-го ранга, был назначен Главным правлением РАК специальным агентом, в обязанность которого вменялся контроль за передачей и распродажей имущества компании после перехода Русской Америки в руки США.21

Служили в колониях и гражданские капитаны-немцы. Так, еще в 1797 г. в Русскую Америку прибыл опытный морской штурман — «господин мореход немецкой нации, бременский купец Арон Сидорович Подтгаж».22 Он был первым гражданским шкипером-немцем, принятым на службу в российские колонии в Америке. Почти 10 лет (до 1806 г.) он успешно командовал различными судами, пока не отбыл в Россию.23 Впрочем, в одном из документов его имя записано как Агидт Подгажи24, что заставляет усомниться в его немецком происхождении.

Однако самым известным гражданским шкипером-немцем был уроженец Данцига Христофор Мартынович Бенземан (1774—1842). Он родился в семье корабельного мастера и в 1807 г. прибыл в Русскую Америку в должности штурмана на американском судне «Пикок». Здесь он поступил на службу РАК и навсегда остался в колониях. На протяжении многих лет он командовал различными кораблями компании и считался одним из лучших и наиболее опытных морских капитанов. Р.А. Пирс пишет, что в 1818 г. Бенземан потерял обе ноги во время несчастного случая, но не оставил морскую службу.25 Однако архивные и опубликованные данные говорят о том, что это случилось на несколько лет ранее, и Бенземан потерял одну, а не обе ноги. Так, приказчик РАК Иона Суханов, прибывший летом 1817 г. в Ново-Архангельск, упоминает среди мореходов РАК «капитана Банжамана на одной ноге», который командовал бригом «Чириков».26 О том же, но годом ранее, писал и выдающийся поэт Адальберт Логинович Шамиссо (Людовиг-Шарль-Аделэйд де Шамиссо), сопровождавший в качестве натуралиста О.Е. Коцебу во время его экспедиции на бриге «Рюрик» (1815-1818). По словам Шамиссо, Бинземан (так он записал фамилию шкипера РАК), потерял ногу, когда на его судне при выстреле разорвало пушку.27

В 1823 г. Бенземан подал прошение о принятии его в русское подданство, которое было удовлетворено царем в указе от 13 октября 1824 г., а 17 января 1825 г. император присвоил Бенземану чин 14 класса.28 К этому времени он уже принял православие, дважды женился, очевидно, на местных креолках (метисках) и имел от них 10 детей. Среди многочисленного потомства Бенземана наибольшую известность получил Николай (чьим крестным отцом был легендарный правитель Русской Америки Александр Андреевич Баранов). Он обучался несколько лет в Петербурге и в 1846 г. получил звание прапорщика Корпуса флотских штурманов. По примеру своего отца Николай Бенземан много лет командовал различными судами РАК, а также принимал активное участие в гидрографическом описании побережья Русской Америки. В 1855 г. ему было присвоено звание подпоручика, а на следующий год он был награжден царем орденом Св. Станислава 3-й степени. До середины 1860-х годов он служил на различных судах РАК, а в 1865 г. был назначен учителем черчения в главное колониальное училище.29

Помимо Бенземанов можно назвать еще немало немцев, в 1830-1860-х годах командовавших кораблями РАК, а также служивших на них в качестве помощников капитанов или штурманов: Константин Дингильштедт, Иоганн Конради, Карл Офтердингер, Карл Тосби, Адольф Гейн и другие.30 Среди них были как российские немцы, так и выходцы из Германии. Увеличению последних способствовало укрепление экономических связей РАК и российских колоний с портами Северной Германии с конца 1840-х годов. Еще в 1848 г. в состав колониальной флотилии РАК вошел построенный по ее заказу в Любеке бриг «Шелихов» (270 т); здесь же в 1851 г. был куплен корабль «Кадьяк» (500 т), который под командованием шкипера Клауса Бэра в мае 1852 г. доставил товары и продовольствие из Кронштадта и Гамбурга в российские колонии.31 В этом же году в Любеке был приобретен построенный на местной верфи корабль «Цесаревич» (529 т), который также отправился в российские колонии с товарами и припасами из Кронштадта и Гамбурга. Кроме того, в 1852 г. по заказу РАК в Гамбурге был заложен крупный парусник «Ситха» (1200 т); в 1853 г. здесь же был куплен еще один большой немецкий корабль — «Камчатка» (900 т).32

Начиная с 1850 г. РАК значительную часть товаров для Русской Америки стала приобретать не только в Лондоне, но и в Гамбурге из-за более низких таможенных пошлин.33 Часть закупленного в Германии груза доставляли в колонии фрахтованные немецкие суда. Например, в 1852 г. это были суда «Мари-Рей» и «Лоренцен».34 Подобная практика существовала и в 1860-е годы. Так, в 1862 г. товары для колоний были отправлены из Гамбурга на фрахтованном корабле «Коста-Рика», в 1863 г. — на корабле «София-Елена», в 1864 г. — на барке «Сусанна».35

Помимо военных и гражданских моряков-немцев, бывавших или служивших в Русской Америке, немалый вклад в жизнь американских колоний России внесли немцы-чиновники и администраторы. Среди 12 главных правителей Русской Америки трое были немцами: Л.А. Гагемейстер, Ф.П. Врангель и Н.Я. Розенберг. Все они были военными моряками, поскольку начиная с 1818 г. обязанность возглавлять колонии была возложена исключительно на офицеров императорского флота. Правда, еще в 1810 г. Главное правление РАК послало на смену первому главному правителю Русской Америки А.А. Баранову его давнего друга — коллежского асессора Ивана Гавриловича Коха. Уроженец Гамбурга, он был принят на русскую службу в 1769 г. на должность военного врача. В 1780-х годах Кох перебрался в Сибирь, где одно время был комендантом Охотского порта. «Кох был человек деятельный, гордый, до того строгий с подчиненными, что в Охотске до настоящаго времени известна поговорка, сложенная современниками его — на небе Бог, а в Охотске Кох», — писал о нем в 1860-х годах один из первых историков Дальнего Востока А. Сгибнев.36 Принятый на службу РАК, Кох с семейством отправился в американские колонии, но по дороге туда, на Камчатке, умер в январе 1811 г.37

