Кроули Д. «Билли Янк и Джонни Реб в сравнении»

D. Tyron Crowley «Billy Yank and Johnny Reb Compared»

Введение

Разумеется, что во время Войны за Южную Независимость у солдат армий Севера и Юга было много общего. Но, несмотря на то, что на обеих сторонах находились люди, ненавидевшие дисциплину и полковой образ жизни, жаловавшиеся на пропитание, обвинявшие своих офицеров в неудачах, мечтавшие скорее вернуться к мирному существованию и не философствовавшие о причинах войны, между Билли Янком (северянином) и Джонни Ребом (южанином) существовали некоторые отличия.

Ответом, который историки традиционно получают на вопрос «Как сильно отличался Старый Юг?» является утверждение о существовании в 1861 году в пределах одной страны двух «различных культур», отделённых друг от друга «многочисленными существенными» отличиями. Профессор американской истории Грэди Мак-Уини из Техасского Христианского университета, подчёркивающий определяющую роль кельтской культуры при формировании культуры Юга, подводит итог своим исследованиям этого вопроса следующими словами:
«Свидетельства современников о жизни в Соединенных Штатах в начале 1860-х показывают существование больших важных отличий южан от северян. В предвоенный период множество наблюдателей описывают южан более гостеприимными, щедрыми, откровенными, учтивыми, ленивыми, отчаянными, воинственными, расточительными, непрактичными и опрометчивыми, чем северяне, которые, в свою очередь, были более экономными, проницательными, дисциплинированными, неловкими, инициативными, жадными, осторожничающими, скромными, честолюбивыми, миролюбивыми и практичными, чем жители Юга.» Признавая существование различий между двумя частями страны, не стоит удивляться различиям, существовавшим между солдатами противоборствующих армий. Давайте кратко рассмотрим некоторые из них.

Этническая основа

В северной армии был высокий процент иностранцев — 20-25%, что несравнимо с 4-5% в армии Юга. Наибольшее представительство имели немцы (200 тысяч), затем — ирландцы (150 тысяч), следом канадцы и англичане (по 50 тысяч каждых). Далее по убывающей шли скандинавы, французы и другие. На Севере была одна индейская бригада (состоявшая преимущественно из воинов племени крик). 45 из 583 генералов в армии Севера были иностранцами. В армии Юга самую большую группу выходцев из-за рубежа составляли ирландцы (15-20 тысяч человек, или 4-5% от численности армии). Рассказывают, что празднование дня Святого Патрика приводило среди ирландцев к жертвам много большим, чем их участие в боях. На Юге было 3 индейских бригады, на две больше, чем на Севере, главным образом состоявших из индейцев чероки, чокто и семинолов. Девять из 425 генералов Конфедерации (2%) были иностранцами, включая известных — ирландца Патрика Клеберна и индейца-чероки Стэнда Уэйти. В данном случае термин «иностранцы» обозначает «европейцы», поскольку почти все солдаты, описываемые в обеих армиях как иностранцы, прибыли из Европы.

Возраст

Хотя многие полагают, что самое большое число стариков и подростков служило в армии Конфедерации, один из авторитетных исследователей этого вопроса Белл Уили говорит о равном возрастном уровне обеих армий. Самое большое представительство имели восемнадцатилетние. Три четверти всех солдат попадали в возрастные рамки 18-30 лет. Самым юным солдатом обеих армий считается барабанщик армии Союза Джонни Клем, поступивший на службу в девятилетнем возрасте. Самым молодым конфедератским солдатом был Чарльз Картер Хэй, который вступил в Алабамский полк в возрасте 11 лет и капитулировал с ним в Аппоматтоксе, когда ему ещё не было пятнадцати.

Самым старым солдатом был восьмидесятилетний Кёртис Кинг, состоявший в небоевом соединении — 37-м полке из Айовы, известном как «Серобородые». Самым старым конфедератом был Э. Поллард, завербовавшийся в 5-й Северокаролинский полк в возрасте 73 лет.

