Фёдорова Т. С. «Фердинанд Петрович Врангель»

Барон Фердинанд Петрович Врангель — фигура, значимая для истории России в разных аспектах и не в последнюю очередь в государственности страны. Он был не только государственным деятелем, его отличала способность мыслить по-государственному при служении Отечеству, где бы он ни был и какую бы должность ни занимал.

Родился Фердинанд (Фердинанд Фридрих Георг Людвиг) Врангель 29 декабря 1796 г. в Пскове. Происходил он из балтийско-немецкого рода XIII в. Основатели рода, прибыв из Дании, поселились в эстонской деревушке Варанга, от названия которой и произошла фамилия Врангель. С XVIII в. предки Ф.П. Врангеля состояли на русской службе1.

Мальчик рано остался сиротой и жил на попечении одного из богатых родственников. Судьба ребенка была решена после знакомства его с И.Ф. Крузенштерном. 7 февраля 1810 г. он поступил в Морской кадетский корпус, который закончил в 1815 г. первым из 99 кадетов, был произведен в мичманы и получил назначение в 19 флотский экипаж, расквартированный в Ревеле. Случайно узнав, что готовится новое кругосветное плавание на шлюпе “Камчатка” под командованием прославленного В.М. Головнина, Врангель сделал все возможное и невозможное, чтобы добиться зачисления в экипаж шлюпа. Экспедиция должна была доставить грузы на Камчатку и в Русскую Америку и произвести отдельные гидрографические работы. Кроме этого В.М. Головнину было поручено обследовать состояние дел РоссийскоАмериканской компании (РАК) и положение населения в ее колониях, так как в главное правление (ГП) РАК поступало множество жалоб на притеснение местного населения русскими промышленниками.

На “Камчатке” Ф.П. Врангель сдружился с мичманом Ф.П. Литке, гардемаринами братьями А. и Ф. Лутковскими. коллежским секретарем Ф.Ф. Матюшкиным, окончившим вместе с А.С. Пушкиным Царскосельский лицей. Тесная дружба с Ф.П. Литке сохранилась у Врангеля на всю жизнь. Ему он доверял свои самые сокровенные, а норой и крамольные мысли, с ним обсуждал наболевшие вопросы, им восхищался, ему сопереживал.

“Камчатка” покинула Кронштадт 26 августа 1817 г. и 9 июля следующего года бросила якорь в Павловской гавани о-ва Кадьяк, где В.М. Головнин произвел ревизию дел РАК. а молодые офицеры занимались гидрографическими работами. 28 июля шлюп перешел в Ново-Архангельск, столицу Русской Америки. Закончив здесь свои дела, Головнин отправился в Калифорнию, а оттуда — в обратный путь. 5 сентября 1819 г. путешественники прибыли в Кронштадт. Первое кругосветное плавание в жизни молодого мичмана Ф. Вранеля стало и первой школой океанского мореплавания, и первым опытом подхода к решению колониальных проблем, что впоследствии ему весьма пригодилось. Вскоре после возвращения он был произведен в лейтенанты и награжден первым орденом.

Опыт, полученный в кругосветном плавании, талант моряка и проявившаяся научная любознательность убеждали, что лейтенант вполне готов к самостоятельной деятельности. После недолгого отдыха Врангель был назначен начальником Колымского отряда экспедиции для обследования берегов Северо-Восточной Сибири, Северного Ледовитою океана и Чукотки. Второй отряд экспедиции (Усть-Янский) возглавил его однокашник по Морскому корпусу и друг П.Ф. Анжу. Экспедиция длилась 4 года. Выехав на санях из Петербурга в марте 1820 г., экспедиция через Сибирь прибыла в Якутск. А оттуда на вьючных лошадях Врангель отправился в Нижнеколымск.

В сложнейших климатических и природных условиях крайнего севера России, в глуши, при полном отсутствии дорог и в условиях оторванност и от ближайшего жилья Ф. Врангель вместе с Ф. Матюшкиным и штурманом 14 класса П.Т. Козьминым. который также плавал на “Камчатке”, проделал огромный объем работ. Моряки описали побережье Северного Ледовитого океана от реки Индигирки до Колючинской губы, установили, что к северу от устья Колымы и Шелагского мыса находится открытое море, нанесли на карту Медвежьи острова и о-в Айон, определили 115 астрономических пунктов, приближенно положили на карту остров, получивший позднее имя Врангеля, провели гидрографические, метеорологические. геомагнитные этнографические исследования, составили первое научное описание морских льдов2.