Вторым главным правителем в истории Русской Америки, сменившим Баранова в январе 1818 г., был капитан-лейтенант Леонтий Андреянович Гагемейстер (Людвиг фон Хагемайстер — Ludwig von Hagemeister) (1780-1833). Он родился в Ливонии в знатной семье прибалтийских немцев и, став морским офицером, смог трижды обогнуть земной шар. Впервые Гагемейстер посетил колонии еще и 1807-1809 гг., командуя шлюпом «Нева». Вторично он отправился туда из Кронштадта на корабле «Кутузов» в 1816 г. На посту главного правителя Гагемейстер оставался менее года, но успел провести ряд важных социально-экономических реформ. Сложность управления далеким краем и объективные трудности «переходного периода» сказались на его здоровье. Поэтому в ноябре 1818 г. он с облегчением сдал пост главного правителя своему помощнику лейтенанту СИ. Яновскому и отбыл в Санкт-Петербург.

Хотя предшественник Гагемейстера А.А. Баранов и директора РАК характеризовали его с наилучшей стороны38, у него были и недоброжелатели. В Архиве внешней политики Российской империи сохранилась анонимная «Записка о зловредном влиянии капитан-лейтенанта Гагемейстера на дела Российско-американской компании», которая поступила, очевидно, около 1820 г. Ее содержание представляет собой набор явно несправедливых обвинений в адрес заслуженного моряка.39

Последний раз Гагемейстер посетил Русскую Америку спустя почти 10 лет, командуя военным транспортом «Кроткий». На пути туда в 1829 г. он открыл в Тихом океане группу островов, которую назвал в честь князя Меньшикова (группа атоллов Кваджалейн). В ходе своего третьего кругосветного плавания Гагемейстер вновь побывал на Камчатке, Ситхе и в Калифорнии. В сентябре 1830 г. он возвратился в Кронштадт. Прекрасный моряк, математик, астроном и лингвист, Гагемейстер проводил различные наблюдения во время морских путешествий, но его журналы, которые он вел на русском, немецком, английском, испанском и португальском языках, к сожалению, как указывает Р.A. Пирс, до сих пор не изучены должным образом.40

Следующим главным правителем из числа немцев был Фердинанд Петрович (Фердинанд Фридрих Георг Людвиг) фон Врангель 11796—1870). Первый раз он побывал в Русской Америке в знании мичмана на шлюпе капитана В.М. Головнина «Камчатка» в 1818г. В 1824-1827 гг. он уже в чине капитан-лейтенанта совершил второе кругосветное путешествие, командуя военным транспортом «Кроткий». В 1829 г. Врангель принял предложение Главного правления I’AK и занял пост главного правителя Русской Америки в конце 1830 г. Здесь Врангель развернул бурное строительство в Ново-Архангельске, наладил добрососедские отношения с местными индейцами тлинкитами, способствовал деятельности выдающегося русского миссионера И.Е. Вениаминова, активно отстаивал торговые интересы РАК на международной арене, успешно противодействуя экспансии британской Компании Гудзонова залива. Кроме того, он немало сделал для облегчения жизни зависимого туземного населения колоний. Много сил Врангель приложил для развития колониального судостроения и географических исследований. В 1835 г. этот безусловно выдающийся администратор покинул колонии, но не порвал связей с РАК: в 1842 г. он был избран в состав директоров компании, а в 1844 г. стал председателем Главного правления и сохранял за собой этот пост на протяжении нескольких лет.41 После себя Ф.П. Врангель оставил немало ценных исторических, этнографических и статистических материалов о российских колониях в Америке. Приходится с сожалением констатировать, что его основной труд по этой теме42 до сих пор полностью не переведен на русский язык, а существует лишь в отдельных статьях, издававшихся во второй половине 1830-х годов.43

Если Врангель смог зарекомендовать себя на посту главного правителя Русской Америки с наилучшей стороны, то совершенно иначе можно оценить деятельность другого главного правителя колоний — Николая Яковлевича Розенберга (1809-1857). Так же, как Гагемейстер и Врангель, он происходил из знатной остзейской фамилии и был морским офицером. Принятый в 1829 г. на службу РАК, Розенберг в течение 10 лет командовал различными судами компании, после чего возвратился в Россию. В конце 1840-х годов он вновь поступил на службу РАК и в январе 1850 г. был назначен главным правителем российских колоний, получив чин капитана 2-го ранга.44 На своем посту Розенберг проявил себя как весьма слабый и неумелый руководитель. Из-за его попустительства в 1852 г. у стен Ново-Архангельска произошло крупное столкновение между враждовавшими кланами индейцев тлинкитов, повлекшее за собой серьезные негативные последствия для российских колоний.45 Дело закончилось тем, что директоры РАК, в ответ на жалобы Розенберги о недостатке воинских сил в Ново-Архангельске, фактически обвинили главного правителя в нерешительности и трусости.46

В хозяйственных делах Розенберг был также не на высоте. По свидетельству очевидца, побывавшего в 1851 г. в Ново-Архангельске, нераспорядительность главного правителя порождала здесь «неописуемую анархию» и поразительную бесхозяйственность. Сам Розенберг, осознавая, по-видимому, собственную некомпетентность, уже в конце 1851 г. начал просить директоров компании освободить его от должности правителя, ссылаясь на слабость здоровья и семейные обстоятельства. В марте 1853 г. он сдал свой пост капитану 2-го ранга А.И. Рудакову.47

