Вопросы стратегии и тактики в гражданской войне в США (1861-1865 гг.)

Гражданская война в США внесла много нового в способы ведения вооруженной борьбы. В настоящей статье освещаются вопросы соотношения политики и военной стратегии, строительства армии и флота, особенности их тактического использования  Севером и Югом.

Гражданская война в США — одна из немногих войн прошлого, получившая наиболее полное освещение в военно-исторической литературе. Первостепенное значение для изучения гражданской войны в США имеют труды классиков марксизма, в которых раскрыты подлинный характер этой войны и ее движущие силы, определено влияние политических целей борьбы на военную стратегию.

К. Маркс и Ф. Энгельс исследовали соотношение экономического, морального и военного потенциалов воюющих сторон и показали, что Север во всех отношениях превосходил своего противника, обладал высокоразвитой промышленностью, способной обеспечить армию и флот совершенным по тому времени вооружением и снаряжением, имел огромные преимущества в людских ресурсах. По первоначальным и минимальным подсчетам Энгельса, Север легко и в короткий срок мог поставить под ружье полмиллиона человек, в то время как южане могли вооружить не более 250 тыс. человек. Север обладал большим морально-политическим преимуществом: с самого начала войны симпатия и поддержка широких народных масс были на стороне правительства Линкольна.

Классики марксизма высоко оценивали моральные качества северян, сражавшихся против рабства. «Что же касается качественного соотношения тех и других солдат, — писал Ф. Энгельс, — то нет никакого сомнения, что северяне физически и морально значительно превосходят южан»1.

Важное методологическое значение имеют высказывания Маркса о том, что при определении перспектив войны нельзя ограничиваться только ее чисто военными аспектами. В письме Энгельсу, который из-за ряда поражений северян начинал сомневаться в возможности их победы, Маркс отмечал: «Мне кажется, что твой взгляд немножечко слишком сильно определяется чисто военным взглядом на вещи»2. «…История скоро примет иной оборот,— писал Маркс Энгельсу 7 августа 1862 г. — Север, наконец, начнет вести войну всерьез и прибегнет к революционным средствам, устранив от руководства людей из пограничных рабовладельческих штатов. Даже один только полк, составленный из негров, окажет поразительное действие на нервы южан»3.

Маркс и Энгельс всесторонне охарактеризовали политических и военных деятелей южных и северных штатов, обстоятельно разобрали важнейшие кампании, сражения, бои, дав замечательный пример научного исследования боевых действий.

Для правильного понимания природы гражданской войны в США важное значение имеют работы В. И. Ленина, в частности его «Письмо к американским рабочим», в котором Владимир Ильич высоко оценивал подвиг американского народа и в особенности рабочего класса в борьбе против рабства4.

Исследуя ход гражданской войны в США, нельзя пройти мимо высказываний ряда русских революционеров-демократов — современников этой войны. Горячо сочувствовал борьбе американского народа против рабовладельцев Н. Г. Чернышевский. Он верно определил кажущуюся на первый взгляд боевую активность южан, показал, что в основе ее лежали привходящие моменты, ставка на авантюризм, вероломство, угрозы, обман. «А впрочем… — писал он, — ведь только на отчаяннейшей заносчивости и была основана возможность успеха: в самих хлопчатобумажных штатах сецессионисты были бы отброшены в ничтожество опомнившимся большинством, если бы не торопились ковать железо, пока горячо»5.

Общий ход гражданской войны, а также частные ее стороны освещены в работах многих военных историков и теоретиков. Значительное внимание этой войне уделяла русская дореволюционная военная историография.

Известный научный интерес представляет до сих пор, например, военно-исторический очерк И. Гаусмана «Война в Соединенных Штатах Америки 1861 —1865 гг.»6. На основе официальных документов периода войны автор очерка анализирует способы использования воюющими сторонами новых по тому времени видов оружия, таких, в частности, как нарезная артиллерия, броненосные корабли, морские мины, а также применение телеграфа, сигнализации.

Гаусман подробно рассматривает ход строительства укреплений, отмечает большое влияние этих укреплений на тактику оборонительного и наступательного боя. Причем он подчеркивает широкое использование американцами опыта фортификационных работ, накопленного русскими войсками во время обороны Севастополя.

Заслуживают внимания и работы Н. Данилова «Эпизод из Североамериканской войны 1861 —1865 гг.»7 и Н. Сухотина «Рейды и поиски кавалерии во время Американской войны 1861 —1865 гг.»8, посвященные вопросам боевого применения конницы. Особенно обстоятельно раскрывает возросшее значение мобильных сил в гражданской войне Н. Сухотин. Он исследует методы планирования и подготовки кавалерийских рейдов по нарушению сообщений противника, по уничтожению средств связи, железных дорог, тыловых баз.

Представляет значительный интерес труд Э. Энгмана9, в котором рассмотрены способы боевого использования речных флотилий, их организация и вооружение. Автор убедительно показал, что благодаря речным флотилиям армия Севера во многом избавилась от обозов, сковывавших действия войск, значительно повысилась мобильность сухопутных войск.

Вопросы стратегии и тактики периода гражданской войны в США нашли освещение и в советской военно-теоретической литературе. Б. Шапошников10, впоследствии Маршал Советского Союза, в капитальном труде «Конница» изложил некоторые стороны боевого применения кавалерии в борьбе Севера с Югом. Строительство речных флотилий, их стратегическое и тактическое использование в американской войне было обстоятельно исследовано А. Саковичем11 и Д. Уайтом12.

Значительное место гражданской войне в США отвел в труде «Обзор главнейших кампаний и сражений парового флота в связи С эволюцией военно-морского искусства»13 советский военный историк М. А. Петров, который рассматривает войну между северянами и южанами как один из важнейших этапов в развитии тактики броненосного флота. Адмирал флота И. С. Исаков14 всесторонне разобрал опыт борьбы флота с приморскими крепостями.

Политико-экономические и военные аспекты гражданской войны нашли отражение на картах первой части военно-исторического тома Морского Атласа и текстового приложения к нему15. В этом труде военные действия на суше и море освещаются не обособленно друг от друга, а в единстве и взаимосвязи, благодаря чему читатель получает отчетливое представление о войне в целом и ее частных проявлениях.

Гражданская война в США освещена в учебниках и учебных пособиях по истории военного и военно-морского искусства16. Общих вопросов стратегии касаются также многие советские историки. Эти проблемы, в частности, рассматриваются в работе профессора А. В. Ефимова17, основанной не только на привлечении документального материала, но и на последних исследованиях американской историографии.

Размахом боевых действий, остротой классовой борьбы гражданская война в США привлекла внимание большого числа историков Европы. Шотландец Флетчер18  — непосредственный участник событий — обстоятельно исследовал ход борьбы сторон, подготовку и осуществление операций на сухопутных фронтах и боевые действия на море. Работа Флетчера написана на основе личных наблюдений и документальных материалов, заимствованных из официального собрания документов «Отчет о восстании и официальные донесения Конфедерации», а также из отчета Мак Клеллана, документов конгресса Конфедерации и других официальных источников.

Француз В. Руссильон, также принимавший участие в войне, изучал проблемы экономического обеспечения войны, опыт использования железных дорог, телеграфа, проблемы стратегического руководства19. Английский историк Ч. Бойтон посвятил свой. объемистый труд исследованию боевых действий флотов в годы гражданской войны20.

Большую ценность представляют документальные издания, например крупнейшие из них: 128-томная публикация документов «Гражданская война: Сборник официальных отчетов о действиях армий Федерального Союза и Конфедерации»21. B нее включены донесения, рапорты, отчеты о кампаниях и сражениях, переписка между различными учреждениями и лицами, статистические сведения по вопросам боевой деятельности войск и их материально-технического обеспечения. Упомянутый труд содержит также некоторые материалы по тактике родов войск, планированию и организации боевых действий сухопутных частей, соединений. Вопросы строительства, организации флотов, их стратегического и тактического использования находят отражение в «Официальных отчетах о действиях флотов Федерального Союза и Конфедерации в гражданской войне»22.

Нельзя получить полное представление о гражданской войне в США и без знакомства со многими другими документальными изданиями, касающимися частных вопросов вооруженной борьбы Севера и Юга. О важнейших событиях войны, принципах руководства ею рассказывает, например, опубликованный обширный документ «Доклад Комитета по ведению войны»23. Разбор деятельности гражданской администрации дается в работах «Военная политика Соединенных Штатов»24, «Американская военная политика, ее развитие с 1775»25. Большой познавательный материал о потерях во время гражданской войны содержит исследование Р. Ливермура26  «Численность войск и потери в гражданской войне в Америке». Динамику роста вооруженных сил, материальную дену побед и поражений сторон, эффективность боевого применения тех или иных боевых сил и средств позволяют также проследить работы, посвященные подготовке офицерских кадров, совершенствованию системы управления войсками и флотом и т. д.27

О   гражданской войне в США написаны десятки томов мемуарной литературы. Труды непосредственных участников войны, несмотря на субъективность при оценке тех или иных событий, при критическом отношении к ним, помогают лучше уяснить проблемы стратегии и тактики в вооруженной борьбе капиталистического Севера против рабовладельческого Юга28.

Гражданская война в США и в наше время находится в центре внимания американских историков. Важнейшие события, причины и ход ее, разумеется, не одинаково трактуются в работах современных историков США. Подлинно научным подходом к изучаемому вопросу, марксистским анализом обстановки, сил воюющих сторон отличается книга У. Фостера «Очерк политической истории Америки», один из разделов которой посвящен гражданской войне в США.

