Джефферсон Дэвис — Инаугурационная речь в качестве избранного президента, 22 февраля 1862 года

Jefferson Davis — Inaugural Address, 1862

Ричмонд, Виргиния

Сограждане! В этот день рождения человека, более всех отождествляемого с установлением американской независимости, и у подножия монумента, воздвигнутого в ознаменование его героических деяний, и деяний его соратников, мы собрались, чтобы возвестить о существовании постоянного правительства Конфедеративных Штатов. С помощью этого инструмента, и под покровительством Божественного провидения, мы надеемся увековечить принципы наших отцов-революционеров. Этот день, наша память и цели кажутся вполне подходящими для этого.

Со смешанными чувствами смирения и гордости, в присутствии народа и пред высшими Небесами, я готовлюсь принести клятву, предписанную при вступлении на высокую должность, к которой единодушный глас народа призвал меня. Глубоко тронутыйвсем, что подразумевается под этим выражением народного доверия, я ещё более глубоко поражен огромной ответственностью этой должности, и скромным чувством собственной непригодности к ней.

В ответ на доброту людей, я могу заверить их в благодарности, с которой она принята, и дать обет усердно посвящать себя всем обязанностям работы, для которой они выбрали меня в качестве Высшего должностного лица.

Когда многолетний курс на принятие местнических законодательных актов, направленных не на всеобщее процветание, а на усиление Северной части Союза, достиг высшей точки в виде войны против внутренних институтов Южных штатов, когда догмы секциональной партии, заменили положения конституционного договора, и стали угрожать уничтожением суверенных прав штатов; шесть из этих штатов, выходя из Союза, объединились, чтобы воспользоваться этими правами, и исполнить долг по учреждению правительства, которое может обеспечить лучшую защиту свобод, для сохранения которых был основан тот Союз.

Какие бы надежды не питались на то, что возвращение здравого смысла справедливости уберёт опасность, нависшую над нашими правами, и сделает возможным сохранение Конституционного Союза, они были развеяны жестокостью и варварством Северных штатов, начавших текущую войну. Доверие к ним, существовавшее среди самых надеющихся нас было подорвано равнодушием, которое эти штаты недавно продемонстрировали в отношении освященных веками оплотов гражданской и религиозной свободы. Тюрьмы заполнены заключенными, арестованными без решения гражданского суда, или должным образом предъявленных обвинений, действие «habeas corpus» приостановлено решением исполнительной власти, законодательные собрания контролируются угрозой заключения под стражу всех тех депутатов, чьи открыто выражаемые принципы, по мнению федеральных исполнительных властей, могут привести к пополнению списка отколовшихся штатов, выборы проводятся под угрозами применения военной силы; гражданские чиновники, миролюбивые господа и дамы заключаются в тюрьмы за выражение своих мнений,что свидетельствует о неспособности наших недавних союзников управлять правительством на базе свободы, либерализма и человеколюбия, созданным для всеобщей пользы.

В доказательство искренности наших намерений отстоять наши старинные институты, мы можем обратить внимание на Конституцию Конфедерации и законы, принятые на её основе, и на тот факт, что вопреки всем лишениям неравной борьбы, с нашей стороны не было принято ни одного закона, наносящего ущерб личной свободе, или свободе слова, свободе мнений, или свободе прессы. Суды открыты, юридические отправления исполняются в полном объёме, и каждое право мирных граждан соблюдается так же строго, как если бы нашу землю не тревожила интервенция.

Народ штатов, ныне объединившихсяв конфедерацию, пришёл к заключению, что правительство Соединённых Штатов оказалось в руках секционного большинства, и может извратить самую священную из всех своих обязанностей, разрушив права, защищать которые оно клялось. Они посчитали, что дальнейшее пребывание в Союзе подвергнет их продолжению унизительной дискриминации, покорение которой несовместимо с их процветанием и нетерпимо для гордых людей. Потому они решили разорвать эти связи и основать для себя новую Конфедерацию.