Немцы не только руководили российскими колониями, но также входили в состав директората РАК, осуществлявшего управление ими из Петербурга. Деятельность некоторых из них в этом качестве не всегда была однозначно положительной. Так, крупный петербургский купец Венедикт Венедиктович Крамер (1768-1849) был избран в состав Главного правления компании еще в 1807 г. и пребывал на посту директора до 1824 г., когда из-за финансовых махинаций был вынужден уйти в отставку под давлением возмущенных акционеров.48 Правда, некоторые современные исследователи указывают на неоднозначность и противоречивость этой исторической фигуры: с одной стороны, он действительно занимался сомнительными спекуляциями, а с другой — приложил немало усилий для решения целого ряда серьезных финансовых проблем, стоявших перед компанией в конце 1800-х — начале 1810-х годов.49

В отличие от Крамера другие немцы, входившие позднее в директорат РАК в 1840-1860-е годы, вполне достойно исполняли свои обязанности. Среди них был уже упоминавшийся барон Ф.П. Врангель, а также генерал-лейтенант Владислав Филиппович Клюпфель, на протяжении 20 лет являвшийся членом Главного правления РАК 1с 1845 по 1865 г.). Ф.П. Врангель возглавлял компанию до 14 декабря 1850 г., когда по его просьбе из-за большой загруженности государственными делами общее собрание акционеров РАК освободило его от поста председателя Главного правления.50 На этом же собрании в состав директоров был избран его родственник — статский советник барон Василий Егорович фон Врангель (1816-1860). Он пробыл на своем посту до 1858 г. и ушел в отставку из-за тяжелой болезни.51 Позднее еще один представитель многочисленного «клана Врангелей», крупный государственный деятель, тайный советник Егор Егорович фон Врангель (1827-1875) был избран последним председателем Главного правления РАК в период существования Русской Америки (в 1866-1867).52 Именно ему выпала вскоре тяжелая участь: заниматься ликвидацией дел компании в Русской Америке, которую царские власти продали США 18(30) марта 1867 г.

Российские немцы — акционеры РАК — принимали активное участие в деятельности общего собрания компании — ее высшего органа, а также в работе различных комитетов, создававшихся для решения наиболее актуальных проблем. Так, например, среди 28 активных членов РАК, подписавших решение о новом порядке начисления прибыли, которое было принято общим собранием акционеров 1 июня 1842 г., около половины составляли российские немцы (генерал-адъютант В.К. фон Кнорринг, генерал-майор Р.Е. Гринвальд, Р. Риттер, К. Циммерман и другие).53 А среди четырех членов РАК, избиравшихся в 1858-1859 гг. в комитет для рассмотрения отчетов и финансовых балансов компании, фигурировали Ф.П. Врангель и О.О. фон дер Лауниц.54 Подобные примеры можно легко продолжить.

Как в Главном правлении РАК в Петербурге, так и в российских колониях в Америке немало немцев работало на должностях бухгалтеров, приказчиков и других специалистов средней квалификации. Так, Карл Иванович (Карл Иоханн) Шмидт, прибывший в колонии в 1818 г. в качестве штурмана военного шлюпа «Камчатка», остался здесь на службе РАК и в 1821-1825 гг. достаточно успешно управлял далеким российским форпостом в Калифорнии (Форт-Росс).55 С 1828 по 1831 г. в колониях находился канцелярист (коллежский регистратор) Карл Рихтер. Отправленный директорами РАК в Русскую Америку машинист и слесарный мастер Карл Фидлер прибыл туда из Охотска в 1834 г. Как отмечал главный правитель Ф.П. Врангель, это был старательный и полезный для колоний человек.56

Почти 20 лет (с 1829 г.) проработал на различных должностях в Русской Америке титулярный советник Андрей Карлович Тиль (Тилль). В начале 1840-х годов, когда он служил секретарем при главном правителе колоний, там трудились в качестве приказчиков еще несколько немцев — Андрей Гепнер (сын петербургского купца), Егор Гольман (ревельский «бюргерский сын») и Федор Юрьенс (ревельский мещанин).57 Уже после возвращения в Петербург Тиль некоторое время руководил канцелярией Главного правления компании.58

Помимо российских немцев в колониях служили представители различных немецких государств. Так, в конце 1840-х — начале 1860-х годов здесь работали: ганноверский подданный Карл Конди, брауншвейгский подданный Генрих (Хайнрих) Брантес, саксонский подданный Георг Ренке, мекленбургский подданный Генрих Кригер (очевидно, Крюгер) и другие.59 Более 25 лет (с 1828 до середины 1850-х годов) пробыл на должности приказчика в колониях австрийский подданный Яков (Яков Христиан) Гейнц.60

Некоторые из немцев за добросовестную службу получали различные поощрения и награды. Так, главный контролер и бухгалтер Главного правления Эрнст Безе получил 16 февраля 1854 г. звание «личного почетного гражданина». В 1859 г. император возвел его «за отлично-усердную службу» вместе с семейством в «потомственное почетное гражданство».61 В 1862 г. царь по ходатайству Главного правления РАК наградил «за ревностную службу» помощника правителя Новоархангельской конторы уроженца Риги Эрнста Федоровича Гринберга и бухгалтера Юргенса (Федора Юрьенса?) серебряными медалями на ленте ордена Св. Станислава.62

Особенно много немцев было среди врачей, участвовавших в морских кругосветных экспедициях и служивших в самих колониях. Например, на шлюпе «Нева», побывавшем в Русской Америке в 1807-1808 гг. под командованием лейтенанта Л.А. Гагемейстера, корабельным лекарем был доктор Карл Мордгорст, на шлюпе «Диана» (1807-1810) врачом служил Богдан Брандт, на бриге «Рюрик» (1815-1818) — доктор Иван Эшшольц, на корабле «Николай» (1837-1839) — доктор Фридрих Фишер и другие. А доктора Иван Эшшольц и Василий Берви побывали в колониях даже дважды. По нашим подсчетам, среди судовых врачей двадцати шести кругосветных экспедиций, совершенных в 1803-1841 гг. из Кронштадта к российские колонии, немцев-медиков было в два раза больше, чем русских.63