В отличие от работ прогрессивных историков в американской буржуазной военно-исторической литературе, особенно после второй мировой войны, легко прослеживается стремление дать неправильную картину событий 1861 —1865 гг., тенденция к пересмотру существовавших оценок деятельности ряда генералов и военачальников периода гражданской войны в США. Наиболее ярко эта тенденция проявляется в отношении Мак Клеллана, выделявшегося, как известно, консервативными взглядами, связями с рабовладельцами Юга, отрицательным отношением к революционным методам ведения войны.

Только за последние 20 лет о Мак Клеллане опубликованы десятки объемистых трудов. Из всех историков, писавших о генерале Мак Клеллане, едва ли не больше других отступает от исторической правды историк из штата Луизиана В. В. Хасслер. Мак Клеллан — великий полководец, неоцененный и несправедливо непризнанный, — вот главная идея, пронизывающая всю его книгу с начала до конца. «Более глубокое изучение событий, — пишет Хасслер, — показывает, что вопреки мнению большинства авторов, Мак Клеллан был не только наиболее способным организатором, но также и стратегом и тактиком высшего класса по сравнению с другими выдающимися генералами обеих сторон»29.

Многие буржуазные ученые и публицисты США, искажая правду о гражданской войне, незаслуженно приписывают все победы в борьбе Севера против Юга только таланту военных руководителей, оставляя народ на втором плане. В связи с общим усилением милитаристской пропаганды в США за последнее время особенно широко прославляются отдельные генералы, адмиралы, офицеры периода гражданской войны30.

Опыт гражданской войны широко используется для воспитания воинственного духа у американской молодежи, а также для военно-теоретической подготовки офицерского корпуса, студентов гражданских учебных заведений. Этой цели служит недавно вышедший в свет военно-исторический труд «Атлас американских войн»31, в котором на 137 картах и пояснительных текстах к ним отображены сражения, бои и отдельные эпизоды войны 1861—1865 гг. В атласе, составленном кафедрой военного искусства Военной академии, рассматриваются действия главным образом на сухопутных фронтах гражданской войны.

* * *

Столкновение в гражданской войне в США двух социальных систем — системы рабства и системы наемного труда —  предопределило особенности стратегии и тактики сторон. История этой войны служит ярким свидетельством возрастающего влияния политических целей воюющих сторон на их стратегию и тактику.

Война, которую вели плантаторы Юга, была несправедливой, «захватнической войной, войной за распространение и увековечение рабства»32. Политические цели Конфедерации в войне ограничивали возможности ее стратегии. К тому же южные штаты уступали северным в численности населения, развитии промышленности.

Превосходство не только в экономике, но и в людях было на стороне северных штатов. Приведенная ниже таблица дает представление о состоянии мобилизационных резервов воюющих сторон по данным на I860 г.33

Север Юг
Всего населения . . . 20 700 000 9 105 000
 Мужчин призывного возраста (только белых)  2 582 678   791 000

Обладая ограниченными экономическими и моральными ресурсами, правительство Конфедерации рассчитывало воспользоваться благоприятной международной обстановкой для достижения своих стратегических целей. Лидеры рабовладельцев возлагали большие надежды на Англию, правящие круги которой не только сочувствовали южанам, но и всячески поощряли рабовладельческие штаты в их стремлении к отделению от (Союза и развязыванию гражданской войны. Экономическое и политическое развитие северных штатов требовало ликвидации рабства, тормозившего рост производительных сил, установления более прогрессивного общественного строя и укрепления новых социальных порядков.

Для уничтожения позорной рабовладельческой системы необходимы были революционные методы борьбы, привлечение широких народных масс, активные и решительные действия с целью сокрушения военной силы южных штатов.

Громадное потенциальное превосходство северян позволяло, им решить исход борьбы путем мощных сосредоточенных ударов, направленных на глубокое проникновение в тыл противника, расчленение его территории, захват жизненных центров.

Гражданская война в США во многом не походила на предшествовавшие войны. «Огромные размеры территории,— писали К. Маркс и Ф. Энгельс, — из-за которой идет борьба; большая протяженность фронта операционных линий; громадные массы неприятельских армий, при создании которых вряд ли можно опереться на какую-нибудь ранее существовавшую организационную базу; баснословные расходы на содержание этих армий; способ руководства ими и общие тактические и стратегические принципы ведения войны — все это совершенно ново для европейского наблюдателя»34. «В войне широко использовались конница, фортификационные укрепления, железные дороги, телеграф, аэростаты, чего не было до этого. В эти же годы впервые применяются мониторы, торпеды, даже сама организация пехотных соединений была значительно усовершенствована в соответствии с требованиями боя»35.

К началу войны противники не имели достаточного числа обученных солдат и офицеров. Регулярная армия Соединенных Штатов до 1861 г. насчитывала менее 20 тыс. человек. Она состояла из 10 пехотных, пяти кавалерийских и четырех артиллерийских полков. Одной из главных задач регулярных войск было держать в повиновении индейские племена. Части были разбросаны по всей стране, преимущественно у выходов из Скалистых гор.

К началу войны флот северных штатов имел в своем составе 90 кораблей, в том числе один паровой линейный корабль, пять винтовых фрегатов, 20 корветов. Остальные суда — парусники и транспорты. Личный состав насчитывал 7600 матросов и офицеров. В составе флота северян не было бронированных кораблей. Что касается паровых судов, то они обладали низкими мореходными качествами и могли быть использованы лишь в прибрежных районах. Южане же начали войну, не имея военного флота.

В ходе войны воюющие стороны решали трудную задачу строительства военно-морского флота. Обладая ограниченными экономическими возможностями, южане, разумеется, не могли рассчитывать на строительство большого количества кораблей. Поэтому «единственным исходом для них, — как отмечает известный английский военно-морской историк Вильсон,— было изобрести суда чрезвычайной силы, требовавшие для управления ими небольшого числа людей, и которые, по возможности, давали бы команде наилучшую защиту»36.

Стратегическую установку для южан при определении типа боевого корабля сформулировал морской министр Конфедерации Маллори. Он писал: «Неравенство сил может быть возмещено неуязвимостью. Не только экономия, но и успехи на море говорят нам о мудрости и целесообразности борьбы железа с деревом, невзирая ни на какие расходы»37. Маллори указывал далее, что блиндированное железом судно может бороться с бесчисленным количеством фрегатов противника, но если южане пошли бы по линии строительства деревянных судов, то последние стали бы жертвой многочисленных деревянных судов северян.

Таким образом, южане правильно оценили значение броненосных судов, впервые примененных французами в 1855 г. для обстрела Кинбурна. Первым броненосцем южан стал фрегат «Виргиния» («Мерримак») водоизмещением 3500 т (вооружение — 40 орудий, скорость хода не более 7 узлов). Борта броненосца были обшиты дубовыми досками, на которых крепились железные плиты толщиной в восемь дюймов с наклоном в 45°, причем значительная часть судна не имела броневой защиты. Артиллерия «Мерримака» располагалась в портах (14 орудий), в батареях (10 орудий), на носу и корме — по два семидюймовых нарезных орудия. Благодаря такому размещению артиллерии броненосец мог вести огонь на любых курсовых углах. Несмотря на свое несовершенство «Мерримак» в руках южан на первых порах был грозным оружием.

Северяне также усиливали свой флот. В октябре 1861 г. они приступили к постройке броненосца «Монитор» по проекту инженера — шведа Эриксона. «Монитор» уступал броненосцу южан по водоизмещению и количеству артиллерии, но превосходил последний мощностью брони. «Монитор» имел водоизмещение 1250 т, длину 56,4 м, ширину 12,5 м, осадку 3,65 м, возвышение над ватерлинией 61 см. Толщина бортовой брони равнялась 130 мм. Вооружение состояло из двух 11-дюймовых орудий, установленных во вращающейся башне. Кроме этой башни, над палубой выдавалась только маленькая рубка38.

Вращающаяся башня, расположенная в диаметральной плоскости корабля, повышала его остойчивость и позволяла вести круговой обстрел. Существенным недостатком «Монитора» были слабые мореходные и маневренные качества.

Наряду с «Монитором» северяне в 1861 г. начали строить броненосные корабли — корвет «Галена», фрегат «Нью Айронсайд», а также корабли других типов. Их флот рос количественно и совершенствовался в качественном отношении. За сто дней они построили 8 броненосных лодок общим водоизмещением в 5000 т. В конце 1861 г. северяне имели 204 корабля, через год — 472, а еще через год — 588. В конце войны общее количество кораблей флота федерального Союза было доведено до семисот. В ходе войны ядром флота становятся броненосные корабли.

Серьезные трудности встали перед военным командованием северян, и в меньшей мере южан, в деле комплектования вооруженных сил. Почти все кадровые офицеры США имели достаточную военную подготовку. Из 1036 офицеров регулярной армии, служивших до начала войны, 684 были выпускниками общевойскового училища Вест-Пойнт39. Это было аристократическое учебное заведение, для поступления в которое требовались рекомендации губернаторов штатов, сенаторов, президента. Так как в течение многих лет высшие правительственные должности занимались государственными деятелями южных штатов, то большое количество командного состава регулярной армии оказались уроженцами Юга. Когда южные штаты вышли из Союза, эти офицеры, за малым исключением, подали в отставку, чтобы затем присоединиться к мятежникам. С 4 марта по 1 июля 1861 г. только во флоте так поступили 259 офицеров40. Все это весьма обеспокоило правительство Линкольна. В представленном конгрессу в июле 1861 г. докладе военного министра значительное место отводилось критике системы отбора и подготовки офицерских кадров в Вест-Пойнте, в результате чего многие офицеры регулярной армии приняли сторону восстания.