Образование и профессия

Южные солдаты главным образом были из деревни; солдаты янки в основном происходили из городов. Многие северяне имели начальное образование и число неграмотных в их рядах было небольшим. В южных же полках была нередка ситуация, когда в ведомостях на выдачу жалования напротив фамилий доброй половины роты стоял крестик. Солдаты с обеих сторон писали так, как говорили, рождая новые слова — «fit» вместо «fought», «tuk» вместо «took», «horsepittle» вместо «hospital».Один конфедерат писал домой, что, как бы ему этого не хотелось,он не вернётся в госпиталь, «потому что это слово пахнет дохлой лошадью».Городское происхождение и разнообразие их профессий — среди них встречались механики, плотники, каменщики и т.д. — было преимуществом северян — офицерыармии Союза могли быть уверены, что если что-нибудь сломается, они найдут того, кто сможет это починить. Со своей стороны южане были фермерами — это занятие бесконечно повторяется в их полковых ведомостях.

Интерес к политике

Из-за большей грамотности и образованности, северные солдаты проявляли больший интерес к политике. Другой причиной для их интереса была президентская кампания 1864 года, когда сторонники Мак-Клеллана и Линкольна проводили среди солдат предвыборную агитацию и устраивали обсуждения. Программа долгой войны президента Линкольна активно критиковалась примирительными сторонниками Мак-Клеллана. Линкольн победил с небольшим перевесом, набрав 2 миллиона 200 тысяч из 4 миллионов голосов.

Тот факт, что Джефферсон Дэвис был избран на шестилетний срок, а вместо оппозиции на Юге было чувство единения против общего противника, подразумевает, что среди южных солдат политических дебатов почти не было.

Религия

Южане и солдаты, которые воевали за них, были в большинстве своём более религиозными, более ортодоксальными, часто более протестантами и верящими в воскрешение, чем их северные противники. Южные лидеры подобные президенту Дэвиса, который объявлял для себя дни поста и молитвы и генералам Ли и Джексону, являвшимся примерами набожности и беспокоившихся о духовном состоянии своих войск были полной противоположностью президенту Линкольну, в частных беседах издевавшемуся над церковью и священниками и генералам Гранту, Шерману и Шеридану, прохладно относившихся к религии.

Выразительность

Южные солдаты были более открытыми и выразительными, более эмоциональными, чем их Северные коллеги. После исследования ста дневников (по 25 дневников северных офицеров, северных солдат, южных офицеров, и южных солдат) и 200 писем (по 50 штук из тех же самых четырех групп), Майкл Бартон из Университета штата Пенсильвания пришёл к выводу, что южные солдаты, особенно — офицеры, были более многословны и экспрессивны, в то время как северные солдаты были более лаконичны и скрытны. Среди южных солдат более в ходу были определения «добрый», «благородный», «джентльмен», «храбрый», «смелый», из чего Бартон делает вывод, что они были более обеспокоены этими высокими понятиями.

Белл Уили пишет, что он не нашёл в письмах северян ничего подобного красочной выразительности южан и приводит несколько примеров.Один джорджианец, более года пробывший вдали от своей жены написал ей: «Если бы я … не получал писем от тебя, то я забыл бы, что женат. Я не чувствую себя женатым человеком, но никогда не забуду об этом, даже находясь на постое в домах других женщин. Если же я всё-таки забудусь, то прошу тебя простить мне эту забывчивость.» Северокаролинец обращался к своему другу, оставшемуся дома, с такой просьбой: «Томми, я прошу тебя быть хорошим парнем и взять на себя труд сообщить моей жене и детям о том, что я возвращаюсь домой … я хочу, чтобы ты навестил … мою жену и детей, но прошу, чтобы ты взял с собой свою жену (когда пойдешь к моим)».