Заметную, но не лучшую память в истории Русской Америки оставил о себе врач Егор Иванович (Георг Антон) Шеффер (1779-1836), правда, не на медицинском поприще. Он родился и Баварии, а в 1813 г. поступил на службу РАК. С его именем связана неудачная попытка компании закрепиться в 1815-1816 гг. на одном из Гавайских островов и даже установить российский протекторат над частью этого тропического архипелага: с этим проектом Шеффер обращался непосредственно к императору Александру I.64 Однако в 1817 г. чрезмерно предприимчивый доктор был изгнан гавайским королем из-за его непомерных амбиций, интриг американских капитанов и враждебного отношения к нему местных туземцев. В целом авантюра Шеффера обошлась РАК в весьма солидную сумму — примерно 200 тыс. руб., не считая политического и морального ущерба.65

Немало немцев-врачей работало в разное время и в самих российских колониях. Так, в 1830-1835 гг. в Русской Америке служил аптекарь Григорий Васильевич Майер — лекарь 9-го флотского экипажа, произведенный в 1831 г. в штаб-лекари. Помимо врачебной практики он занимался также сбором материалов для императорской Академии наук.66 Одновременно с ним в 1830-1833 гг. на Кадьяке служил прусский подданный, доктор медицины Георг Симон. Правда, Ф.П. Врангель доносил Главному правлению РАК в 1832 г., что присланный в колонии доктор и акушер Симон не может исполнять свои обязанности из-за крайне слабого знания медицины и сумасбродного характера, а потому правитель просил директоров отозвать «сего вреднаго человека в Россию, несмотря на то, что он и остался должным Компании».67

Совершенно иначе характеризовало колониальное начальство Эдуарда Леонидовича Блашке (1810-1878). Выходец из прибалтийских немцев, этот военный врач 12-го флотского экипажа прибыл в Русскую Америку в октябре 1835 г. Буквально через месяц там начиналась страшная эпидемия оспы, от которой особенно пострадало туземное население Аляски. Позднее, в очерке о своем пребывании на островах Уналашкинского отдела, Блашке сообщал, что тогда в колониях погибло около 3000 туземцев, к. считая представителей независимых племен. С редкой теплотой он описал алеутов68, которым делал прививки от оспы: в 1838 г. он смог вакцинировать 1080 человек (130 все-таки погибло). В том же году за заслуги в практической медицине он получил звание штаб-лекаря. Эпидемия оспы, затухая, продолжалась до 1840 г., когда 30 сентября Блашке покинул Ситху. В 1842 г. в Петербурге на латинском языке вышла его книга «Медицинская топография Ново-Архангельского порта», в которой кроме медицинских проблем он дал беглое описание природы и населения о. Ситха (Баранова).69

Позднее в российских колониях работали и другие медики-немцы — коллежский асессор Шнейдер, доктор медицины Густав Безе (возможно, Безе), доктор Федор Иванович (Фридрих) Берендт и другие. Последний в 1862 г. за успешную медицинскую практику по ходатайству Главного правления РАК был награжден царем орденом Св. Станислава 3-й степени.70

Кроме врачей, очень существенный вклад в дело освоения Русской Америки внесли немецкие ученые — ботаники, зоологи, геологи, историки, этнографы, лингвисты. Так, знаменитый российский историк академик Федор Иванович Миллер (Герхард-Фридрих Мюллер — Gerhard-Friedrich Müller) (1705-1783) еще в 1733 г. стал членом Второй Камчатской экспедиции В.Й. Беринга — А.И. Чирикова и смог собрать во время путешествия по Сибири огромный фактический материал из сибирских архивов. Хотя сам Миллер не бывал в Новом Свете, тем не менее ему удалось получить ценные данные по истории русских промысловых экспедиций на Алеутские острова в середине XVIII в. Эти данные ему сообщили начальник Камчатки лейтенант Тимофей Шмалев и один из алеутских старейшин с острова Атту; кроме того, Миллер использовал ряд других источников.71 Несколько позднее, в 1780-х годах, о русских промысловых экспедициях на Алеутские острова опубликовал ряд материалов другой знаменитый академик-немец — Петер Симон Паллас (1741-1811).72

С конца XVIII в. немецкие ученые стали принимать самое активное участие в русских исследовательских экспедициях на Тихоокеанский Север и в Русскую Америку. Среди них следует упомянуть уроженца Дармштадта Карла Мерка (Karl-Heinrich Merck) (1761-1799). Будучи участником многолетней исследовательской экспедиции И.И. Биллингса — Г.А. Сарычева (1785-1795), этот весьма компетентный врач и натуралист побывал в Северо-Восточной Сибири, на Алеутских островах и в Северной Америке. В ходе экспедиции Мерку удалось собрать большую коллекцию различных материалов по зоологии, ботанике, геологии, этнографии,73 которую он направил в Адмиралтейств-коллегию, передавшую ее затем в императорскую Академию наук. В дальнейшем материалы, собранные Мерком, помогли Симону Палласу при публикации его трехтомника по зоологии азиатской части России74.

Еще большую известность снискал барон Георг Хайнрих фон Лангсдорф (Григорий Иванович Лангсдорф) (1774-1852). В качестве врача и натуралиста он принимал участие в первой русской кругосветной экспедиции И.Ф. Крузенштерна- Ю.Ф. Лисянского (1803-1806), во время которой посетил не только Алеутские острова и Аляску, но даже испанскую Калифорнию. Работая, как и Мерк, врачом, Лангсдорф одновременно собирал данные о климате, животном и растительном мире, этнографии местных народов. Он сурово порицал Российско-американскую компанию за жестокое угнетение зависимых туземцев. Позднее Лангсдорф прославился как участник экспедиции в тропические джунгли Бразилии: в этой стране он много лет провел в качестве дипломатического посланника русского двора75. К сожалению, очень интересный и ценный труд Лангсдорфа — описание его кругосветного путешествия — в полном объеме до сих пор не переведен на русский язык76 (в разное время были изданы лишь отдельные отрывки77). Причиной этого была, по-видимому, резкая критика со стороны Лангсдорфа деятельности Российско-американской компании, а также тех порядков и нравов, которые в начале XIX в. царили в российских колониях.

