А.Я.- Письмо главному правителю Русской Америки Александру Баранову Дашков, [21 октября] 7 ноября 1809 года

Филадельфия, [21 октября] 7 ноября 1809 года

Милостивый государь мой Александр Андреевич.

Прошлого 1808 г. по высочайшей воле Его Императорского Величества определен я поверенным в долах и генеральным консулом в Американских Соединенных Штатах и нахожусь в здешней республики с июля месяца сего года.

По данной мне инструкции от нашего министра иностранных дел и коммерции его сиятельства графа Николая Петровича Румянцевапоручено мне оказывать всякое пособие и защиту по делам Российско-американской компании касательно торговых ее отношении с гражданами Соединенных Штатов и в случае надобности за нее ходатайствовать у здешнего правительства, буде американцы будут еще продолжать торговлю с дикими в соседстве или в пределах российских селении во вред их промыслов, торговли или самого их существования.

При отъезде моем из Санкт-Петербурга прошлого года в сентябре месяце Российско-американская компания удостоила меня наименованием корреспондента своего и уведомила меня пространно о политическом и торговом положении своих селений на северо-западном берегу Америки. Она поручила мне вступить с вами в переписку и уведомить вас при первом способном случае о всех тех обстоятельствах, о которых вам полезно и нужно иметь сведение, почему за честь и удовольствие почитаю сообщить вам:

1. О моем определении, звании и будущем пребывании в Американских Соединенных Штатах; о приказании, полученном мною от начальства, оказывать всякое пособие Российско-американской компании по делам ее относительно торговых ее отношений с правительством «ли гражданами Соединенных Штатов и о доверенности, которою высокопочтенная Компания меня удостоила, открыв мне свое положение и желание, чтобы я способствовал ее успехам, сколько то будет от меня зависеть.

2. О видах здешнего правительства на северо-западный берег Америки и как оное разумеет ваши селения в том краю.

3. Об открытиях, сделанных американским правительством по реке Колумбии, и о соперничестве, которое может произойти между нашими селениями и американскими, буде вознамерятся они завести таковые в нашем соседстве.

4. Каким образом способнее остановить или отвратить вредную для Компании торговлю здешних республиканцев с дикими того края.

5. О способах основать постоянный торг с гражданами Соединенных Штатов, доставлять выгоднейшим образом в наши селения нужные для них вещи и отвратить подрыв, чинимый их промыслам и торговле здешними республиканцами неправильною торговлею с дикими на северо-западных берегах Америки и островах.

Я постараюсь, милостивый государь мой, объяснить каждый пункт по мере тех сведений, какие только мог я приобресть в течение трехмесячного моего здесь пребывания при других занятиях моего звания. Хотя первый пункт объяснения никакого не требует, однако же, не имев чести быть знаком с нами лично, почитаю не за излишнее промолвить, что собственное мое усердие и ревность ко всему, что может послужить к пользе моего отечества и потому к распространению успехов Российско-американской компании, столько же действительно к обращению моего внимания и трудов к той цели, как и данные мне от начальства приказания. В сем разуме и прошу вас, милостивый государь мой, употреблять меня по всех случаях, в которых мое старание может быть для высокопочтенной Компании полезно.

На второй пункт. Несмотря на то, что операции здешнего правительства не могут быть
потаенными и всякий акт есть совершенно публичный, со всем тем намерения и цели оного не всегда обнаруживаемы перед народом. В числе последних полагаю я виды Соединенных Штатов на северо-западные берега Америки. В рассуждении оных здешнее правительство, кажется, скромничает. Однако же по многим приметам имею я право заключить, что оное берет немалое участие о положении того края, и буде существует какая-либо медленность в исполнении его видов, ни могу я сего приписать иной причине, как той, что правительство единою своею властью здесь ничего не может предпринять, а должно к тому уговорить партикулярных людей, дав им те пособия, какие от него зависят, а потому и требуется на то время.