Политическое и военное руководство Севера медленно находило новые организационные формы строительства вооруженных сил, отвечающих особенностям массовых армий. Оно оказалось неспособным быстро оценить характер и масштабы предстоящей борьбы. «Север выступил на арену военных действий неохотно, — отмечал Энгельс, — вяло, как этого и следовало ожидать при его более высоком промышленном и торговом развитии». Основная стратегическая установка заключалась в том, чтобы на первых порах ограничиваться обороной на всех решающих пунктах, организовать свои силы, тренировать их посредством мелких операций, не втягиваясь в решительные бои, с тем чтобы потом, когда организация будет достаточно укреплена, «а армия более или менее очищена от предательских элементов, перейти в энергичное неустанное наступление и прежде всего отвоевать Кентукки, Теннесси, Виргинию и. Северную Каролину»41.

Правительство Линкольна опубликовало 15 апреля (через 3 дня после фактического начала боевых действий южанами) воззвание о мобилизации 75 тыс. добровольцев всего лишь на трехмесячную службу. Каждый штат обязан был выставить определенное число полков по 780 солдат и офицеров42.

Воззвание правительства вызвало среди населения большой подъем. «Призыв Линкольном 75 тыс. человек был услышан повсюду в Северных штатах»43. На призыв явилось свыше 300 тыс. человек.

Особый энтузиазм царил в те дни в промышленных центрах. «В ответ на призыв Линкольна, — писал Уильям З. Фостер, — рабочие многих мастерских, а также профсоюзные организации поголовно ушли добровольцами в армию»44.

Несостоятельны поэтому попытки отдельных буржуазных историков принизить роль народных масс и поддержку рабочими и фермерами демократических мероприятий правительства.

Уже к концу мая 1861 г. благодаря энтузиазму масс комплектование армии было почти завершено. Однако командование не сумело в сжатые сроки организовать военное обучение добровольцев. Обучение проводилось кое-как в течение трех-четырех недель. Дисциплина в частях была крайне низка.

Силы Севера группировались следующим образом: армия генерала Мак Доуэля (35 тыс. человек) находилась в окрестностях Вашингтона, отряд генерала Петерсона (18 тыс. человек)45 — близ Мартинсбурга в северной части долины реки Шенандоа и армия генерала Мак Клеллана (20 тыс. человек) — в штате Огайо. В развертывании сил Севера, рассредоточенных на трех операционных направлениях, нетрудно заметить основу стратегического плана, сводившегося к тому, чтобы окружить и сдавить восставшие штаты.

В отличие от правительства Севера мятежники более энергично готовились к войне. Немалую помощь им оказал президент Бьюкенен, который до истечения срока своих полномочий сумел перебросить на Юг значительную часть регулярных войск, боеприпасов, артиллерии.

28 февраля 1861 г. временное правительство мятежников в Монтгомери постановило взять в свое распоряжение все силы Конфедерации. 6 марта правительство передало в распоряжение президента Конфедерации милицию, регулярные войска и флот, а также последовало решение набрать армию в 100 тыс. человек.

Армия мятежных штатов строилась, по существу, как сословно-военная организация: офицеры и солдаты — рабовладельцы — прибывали на службу в сопровождении слуг-рабов. Командирами соединений и частей назначались в большинстве случаев офицеры регулярных войск.

В целом армия южан была подготовлена к войне лучше, чем войска северян. «Олигархия Юга, — писал Ф. Энгельс Вейдемейеру, — заранее подчинила своему руководству немногочисленные военные силы страны, она поставляла офицеров и к тому же завладела арсеналами. У Севера не оказалось никаких воинских кадров, кроме милиции, между тем как Юг готовился в течение ряда лет»46.

Однако командование армии мятежных штатов учитывало, что общее превосходство в силах на стороне северян. В начале войны оно делало ставку на истощение северян путем оборонительных действий, чтобы затем, опираясь на поддержку Англии и Франции, нанести сокрушительный удар противнику и победоносно закончить войну. «Оборона, а не открытый вызов — девиз молодой республики; ее правители всегда считали, что рано или поздно европейские государства начнут интервенцию в их интересах»47.

В соответствии с этой установкой к маю 1861 г. было произведено стратегическое развертывание войск южан. Армия генерала Борегара (20 тыс. человек) расположилась в Виргинии, недалеко от Вашингтона, отряд Джонстона (9 тыс. человек)48 — в долине реки Шенандоа у Винчестера. Между группировками был разрыв 50 км. Однако наличие на театре военных действий развитой сети железных дорог и телеграфной связи позволяло осуществлять тесное взаимодействие группировок. Последним словом тактического искусства в США считалось построение первой линии в сомкнутом строю, второй — в батальонных колоннах. Офицеры были слабо подготовлены даже в области управления подразделениями, частями, не говоря уже о руководстве стратегическом49.

Несостоятельность старых стратегических и тактических принципов ведения войны в условиях, когда армии стали многочисленнее, когда значительно повысилась меткость и скорострельность огня, была доказана уже в первом серьезном боевом столкновении северян с южанами близ станции Манассас.

В середине июня 1861 г. генерал Мак Доуэл выдвинул свою армию к станции Манассас, куда подошла к этому же времени армия Борегара. Замысел военного командования Севера сводился к тому, чтобы воспрепятствовать соединению двух армий противника, сковав силами отряда Петерсона войска генерала Джонстона, и нанести главный удар по армии Борегара, прикрывающей Ричмонд. Однако этому замыслу не суждено было осуществиться.

17 июля войска генерала Мак Доуэла перешли в наступление одновременно по всему фронту. Армия двигалась четырьмя колоннами, каждую из которых составляла дивизия. Одна дивизия находилась в резерве. Когда фронтальные действия не дали желаемых результатов, командование северян сделало попытку обойти противника с флангов. Однако в критические минуты боя, когда левый фланг южан начал отходить, к ним по железной дороге прибыло подкрепление. Положение было восстановлено, а затем войска мятежников пошли в контратаку. Результаты оказались самые неожиданные: армия северян отошла в беспорядке, открыв дорогу на Вашингтон.

Но южане не сумели развить успех. Они надеялись, что противник и без того пойдет на все их условия. Плантаторы в то же время боялись возможных выступлений негров в тылу, не решились преследовать противника50, что во многом предрешило дальнейшие события.

Первая попытка наступательной операции Севера закончилась провалом. Многие стали понимать, что разгромить войска рабовладельцев не так легко, как казалось раньше. Выявилось самое слабое место северян —неумение хорошо подготовить и использовать людские силы и материальные средства для крупных военных операций.

Несмотря на то что на поле боя в широких масштабах применялось нарезное оружие, появилось дальнобойное магазинное ружье, американские генералы и офицеры в ряде случаев мыслили категориями линейной тактики XVIII в.

Боевые действия, как правило, не завершались преследованием. Вполне справедлива поэтому оценка искусства командования обеих сторон в битве близ Манассас, данная в работе «Американские кампании» автором Стилом, который утверждал: «Все историки согласны, что тактика и северян и южан была плоха»51.

Поражение правительственных войск вызвало бурю негодования среди широких народных масс Севера. Под натиском общественного мнения правительство Линкольна осуществило ряд мер, направленных на усиление армии. Конгресс вотировал призыв 500 тыс. добровольцев на три года службы.

Население с большим энтузиазмом встретило и этот акт. В войска пришло немало преданных офицеров, готовых отдать все свои знания делу победы над мятежниками. Именно летом 1861 г. удалось наконец получить назначение Гранту, впоследствии известному генералу.

К концу 1861 г. северяне имели армию в 600 тыс. человек. К этому времени была усовершенствована организация вооруженных сил. Основным соединением стала пехотная дивизия трехбригадного состава по два полка в каждой бригаде. Состав пехотного полка достигал 800 человек.

Под давлением крупной буржуазии главнокомандующим армией северян назначается генерал Мак Клеллан, что, по мнению комиссии конгресса, «должно было возбудить в обществе надежду на успех и рассеять уныние, порожденное несчастной летней кампанией 1861 года»52.

Кадровый военный, получивший образование в Вест- Пойнте, и крупный железнодорожный делец Мак Клеллан в буржуазных кругах слыл одним из лучших военных специалистов. Между тем дальнейшие события показали, что Мак Клеллан «организатор, которому, не достает воли и способности воевать»53.

Важнейшей заботой нового командующего армией на главном направлении стала подготовка к оборонительной войне, что соответствовало его взглядам на характер боевых действий в условиях использования нарезного оружия, массовых армий. «История прежних войн, — докладывал Мак Клеллан вашингтонскому правительству, обосновывая свои планы, — вполне показывает преимущество на стороне той армии, которая действует оборонительно и занимает сильные позиции». Лишь под нажимом революционных сил Мак Клеллан вынужден был прибегнуть к активным действиям. По плану северян намечалось наступление на мятежников с запада, севера, юга одновременно с блокадой морского побережья южных штатов. В соответствии с этим планом армия генерала У. Гранта должна была овладеть районом реки Миссисипи, армия генерала Батлера — высадиться на юге и занять город Новый Орлеан. Главные силы под командованием Мак Клеллана бросались в наступление на Ричмонд.