Поведение на поле боя

Почти все наблюдатели отмечают, что южане действовали с большим энтузиазмом, лихостью, агрессивностью, и «наплевательским отношением к жизни», но подобно своим предкам-шотландцам, известным нам по фильму «Храброе сердце», страдали от отсутствия воинской дисциплины, чем отличались от солдат с Севера. Сам генерал Ли неоднократно повторял, что «наша армия больше всего нуждается в устойчивой дисциплине» и что «многие возможности были упущены и сотни солдат полегли ни за что только из-за несоблюдениястрогой дисциплины». Однако, то обстоятельство, что южане сражались за родную землю, заставляло их быть лучшими в первые два года войны, до Геттисберга и Виксберга, с соблюдением дисциплины или без оной.

Двумя другими причинами их превосходства были совершенное владение огнестрельным оружием и высокое качество южных военных лидеров, хотя ко второй половине войны янки значительно улучшили свой навык обращения с оружием и стали превосходить южан по этому показателю.

Ещё одной причиной успеха южан на первом этапе был легендарный «Крик мятежников», описанный почти всеми наблюдателями за войной и наводивший ужас на янки в тот момент, когда южане врезались в их строй. Северяне обычно по приказу ободряли себя возгласом в унисон «Гип-гип, ура!», в то время как «наводящий ужас» Крик мятежников был «диким, громким, пронизывающим» возгласом, вдохновлённым сочетанием волнения, испуга, гнева и восторга.

Язык

Как говорилось выше, Майкл Бартон проанализировал по 25 дневников северных и южных офицеров и солдат, и по 50 писем из этих же четырех групп (100 дневников и 200 писем). Оказалось, что южные офицеры часто используют слова типа доброта, благородность, джентльмен, храбрость, смелость, проявляя большую озабоченность этими понятиями как в своих дневниках (то есть разговоре с самим собой), так и в письмах (разговоре с другими). Рядовой состав южной армии использовал три из этих пяти понятий чаще, чем офицерский состав Союза. Другое заметное отличиезаключается в количестве писем сочувствия, отправленных родственникам погибших. Бартон отметил, что из 162 писем северных солдат письмами сочувствия были только два, тогда как из 136 южных писем количество писем сочувствия составило 30. То есть соотношение — 22:1. Полковник У.К. Оутс из 15-го Алабамского полка отправил письмо, служащее примером типичной южной фразеологии того времени: «Капитан Брейнард, был одним из самых честных и воспитанных людей, которых я когда-либо знал, и вёл он себя как Джентльмен и Солдат. Человек благородного и мужественного поведения, храбрый, честный, надёжный и верный, он вызывал восхищение у всех, кто его знал. Требовавший строгого соблюдения дисциплины… для своего возраста он был непревзойдённым офицером Конфедеративной армии».

И конечно существовал южный акцент, который продолжает жить и сегодня, хотя и растворенный в значительной степенителевидением, радио, и антиюжным уклоном общества в целом.В южной армии существовало, по крайней мере, два главных диалекта: филологи сейчас называют их диалектами южный прибрежный и южный горный. На прибрежном диалекте разговаривали плантаторы и прочие представители южного высшего общества. Отличительная особенность этого диалекта — опускание звука «r» там, где он должен быть. Большинство же южан говорило на разновидностях южного горного диалекта. Они, наоборот, вставляли звук «r» туда, где его быть не должно.Над говорящими так сегодня южанами не стоит смеяться, поскольку их речь максимально приближена к речи солдат Конфедерации.

Причины для войны

Северные солдатыв своих письмах приводили аргумент «сохранения Союза» как причину для того, чтобы вести войну. Это оправдание придумало правительство Линкольна, чтобы вторгнуться на Юг, чем напоминало мужика, «во имя сохранения союза» до полусмерти избивающего свою жену, желающую развестись с ним. В дополнение к этому, некоторые северные солдаты считали, что они воюют за «освобождение рабов».

