Гровер Кливленд — Инаугурационная речь, 1893

Grover Cleveland «Inaugural Address, 1893»

4 марта 1893 г.

Соотечественники!

Повинуясь приказу моих земляков, я собираюсь посвятить себя служению их интересам согласно принятой торжественной присяге. Я глубоко растроган выражением доверия и личной симпатии, которые позвали меня на эту службу, и уверен, что моя признательность не найдет лучшего выражения, чем в том обещании, которое я даю перед Господом и присутствующими свидетелями, что всего себя посвящу интересам и благосостоянию тех, кто оказал мне такую высокую честь.

Я считаю уместным, пользуясь возможностью и собираясь также озвучить свои мысли по поводу общественных проблем неотложной важности, кратко сказать о существовании определенных условий и тенденций среди нашего народа, которые, на мой взгляд, угрожают целостности, честности и полезности работы его правительства.

В то время как каждый американский гражданин может с гордостью и энтузиазмом созерцать рост и развитие нашей страны, способность наших институтов выдерживать жесточайшие удары насилия, достойную удивления бережливость и рвение нашего народа, бесспорные преимущества нашей свободной системы правления, нам нужно все время учитывать каждый симптом предательской непоследовательности и слабости, угрожающей нашей национальной силе и энергии.

Сильный мужчина, уверенный в крепости своего здоровья, находит утешение в тяжелейших видах деятельности и получает удовольствие от преодоления трудностей непрерывной работы, но в то же время в нем может затаиться коварная болезнь, которая незаметно подточит его жизненный потенциал и обречет на внезапное бессилие или смерть.

Не подлежит сомнению то, что наши достойные удивления достижения как нации и мощь нашей страны спровоцировали легкомысленность тех законов, которые определяют наше национальное здоровье и которых мы не можем избежать так же, как и человеческая жизнь не может избежать законов Бога и природы.

Очевидно, что ничто не является таким важным для нашего утверждения как нации и для направленной на благо нашего общества деятельности правительства, как здоровая и стабильная валюта. Ее уязвимость и угроза ее упадка должны немедленно призвать к действию самых просвещенных государственных чиновников, а предотвращение снижения покупательной способности граждан должно стать мощнейшим стимулом для принятия быстрых упреждающих мер.

Стараясь улучшить сегодняшнюю непростую ситуацию в аспекте, только что мною затронутом, мы поступим мудро, если умерим свою чрезмерно высокую уверенность и веру в наши национальные силу и ресурсы искренним признанием, что даже они не дают нам возможности безнаказанно пренебрегать неумолимыми законами финансов и торговли. Вместе с тем в своих попытках согласовать расхождения мыслей нам нужно освободиться от нетерпимости или вспыльчивости, а наши суждения не могут пребывать под влиянием эгоистических интересов и обманчивых красивых фраз.

Я уверен, что такой подход к этому предмету послужит причиной появления мудрого и эффективного корректирующего законодательства. А тем временем в пределах допустимого вмешательства правительства каждое из предоставленных ему полномочий будет задействовано, если его использование будет признано необходимым для сохранности доверия к нам как нации или для предотвращения финансовой катастрофы.

Нас подстерегает еще одна не менее серьезная опасность, и она тесно связана с чрезмерной уверенностью в величии нашей страны, уверенностью, которая приводит к пренебрежению правилами национальной безопасности. Я имею в виду господствующую среди народа склонность ожидать от работы правительства каких-либо особых и непосредственных индивидуальных выгод.

Вердикт наших избирателей, осудивших несправедливость продолжения политики протекционизма ради самого протекционизма, возлагает на слуг народа обязательства разоблачать и уничтожать выводки родственных бедствий, которые являются пагубными последствиями патернализма. Они — проклятие республиканских институтов и постоянная угроза народовластию. Они сводят к лукавому махинаторству ту систему правления, которую установили и завещали нам наши предки и которая является объектом нашей любви и глубокого уважения. Это зло развращает и подрывает патриотические чувства наших соотечественников и соблазняет их жалкими махинациями подлой наживы за счет средств их же правительства. Это зло подрывает самодостаточность нашего народа и вместе с тем порождает зависимость от государственного фаворитизма. Оно убивает американский дух и дискредитирует каждую благородную черту американского гражданина.

Мы должны забыть уроки патернализма и вместе с тем выучить лучший урок: люди должны патриотично и энергично поддерживать свое правительство, но в обязанности правительства не входит непосредственная поддержка людей.