Маркс и Энгельс писали, что стратегический план северян является устарелым и порочным, так как противник может, скопив силы на одном из направлений, перерезать «тело удава», а потому северянам целесообразно нанести удар по наиболее важным центрам Юга — в первую очередь по штату Джорджия, с потерей которого Конфедерация оказалась бы разрезанной на две части, лишенные связи.

В апреле 1862 г. северяне сделали попытку взять столицу южных штатов Ричмонд со стороны залива Чизапик.

Чтобы 100-тысячная армия, возглавляемая генералом Мак Клелланом, могла начать наступление на Ричмонд со стороны Чизапикского залива, решено было захватить плацдарм на полуострове, образуемом реками Джеймс и Йорк. С этой целью в залив Чизапик направилась эскадра в составе деревянных паровых фрегатов «Миннесота», «Конгресс» и «Роанок», парусного фрегата «Сент-Лоуренс» и корвета «Кемберленд».

Южане, стремясь сорвать переброску армии Мак Клел- лана, направили в залив отряд канонерских лодок и броненосный корабль «Мерримак».

8 марта 1862 г, противники встретились на Хэмптонском рейде. В бою сразу же обнаружилось полное превосходство броненосца южан. Уже за первые два часа боя «Мерримак» уничтожил два корабля северян: потонул протараненный в левый борт корвет «Кемберленд» (это был первый случай успешного боевого применения древнейшего метода в условиях нового времени). Взлетел на воздух от взрыва крюйт-камеры фрегат «Конгресс».

Весть о поражении эскадры северян вызвала в Вашингтоне настоящий переполох. Линкольн спешно созвал совет министров, на котором говорилось о том, что «Мерримак» в состоянии изменить весь ход войны в пользу конфедератов. «Я не сомневаюсь, — говорил военный министр Стэнтон, — что неприятель в это время уже на пути в Вашингтон, и ничуть не удивлюсь, если в Белом доме появятся бомбы и ядра его орудий, прежде чем мы покинем эту комнату»54. К Президент не разделял этих чрезмерных опасений. «Мерримак» обладал низкими мореходными качествами, поэтому южане не могли рискнуть направить его в открытое море; к тому же броненосец необходим был для защиты Ричмонда. Вместе с тем правительство срочно направило к Хэмптону свой броненосец новой конструкции.

Утром 9 марта на Хэмптонском рейде произошел бой между броненосными кораблями «Мерримак» и «Монитор»55. Броненосец «Мерримак», подойдя на близкую дистанцию, открыл по «Монитору» интенсивный огонь. «Монитор» оставался неуязвимым и в свою очередь посылал ответные залпы из 11-дюймовых орудий. Не добившись успеха в артиллерийском бою, командир «Мерримака» решил пойти на таран56. Однако «Монитор» увернулся от таранного удара, и противники сошлись под очень острым углом, проскользнув друг у друга по борту; при этом стрельба с обеих сторон велась в упор, но не достигала цели. Броненосный фрегат южан, сделав еще один безуспешный маневр в сторону «Монитора», отступил, преследуемый некоторое время «Монитором»57.

По прибытии в Норфолк «Мерримак» из-за полученных повреждений был признан негодным к дальнейшему использованию и через несколько месяцев уничтожен.

Во время этого первого в истории военно-морского искусства боя броненосных кораблей артиллерия оказалась бессильной перед броней. Бой на Хэмптонском рейде показал превосходство броненосцев над деревянными кораблями и броненосцев специальной конструкции («Монитор») над фрегатами, обшитыми броней («Мерримак»).

Хэмптонский бой оказал большое влияние на военное кораблестроение. Во всех странах мира впоследствии была принята башенная система расположения артиллерии, конечно, значительно улучшенная по сравнению с «Монитором». Итоги боя указали на необходимость решительного совершенствования артиллерийских снарядов; состязание брони и артиллерии вступило в новую фазу.

После того как эскадра южан потерпела поражение на Хэмптонском рейде, северяне получили возможность спокойно перевезти свою армию по заливу Чизапик. В апреле 1862 г. генерал Мак Клеллан предпринял наступление на Ричмонд, изменив, однако, принятый ранее план действий. Опасаясь нападения «Мерримака», северяне отказались от высадки в Мильверн-Гилле (в 20 км от Ричмонда) и высадились у Хэмптона, чтобы отсюда следовать к столице южан по побережью.

Наступление велось крайне медленно. Войска Мак Клеллана сковывал огромный обоз: в каждом батальоне насчитывалось до десяти повозок. В лесистой местности приходилось строить бревенчатые дороги. Армия продвигалась едва по 5—7 км в день58.

Конфедеративное правительство приняло меры для обороны столицы. Войска численностью в 25 тыс. человек, ранее занимавшие Норфолк, Портсмут и Суффолк, оттягивались к Ричмонду. Позже сюда по железной дороге прибыла армия генерала Борегара. Южане изматывали противника боями. Например, сражение при Фэйр-Оксе в конце мая и первых числах июня 1862 г., в ходе которого конфедератам не раз удавалось захватить противника врасплох, стоило северянам около 6 тыс. человек убитыми. Кроме того, расположенная в болотистой местности, армия Мак Клеллана переносила большие лишения от болезней. В некоторых дивизиях насчитывалось до 2 тыс. больных.

Южане более искусно прибегали к массированию сил, создавали превосходство на направлениях предполагаемого контрудара и достигали успеха. 26 июня конфедераты, в частности, бросили против корпуса Портера, насчитывавшего 30 тыс. человек, два корпуса силою около 73 500 человек Северяне уступили поле сражения и начали отступать на Вашингтон.

Дорогу противнику к столице северян теперь прикрывали лишь оборонительные рубежи, созданные вокруг Вашингтона, в том числе 29 отдельных укреплений в две, а местами в три линии на пространство 60 км по обоим берегам Потомака.

Мак Клеллан отвел армию за укрепления Вашингтона. Генерал Ли, не имея сил и возможности атаковать укрепления Вашингтона с фронта, принял решение совершить обходный маневр, но при Антьетаме его армия была отброшена войсками северян. Ли ушел за реку Потомак.

Мак Клеллан сосредоточил на полуострове между реками Джеймс и Йорк огромные силы, но не переходил в наступление, а занялся возведением грандиозных оборонительных сооружений. Воспользовавшись бездеятельностью Мак Клел- лана, южане начали наступление, поставив под угрозу Вашингтон. Наступление южан было ликвидировано с большими потерями и трудностями.

Во время наступления южан на Вашингтон широко применялись кавалерийские рейды. Конница южан проводила рекогносцировку местности, вела разведку, наносила короткие удары по тылам северян, нарушала их коммуникации, несла охрану главных сил, а также действовала в авангарде наступавших войск. Интерес с точки зрения военного искусства представляют кавалерийские рейды генерала Стюарта, совершенные им в октябре и ноябре 1862 г. С колонной в 1800 всадников он нанес удар но тылу войск Союза; неожиданное появление вражеской конницы в тылу заставило Мак Клеллана несколько отложить наступление своих войск. В ноябре при содействии кавалерии Стюарта, находившейся в авангарде, армия Ли перешла из долины Шенандоа к Ра- пидану и нанесла удар по противнику. В ходе отступления армии Ли кавалерия Стюарта прикрывала ее отход59.

В 1862 г. северяне добились заметных успехов лишь на второстепенных театрах — на западном и южном, заняв города Коринф, Мемфис, Новый Орлеан. Операция по захвату последнего представляет известный интерес по своему замыслу и осуществлению. Расположенный на реке Миссисипи и удаленный от Мексиканского залива на 165 км, город защищался с моря двумя мощными фортами: фортом Джексон на правом берегу реки и фортом Св. Филиппа — на левом.

Система обороны Нового Орлеана дополнялась маневренными силами в составе шести канонерских лодок, двух блиндированных судов специальной постройки, мониторов «Луизиана» и «Миссисипи» не вполне законченных оборудованием, и пяти вспомогательных паровых судов (буксиров). Отряд стоял выше фортов и должен был уничтожить те корабли северян, которые смогли бы прорваться за линию фортов. Военные власти южан считали этот город неприступным. Южане не верили в возможность сильной атаки со стороны моря60.

Моральное состояние, дисциплина южан были на низком уровне, особенно среди команд мониторов и канонерских лодок. Тактическое взаимодействие сухопутных сил и флота, намеченное по плану, сорвалось.

В силу названных причин неплохо задуманная южанами система обороны Нового Орлеана с моря не была реализована.

Плохая разведка и другие ошибки южан облегчили победу северян.

План атаки Нового Орлеана, разработанный в Вашингтоне еще в 1861 г., удалось сохранить в тайне. Адмирал Фаррагут использовал все преимущества стратегической внезапности, а благодаря упомянутым ошибкам южан на первом этапе операции — и преимущества тактической внезапности.

Корабли прорыва были эшелонированы на три группы. Более сильные корабли шли малым ходом, вызывая на себя огонь фортов, а более слабые — прорывались под этим прикрытием. Группа кораблей, нацеленная на форт Джексон, имела все орудия перенесенными на левый борт, а действующая против форта Св. Филиппа — на противоположный. С кораблей свезли на берег лишний рангоут и все предметы, а борта, рубки и машинные люки прикрыты были мешками с углем, цепями, койками, что повысило живучесть кораблей. Все это способствовало успеху боевых действий.

Операция по овладению Новым Орлеаном — пример успешной атаки флотом береговых укреплений, защищающих узкий фарватер, морские подходы к важному стратегическому пункту.