С врожденными, видимо, скрупулезностью и педантичностью, вполне осознавая ответственность, научную и государственную важность проводимых работ, Ф. Врангель вел подробные записи, посылал детальные отчеты генерал- губернатору Восточной Сибири, которому была подчинена полярная экспедиция, и высшим военно-морского флота и фонде Врангелей в Историческом архиве Эстонии в г. Тарту. В 1841г. увидела свет книга Ф. Врангеля о Полярной экспедиции, а затем и Прибавление к ней3.

Именно исследования Колымского отряда Врангеля окончательно решили вопрос о не соединении Азии с Америкой, а. следовательно, и о границах Российской империи на Северо-Востоке.

Ф. Врангель и П. Анжу возвратились в Петербург 15 августа 1824 г. “За полезные труды во время описи Ледовитого моря” барон Врангель был произведен в капитан-лейтенанты и награжден орденом.

Перерыв снова был кратким. 17 декабря энергичный моряк уже получил новое назначение — командиром только что построенного военного транспорта “Кроткий” — и 23 августа 1825 г. вышел на нем в Кругосветное плавание к берегам Русской Америки. Через 2 года транспорт благополучно возвратился в Кронштадт.

Хотя во время этого плавания перед Врангелем не ставилось никаких научных задач, в течение всего путешествия велись систематические метеорологические и гидрологические наблюдения. проверялось существование обозначенных на картах островов и земель, якобы виденных китобоями. Так Врангель окончательно “снял с карты” о-в Мария Ласкара, так как. проходя это место, мореплаватели не видели даже признаков земли.

По возвращении Ф. Врангель был произведен в капитаны 2 ранга и награжден очередным орденом, а вскоре избран членом-корреспондентом Императорской Академии наук, что стало признанием его научных заслуг. Прецедента этому еще не было: моряк и академик.

За время плавания барона Врангеля на “Кротком” в России произошли изменения: умер Александр I, страна была потрясена восстанием декабристов и жестокой расправой с ними, на престол вступил Николай I. Эпоха кругосветных плаваний уходила в прошлое. Весной 1828 г. Фердинанд Петрович подал прошение об отчислении с военно-морской службы на 5 лет. Через год он был назначен главным правителем колоний Российско-Американской компании в северной Америке с производством. в капитаны 1 ранга.

Эта крупнейшая в России промышленно-торговая компания была учреждена в правление Павла I указом от 8 июля 1799 г.; правила и привилегии, дарованные РАК, также утверждены императором, Компания находилась под покровительством императора и контролем государства. Императорская семья и многие видные государственные деятели являлись ее акционерами. С 1818 г. главными правителями колоний в Русской Америке назначались только офицеры российского военно-морского флота. Проблемы РАК помогали решать Морское министерство, Министерства финансов, иностранных, внутренних и духовных дел. Таким образом, хотя Российско-Американская компания представляла собой объединение акционеров, пост главного правителя колоний, главного администратора в Русской Америке, являлся высокой государственной должностью, облеченной широкими полномочиями и большой ответственностью не только перед Компанией, но и перед государством.

Перед отъездом в Русскую Америку Ф.П. Врангель женился (31 мая 1829 г.) на дочери директора училищ Эстляндской губернии барона Вильгельма Юлиуса Эмиля Россильона Елизавете Васильевне (Елизавета Теодора Наталия Каролина). 8 июля молодая чета выехала через Сибирь в Охотск, где 29 июля 1830 г. перешла на Компанейский шлюп “Уруп” и через 2 месяца прибыла в Ново-Архангельск. Врангель стал первым главным правителем, прибывшим в колонии с семьей. Эго был третий его визит в Ново- Архангельск. он знал проблемы колоний. Но теперь он приехал с другими полномочиями и на более длительный срок. За плечами нового главного правителя были не только высокие профессиональные знания, но и опыт руководства экспедицией и научные достижения, а главное — четкое понимание стоящих перед ним задач.