Эксперимент, начатый нашими отцами-революционерами, по созданию добровольного Союза суверенных Государств для целей, выраженных в отвечающем всем требованиям договоре, был извращен теми, кто, чувствуя свою силу и забыв про права, решил уважать не закон, а собственные желания. Правительство прекратило отвечать тем целям, для которых оно было создано, и которые ему были предписаны. Чтобы спасти себя от революции, которая бесшумно, но быстро помещала нас под деспотизм большинства, чтобы сохранить дух и форму правительства, которое, как мы думаем, более всего подходит для наших условий, и многое сулит человечеству, мы решили создать новое объединение, состоящее из штатов, единых по интересам, политике и чувствам.

Верные нашим традициям мира и нашей любви к справедливости, мы отправили своих представителей в Соединенные Штаты, чтобы предложить справедливое и миролюбивое разрешение всех возможных спорных вопросов по поводу общественного долга и имущества. Но правительство в Вашингтоне, отказывая нам в праве на самоуправление, даже не стало слушать наши предложения по мирному разделению. Нам ничего не оставалось, кроме как готовиться к войне.

Первый год нашей истории был самым богатым на события за всю историю этого континента. Было организовано новое правительство, и запущены в действие его механизмы, распространившиеся на территорию, превышающую семьсот тысяч квадратных миль. Великие принципы, за которые мы готовы отдать всё, что дорого человеку, завоевали нас так, как никогда не сможет сделать меч. Наша Конфедерация увеличилась с шести до тринадцати штатов, и Мэриленд, давно связанный с нами священными воспоминаниями и материальными интересами, скоро, и я говорю это недрогнувшим голосом, соединит свою судьбу с Югом. Наш народ, объединенный беспримерным единодушным желанием поддержать великие принципы конституционного правительства, твёрдо решил увековечить с помощью оружия те права, которые ему не удалось сохранить мирным путём. По приблизительным оценкам, миллионы мужчин находятся ныне в противоборствующих армиях и ведут войну вдоль границы, продолжительностью тысячи миль. Ведутся сражения и осады, и хотя противостояние ещё не окончено, и в настоящий момент ход событий – против нас, в благоприятном для нас исходе нет никаких сомнений.

Недалеко то время, когда наши враги должны будут потонуть под невыносимым грузом долгов, наделанных ими, — долгов, которые из-за их попыток покорить нас, уже приобрели такие угрожающие размеры, что они станут бременем, которое будет лежать на последующих поколениях.

Свои испытания и трудности есть и у нас. Не стоит надеяться, что нам удастся избежать их и в будущем. Когда мы вступали в эту войну, было ожидаемо, что наш народ принесёт большие жертвы, как финансами, так и кровью. Но мы знаем ценность цели, за которую воюем, и понимаем природу войны, в которую нас втянули.Ничто не может быть хуже неудачи, и любая жертва будет дешевле, чем успех в подобной войне.

Но в этой картине есть как темные, так и светлые пятна. Эта великая битва разбудила в людях высочайшие чувства и свойства человеческой души. Она развивает чувства патриотизма, достоинства и храбрости. Понимание потребности в самопожертвовании и беззаветной преданности благородному делу, за которое мы воюем, распространилось по всей стране. Никогда ещё люди не проявляли столь решительного духа, какой движет сейчас мужчинами, женщинами, и детьми во всех частях нашей страны. По первому зову мужчины встают под ружьё, жены и матери отправляют своих мужей и сыновей в бой без ропота сожаления.

Возможно, это Провидение решило, что мы должны научиться ценить наши свободы, заплатив за них такую цену.

Воспоминания об этом великом противостоянии, со всеми их народными преданиями о славе, жертвенности и кровопролитиях, свяжут народ узами гармонии и крепкой любви, произведя на свет единство в политике, братские чувства в отношениях и справедливые достижения в войне.

Ни одна материальная жертва за прошлый год не была принесена без некоторой ответной пользы. Если признание иностранными державами этой притворной блокады лишило нас торговли с ними, то оно же быстро делает нас самодостаточным и независимым народом. Блокада, если она эффективная и постоянная, единственно может отвлечь нашу промышленность от производства товаров на экспорт, и занять её производством товаров для использования внутри страны.