В 1862 г. северяне достигли заметных успехов на море. Им удалось блокировать южные порты и в значительной степени прервать связи Конфедерации с Англией и Францией.

Однако общая картина по-прежнему складывалась не в пользу Севера. Поражение армии Мак Клеллана под Ричмондом сводило на нет успехи, достигнутые на других театрах. Среди трудящихся северных штатов росло негодование. В городах происходили бурные манифестации, часто заканчивавшиеся разгромом редакций реакционных газет, издававшихся сторонниками Юга.

Обстановка оставалась тревожной. «Способ, которым Север ведет войну, — говорится в письме Маркса к Энгельсу от 10 сентября 1862 г., — таков именно, какого и следовало ожидать от буржуазной республики, в которой так долго и суверенно царил обман. Юг, олигархия, гораздо больше подходит для таких вещей, и именно такая олигархия, в которой весь производительный труд лежит на неграх, а 4 млн. белой сволочи являются профессиональными флибустьерами»61.

Но Маркс ни на одно мгновение не сомневался в конечной победе северян. Для создания перелома на фронте необходимо было, указывал он, вести войну по-революционному62. Важно было провозгласить уничтожение рабства, перейти к решительной борьбе с рабовладельцами, разрешить аграрный вопрос. Требовалось провести коренные изменения в системе формирования вооруженных сил — ввести всеобщую воинскую повинность. Надо было навести порядок в тылу, положить конец прорабовладельческой пропаганде, всяческим спекулятивным махинациям деловых кругов, связанных с военными поставками. Американские дельцы использовали затянувшуюся войну для личного обогащения. В армию часто поступали сапоги с картонными подметками, мундиры, расползавшиеся в первые же дни носки, ружья, разрывавшиеся при выстрелах. Известный банкир Морган положил начало своему состоянию именно тем, что продал правительству большую партию непригодных к использованию в бою карабинов.

Возраставшее недовольство народных масс толкало президента Линкольна на проведение демократических реформ. В июле 1862 г. издается закон о смертной казни за измену. Правительственные органы повели борьбу против реакционных элементов в армии, против спекуляции, организовали террор против вражеской агентуры.

Решающее значение имело освобождение рабов. 1 января 1863 г. президент объявил, что бывшие рабы «будут приниматься в вооруженные силы Соединенных Штатов». В ряды армии Севера влилось 180 тыс. негров, из них более 30 тыс. человек поступило на военные корабли. В середине 1863 г. секретарь военно-морского флота записал в своем дневнике: «Все усиление нашей военной мощи сейчас идет от негров»63.

Большое значение имело формирование специальных негритянских частей. На 20 октября 1864 г. имелось 140 негритянских полков, имевших в своем составе 101 950 человек. В составе негритянских войск было64:

12 полков артиллерии (тяжелая)……………… 12 226 человек

8 батарей артиллерии (легкая) . ………………  833          »

6 кавалерийских полков ………………………  5 605     »

121 полк пехоты…………………………………. 83386       »

К концу войны количество негритянских полков достигло 166 —из них 145 пехотных, 7 кавалерийских, 13 артиллерийских и 1 инженерный. Численность их личного состава достигла почти 180 тыс. человек (приблизительно одна восьмая армии северян)65. Кроме того, 250 тыс. негров служили в тыловых частях.

Но важно отметить, что даже в это время, характеризовавшееся высокой революционной активностью масс, негры в вооруженных силах подвергались дискриминации.

Правительство Линкольна, встав на путь активной борьбы с рабовладельцами, приступило к организационной перестройке армии.. Была произведена чистка армии от реакционных элементов. Героически сражались в составе федеральной армии представители рабочего класса и выходцы из среды европейской революционной демократии. Немецкому коммунисту другу Маркса и Энгельса — Иосифу Вейдемейеру было присвоено звание полковника, а затем и генерала. Густав Клюзере, будущий видный деятель Парижской коммуны, один из организаторов ее обороны, получил звание бригадного генерала, это же звание было присвоено участнику Севастопольской обороны Ивану Турчанинову66.

Проведенные социальные и военные преобразования не замедлили сказаться на ходе военных действий. «Резкий поворот в политике правительства от стремления сохранить федерацию и ограничить рабство определенной территорией к полной отмене рабства совершенно изменил характер войны»67.

Провозглашение демократических целей, затрагивающих глубокие интересы различных социальных слоев, придало военным действиям большую решительность.

В июле 1863 г. произошло встречное сражение у Геттисберга. Генерал Ли сделал попытку осуществить охват и окружение армии северян на реке Потомак. Он сильно растянул войска по фронту и повел наступление на фланги противника. На правом фланге атака сразу же захлебнулась. Некоторый успех обозначился лишь на левом фланге, но и здесь федералисты артиллерийским огнем отразили наступавших. Попытка Ли бросить в тыл северянам конницу Стюарта также не увенчалась успехом. В ходе сражения обе стороны понесли большие потери. Верх одержали северяне. Потери южан достигали до 25 тыс. человек. В армии северян, которой командовал Мид, выбыло из строя до 15 тыс. человек68.

Несмотря на это, сражение при Геттисберге показало, что северяне накопили необходимый опыт вооруженной борьбы, а их армия стала вполне боеспособной. Очищенная от контрреволюционных элементов, она оказалась более стойкой, чем армия южан.

Серьезный успех был одержан на Миссисипи, где пала сильная крепость южан Виксберг. Все течение Миссисипи оказалось теперь во власти северян.

Кампания 1863 г. принесла перелом в ходе войны. Стратегическая инициатива переходила в руки северян, которые превосходили к этому времени противника в численности войск, в их моральном состоянии, вооружении, искусстве. Армии конфедератов были очень ослаблены, а пополнять их было уже трудно, ибо источники комплектования вооруженных сил Юга были накануне истощения.

Стратегическое руководство конфедератов предполагало организовать упорную оборону подступов к важнейшим центрам (Ричмонд и Атланта).

Стратегия Севера к этому периоду войны приобретала все более активный, наступательный характер. Это повысило моральный дух вооруженных сил. Большое значение имела также реорганизация управления войсками. Правительство Линкольна долго игнорировало необходимость единого командования. Группировки сил на разных направлениях возглавлялись независимыми друг от друга командующими. Причем в Виргинии у северян один командующий сменял другого; Мак Клеллана на посту главнокомандующего сменил Бернсайд, Бернсайда — Гукер, Гукера — Мид.

Лишь в начале 1864 г. правительство Линкольна ввело принцип строгой централизации в управлении сухопутными войсками на всех театрах войны. 9 марта 1864 г. главнокомандующим вооруженными силами Союза был назначен популярный в народе генерал Грант. На Юге генерал Ли также фактически стал главнокомандующим, хотя официально эта должность была введена конгрессом Конфедерации только в феврале 1865 г.

Как показали события, генерал Грант лучше других военных руководителей Севера понимал, что самой выигрышной картой в руках стратегов северян является огромное превосходство в материальных и людских силах, а самым выигрышным условием для Юга — внутренние операционные линии. Грант принял пост главнокомандующего сухопутными войсками с глубоким убеждением положить в основу своей стратегии активный принцип «Разделяй и уничтожай»69.

План Гранта сводился к тому, чтобы лишить противника возможности пользоваться внутренними коммуникациями, изолировать его, истощить в боях и уничтожить армии генерала Ли. В основу плана были положены следующие основания:

  1. Выставить возможно больше войск с тем, чтобы теснить противника неотступно, не давая отдыха и времени на переформирование частей, лишая южан возможности маневрировать силами70.
  2.  Постоянно нанося удары противнику и уничтожая все его ресурсы, необходимо довести его до полного истощения и заставить сложить оружие71.

Генерал Грант много внимания уделил совершенствованию организации управления войсками. В Потомакской армии пять корпусов были сведены в три. Грант заменил ряд генералов, которым «недоставало наступательного духа», в том числе Мак Клеллана, Бернсайда на востоке; Бьюлла, Мак-Кука, Неглея на западе72. По ходатайству Гранта командующим армией на Миссисипи был назначен генерал Шерман, генерал Галлек —начальником главного штаба, генерал Мид был оставлен во главе Потомакской армии.

В отличие от своих предшественников на посту главнокомандующего всеми вооруженными силами Грант избрал местом своего штаба Потомакскую армию. Он фактически осуществлял непосредственное руководство ее действиями, отдавая приказы через генерала Мида. Главнокомандующий заранее информировал командующих армиями о характере предстоящих боевых действий.

Ко времени назначения генерала Гранта главнокомандующим численность сухопутных войск Севера достигала 500 тыс. человек. Основные силы были разбросаны по кольцу, которое охватывало Конфедерацию со всех сторон. Главными группировками являлись: армия генерала Мида (100 тыс. человек)—на реке Рапидан, армия генерала Шермана (108 тыс.)—в окрестностях Чатануги, войска генерала Стиля (10 тыс.)—на Нижней Миссисипи.

Главнокомандующий дал ясные и четкие инструкции своим помощникам. Миду, в частности, была поставлена задача нанести удар не по столице южан, что обычно преследовалось в ходе предыдущих кампаний, а по армии противника. «Куда бы Ли ни пошел, — писал Грант,— Мид должен был следовать за ним»73.

Придавая большое значение принципу стратегического взаимодействия группировок, Грант приказал Шерману быть готовым к переходу в наступление одновременно с Мидом 4 мая 1864 г.