Дел было множество. Русская Америка всегда жила трудно. Ко времени прибытия Ф.П. Врангеля в Ново-Архангельск отправка военных судов из Кронштадта в колонии РАК практически прекратилась, что угрожало существованию русских поселений на Аляске, так как без помощи извне колонии обойтись не могли. Новому главному правителю пришлось рассчитывать только на свои способности и умение решать сложные проблемы.

В Ново-Архангельске началось обширное строительство. Эго было связано, вероятно, не только с отказом от переноса столицы колоний на о-в Кадьяк, но и с необходимостью замены обветшавших строений и создания более благоприятных условий жизни. Известный путешественник Л.А. Загоскин писал: “что только с поступления в 1830 г. главным правителем г-на барона Врангеля, первого семейного правителя, началась новая эра для колоний. Вникнув в ход дела, он. можно сказать, воссоздал Ново-Архангельск На месте обветшалых строений возвысились новые и красивые”4.

Для усиления обороны столицы от нападения туземцев в 1831-1832 гг. была возведена новая стена с деревянной башней, расположенные на ней орудия и фальконеты были направлены на примыкавшие к городу селение аборигенов. Со стороны моря Ново-Архангельск прикрывали две невысокие кирпичные стены с амбразурами для орудий.

Еще одним новшеством администрации Врангеля было введение монополии на покупку продуктов питания у индейцев, которые, в свою очередь стали закупать у РАК значительно больше товаров, что способствовало установлению мирных добрососедских отношений между русскими и туземцами.

Серьезное внимание Ф.П. Врангель уделял облегчению положения зависимого туземного населения. При слишком умеренной плате за пушнину и высоких ценах на товары, которыми оплачивали труд аборигенов, они не могли обеспечить необходимым свои семьи. Как писал Врангель за “незначительность суммы, расходуемой на алеутов, и удивительная несоразмерность оной с пользой, от них извлекаемой”5. Следствием бедственного положения алеутов было накапливание за ними долга Компании. По настоянию Врангеля Главное правление Рак списало с алеут старые долги, а в 1836 г. на треть повысило расценки на пушнину, приобретавшуюся у зависимых туземцев. Однако, списать долги с креолов ГП отказалось, ибо удержать их на работах РАК после определенного числа лет могла только долговая кабала.

Врангель ввел “необходимо нужное” правило ежегодно ревизовать отделы колоний, это делал он сам или его помощник, “и тем заставил правителей контор быть деятельнее, осторожнее и честнее”. Фердинанд Петрович писал своему другу Федору Петровичу Литке: “Уничтожил великое зло от непозволенной продажи рому… Завел компанейскую продажу в пользу служителей за умеренную цену обуви и платья и имело теперь удовольствие видеть людей одетыми тепло и опрятно”6.

Боролся главный правитель и с жестоким обычаем туземцев убивать калгов (невольников) в случае смерти тоена (старейшины). “Таковых спасшихся от жестокой казни калгов теперь двое у меня приняты в компанейскую службу. Как буду я рад, если мне удастся этот злодейский обычай вовсе у них искоренить!” — читаем в том же письме.

Уделялось внимание и улучшению здравоохранения. В 1832 г. переведена в новый дом и значительно расширена больница в Павловской гавани на о-ве Кадьяк, главный врач колоний осмотрел больных во всех туземных селениях на Кадьяке, причем тяжелые больные отсылались для

лечения в новую больницу. Благодаря мерам в области здравоохранения в 1820-х первой половине 30-х годов удалось приостановить смертность зависимого населения колоний и стабилизировать его численность.

Несмотря на положительный эффект мер социального характера, они удорожали содержание колоний, уменьшая прибыли РАК, что, естественно, вызывало недовольство директоров Компании. К тому же снизилась и добыча котиков, а это, как следствие, привело к росту цен на меха в России. В связи с этим ГП РАК потребовало расширения территории промыслов, но возобновление добычи пушнины на Курильских островах, и северо-западном побережье Америки были малоуспешны.

Ф.П. Врангель предпринял целый ряд мер для расширения промыслов: осваивалось побережье Берингова моря, закладывались новые редуты и заселения РАК, организовывались экспедиции во внутренние районы Аляски. Последнее было особенно важно в целях противодействия все усиливающемуся торговому влиянию англичан, продававших туземцам огнестрельное оружие, порох и ром.