С удовлетворением я замечу, что мы ведём войну без помощи извне. Мы никогда не просили и не получали помощи от кого-либо. Хотя предполагаемая выгода не исключительно наша. Мир, в большинстве своём, желал бы открыть наши рынки для своей торговли. Когда независимость Конфедеративных Штатов будет признана государствами Земли, и мы будем свободны в достижении своих выгод и развитии иностранной торговли, Южные штаты предложат промышленным государствам самый благоприятный рынок, из тех, на который когда-либо пускали их продукцию. Хлопок, сахар, рис, табак, продовольствие, деловой лес, и морские склады предоставят привлекательные возможности для торговли. И надёжность этих поставок никогда не потревожит война. Наша конфедеративная сила будет такой великой, что сможет противостоять агрессии, и никогда ещё не было народа, чьи интересы и принципы настолько связывают его с миролюбивой политикой, как народ Конфедеративных Штатов. По природе производимых товаров он крайне заинтересован в иностранной торговле, и война может ей помешать. Они не могут вести завоевательной войны, потому что Конституция их Конфедерации не разрешает насильного присоединения. Гражданской войной невозможно удержать штаты вместе, только по их желанию. Принцип добровольного объединения, который нельзя назвать реакционным, гарантирующий справедливое и непредвзятое правительство, не может быть угрозой обязательствам, которыми Конфедеративные Штаты могут быть связаны с иностранными державами. В доказательство этого, стоит вспомнить, что в первый момент после того, как они воспользовались своим правом сецессии, эти штаты предложили урегулировать проблемы на основе общего признания обязательств центрального правительства.

Сограждане, после многолетней борьбы за священное право англичанина на конституционное представительское правительство, наши предки были вынуждены защищать это право по рождению с помощью оружия. Успех короновал их усилия, и они предоставили своему потомству лекарство против будущих агрессий.

Тирания необузданного большинства, самая одиозная и менее всего представительская форма деспотизма отказала нам и в этом праве и в этом лекарстве. Поэтому мы должны вновь с оружием принести те же жертвы, что и наши отцы, во имя святого дела конституционной свободы.В самый тёмный час нашей борьбы Временное правительство уступило место Постоянному. После серии успехов и побед, которые покрыли наше оружие славой, недавно мы столкнулись с серьёзными неудачами. Но в сердце людей, решивших быть свободными, эти неудачи обернутся лишь усилившимся сопротивлением.

Чтобы продемонстрировать себя как стоящих наследства, оставленного нам патриотами времён Революции, мы должныпревзойти ту героическую самоотдачу,которая изменила их в суровом испытании, взрастившем их патриотизм.

С верой в мудрость и доблесть тех, кто разделит со мной ответственность и поможет мне в ведении общественных дел, надёжно положившись на патриотизм и смелость людей, которые в ходе этой войны уже неоднократно были продемонстрированы, я глубоко ощущаю вес ответственности, которую я теперь, с неподдельной неуверенностью в своих силах, собираюсь принять, и полностью понимая неспособность человеческой власти вести и поддерживать, мои надежды безоговорочно обращены к Нему, чьё покровительство всегда удостаивало справедливые дела. Со смиренной признательностью и поклонением, осознавая, что Провидение явно защищало Конфедерацию на протяжении её короткого, но событийного существования, Тебе, Господь, доверчиво вверяю себя и молитвенно призываю Твоё благословение на мою страну и её дело.

Оригинал опубликован: Jefferson Davis: The Essential Writings / Ed. by William J. Cooper, Jr. NY, Toronto: Random House, 2003.P. 224-229.
OCR и перевод: ©2007 Северная Америка. Век девятнадцатый

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Джефферсон Дэвис — Инаугурационные речи, 1861, 1862

Речи, произнесенные Джефферсоном Дэвисом при вступлениии в должность временного (в 1861 году) и избранного (в 1862) президента Конфедерации Штатов Америки.