Для южан, сражавшихся за освобождение земли, родной для них и их семей (один из двух случаев, когда американцы воевали за освобождение родной земли, первый — война 1812 года), причинами войны были желание «изгнать чужаков», «сохранить права штатов» и защитить южный образ жизни. В их письмах нашли отражение злость и ярость против Северной агрессии. Один южный солдат написал своей жене: «Научи моих детей ненавидеть их (янки) той ожесточённой ненавистью, которая не позволит им встретиться с теми без желания уничтожить друг друга». Другой южанин писал другу: «Пусть каждая южная мать научит своих детей ненавидеть и проклинать само имя янки до тех пор, пока это имя и раса не исчезнут с лица земли.» Эти откровенные выражения не являются типичными, но они иллюстрируют глубину чувств людей, которые полагали, что на их землю напали отвратительные иноземцы.

Когда начинается обсуждение войны, всегда поднимается вопрос рабства. В то время, когда южные солдаты непосредственно не сражались за сохранение рабства как экономической системы, они не виделииной альтернативы ей как системе социального контроля. Один конфедерат писал другому: «Ты знаешь, что я бедный человек, не имеющий собственности, которая, как говорят, стала причиной этой войны. Но у меня есть жена и несколько детей, которых я хочу вырастить в гордости и уверенности, что они не будут уравнены в правах с африканской расой». Они очень боялись последствий выпуска в их общество миллионов необразованных рабов, которые только поколение-два назад были привезены из джунглей Африки.

Заключение

Мы увидели, что в то время, когда среди рядового состава и северной и южной армии существовало много общего в неприятии армейского образа жизни, тоске по дому и недовольства офицерами, были и многочисленные существенные различия, которые сделали простым, если не сказать неизбежным, их вступление в войну друг с другом. Грэди Мак-Уини подводит итог, говоря: «Южане едва ли могли поступить иначе. Будучи продуктом другой культуры, они, как и все другие кельты, полагали, что лучшим способом защитить их права и честь является война».

Для сегодняшних южан самое страшное предвидение предков стало явью. Джордж Фитцхью, плантатор из Виргинии и защитник Юга писал в 1860 году, что разделение Севера и Юга было «больше, чем секционная проблема.» Это было столкновение «между консерваторами и революционерами, между теми, кто… верит в прошлое, в историю и опыт человечества, … и теми, кто… по глупости, опрометчиво и по-наглому пытаетсяуничтожить человеческую природу, отринуть тысячелетия и создать будущее без того, что ему предшествовало.» Сто тридцать восемь лет спустя, его слова, тогда казавшиеся только ужасным предсказанием, теперь описывают нашу действительность, когда опьяненные властью «революционеры» всемогущего федерального правительства прилагают все силы, чтобы «создать будущее без того, что ему предшествовало.» Наши конфедеративные предки были правы в своих взглядах, правы в своих причинах для войны, и, как мы теперь понимаем, их опасения относительно последствий поражения в Войне между штатами полностью оправдались.

Источники:

Barton, G. Goodmen: The Character of Civil War Soldiers. Penn State University, 1981.

McWhiney, G. Cracker Culture: Celtic Ways in the Old South. Tuscaloosa: University of Alabama Press, 1988.

Christian, G.L. The Life and Character of Abraham Lincoln. Birmingham: The Society of Biblical and Southern Studies, 1996.

Wiley, B. I. «Johnny Reb and Billy Yank,» American History Illustrated, April 1968.

Текст: © 1998 D. Tyron Crowley, опубликован на Southern Events
Перевод: © 2006 Северная Америка. Век девятнадцатый
Данный перевод выполнен в ознакомительных целях и не является авторизованным. Перепечатка перевода запрещена.

Кроули Д. «Билли Янк и Джонни Реб в сравнении»

Краткий обзор того, в чём сходились, и чем отличались солдаты армий Союза и Конфедерации.