Принятие этого принципа ведет к отказу от премий и субсидий, которые ложатся бременем на труд и бережливость части наших граждан, помогая плохо организованным и слабым предприятиям, безразличным народу. Это ведет также к осознанию потребности прекратить бездумные и расточительные пенсионные выплаты, которые выходят за пределы выражающего признательность вознаграждения за патриотическую службу, развращают и соблазняют к использованию в порочных целях сочувственное и благородное желание наших людей помочь тем, кто потерял здоровье, защищая свою страну.

Каждый рассудительный американец должен осознать важность пресечения в зародыше всякой тенденции в государственных и частных организациях рассматривать бережливость и экономность как устаревшие добродетели, которых мы можем избавиться без любых негативных последствий. Толерантное отношение к этой идее приводит к трате народных денег избранными слугами народа и поощряет расточительство и транжирство в частной жизни наших земляков.

В нашей системе правления расточительство государственных средств является преступлением против граждан, а пренебрежительное отношение наших людей к бережливости в личных делах подрывает, к сожалению, силу и твердость нашего национального характера.

Простые соображения честности и правильного правления требуют, чтобы государственные затраты ограничивались общественной необходимостью и чтобы эта необходимость определялась правилами жесткой экономии; точно так же ясно, что бережливость среди людей — это наилучшая гарантия единодушной и мощной поддержки свободных институтов власти.

Одного проявления расточительства государственных средств можно избежать, если назначение на государственные должности, вместо того чтобы быть вознаграждением за партийную деятельность, будут получать те, чье умение и сноровка обещают добросовестную работу в обмен на зарплату. Для обеспечения адекватности и компетентности назначенцев на государственные должности и устранения из мотивов политической деятельности деморализующей и безумной жажды наживы была начата реформа государственной службы как в государственной политике, так и в законодательстве. Выгоды, уже полученные от этой реформы, и ее многообещающая потенциальная польза обеспечивают ей пылкую поддержку и поощрение среди тех, кто хочет видеть государственную службу эффективной, и тех, кто надеется на улучшение политической морали и очищение политических методов. Существование гигантских скоплений однородных предприятий и синдикатов, созданных с целью ограничения производства и манипулирования ценами, несовместимо с тем полем справедливости, которое должно быть открытым для каждого независимого вида деятельности. Легитимная конкуренция в бизнесе не может подменяться безоговорочным выполнением требований синдикатов, имеющих огромную силу, а люди не должны лишаться выгод от удешевления продукции, к которому, как правило, ведет здоровая конкуренция. Эти скопления и синдикаты часто плетут заговоры против интересов народа, и во всех своих ипостасях они неестественны и противоречат нашему американскому чувству справедливости. В той же мере, в какой федеральная власть сможет повлиять на них и ограничить их деятельность, Центральное правительство должно защитить своих граждан от вмешательства и грабежа синдикатов.

Верность принципам, которые отстаивает наше правительство, однозначно требует, чтобы равенство перед законом, гарантированное им каждому гражданину, было справедливо и честно внедрено во всех уголках нашей страны. Пользование этим правом неотъемлемо от звания гражданина, где бы он ни был, и, не ограниченное расой или цветом кожи, это пользование требует подтверждения в духе американского мужества и справедливости.

Наши отношения с индейцами, живущим в пределах наших границ, возлагают на нас ответственность, которой мы не можем избежать. Гуманизм и справедливость требуют от нас относиться к ним снисходительно, а в ведении с ними дел честно и тщательно гарантировать обеспечение их прав и интересов. Необходимо приложить все усилия, чтобы вывести их на путь цивилизации и образования, на путь к самодостаточности и независимому гражданству. А тем временем их, как подопечных нашей нации, нужно надлежащим образом защищать от алчности мошенников и оберегать от всякого влияния или соблазна, которые будут стоять на пути их прогресса.

Народ Соединенных Штатов дал приказ, чтобы сегодня контроль над его правительством и законодательной властью перешел к политической партии, которая неоднозначно высказалась в пользу осуществлений тарифной реформы. Таким образом народ сделал выбор в пользу наиболее справедливой и наиболее равноправной системы федерального налогообложения. Представители, которых он избрал для исполнения своих пожеланий, обязаны своими обещаниями не меньше, чем приказами своих руководителей, полностью посвятить себя выполнению этой задачи.