Вслед за Лангсдорфом немало немцев — натуралистов и естествоиспытателей — участвовало в российских кругосветных экспедициях, направлявшихся в российские колонии в Америке. Среди них можно назвать Ивана Ивановича (Йоханна Фридриха) Эшшольца (Johann Friedrich Eschscholtz) (1793-1831), служившего в качестве врача и натуралиста на бриге «Рюрик» под командованием О.Е. Коцебу. Помимо медицинских дел он занимался сбором насекомых и наблюдениями за морскими животными. В честь него Коцебу в 1816 г. назвал один из крупных заливов Берингова моря, на берегах которого Эшшольц нашел большое скопление костей доисторических животных, впервые обнаруженных на Аляске. В 1823 г. Коцебу вновь пригласил его принять участие в новой кругосветной экспедиции на шлюпе «Предприятие» (1823-1826), которая продолжалась три года. Эшшольц опять выполнял обязанности доктора и натуралиста — он описал 2400 видов животных и собрал богатую коллекцию.78 Кроме Эшшольца участниками этой экспедиции были и другие немецкие ученые-натуралисты: Эмилий Христианович Ленц и Эрнст Гофман.79

Несколько немецких ученых работало в другой известной кругосветной экспедиции — на военном шлюпе «Сенявин» под командованием капитан-лейтенанта Ф.П. Литке (1826-1828). Среди них был уроженец Бремена Карл-Хайнрих Мертенс (1796-1830), сын известного ботаника Карла Мертенса. Сам ботаник и врач, Карл-Хайнрих, побывав в 1827 г. на острове Ситха, подробно описал его климат и растительный мир (за шесть недель натуралист собрал образцы 222 видов растительности, из которых 35 были до того неизвестны науке). После возвращения в Петербург он опубликовал три подробные статьи о морских животных, а также привез богатые научные коллекции и записки на основе своих наблюдений. За свои научные заслуги по ходатайству Академии наук он был награжден царем орденом Св. Владимира.80

Кроме Мертенса на борту «Сенявина» во время кругосветного путешествия также находились натуралист, геолог и химик, уроженец Дерпта (Тарту), Александр Филиппович Постельс (1801-1871) и парой Фридрих Хайнрих фон Киттлитц (1799-1874), уроженец прусского города Бреслау (Вроцлав), принятый Литке в состав экспедиции в качестве художника. Киттлитц во время стоянок судна в различных портах сделал множество набросков и рисунков местных жителей и ландшафтов. Им же были собраны, а позднее изданы наблюдения о животном и растительном мире Тихого океана.81 С сожалением приходится констатировать, что его двухтомный труд, посвященный кругосветному путешествию в Тихий океан и Русскую Америку, практически неизвестен российскому читателю.82

Ученые-немцы трудились и в самой Русской Америке. Так, коллежский асессор Владимир Андреевич фон Миддендорф (1826-1868) был назначен императорской Академией наук начальником магнитной обсерватории на Ситхе в 1848 г. Во время проживания в Ново-Архангельске (до отъезда в 1856 г.) он собрал немало материалов о местных индейцах тлинкитах и живших южнее хайда-кайгани, которые затем были использованы академиком Львом Федоровичем (Леопольдом) Радловым (1818-1865) в его лингвистических изысканиях.83 На основе данных Миддендорфа и других исследователей Радлов смог написать несколько статей, став тем самым одним из пионеров изучения языков коренного населения Аляски.84 Вообще, интерес немецких ученых к этой теме возник еще в конце XVIII — начале XIX в. Так, известный историк и библиограф, член-корреспондент Российской академии наук в Петербурге Федор Павлович Аделунг (1768-1843) на материалах российских экспедиций на Алеутские острова и Аляску составил несколько словарей языков туземцев Русской Америки.85

Аналогичным образом другой петербургский ученый-немец, профессор геологии Константин Иванович (Константин Каспар Андреас) Гревингк (1819-1887), работая долгое время с минералогическими коллекциями Академии наук, доставленными кругосветными экспедициями, и опираясь на записки, исследования и наблюдения российских путешественников, написал первый крупный обобщающий труд о геологии Аляски.86

В целом вклад немцев-ученых, выходцев как из России, так и из Германии, в изучение самых различных сторон Русской Америки весьма значителен. Среди представителей других народов империи они занимали на поприще науки безусловно лидирующее место.

Заканчивая краткий обзор того вклада, который внесли в колонизацию Русской Америки немцы — путешественники, администраторы, ученые, — следует сделать несколько обобщающих выводов. Хотя некоторые из них стояли у истоков открытия Аляски, однако активное участие в ее освоении немцы приняли лишь в XIX в., когда российские колонии окончательно оформились в административном отношении и в них помимо пушного промысла стали развиваться новые отрасли хозяйства, требовавшие определенной квалификации. Как и в самой России, в ее колониях немцы были заняты в основном в качестве специалистов среднего и высшего звена, занимая должности мореходов, администраторов, врачей, бухгалтеров и т.п.

Основная часть немцев, бывавших или длительное время живших в Русской Америке, происходила из Прибалтики и северных областей Германии, так или иначе связанных с морем. Этим людям было легче и привычнее принимать участие в экспедициях в заокеанские колонии Российской империи.

Память о немцах в Русской Америке нашла отражение в местной топонимике. Например, бухта близ оконечности северного побережья полуострова Аляска еще в 1828 г. была названа М.Н. Станюковичем (капитаном шлюпа «Моллер») в честь корабельного врача Карла Изембека; имя капитана Гагемейстера присвоено горной вершине на о. Баранова; множество географических объектов (в том числе один из высочайших вулканов) Аляски носят имя барона Ф.П. Врангеля и т.д.87 Многие растения и животные, впервые открытые и описанные немецкими учеными в российских колониях, имеют в своих названиях их имена (например, растение Escholtsia californicus). В целом по значимости своего вклада в освоение Русской Америки немцы занимают, после собственно русских, второе-третье место, деля его с финскими шведами и оставляя далеко позади представителей других этнических групп, принимавших участие в российской колонизации Аляски.