По мнению некоторых здешних купцов, устремляющих иногда свои мысли на торговлю того края, наши селения распространяются до 57° с. т. и 135° з. д., почему и на основании данного мне наставления от высокопочтенной Компании и в сходственность ее желания учредить постоянный и твердый торг между нашими селениями и здешними гражданами почел я к тому за лучший способ внушить господину Астору намерение завести прямой и постоянный торг с нашими селениями на общих условиях и убедить его в том собственными его выгодами. Я нашел господина Астора к тому весьма расположенным, как будто бы он имел прежде ту же самую мысль — разговор наш распространился и стал походить па дело. С обеих сторон учинили мы друг другу множество вопросов. Я старался ответствовать неопределенным образом во всех случаях, где бесполезно обнаруживать положение наших селений или видов высокопочтенной Компании. От господина Астора узнал я следующее. 1. Что намерение вышепомянутой прожектированной компании посолить колонию на северном берегу р. Колумбии при ее устье есть действительное. 2. Что таковое заведение, буде основанное на единстве видов обоюдной пользы и условленном сношении с российскими селениями, может послужить к нарочитой пользе для Российско-американской компании, ибо, говорит господин Астор, когда российские селения, еще отдаленные от Колумбии. распространятся к югу, а американские — к северу и, наконец, сблизятся, англичане, уже имеющие виды на сей же самый край, по крайней мере на торговлю оного, не будут вправе поселиться между ними. 3. Что сказанное новое поселение Канадской английской компании при верхе Колумбии есть первый к тому шаг и что желание оной — обратить промысел тамошних диких в пользу компаний. Вы увидите далее, милостивый государь мой, что мнение господина Астора во втором пункте основано частью на его желании учинить таковое предприятие от самого себя, а не от компании, что. может быть, было полезнее для российских селений, не говоря о месте, где быть его заведению, на северном или на южном устье Колумбии. Нет сомнения, то к сему предприятию господин Астор побужден собственным расчетом гораздо более, чем какими-либо видами правительства, почему и кажется, что таковым его расположением можно воспользоваться, обратив опое к способнейшему успеху могущих быть видов у Российско-американской компании. К тому же господин Астор с своим капиталом, предприимчивостью и знанием дела может отдалить от нас соперничество всякой другой компании, которая для нас была бы невыгодна. На учиненный от него мне вопрос, есть ли у русских какое намерение распространиться более к югу или поселиться на Колумбии, я ответствовал им всякий раз, что неизвестно мне, до какого градуса наши селения простираются, и что я полагаю помянутую реку весьма отдаленною от наших селений, чтобы учинить таковое предприятие.

На третий пункт. Я полагаю, что вам уже известно, милостивый государь мой, что здешнее правительство посылало от себя капитана Луиса в западные страны Америки для учинения дальнейших открытий и что господин Луис-второй по Макензи доходил до р. Колумбии и до Восточного моря. Правительство наградило его, определив губернатором Верхней Луизианы, но путешествие его и описания, хотя уже с год обязаны быть выданы в свет, до сих пор,не знаю, чего ради, еще и не печатаются.

Между прочим узнал я из весьма верных рук, что Английская канадская компания основала недавно селение, хотя еще весьма малое, при верхе р. Колумбии, у подошвы кряжа гор, откуда оная истекает, о чем и здесь весьма немногие имеют сведение. Но при самом устье сей реки или близ тех мест, где впадает она в Восточное море, не слыхал я, чтобы какого заселении до сих пор не находится. Однако ж уверился я точно, что несколько американских граждан помышляют составить компанию, положив складственного капиталу от 2 до 5 млн., испросить у правительства хартию и поселиться при устье Колумбии, как миг сдастся, на северном берегу. Сие предприятие, кажется, поддерживается правительством; со всем тем компания еще не утверждена, и сим делом не спешат.