Не отступая от своих принципов, мы должны выполнять ее мудро и избегая бездумной мстительности. Наша задача — не подвергнуть наказанию, а устранить зло. Если мы снимем бремя с повседневной жизни нашего народа, то устраним те чрезмерные и несправедливые преимущества, которыми кое-кто весьма долго пользовался. И это будет крайне необходимым шагом по направлению к правде и справедливости. Если мы добьемся от несогласных согласия с теорией справедливого распределения фондов государственной благодетельности, которые были накоплены для всех, то мы недвусмысленно поддержим принцип, лежащий в основе наших свободных институтов. А когда мы снимем завесу и разоблачим ошибочные представления, которые ослепляли взгляды наших земляков и не давали им возможности увидеть, в каком положении они оказались из-за пагубных тарифных законов, то мы со всей ясностью продемонстрируем им, как далеко они отклонились от пути, который ведет к счастью и обеспеченности. Когда мы заявляем, что необходимость поддержания деятельности правительства является единственным основанием для налогообложения доходов людей, то мы провозглашаем истину такую очевидную, что ее отрицание продемонстрирует, насколько осведомленность в злоупотреблениях налоговых полномочий способна повлиять на ход мыслей и на суждения. И когда мы стараемся восстановить веру в свои силы и предприимчивость наших граждан, дискредитируя попытки в полной мере положиться на государственную благосклонность, то мы стремимся стимулировать те черты американского характера, которые поддерживают стремление американцев к новым свершениям.

Забота о выполнении обещаний, данных моей партией, и забота о полном оправдании доверия, высказанного нам народом, заставляют меня напомнить тем, с кем мне придется сотрудничать, что я смогу успешно выполнять вверенную нам работу лишь тогда, когда наши усилия будут искренними, гармоничными и бескорыстными. Даже если непреодолимые препятствия или оппозиция будут мешать выполнять нашу задачу, это едва ли станет нам оправданием; а если будет установлено, что фиаско произошло по нашей вине или из-за нашей небрежности, то мы не сомневаемся, что народ сможет быстро призвать нас к строгой ответственности.<o:

Присяга, которую я только что принял, — сохранять, оберегать и защищать Конституцию Соединенных Штатов, — не только четко оговаривает ту большую ответственность, которую я на себя беру, но и напоминает о соблюдении конституционных требований как того правила, какового мне следует придерживаться в своей деятельности. Всеми своими силами и в пределах своей сферы обязанностей я буду оберегать Конституцию, ревностно охраняя каждую гарантию федеральной власти, которая в ней содержится, защищая все ее ограничения от нетерпеливости и неукротимости, используя ее ограничения и предостережения в пользу штатов и народа.

Четко осознавая важность возложенных на меня обязанностей и свою слабость, я буду неприятно поражен, если мне придется самому, без всякой помощи, нести бремя ответственности, которое выпало на мою долю. Однако грусть моя развеивается, когда я вспоминаю, что буду иметь поддержку, совет и содействие мудрых и патриотически настроенных людей, которые будут поддерживать меня в правительстве либо будут представлять народ в законодательном органе. <o:

Я нахожу огромное утешение в мысли, что мои соотечественники — справедливы и великодушны, а также в моей уверенности, что они не будут порицать тех, то своей искренней и преданной службой народу заслуживает его снисходительности и одобрения.

А еще я знаю, что есть Верховный Творец, который руководит делами людей и чьи доброта и милосердие никогда не покидали американский народ. Я также знаю, что Он не отвернется от нас, если мы смиренно и учтиво будем просить Его всемогущей помощи.

Оригинал
Перевод опубликован: Инаугурационные речи Президентов США. Харьков: Folio, 2009. С. 153-157.
OCR: © 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Гровер Кливленд — Инаугурационная речь, 1893

Стивен Гровер Кливленд (1837-1908) — единственный американский политик, занимавший пост президента США два раза с перерывом в четыре года. Во время второго президентства Г. Кливленда (24-й президент, 1893-1897) был восстановлен золотой стандарт (1893 г.) и принят протекционистский тариф (1894 г.), место тарифа Мак-Кинли занял тариф Вильсона, который означал послабление протекционизма. Недостаточно решительное поведение Г. Кливленда в этот раз вызвало против него сильное недовольство даже среди его приверженцев. На выборах в Конгресс США в конце 1894 года республиканцы одержали блестящую победу. Во время второго срока Г. Кливленда был создан штат Юта (1896 г.).