Примечания

1 См.: Фёдорова С.Г. Русское население Аляски и Калифорнии (конец XVIII века- 1867 г.). М., 1971.
2 Pierce R.A. Russian America: A Biographical Dictionary. Kingston; Ontario, 1990.
3 Записки Густава фон Штрандама // Кавказская война: Истоки и начало: 1770-1820 годы. СПб., 2002. С. 29.
4 См.: Общий морской список. Ч. VI. Царствование Павла I и Александра I. СПб., 1892. С. 596; Гильсен К.К. Путешествие на шлюпе «Благонамеренном» для исследования берегов Азии и Америки за Беринговым проливом с 1819 по 1822 год // Отечественные записки. 1849. Серия III. Т. LXVI(66). № 10. С. 213-238; № 11-12. С. 315-336.
5 Стеллер Г.В. Дневник плавания с Берингом к берегам Америки. 1741-1742. М., 1995; Frost O.W. The Landing on Kayak Island // Bering and Chirikov: The American Voyages and Their Impact / Ed. O.W. Frost. Anchorage; Alaska, 1992. P. 167-203; Gibson J.R. De Bestiis Marinis: Steller’s Sea Cow and Russian Expansion to America, 1741-1768 // Русская Америка. 1799-1867. Материалы международной научной конференции «К 200-летию Российско-американской компании 1799-1999». Москва, 6-10 сентября 1999 г. М., 1999. С. 24-44.
6 Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в.: Сб. документов. М., 1984. Т. 1. С. 231-232.
7 Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.: Сб. документов. М., 1989. Т. 1. С. 53-54; Болгурцев Б.Н., Корякин В.И. Русская Америка: Гидрографические исследования. СПб., 2002. С. 355.
8 См.: История Русской Америки (1732-1867) (Далее: ИРА). Т. I. Основание Русской Америки. 1732-1799. М., 1997. С. 69-108.
9 Текст инструкции см.: Сгибнев А. Исторический очерк главнейших событий в Камчатке // Морской сборник. 1869. № 7. С. 8. (Далее: МС.)
10 Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII веке: Сб. документов. М., 1948. С. 295-316, 369-376.
11 Тихменев П.А. Историческое обозрение образования Российско-американской компании и действий ея до настоящаго времени. СПб., 1861. Ч. 1. С. 61.
12 См.: Акт Американской Соединенной компании от 3 августа 1798 г. // Тихменев П.А. Указ. соч. Ч. 1. Прилож. С. 1-19; подробнее об организации этой компании см.: Окунь СБ. Российско-американская компания. М.; Л., 1939. С. 38-42; ИРА. Т. 1. С. 326-346.
13 См.: Копелев Д.Н. Капитал эстляндского рыцарства и продвижение остзейцев в Морской корпус в 1-й половине XIX века // Елагинские чтения. СПб., 2003. Вып. 1. С. 25-31.
14 Доннерпг Э. А.И. фон Крузенштерн и первое русское кругосветное плавание в 1803-1806 гг. // Немцы в России: Русско-немецкие научные и культурные связи.
15 См.: Врангель Ф.П. Дневные записки о плавании военнаго транспорта «Кроткий» в 1825, 1826 и 1827 годах под командою флота лейтенанта Врангеля // Северный архив. 1828. Ч. XXXVI(36). № 11-12. Отд. П. С. 49-106; Литке Ф.П. Путешествие вокруг света … на военном шлюпе «Сенявине» в 1826, 1827, 1828 и 1829 годах… СПб., 1834-1836. Ч. 1-3; Коцебу О.Е. Новое путешествие вокруг света в 1823-1826 гг. М., 1987 (нем. изд.: Kotzebue О. von. Neue Reise um die Welt in den Jahren 1823, 24, 25 und 26. Weimar, 1830. Bd. 1-2); Давыдов Ю.Ф. Фердинанд Врангель. М, 1959; Алексеев A.M. Федор Петрович Литке. М., 1970; Пасецкий В.М. Фердинанд Петрович Врангель (1796-1878). М„ 1975; и др.
16 Российский государственный архив Военно-Морского Флота Ф. 15. Оп. 1. Д. 8. (Далее: РГА ВМФ.)
17 Коцебу О.Е. Путешествие в Южный океан и в Берингов пролив для отыскания Северо-Восточнаго морскаго прохода, предпринятое в 1815, 1816, 1817 и 1818 годах… на корабле «Рюрике»… СПб., 1821-1823. Ч. 1-3 (нем. изд.: Kotzebue O.von. Entdeckung-Reise in die Siid-See und nach der Bering’s Strasse zur Erforschung einer nordostlichen Durchfahrt. Untemommen in den Jahren 1815, 1816, 1817 und 1818, auf Kosten Sr. Erlaucht des Herrn Reichs-Kanzlers Grafen Rumanzoff auf dem Schiffe Riirich. Weimar, 1821. Bd. 1-3).
18 Ивашинцов Н. Русские кругосветные путешествия, с 1803 по 1849 год. СПб., 1872. С. 242.
19 Там же. С. 221-235.
20 Отчет Российско-американской компании Главнаго Правления за 1859 год. СПб., 1860. С. 12. (Далее: Отчет РАК ГП.)
21 Болховитинов Н.Н. Русско-американские отношения и продажа Аляски. 1834-1867. М., 1990. С. 267-269, 275.
22 Архив внешней политики Российской империи. Ф. РАК. Оп. 888. Д. 121. Л. 19. (Далее: АВПРИ.)
23 Pierce R.A. Op. cit. P. 401-402.
24 Российский государственный исторический архив. Ф. 1374. Оп. 3. Д. 2404. Л. 10. (Далее: РГИА.)