Одновременно Врангель принял решительные меры для вытеснения иностранных конкурентов из Юго-Восточной Аляски, где к границам Русской Америки неумолимо приближались фактории компании Гудзонова залива. Эго было особенно важно в связи со скорым окончанием срока конвенций о свободе торговли и мореплавания в водах Русской Америки, заключенных Россией с США и Великобританией в 1824-1825 гг. В сентябре 1833 г. в устье р. Стикин был заложен редут Св. Дионисия, названный в честь его основателя Д.Ф. Зарембо; в мае 1834 г. русский гарнизон окончательно занял редут и не разрешил английскому судну подняться вверх по реке для основания новой фактории компании Гудзонова залива. Эго, правда, вызвало обострение русско-английских отношений и позднее России пришлось уплатить Великобритании денежную компенсацию.

“Я предвидел это намерение англичан по разным обстоятельствам и потому Зарембо было предписано не дозволить исполнить оное… Переписка наша (Врангеля и г-на Огдена, командира — Т.Ф.) препроводится в С.Петербург, а мы между тем владеем этою важною частью проливов… Напротив, если буквально принять оную (конвенцию — Т.Ф.) и позволить англичанам ходить и торговаться и строиться по всем ручьям в 30 милях от устьев, то такая уступчивость с нашей стороны была бы похожа более а глупую слабость , — писал Ф.П. Врангель Ф.П. Литке 30 января 1835 г.7

Ф.П. Врангель действовал решительно и энергично, исходя не только из интересов РАК, но, прежде всего, учитывая интересы России. Он полагал, что администрации колоний на месте гораздо виднее нужды Русской Америки, чем Главному правлению в Петербурге, и неоднократно вступал в конфликты с ГП РАК. Он всегда стремился к порядку, честности, справедливости и самостоятельности. В письме в Главное правление от 10 апреля 1834 г. он спрашивал директоров: “в звании главного правителя колоний должен ли я исполнять все предписания директоров, безусловно, нисколько не соображаясь с местными и часто изменяющимися обстоятельствами? Оскорбительные замечания, основанные на явном незнании и неведении обстоятельств колониальных, считают ли директоры за обиду мне или они от меня требуют совершенного к ним равнодушия? Приняв приглашение директоров посвятить 5 лет моей службы колониям, я думал найти более справедливости”8.

Ф.П. Врангель четко видел изнутри недостатки в деятельности Главного правления и резко его критиковал. ГП требовало увеличения добычи пушнины не разрешало покупать нужные колониям товары у иностранцев за шкуры котиков. В го же время колонии не получали из России товары, нужные для обмена на пушнину у туземцев. Прежде всего это были одеяла, которые пользовались большой популярностью у аборигенов. ГП же считало, что по-прежнему можно покупать меха на корольки и бисер. Кроме того, иностранцы платили за пушнину дороже и более качественными товарами, создавая серьезную конкуренцию русским. Врангель неоднократно писал об этом директорам, не получая должного ответа.

Свое мнение о ГП РАК. все накопившиеся по его адресу мысли он изливал в письмах к другу.

“Ух это Главное правление! — писал он Литке 4 февраля 1834 г. — Оно много крови мне испортило… каким-то враждебным духом против меня оно напиталось, но главнее всего вред, какой оно наносит колониям, меня из терпения выводит”. Только Федору Петровичу Литке Ф.П. Врангель доверил слова, с которыми ему хотелось бы обратиться к акционерам РАК. Он разоблачал бездеятельность, жадность, невежество, множество пустых трат директоров Компании, вместо помощи колониям. “Уверяю вас, — писал Врангель, «по России бросается и утаивается столько же, сколько на содержание части колоний потребно, а вред, наносимый колониям, соделается со временем смертоносным ударом для всей Компании… Директоры ваши имеют только слух и чувство, когда пишут им о высланных промыслах, а совершенно глухи и нечувствительны как истуканы или болваны, когда дело идет об улучшениях в состоянии здешних жителей.” Фердинанд Петрович упрекал директоров, что те не присылают товаров для торговли, и огромный каптал в виде ценных мехов уходит иностранцам. “Польза Компании, т.е. прочная польза оной для директоров совсем сторонний предмет, они хотят высосать кровь, оставить жертву в издыхании и укрыться самим в лес!”9. Достаточно резко и откровенно он писал и официальные донесения ГП РАК, ревностно добиваясь укрепления позиций России в северной части Тихого океана.