В мае 1864 г. развернулись наступательные действия против основных сил южан, сосредоточенных под командованием Ли в восточной части Виргинии. В полную меру стало сказываться превосходство морального и экономического потенциала Севера, В то время как войска южан ощущали острую нехватку оружия, боеприпасов, обмундирования, продовольствия, армия северян получила все необходимое для ведения боевых действий. В ее ряды вливались новые формирования, в числе которых были особые негритянские полки.

В июньских боях 1864 г. негры отличались храбростью и мужеством. Они продолжали стрелять «до тех пор, пока не кончались их боеприпасы, затем дрались клинками и мушкетами и, наконец, каждый подбирал оружие и боеприпасы с дороги»74. В боях 3 и 4 декабря 1864 г. вблизи города Москва второй негритянский полк, сражавшийся против войск Ли, показал себя с самой лучшей стороны. «Большинство солдат впервые участвовали в бою, но их поведение не разочаровало меня, так как после первых же пуль они отвечали на огонь противника как истинные ветераны», — писал командир полка75. С августа 1864 г. по февраль 1865 г. шли упорные кровопролитные бои. Силы Конфедерации таяли. Большое значение в приближении победы Севера сыграли боевые действия на Западном фронте. Двигаясь с запада, генерал Шерман захватил Атланту.

Овладев этим важнейшим промышленным центром Юга, 16 ноября 1864 г. Шерман начал свой знаменитый «марш к морю».

Обращает на себя внимание тщательная подготовка этой операции. Шерман добивался максимальной мобильности армии. Численность войск, выделенных для участия в походе, составляла 62 тыс., куда входил небольшой отряд кавалерии. Число орудий в целях обеспечения большей подвижности войск было уменьшено с трех-четырех до одного на тысячу штыков. Батареи были переформированы в 4-орудийные. Продовольственные запасы брались на 20 дней76.

Почти 700-километровый марш армии Шермана представляет одну из замечательных операций в истории военного искусства, пример успешных действии армии в глубоком тылу противника по нарушению его коммуникаций.

Успех северян на этом направлении объяснялся гибкостью их стратегии. Шерман выступил из Атланты по двум направлениям: правое крыло на Майкон и левое—на Огасту. Это было сделано для того, чтобы ввести противника в заблуждение относительно действительного направления движения. Наступление велось четырьмя, пятью и даже шестью колоннами на широком фронте. В случае если одна из них задерживалась противником, остальные продолжали продвигаться вперед.

Войска Шермана вторглись в сердцевину рабовладельческого Юга, поднимая на пути негров и создавая негритянские вооруженные части.

Моральное состояние войск южан в результате искусных маневров Шермана упало до такой степени, что, занимая ту или иную оборонительную позицию, они уже думали об отступлении. 21 декабря Шерман достиг Саванны, куда флот северян доставил своим войскам припасы. Армия Конфедерации оказалась отрезанной от Флориды и Алабамы.

Закрепившись на берегу Атлантического океана, западная армия двинулась в сторону Ричмонда, на который с севера наступали войска Гранта. В решающих боях большую роль сыграла кавалерия Шеридана, которая перерезала пути отхода для армии Ли. Войска южан под ударами федеральных войск и в результате плохого снабжения несли большие потери, а моральный дух их быстро падал. Генерал Ли в своем рапорте президенту Конфедерации от 10 апреля 1865 г. писал, что его войска были подавлены усталостью и голодом, многие солдаты бросали оружие77. 3 апреля был взят Ричмонд, а через шесть дней при Аппоматоксе остатки военных сил Конфедерации численностью в 28 тыс. человек сложили оружие.

Существенную роль в гражданской войне сыграла блокада, осуществлявшаяся флотом северян. Если континентальная блокада, объявленная Наполеоном в 1807 г., имела в конечном счете формальное значение, то блокада северян к концу войны привела к действительной изоляции рабовладельческого Юга от внешнего мира.

Правительство Линкольна объявило блокаду 19 апреля 1861 г. Она имела целью воспрепятствовать ввозу в южные штаты оружия и промышленных товаров из-за границы, а также помешать вывозу в Европу хлопка. Английское и французское правительства, заинтересованные в американском хлопке, заявили решительный протест, стали на сторону рабовладельческих штатов. Англия и Франция направили к берегам Северной Америки большое число кораблей — блокадопрорывателей, имевших по тому времени значительную скорость.

«Враждебная эгоистическая политика Великобритании преследовала две цели, — пишет Ч. Бойтон, — пиратские крейсеры, вооруженные в ее портах, имели своей задачей уничтожение американской торговли, она в то же время рассчитывала, что опустошения, произведенные ими на морях, сосредоточат остальную торговлю в ее портах, а блокадопрорыватели помогут ей захватить в свои руки всю торговлю южных штатов. С этой целью самые быстрые купеческие пароходы со всеми запасами, необходимыми для поддержания мятежа, отправлялись в южные порты»78.

Для блокады побережья Конфедерации протяженностью и 3 тыс. миль от Виргинии до Мексики северяне выделили четыре эскадры: северная и южная эскадры блокировали Атлантическое побережье, а западная и южная — действовали в Мексиканском заливе.

Блокада была сопряжена с большими трудностями. Вдоль Атлантического побережья разбросано множество островов, отделенных друг от друга проливами и каналами, образующими от Норфолка до Флориды непрерывную коммуникацию для плавания мелких судов. Сосредоточивая усилия против наиболее важных и крупных портов, северяне не могли воспрепятствовать блокадопрорывателям, использовавшим многочисленные каналы и проливы. Действия сил блокады осложнялись постоянным изменением фарватеров; под влиянием ветра и волн фарватеры заносились песками, одновременно открывались новые проходы. Блокадопрорыватели использовали хорошо организованную систему береговых сигнальных постов, сооруженных на средства и при помощи англичан. «Вдобавок ко всему сказанному, — пишет Ч. Бойтон, — при объявлении блокады Англия употребила свое богатство, механическое искусство и всю изобретательность на усовершенствование средств для нарушения блокады и для снабжения мятежников всем, в чем только они могли нуждаться»79.

Небольшие пароходы южан, построенные англичанами для противоблокадных действий, обходили островки мелководными фарватерами и, пользуясь превосходством в скорости, отрывались от преследовавших их блокадных кораблей северян.

Южане для нарушения морских коммуникаций противника, а также для прорыва блокады использовали крейсеры, которые действовали в американских и европейских водах Атлантического океана. Причем наибольших результатов достигли крейсеры «Сэмтер» и «Алабама», особенно последний, который действовал в течение двух лет и причинил немалый урон торговому судоходству Союза.

Крейсеры конфедератов действовали в благоприятной обстановке, так как они были паровыми, в то время как торговый флот северян состоял почти исключительно из парусных кораблей. Успешность действий крейсеров обеспечивалась поддержкой Англии, предоставлявшей для них базы вооружения и снабжения. Кроме этого английские капиталисты строили для южан крейсеры и вооружали их. Представитель английского правительства откровенно заявил в палате общин: «…Пусть мое имя перейдет в потомство как строителя не только одной, но дюжины «алабам», я от этого не только ничего не потеряю,., но, напротив, выиграю»80

Созданный при помощи Англии крейсерский флот Конфедерации насчитывал в своем составе 19 вымпелов. Крейсеры уничтожили 261 парусное судно и один пароход81. Однако крейсерские действия южан в целом не оказали заметного влияния на ход войны. В середине 1864 г. крейсеры конфедератов были уничтожены.

В ходе войны по мере увеличения численности флота северяне совершенствовали блокаду. Если в 1861—1862 гг. блокирующие силы действовали на большом удалении от своих баз и вдали от берегов противника, что осложняло блокаду, то захват северянами острова Роанока, ряда приморских укреплений, а также многих других важных пунктов позволил перейти к ближней блокаде. С 1863 г. блокадопрорыватели оказались беспомощными и случаи прорыва блокады были очень редкими.

За время войны флот северян захватил 1150 судов. Кроме этого, судовладельцы из-за опасения, что северяне могут захватить корабли, сами уничтожили 350 судов. Таким образом, общие потери южан составили 1500 судов. Блокада явилась эффективной формой экономической борьбы. Сокращение вывоза хлопка из южных штатов сильно подорвало их экономику. На Юге резко возросли цены на сельскохозяйственные продукты. Вследствие сокращения притока товаров из-за границы резко ухудшилось снабжение армии продовольствием и обмундированием. Уже в 1862—1863 гг. солдаты Ли на Виргинском театре военных действий стали получать половинную норму продовольствия, а в декабре 1864 г. мясо было полностью исключено из солдатского рациона. Между тем армия северных штатов получала продукты в достаточном количестве.

В начале мая 1864 г. в распоряжении Ли имелось запасов продовольствия всего лишь на два дня. Его солдаты были плохо экипированы. Моральный дух армии конфедератов быстро падал, росло число дезертиров.

Однако нельзя согласиться с ненаучной концепцией буржуазной историографии, сильно преувеличивающей значение блокады. Немецкий военно-морской историк А. Штенцель, отступая от исторической правды, писал, например: «…Успехи Севера на сухом пути целиком основаны на господстве на море его флота, и только благодаря этому последнему Север мог наконец окончательно подавить Конфедерацию с ее изнемогавшими физически войсками»82.