25 Pierce R.A. Op. cit. P. 50.
26 Архив Русского географического общества. Разр. 99. Оп. 1. Д. 10. Л. 35, 37. (Далее: АРГО.)
27 Шамиссо А. Путешествие вокруг света. М., 1986. С. 102-103.
28 National Archives and Record Service. Wash. (D.C.). RG 261. RRAC. Roll. 4. P. 231-235 об., 361. (Далее: NARS.)
29 Ibid. Roll. 7. P. 167; Roll. 21. P. 193; Roll. 22. P. 119; Pierce R.A. Op. cit. P. 50-51.
30 NARS. RRAC. Roll. 7. P. 203, 212; Roll. 37. P. 192; Roll. 53. P. 95; Roll. 63. P. 122 об.; Отчет РАК ГП за 1851 год. СПб., 1852. С. 21-22; Отчет РАК ГП за 1856 год. СПб., 1857. С. 22-23; Отчет РАК ГП за 1859 год. С. 25; Pierce R.A. Op. cit. P. 511.
31 NARS. RRAC. Roll. 19. Р. 889-892; Отчет РАК ГП за 1851 год. С. 17; Тихменев ПА. Указ. соч. СПб., 1863. Ч. 2. С. 222.
32 Отчет РАК ГП за 1852 год. СПб., 1853. С. 14; Отчет РАК ГП за 1853 год. СПб., 1854. С. 8; Доклад Комитета об устройстве русских американских колоний. СПб., 1863. Ч. 2. Прил. IX; Тихменев П.А. Указ. соч. 1863. Ч. 2. С. 222.
33 Отчет РАК ГП за 1852 год. СПб., 1853. С. 14; Отчет РАК ГП за 1853 год. СПб., 1854. С. 8; Доклад Комитета об устройстве русских американских колоний. СПб., 1863. Ч. 2. Прил. IX; Тихменев П.А. Указ. соч. 1863. Ч. 2. С. 222.
34 Отчет РАК ГП за 1852 год. С. 7-8.
35 NARS. RRAC. Roll. 65. Р. 83 об..; Отчет РАК ГП за 1862 год. СПб., 1863.С. 11-13; Отчет РАК за 1863 г. СПб., 1865. С. 11-13.
36 Сгибнев А. Охотский порт с 1649 по 1852 г. (Исторический очерк) // МС. 1869. Т. CV(105). № 11 (Неофициальный отдел). С. 61.
37 Хлебников К.Т. Жизнеописание Александра Андреевича Баранова, Главнаго Правителя Российских Колоний в Америке. СПб., 1835. С. 145-146.
38 РГИА. Ф. 13. Оп. 1. Д. 287. Л. 55 об.; Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы министерства иностранных дел. М., 1972. Сер. II. Т. 1(8). С. 123.
39 АВПРИ. Ф. РАК. Оп. 888. Д. 232. Л. 1-5.
40 Pierce R.A. Op. cit. P. 185-187.
41 См.: ИРА. М., 1999. Т. III. С. 31-35, 93-94, 97-101, 157-167.
42 Wrangell F.P. von. Statistische und ethnographische Nachrichten iiber die Russischen Besitzungen an der Nordwestkuste von Amerika. St. Petersburg, 1839.
43 Врангель Ф.П. Краткий статистический замечания о российских колониях в Америке // Телескоп. 1835. Т. XXVIII(28). № 13. С. 104-133; Он же. Обитатели Северо-Западных берегов Америки // Сын Отечества. 1839. Т. VII (7). С. 51-82; см. так же другие его работы.
44 NARS. RRAC. Roll. 19. Р. 559-570, 621-622; Отчет РАК ГП за 1850 год. С. 12.
45 См.: Гринёв А.В. Индейцы тлинкиты в период Русской Америки (1741-1867 гг.). Новосибирск, 1991. С. 162-166.
46 NARS. RRAC. Roll. 19. Р. 621-623.
47 Pierce R.A. Op. cit. P. 153, 432-434.
48 См.: Широкий В.Ф. Из истории хозяйственной деятельности Российско-американской компании // Исторические записки. 1942. Т. ХIII(13). С. 219-220.
49 Петров А.Ю. Финансово-хозяйственная деятельность Российско-американской компании (1804-1820) // Американский ежегодник 2001. М., 2003. С. 137, 220; см. также опубликованный А.Ю. Петровым доклад В.В. Крамера общему собранию акционеров РАК 22 августа 1813 г. (Там же. С. 220-222.)
50 Мне довелось в своей недавно опубликованной статье ошибочно указать на то, что Ф.П. Врангель покинул состав ГП РАК только в 1858 г. (см.: Гринёв А.В. Динамика высшей управленческой элиты Российско-американской компании // Клио. 2002. № 3. С. 78).
51 NARS. RRAC. Roll. 19. Р. 163; Д. 22. Л. 448-448 об.; Немцы в России: Энциклопедия. М., 1999. С. 422.
52 Гринёв А.В. Динамика высшей управленческой элиты… С. 77-79.
53 NARS. RRAC. Roll. 14. Р. 357.
54 Отчет РАК ГП за 1858 год. СПб., 1859. С. 61.
55 Pierce R.A. Op. cit. P. 447.
56 NARS. RRAC. Roll. 37. Р. 320.
57 АРГО. Разр. 99. Оп. 1. Д. 78. Л. 1 об.-3 об.
58 NARS. RRAC. Roll. 7. Р. 266; Roll. 8. Р. 121; Roll. 18. Р. 103; Roll. 37. Р. 361-361 об.
59 Ibid. Roll. 61. P. 4,201; Roll. 21. P. 200 об.; Roll. 63. P. 137.
60 Ibid. Roll. 21. P. 200 об.; Roll. 33. P. 49.
61 Отчет РАК ГП за 1854 и 1855 годы. СПб., 1856. С.29; Отчет РАК ГП за 1859 год. С. 14.
62 Отчет РАК ГП за 1862 год. С. 15; Pierce R.A. Op. cit. P. 181.
63 Подсчитано по: Ивашинцов Н. Указ. соч. С. 221-245.
64 NARS. RRAC. Roll. I. P. 270.
65 Подробнее см.: Болховитинов Н.Н. Русско-американские отношения. 1815-1832 гг. М., 1975. С. 86-131.
66 NARS. RRAC. Roll. 7. Р. 7, 124, 248; Pierce R.A. Op. cit. P. 351.
67 АРГО. Разр. 99. On. 1. Д. 43. Л. 3; NARS. RRAC. Roll. 8. P. 295.