На четвертый. Вследствие поданной просьбы от Российско-американской компании нашему правительствуоб удержании непозволительной на северо-западном берегу Америки торговли граждан Соединенных Штатов, которые доставляют диким разное оружие, подают им способ грабить российские селения и вредить жителям оных, поручено мне истребовать у здешнего правительства запрещении американцам продолжать таковую торговлю, а между тем стараться довести их иметь дело с одною компаниею, а не с дикими. Вникнув в силу конституции сей республики и прав исполнительной власти, узнал я: 1) что правительство не может запретить американцам торговать с каким бы то ни было народом, просвещенным или диким (настоящее эмбарго с Англиею и с Франциею есть исключение правила по необходимым обстоятельствам и определено на конгрессе); 2) что производить торговлю всяким оружием, т. е. военною контрабандою, законом не запрещено и позволено доставлять оную во все места, как и всякий другой товар. А как известно, что право народное ни дозволяет нейтральному государству доставлять военную контрабанду воюющим державам и что нейтральный корабль, идущий к порту одной воюющей держаны с, таковым грузом, если будет остановлен ее неприятелем и взят, имеет быть правильным его призом, то Соединенные Штаты, от сего общего правила не отступая и не вступаясь за американские корабли, которые будут взяты в приз, но полагают и за нужное объявлять запрещении гражданам в какие порты с военною контрабандою но ходить. Но если бы здешнее правительство и уважение к нашему таковое запрещение и объявило, то оное бы ни к чему не послужило, если с нашей стороны не будет крейсировать на тех морях военное судно, которое могло бы удержать предприимчивых американцев. Почему и полагаю за нужное искать способов об отвращении вреда, причиняемого нашим селениям необузданною торговлею американцев, не столько у здешнего правительства, сколько у нашего или в особенном образовании торговли наших селении с Соединенными Штатами, о которой объясню подробнее в следующем пункте. Впрочем, не премину старанием моим у здешнего правительства и некоторыми законными способами затруднить сколько можно предприятии американцев, пускающихся в вышесказанную предосудительную нам торговлю.

На пятый. Приложив попечение узнать главнейшие лица, намеревающиеся составить вышесказанную компанию, уведомился я, что John Jacob Astor (Джон Джейкоб Астор) есть из числа деятельнейших оной членов. Местопребывание его в Нью-Йорке, и он столько же здесь в уважении по своему капиталу, как по своему характеру. Потому, услышав, что желает он отправить корабль на северо-западный берег Америки, поехал я в Нью-Йорк, чтоб с ним увидеться и просить его доставить вам мои письма, буде корабль его намеревается посетить наши селения. Хотя известно мне было, что Российско-американская компания весьма желает, чтобы американцы имели дело с одними ее селениями, а не с дикими, находил, однако ж, я большое затруднение довести американцев, чтоб они, торгуя по доброй воле только с одною компаниею и, по обыкновению своему, каждый про себя, друг друга чрез то подрывали, в то время когда торг сего края был бы в одних наших руках.
Желая, чтобы собранные мною известия и обстоятельства могли послужить к пользе Российско-американской компании, имею честь сообщить вам теперь о предложениях господина Астора.

1. Он желает учинить с вами договор не менее как на три года быть поставщиком нужных для нашей колонии вещей, обязываясь доставлять оные по условленной цене на деньги, на векселей на Российско-американскую компанию в Санкт-Петербурге или на мену пушных товаров, и может отправить к вам ежегодно два или три корабля, смотря по вашему требованию.

Примечание: разумеется, что с дикими торгу производить он не будет. Предоставляется ли нам право в продолжение того же срока сделать условие с другим поставщиком, о том речи у нас не было.

2. Он предлагает свои суда под фрахт дли отвозу вашего товара в Кантон, сообща с его собственным или особо.

3. Он предлагает услуги своего агента и Кантоне, которого единственное, если пожелает Российско-американская компания, занятие будет продажа пушного товара для него самого, господина Астора, и для Российско-американской компании на одинаковом основании.

Хотя по известному вам положению управляемого вами края и по вашей опытности вы одни можете справедливо заключить о предложениям господина Астра, буде оные выгодны для Российско-американской компании, не могу, однако же, я удержаться, чтобы не сказать вам, милостивый государь мой, с какой стороны, кажется мне, оные могут послужить пользе наших селений.