Сбрасывая со счетов социально-экономические и политические факторы, которые, как известно, играют определяющую роль в общественном развитии, Штенцель, так же как и Мэхэн, пытался доказать, что морская сила является решающим фактором исторического процесса. Свои рассуждения он резюмирует: «В событиях этой войны особенно выпукло вырисовывается значение господства на море, т. е. влияние действий флота. Только флот сделал возможной окончательную победу над Югом; его прямо можно назвать спасителем Севера»83.

Отмечая важное значение блокады в ходе войны, необходимо подчеркнуть, что решающие события происходили на сухопутных фронтах, где исход сражений решали народные массы.

Однако американские буржуазные историки всячески замалчивают решающую роль народных масс в победе над рабовладельцами. Одни из них приписывают все заслуги в разгроме Конфедерации генералам-«спасителям». Буржуазные историки Айкенроуд и Конрад, например, даже выпустили пухлую книгу «Мак Клеллан — человек, который спас единство страны». Другие объясняют победу северян одним их превосходством в оружии. Между тем война показала, что хорошо обученные для ведения боя, руководимые преданными делу борьбы с рабовладением офицерами солдаты Севера обладали несравненно более высокими моральными боевыми качествами, чем южане. Впрочем, буржуазные историки всячески принижают боевые достоинства личного состава северных армий. «Любой солдат Юга мог уничтожить 10 янки», утверждает, в частности, Ф. И. Вандивер84.

* * *

Всем своим ходом гражданская война подтвердила решающее влияние политики на характер стратегии. Нежелание буржуазии Севера пойти на решительный разрыв с рабовладельцами определило вялость, осторожность северян в боевых действиях на первом этапе войны.

Проводниками пассивной, компромиссной стратегии были реакционные генералы типа Мак Клеллана и ему подобных. Характеризуя Мак Клеллана, Маркс и Энгельс писали, что для него «цель военных действий состоит не в том, чтобы разгромить врага, а лишь в том, чтобы избежать собственного поражения и таким образом не лишиться своего узурпированного величия»85.

Социальные реформы, и прежде всего освобождение рабов, осуществленные правительством Линкольна под давлением рабочего класса и фермеров, обеспечили приток свежих сил, которые сражались самоотверженно и с большим воодушевлением. На втором этапе войны стратегия северных штатов отличалась решительностью целей и соответствующими им способами борьбы. Наступление с целью расчленения и разгрома армии противника становится основной формой борьбы. Оправдалось предвидение Маркса, который в 1862 г., разоблачая трусливую политику буржуазии, писал: «Мы присутствовали пока лишь при первом акте гражданской войны — войны, которая велась по-конституционному. Второй акт — ведение войны по-революционному — еще впереди»86.

О смелой наступательной стратегии свидетельствует знаменитый рейд Шермана к побережью Атлантического океана, расчленивший территорию Конфедерации. Б 1865 г. командование армии северян осуществило тот план, который еще в начале войны выдвинул Маркс в печати.

Особенности театра военных действий обусловили огромное значение железных дорог, морских и речных путей сообщения. Войска, флот и флотилии северян окружают к концу войны Конфедерацию по железным дорогам и речным магистралям и проникают глубоко в пределы южных штатов.

Стратегия Федерального Союза в соответствии с особенностями театра успешно использовала и флотилии на речных системах. Речные флотилии решали различные задачи. Они совершали прорыв укрепленных районов, овладевая опорными пунктами противника; при помощи флотилий войска по внутренним коммуникациям осуществляли маневр. Во время операций против Виксберга в 1863 г. войска генерала Гранта совершили переход по реке Миссисипи, служившей главной коммуникационной линией. В 1862 г. двадцатитысячная армия Шермана на транспортах под прикрытием флотилии адмирала Портера совершила переход из Мемфиса до Виксберга, пройдя расстояние в 300 км. Дойдя до пункта назначения, расположенного несколько выше Виксберга, войска начали осадные действия против важного в стратегическом отношении объекта противника. Исключительную роль сыграли флотилии в снабжении войск, позволяя последним отрываться на значительное расстояние от своих баз. Опыт совместных действий войск и речных флотилий в период гражданской войны в США в известной степени был использован советским военным искусством в период борьбы с иностранными интервентами и белогвардейцами.

Гражданская война в США явилась весьма показательной с точки зрения вовлечения в вооруженную борьбу огромных для своего времени людских масс. Численность армий Севера за войну достигала 2 300 тыс. человек, Юга — 700 тыс. Война носила кровопролитный характер. Северяне потеряли 360 тыс., южане — 258 тыс.87 США никогда не приходилось вести более кровопролитную войну88.

В ходе войны пехота часто применяла стрелковые цепи, поддержанные батальонными колоннами. Война показала возросшую роль артиллерии. Насыщенность артиллерией федеральной армии составляла 3—4 орудия на одну тысячу человек. В пехотной дивизии — 3 батареи четырехфунтовых и одна восьмифунтовых орудий. Столь высокая для того времени насыщенность артиллерийскими средствами оказывала в ряде случаев отрицательное влияние. Наличие большого количества повозок снижало подвижность войск. Поэтому Шерман в интересах повышения мобильности своих войск во время рейда сократил число орудий в своей армии.

В качестве важнейшей задачи руководства вооруженной борьбой война выдвинула централизованное управление силами. Однако, как отметил один из американских военных историков, в Вашингтоне долго не понимали необходимости единства командования89.

Огромный размах боевых действий, проводившихся на различных направлениях, выдвинул в качестве важнейшей проблемы совершенствование управления войсками. В качестве средства управления использовался телеграф. Телеграфная связь между всеми штабами была эффективной90. За время войны американцы протянули телеграфные линии протяженностью в 24 тыс. км и передали 1200 тыс. телеграмм, относившихся к военным действиям91.

Опыт войны вместе с тем выявил уязвимость телеграфа. Так, например, южане прерывали в каком-нибудь пункте линию северян, ставили там своего телеграфиста, «никогда не покидавшего своего поста, который получал таким образом депеши федеральных властей, отвечал на них по своему усмотрению, давал ложные известия и подготавливал западни, в которые те попадали весьма часто»92. Поэтому возникла необходимость не только усовершенствовать телеграф, как средство управления, но и обеспечить его защиту от воздействия противника и скрытность передач депеш.

Велико было значение конницы. Она участвовала во многих сражениях (при Вильямсберге, Гейнс-Гиле, Киллес- Ферде). Она атаковала пехоту противника, но чаще наносила стремительные удары по его коннице, действуя при этом в рассыпном строю. Помимо выполнения этих задач, кавалерия охраняла пехоту на марше, вела разведку, совершала нападения на транспорты и неприятельские тылы, разрушала железнодорожные полотна, производила внезапные набеги с целью добычи фуража. Лучшая конница была у южан, которые были отличными наездниками. В ходе войны северяне, создав многочисленную конницу, нанесли поражение кавалерии противника.

Численность кавалерийских отрядов колебалась от тысячи до 10 тыс. человек; были, однако, отряды, состоявшие из нескольких десятков и сотен всадников. Во время марш-маневра командование отрядов выделяло авангард, арьергард, боковые охранения, а вперед выдвигались сильные разъезды. При нападении на тот или иной объект с целью отвлечения внимания от главного направления широко применялись демонстративные действия. Кавалерийские отряды продвигались по 110 км в сутки. В среднем темп продвижения равнялся 50 км в сутки.

Характерным для стратегии северян было нанесение главных ударов на флангах противника. Уже в начале 1862 г., когда армия Гранта овладела Кейро и фортом Донельсон, а затем течением рек Теннесси и Кемберленда, армия южан, находившаяся у Боулингрина, без боя сдала федеральным войскам два штата. В июне того же года армия правого фланга заняла узлы Коринф — Мемфис, лишив противника железной дороги Коринф—-Чаттануга. После непродолжительной паузы армия северян правого фланга нанесла войскам южан поражение под Виксбергом и овладела всем течением реки Миссисипи, в результате чего мятежные штаты были разделены на две части. На втором операционном направлении северяне достигли решающего успеха у Чаттануги, что лишило южан железнодорожных коммуникаций по Аллеганским горам. В 1864 г. сокрушительные удары были опять нанесены по железнодорожным сетям в направлении Атланта — Саванна — Ричмонд.

Боевые действия на морских театрах оказали большое влияние на развитие военно-морского искусства. Бой на Хэмптонском рейде поставил в порядок дня в качестве неотложной задачи совершенствование артиллерии. Таранный удар «Мерримака» по двум фрегатам северян послужил поводом для возрождения тарана. На основании успешных действий «Мерримака» и опыта Лисского сражения, происшедшего в период австро-итальянской войны, все броненосцы вплоть до русско-японской войны строились со специальным устройством для нанесения удара тараном, хотя случаев его применения вследствие прогресса артиллерии не было. На реках северяне успешно использовали мины. За время войны минами было повреждено 80 судов. Наконец в гражданской войне северянами была применена подводная лодка «Давид». Правда, она погибла, что послужило основанием для выводов о нецелесообразности использования подводных лодок. После этого в течение двадцати пяти лет не было отмечено заметного прогресса в развитии подводных лодок.

Важное значение имела и блокада. В ее организации и проведении было немало нового. Флот северян блокировал побережье противника огромной протяженности. Федеральное командование применило принцип сосредоточения усилий своих блокадных сил против наиболее важных в экономическом отношении объектов: Новый Орлеан, Уилмингтон и других.

Впервые для блокадных и противоблокадных действий были использованы пароходы, выявившие свои преимущества перед парусными кораблями. Паровые корабли могли нести дозорную службу в любое время суток, независимо от ветра. Вместе с тем возникла другая очень сложная проблема организации ремонта судов, которая в полной мере так и не была разрешена.