Раз в год главный правитель на несколько месяцев отправлялся в плавание для обозрения колоний, побывал он и в Крепости Росс в Калифорнии. На о-ве Ситха была организована метеорологическая и магнитная обсерватория, регулярно производились метеорологические, астрономические, гидрографические наблюдения. Результатом пребывания Ф.П. Врангеля в Русской Америке стали серьезные научные труды по этнографии, статистик, состоянию края10.

24 ноября 1835 г. Ф.П. Врангель с семьей покинул Ново-Архангельск и через Мексику, где провел переговоры с Мексиканским правительством, Нью-Йорк и Гавр возвратился в Петербург 4 июня 1836 г.

Через месяц он был произведен в контр-адмиралы, получил награды и должность члена общего присутствия Кораблестроительного департамента Морского министерства, а еще через месяц, 5 августа был назначен и. д. директора Департамента корабельных лесов, с 1847 г. стал директором этого департамента. Верный себе, он с полной ответственностью отнесся к работе в весьма важном для парусного флота учреждении: постоянно совершал длительные поездки для осмотра состояния корабельных лесов, рощ. лесничеств, пристаней, дубовых лесов на о-ве Эзель и сосновых лесных дач в Эстляндской губернии и др.; изучал действия контор по доставке леса, деятельность различных комиссий и чинов, подведомственных департаменту.

В то же время Врангель продолжал заниматься делами РАК. В 1839 г. он был командирован в Берлин, где 3 марта подписал с представителями Гудзонской компании контракт о сдаче ей в аренду части русских владений в Северной Америке, что решало вопрос о снабжении российских колоний продовольствием. В 1838 г. совместно с адмиралом И.Ф. Крузенштерном организовал экспедицию, которая описала северное побережье Аляски. В 1842-1844 гг. при его содействии состоялась экспедиция Л.А. Загоскина во внутренние районы Аляски. В 1840-1849 гг. Врангель состоял главным директором РАК11.

В 1843 г. Фердинанд Петрович представлял Морское министерство в Комитете при Главном управлении путей сообщения и публичных заданий, задачей которого была разработка плана устройства путей сообщения в империи.

Государственные дела Ф.П. Врангель сочетал с общественной и научной деятельностью. В первой половине 1844 г. Ф.П. Литке, Ф.П. Врангель и К.М. Бэр разработали проект организации и устав Русского географического общества, одобренные правительством. 7 октября 1845 г. состоялось первое собрание членов РГО, на котором Врангель был избран председателем отделения общей географии. Немного раньше за “Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю…” он был удостоен высшей награды Академии наук — Демидовской премии.

26 ноября 1847 г. Ф.П. Врангеля произвели в вице-адмиралы, но 26 января 1849 г. его энергичная и полезная деятельность была прервана из-за разногласий с начальником Главного морского штаба е.и.в. князем А С. Меншиковым. Врангель подал в отставку и удалился в эстонское имение Руиль, недалеко от г. Раквере.

Отдых продолжался больше 5 лет. Только 8 сентября 1854 г. он был вновь принят на службу и назначен директором Гидрографического департамента, 10 ноября возглавил Комитет для пересмотра морских уголовных постановлений. В 1855 г. к этим должностям добавились еще две: председателя Морского ученого комитета и инспектора штурманов Балтийского флота.

18 мая 1855 г. Фердинанд Петрович Врангель был назначен управляющим морским министерством, членом Государственного Совета и Комитета министров и председателем в Адмиралтейств-совете в отсутствие генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича.

Крымская война показала, что эпоха парусного флота закончилась: несмотря на героизм российских моряков, парусный флот не мог противостоять винтовым судам европейских держав. Россия нуждалась в техническом перевооружении флота и реформе морских административных учреждений. Все эти преобразования легли на плечи великого князя Константина, который 23 февраля 1855 г. был назначен “управлять как флотом, так и Морским министерством и сим последним на правах министра”12. Ему нужны были знающие, энергичные и верные помощники, чем и объяснялось в значительной степени возвращение на службу Ф.П. Врангеля и назначение его управляющим Морским министерством, которому теперь были поручены все хозяйственные дела13.