1. Всякий американец, отправляющий отсель судно на северо-западные берега Америки и намеревающийся торговать с дикими, имеет всегда главною подпорою своего предприятия наши селения, ибо американцы не могут твердо понадеяться на промысел диких и на барыши от них; буде не имели бы они на всякий случай прибежища торговле в наших селениях, то и не пустились на такой риск, ибо в вышесказанном предположении, узнав, что наши селения имеют дело с одним или несколькими известными домами, таковые американские спекуляторы не пустятся на одну удачу торга с дикими, каковым способом и прервется легчайшим образом торговля граждан Соединенных Штатов с дикими, производимая ко вреду нашей собственной.

2. Наши селения могут быть постоянно снабжаемы и за известные цены всеми нужными для них вещами, к успеху промыслов их способствующими.

3. Цены пушного товару в Кантоне лучше будут держаться, потому что оный будет, так сказать, в одних руках, что должно сделать полезное влияние на нашу кяхтинскую торговлю.

Сверх вышесказанных предложении господин Астор просил меня еще сделать вам следующий вопрос: не можете ли вы предвидеть, как извлечь общую пользу, если будет от него лично, а не от компании заведено селение на северной стороне устья Колумбии, и не могут ли родиться новые торговые отношения между российско-американскими селениями, ибо хотя и знает он, что право поселиться в том место рапное для всякого народа и всякого лица, но гораздо выгоднее было бы для обеих сторон, если б российские селения были к тому наклонны. На сие отвечать мне было ему нечего, кроме того, что вас о сём, милостивый государь мой, уведомлю; между тем копию с сего моего письма к вам пошлю и высокопочтенной Компании чрез несколько дней.

Господин Астор отправляет из Нью-Йорка свой корабль «Enterprize», master John Ebbets. Ему поручает он учинить с вами переговоры и условие; притом желает, чтобы оное считалось утвержденным не прежде, как по возвращении господина Еббетса и с общего на оное согласия господина Астора и моего, буде рассудите вы за полезное для Российско-американской компании в том меня уполномочить. В сем случае покорнейше прошу вас, милостивый государь мой, написать ко мне подробно, в чем и какую могу сделать я и условии перемену, если можете предвидеть в том надобность. Что же касается до господина Еббетса, сомневаюсь, чтобы господин Астор дал ему право сделать с вами окончательное условие и не стал бы, может быть, еще со мною торговаться. Почему и прошу вас отписаться со мною о всем том, что не намерены вы открывать им, хотя, впрочем, не знаю, не будут ли они известны о содержании ваших писем, которые дойдут ко мне, впрочем, чрез их же руки.

Господин Астор просил меня дать ему записку тех вещей, которые более нужны для селений, желая по ней составить свой груз, что я исполнил, выписав оную из данного мне наставления высокопочтенной Компанией, почему и надеюсь, милостивый государь мой, что буде чего не встретится особенного в цене и пр., вы дадите товару господина Астора некоторое преимущество пред таким, который может быть к вам привезенным на другом корабле.

Не за излишнее почитаю вас уведомить о сказанном мне людьми, достойными вероятия, что несколько месяцев тому назад один англичанин в Кантоне вознамерился вооружить судно для нападения на наши американские селения и грабежа оных, но принужден был остановить свое предприятие за недостатком людей. Имени его узнать я не мог.

В Европе еще горит война, Бонапарте почти разрушил Австрию. Ежедневно ожидаю известия, что российские войска заняли Турцию. Война со шведами еще не кончилась, англичане российским портам никакого вреда не учинили. Экспедиция против Антверпа не удалась, и они возвратились домой, оставив за собою Флуннинг. Торговля в плохом состоянии. Соединенные Штаты с Россиею, кажется, имеют взойти в торговую связь.

Опубликовано: Россия и США: Становление отношений, 1765 – 1815 годы: Сб. документов. М., 1980. С. 382 – 385.
OCR: © 2005 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Дашков А.Я. — Письмо главному правителю Русской Америки Александру Баранову, [21 октября] 7 ноября 1809 года

Письмо первого русского консула в США, в котором он, среди прочего, рассказывает о "видах здешнего правительства на северо-западный берег Америки".