68 Блашке Э.Л. Несколько замечаний о плавании в байдарках и о лисьевских алеутах // МС. 1848. Т. 1. № 3-4. С.115-116, 120-123.
69 NARS. RRAC. Roll. 40. P. 267; Roll. 42. P. 190-192; Pierce R.A. Op. cit. P. 62-63.
70 NARS. RRAC. Roll. 59. P. 65; Отчет РАК ГП за 1853 год. С. 9, 15; Отчет РАК ГП за 1857 год. СПб., 1858. С. 12; Отчет РАК ГП за 1862 год. С. 14.
71 АВПРИ. Ф.РАК. Оп. 888. Д.6 («Портфель» № 1 Миллера, содержащий известия и выписки о мореплавании от Камчатки к островам, 1745-1775 гг.); Миллер Г.Ф. Описание морских путешествий по Ледовитому и по Восточному морю, с Российской стороны учиненных // Миллер Г.Ф. Сочинения по российской истории. Избранное. М., 1996. С. 19-126; Pierce R.A. Op. cit. P. 366-367.
72 Паллас П.С. О российских открытиях на морях между Азиею и Америкою // Месяцеслов исторический и географический на 1781 год. СПб., 1781. С. 1-150; Pallas P.S. Bericht von der in den Jahren 1768 und 1769 auf allerhochsten Befehl der russischen Monarchin unter Anfuhrung der Kapitane Krenizin und Lewaschoff von Kamtschatka nach den neuendeckten Inseln und bis an Alaska oder das feste Land von Amerika vollbrachten Seereise // Neue Nordische Beitrage. St. Petersburg; Leipzig, 1781. Bd. 1. S. 249-272.
73 Бломквист Е.Э. История изучения в России языков североамериканских индейцев (из архива МАЭ) // Из культурного наследия народов Америки и Африки. Л., 1975. С. 95; Jakobi A. Karl Heinrich Merks ethnographische Beobachtungen über die Volker Beringmeers // Baessler-Archiv. В., 1937. Bd. XX. H. 3-4. S. 113-137.
74 Pallas P.S. Zoographia rosso-asiatica, sistens omnium animalium in extenso Imperio rossico et adjacentibus maribus observatorum recensionem, domicilia, mores et descriptiones, anatomen atque icones plurimorum. Petropolis, 1811. Ill Vols.; Pierce R.A. Op. cit. P. 352-354.
75 Комиссаров Б.Н. Григорий Иванович Лангсдорф, 1774-1852. М., 1975; Он же. Г.И. Лангсдорф и Русская Америка // Русское открытие Америки: Сб. статей, посвященный 70-летию академика Николая Николаевича Болховитинова. М., 2002. С. 377-387.
76 Langsdorff G .Н. von. Bemerkungen aus einer Reise um die Welt in den Jahren 1803 bis 1807, von G.H. von Langsdorff. Frankfurt a/M., 1812. Bd. I—II.
77 См.: Материалы для истории русских заселений по берегам Восточнаго океана. СПб., 1861. Ч. 4. С. 185-192; Россия и США: Становление отношений. 1765-1815. М., 1980. С. 262-266.
78 Коцебу О.Е. Путешествие в Южный океан и в Берингов пролив… СПб., 1821. Ч. I. С. 118-119; Pierce R.A. Op. cit. P. 135-136.
79 Ивашинцов Н. Указ. соч. С. 235.
80 Pierce R.A. Op. cit. P. 355-357.
81 Ibid. P. 238, 410.
82 Kittlitz F.H. von. Denkwtirdigkeiten einer Reise nach dem russischen Amerika, nach Mikronesien und durch Kamtschatka von F.H.v. Kittlitz. Gotha, 1858. Bd. I—II.
83 NARS. RRAC. Roll. 61. P. 201; Бломквист Е.Э. Указ. соч. С. 105-106; Pierce R.A. Op. cit. P. 357.
84 Radloff L. Einige kritische Bemerkungen fiber Herrn Buschmanns Behandlung der Kinai-Sprache // Bulletin de la classe historico-philologique de Г Acad. Imperiale des Sciences de St.-Petersburg. 1858. T. XV. № 329-331. P. 257-278, 289-294; Idem. Uber die Sprache der Ugalachmut // Ibid. № 337-345. P. 25-37, 49-63, 125, 139; Idem. Einige Nachrichten über die Sprache der Kaiganen // Ibid. № 356-358. P. 305-331.
85 Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. Ф. 7 (ф. Аделунга). Оп. 1. Д. 139; Бломквист Е.Э. Указ. соч. С. 94-95, 96-110; Adelung F.P. Katharinens der Grossen Verdienste um die vergleichende Sprachenkunde. St. Petersburg, 1815.
86 См.: Grewingk С. Beitrag zur Kenntnis der orographischen und geognostischen Beschaffenheit der Nord-West-Kiiste Amerikas mit den anliegenden Inseln. St. Petersburg, 1850.
87 Варшавский С.Р. Увековеченная слава России: Топонимические следы Русской Америки на карте Аляски. Магадан, 1982. С. 49, 59-60.

Текст: © 2002 А.В. Гринёв
Опубликовано: Американский Ежегодник 2002. М., 2004. С. 180-198.
OCR: © 2006 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Гринёв А.В. «Немцы в истории Русской Америки»

В колонизации Русской Америки принимали участие не только этнические русские, но и представители других европейских и азиатских народов, включая немцев. Вклад последних в открытие и освоение этого сурового края может стать объектом специального монографического исследования. Здесь представлен лишь беглый очерк этой большой и сложной темы.
На сайте статья публикуется с разрешения автора.