* * *

В гражданской войне в США победа была на стороне капиталистического Севера, армии которого боролись за ликвидацию рабовладения. Рост активности народных масс, совершенствование вооруженных сил позволили северянам перейти к революционным методам ведения войны и нанести поражение противнику. Военная организация, основанная на материальном и моральном превосходстве, в конечном счете взяла верх над военными силами мятежных штатов и привела к установлению политического господства буржуазии Севера в США.

Примечания

1 Ф. Энгельс, Избранные военные произведения, М., 1956, стр. 654
2 Там же, стр. 659.
3 Там же, стр. 657—658.
4 В. И. Ленин, Соч., т. 28, стр. 44—57.
5 Н. Г. Чернышевский, Полное собрание сочинений, т. VIII, М., 1950, стр. 405.
6 И. Гаусман, Война в Соединенных Штатах Америки 1861—1865 гг., Военно-исторический очерк, ч. 1—2, СПб., 1877—1878.
7 Н. А. Данилов, Эпизод из Северо-американской войны 1861—1865 гг., СПб., 1896; его же, Кампания Гранта 1864—1865 гг. (Северо-американская война за нераздельность Союза), СПб., 1899.
8 Н. Сухотин, Рейды и поиски кавалерии во время Американской войны 1861—1865 гг., М., 1875.
9 Э. Энгман, Борьба с речными флотилиями, СПб., 1890.
10 Б. Шапошников, Конница, М., 1923.
11 А. А. Сакович, Речные и озерные флотилии, М.—Л., 1923.
12 Д. Н . Уайт, Действия военных флотилий на внутренних водных путях, «Военная наука и революция», кн. I, 1921.
13 М. А. Петров, Обзор главнейших кампаний и сражений парового флота в связи с эволюцией военно-морского искусства, Л., 1927.
14 И. С. Исаков, Приморские крепости, «Морской сборник». 1947, № 7.
15 «Морской Атлас», т. III. Военно-исторический, ч. I, М., 1958. Описание к картам, М., 1959 г.
16 «История военного искусства». Курс лекций, т. II, М., 1956; «История военно-морского искусства», т. II, М., 1954.
17 А. В. Ефимов, Очерки истории США, М., 1958.
18 Флетчер, История американской войны, СПб., 1867.
19 Виго Руссильон, Военные силы Северо-Американских Штатов. Война за нераздельность Союза 1861—1865 гг., СПб., 1868.
20 Ch. В. Boyion, The History of the Navy during the Rebellion, vol 1, 2, New York, 1868—1869.
21 «War of the Rebellion: A Compilation of the Official Records of the Union and Confederate Armies», Washington, 1880—1890.
22 «Official Records of the Union and Confederate Navies in the War of the Rebellion», Washington, 30 volumes, 1894—1922.
23 «The Report of the Committee on the Conduct of the War», Washington, 1863.
24 «The Military Policy of the United States», Washington, 1912.
25 C. Joseph Bernando and Eugene H. Bacon, American Military Policy, its Development since 1775, Harrisburg, 1955.
26 Т. L. Livermore, Numbers and Losses in the Civil War in America, 1861—1865, Boston, 1901, Indiana, 1957.
27 «Biographical Register of the Officers and Graduates of the United States Military Academy»., New York, 1868; Frank Moore, «The Rebellion Record: A Diary of American Events, with Documents», New York, 1862— 1868 и др.
28 U. S. Grant, Personal Memoirs of U. S. Grant in 2 volumes, London, 1885—1886.
29 W. W. Hassler, General George В. М. Clellan Shield of the Union, Baton Rouge, 1957, p. XVI.
30 «The Civil War Letters of General Alpbens S. Williams. From the Cannon’s mouth», Detroit, 1959; Clarence Edward Macartney, Mr. Lincolns’s Admirals, New York, 1956; Ralph J. Roske and Charles van Doren, Lincoln’s Commando. The Biography of Commander W. B. Cushing, USN, New York, 1957; Erra J. Warner, Generals in Gray. Lives of the Confederate Commanders, Louisiana, 1959.
31 «The West Point Atlas of American Wars, 1689—1900», сотр. by the Department of Military and Engineering, the United States Military Academy West Point, vol. I, New York, 1959.
32 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 15, стр. 354.
33 Allan Nevins, The War for the Union, vol. I, New York, 1959, p. 425.
34 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 15, стр. 498.
35 R. Е. Dupuy, Men of West Point. The First 150 Years of the U. S. Military Academy, New York, 1951, p. 55.
36 X. В. Вильсон, Броненосцы в бою, т. I, СПб., 1896, стр. 3.
37 Там же.
38 Ch. В. Boyton, указ. соч., т. I, стр. 190
39 R. Е. Dupuy, указ. соч., стр. 455.
40 Ch. В. Boyton, указ. соч., т. I, стр. 83.
41 Ф. Энгельс, Избранные военные произведения, сто. 431.
42 См. Виго Руссильон, указ. соч., стр. 30.
43 U. S. Grant, указ. соч., т. I, стр. 230.
44 Уильям З. Фостер, Очерк политической истории Америки, М., 1955, стр. 386.
45 «The West Point Atlas of American Wars. 1688—1900», vol. I, map 18.
46 Ф. Энгельс, Избранные военные произведения, стр. 664.
47 D. Barron, Strategy in the Civil War, New York, 1916, p. 5.
48 «The West Point Atlas of American Wars. 1688—1900», vol. I, map 19.
49 «The Civil War», vol 1—2, New York, 1956, vol. 2, p. 153.
50 См. А. В. Ефимов, Очерки истории США, М,, 1955, стр. 263,
51 Цит. по: D. Barron, указ. соч., стр. 11.
52 Виго Руссильон, указ. соч., стр. 208—209.
53 «The Civil War», vol. 2, p. 101.
54 X. В. Вильсон, указ. соч., т. I, стр. 22.
55 G. Е. Hopkins, The First Battle of Modern Naval History, Richmond, 1943, p. 24.
56 Там же, стр. 25.
57 Rear Admiral Charles O’Neil, U. S. Retired, «United States Naval Institution Proceedings», 1922, vol. 48, № 6, p. 864—879.
58 «The West Point Atlas of American Wars, 1688—1900», vol. 1, map 45 (a).
59 См. Я. Сухотин, указ. соч., стр. 99—106.
60 См. И. Гаусман, указ. соч., стр. 266—268.
61 Ф. Энгельс, Избранные военные произведения, стр. 659.
62 См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXIII, стр. 97—98.
63 В. Quarles, The Negro in the Civil War, Boston, 1953, p. XII.
64 «War of the Rebellion: A Compilation of the Official Records of the Union and Confederate Armies», ser. 3, vol. IV, p. 789 (в дальнейшем «Official Records»).
65 B. Quarles, указ. соч., стр. 122.
66 См. «История военно-морского искусства», т. II, стр. 197.
67 Уильям 3. Фостер, указ. соч., стр. 383.
68 См. Виго Руссильон, указ. соч., стр. 271
69 «The Civil War», vol. 2, p. 145.
70 «Report of Lieutenant General U. S. Grant, of the Armies of the United States. 1864—1865», Washington, 1865, p. 1.
71 Там же.
72 U. S. Grant, указ. соч., т. 2, стр. 117—119.
73 Там же, стр. 135.
74 D. Т. Cornish, The Sable Arm. Negro Troops in the Union Army 1861 — 1865, New York, 1956, p. 259.
75 «Official Records». ser. 3. vol. 4. p. 789.
76 A. X. Burne, Lee, Grant and Sherman, New York, 1939, p. 145.
77 R. Lee, Memoirs of Robert E. Lee. His Military and Personal History, New York, 1886, p. 694.
78 Ch. Boyton указ. соч., стр. 92.
79 Ch. Boyton, указ. соч., стр. 93.
80 «Крейсерство «Сэмтера» и «Алабамы»», СПб., 1878, стр. 421.
81 См. А. И. Щеглов, История военно-морского искусства, СПб., 1908 — стр. 198.
82 А. Штенцель, История войны на море в ее важнейших проявлениях с точки зрения морской тактики, ч. 5, Пг., 1916, стр. 166.
83 Там же, стр. 169.
84 Fr.E. Vandiver, Rebell Brass. The Confederate Command System, Baton Rouge, 1956, p. 10.
85 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 15, стр. 518.
86 Там же, стр. 542.
87 «The Civil War», vol. 2, p. 131.
88 См. Д. О. Смит, Военная доктрина США, М., 1956, стр. 78.
89 Commander J. С. Thorn, Unity of Command in the Civil War, «United States Naval Institutes Proceedings», 1932, vol. 58, № 3, p. 371-374.
90 U. S. Grant, указ. соч., т. 2, стр. 257.
91 См. Виго Руссильон, указ. соч., стр. 342.
92 Виго Руссильон, указ. соч., стр. 343.

Текст: © 1961 В.А. Дивин, А.И. Скрыльник
Опубликовано: К столетию гражданской войны в США / Под ред. А.В. Ефимова и Л.И. Зубока. М., 1961. C. 174-209.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Дивин В.А., Скрыльник А.И. «Вопросы стратегии и тактики в гражданской войне в США (1861-1865 гг.)»

В статье из сборника "К столетию гражданской войны в США" (М., 1961) освещаются вопросы соотношения политики и военной стратегии, строительства армии и флота, особенности их тактического использования  Севером и Югом.