В 1856 г. к имеющимся обязанностям Ф.П. Врангеля добавились новые: он был назначен членом Сибирского комитета. Комитета для соображения средств к защите берегов Балтийского моря, председателем Комитета для изыскания средств к развитию купеческого флота. 15 апреля Врангель был пожалован в генерал-адъютанты и 26 августа произведен в адмиралы.

Здоровье знаменитого мореплавателя и государственного деятеля не выдержало постоянного напряжения, и 27 июля 1857 г. он вынужден был оставить пост управляющего морским министерством, не дождавшись окончания первого этапа реформ (1860), но успев принять участие в реорганизации Депо карт, библиотеки и типографии, преобразовании журнала «Морской сборник», выходившего с 1848 г., в официальный орган Морского министерства. Ф.П. Врангель был также инициатором создания Морского технического комитета и учредил Эмиритальную кассу.

Барон уехал на лечение за границу, а, вернувшись, в 1859 г. вошел в состав комиссий по рассмотрению отчетов Морского министерства за 1856— 1858, 1859 и 1860 гг. 22 октября 1859 г. он был назначен присутствовать в Департаменте гражданских и духовных дел Государственного Совета. Однако здоровье не улучшалось, и 11 июля 1864 г. почетному члену Петербургской Академии наук (1855) разрешено было присутствовать только в общем собрании Госсовета. Он был уволен в заграничный отпуск, а 5 апреля 1899 г. в отпуск “впредь до выздоровления”. Вернувшись в Россию жил в имении Руиль.

Скончался Фердинанд Петрович 25 мая 1870 г. у брата в Дерпте, похоронен в своем имении (поселок Виру-Яагупи Ракверского района Эстонии).

Фердинанд Петрович Врангель был награжден всеми высшими орденами России, его именем названы многие географические пункты в Охотском, Баренцевом и Карском морях, в архипелаге Александра у Тихоокеанского побережья Северной Америки14. Барон Ф.П. Врангель вошел в историю как знаменитый мореплаватель, совершивший три кругосветных плавания, талантливый ученый и выдающийся государственный деятель Российской империи.

Примечания

1 Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи 1802 — 1917. Биобиблиографический справочник. СПб., 2002. С. 162-164. Пасецкий В.М. Фердинанд Петрович Врангель. М, 1975. с. 13.
2 Болгурцев Б.Н. Корякин В.И. Русская Америка СПб., 2002. С. 211-212
3 Врангель Ф. Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю, совершенное в 1820, 1821, 1822 1823 и 1824 годах экспедицией под начальством флота лейтенанта Ф.П. Врангеля. СПб., 1841; М.-Л., 1948 Прибавление к “Путешествию по северным берегам Сибири…” СПб.. 1841.
4 Загоскин Л.А. Путешествия и исследования лейтенанта Лаврентия Загоскина в Русской Америке в 1842-1844 гг. М, 1956. С. 367.
5 Русская Америка в неопубликованных записках К.Т.Хлебникова. М., 1979. С.248-249.
6 ИАЭ. Ф. 2057. Oп. 1. Д 444. Л. 51 об — 52
7 Там же. Л. 72 об — 73 об.
8 РГАВМФ. Ф. 1375. Oп. 1. Д. 36. Л. 43.
9 ИАЭ. Ф. 2057. Oп. 1. Д 444. Л. 57-60.
10 Более подробно см.: Шилов ДН. Указ соч. С. 162 — 164. Болгурцев Б.Н. Корякин В.И. Указ. соч. С. 209-217.
11 АВПРИ. Ф. РАК. Д 351. л. 211-214.
12 Общий морской список. Ч. IX. СПб., 1897. С.6.
13 Государственность России. Словарь — справочник. Кн.З. М., 2001. С. 139.
14 Шилов Д.Н. Указ соч. С. 160-164. Масленников Б. Морская карта рассказывает. М., 1973. С.63-64.

Текст: ©2004 Т.С. Фёдорова
Опубликовано: Немцы в государственности России. СПб., 2004. С.192-200.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Фёдорова Т. С. «Фердинанд Петрович Врангель»

Статья о российском государственном деятеле, путешественнике, Главном правителе Русской Америки в 1830-1835 годах, директоре Российско-американской компании Фердинанде Петровиче Врангеле