Гровер Кливленд — Инаугурационная речь, 1885

Grover Cleveland «Inaugural Address, 1885»

4 марта 1885 г.

Соотечественники!

В присутствии этого многочисленного собрания моих земляков я собираюсь сделать достоянием гласности и скрепить присягой, которую я приму, изъявление воли великого и свободного народа. Пользуясь своей властью и правом самоуправления, он вверил одному из своих сограждан высочайший и священный пост, и этот гражданин теперь посвящает себя служению на благо народа.

Эта потрясающая церемония немного прибавляет к тому торжественному чувству ответственности, которое я испытываю, размышляя о своей обязанности перед всем народом нашей страны. Ничто не уменьшит мое опасение, что я могу совершить какой-либо поступок, от которого пострадают его интересы, и мне ничего не надо, дабы укрепить мою решимость задействовать все свои способности и всю свою энергию на благо народа.

На фоне шума партийной вражды люди сделали свой выбор, но сопутствующие обстоятельства еще раз продемонстрировали силу и надежность народного правительства. С каждым годом становится все яснее, что наши демократические принципы не нуждаются в никакой апологии, и именно в их бесстрашном и последовательном применении и кроется наиболее крепкая гарантия грамотного правления.

Но самые лучшие результаты работы правительства, в котором есть толика работы каждого гражданина, в значительной мере зависят от надлежащего ограничения чисто партийного упрямства и деятельности и правильного чувства времени, когда разжигание партийных страстей нужно объединить с патриотизмом граждан.

Сегодня исполнительная ветвь власти меняет свой состав. Но все равно это правительство остается правительством всего народа, именно он и должен оставаться предметом его симпатий и заботы. В это время споры политической конкуренции, горечь партийного поражения и приподнятость партийного триумфа должны смениться спокойным и здравомыслящим подчинением народной воле и трезвой и осознанной заботой об общем благе. Более того, если мы, начиная с этого времени, честно и с оживлением отбросим все фракционное недоверие и предрассудки и с чисто мужским доверием друг к другу решим гармонично работать ради достижения нашей национальной цели, то мы вполне заслуженно сможем реализовать все преимущества, которые только может обеспечить наша замечательная форма правления.

Пользуясь возможностью, мы не можем не повторить обещаний нашей преданности Конституции, которая, созданная основателями республики и освященная их молитвами и патриотичной преданностью, воплотила ожидания и надежды великого народа — сквозь времена процветания и мира, сквозь конфликты с иностранными государствами и бедствия внутренней вражды и неверности.

Отец нашей страны одобрил принятие нашей Конституции «как результат действия духа дружбы и взаимных уступок». В таком же духе Конституцию и нужно выполнять, чтобы оказывать содействие стабильному благосостоянию страны и в полной мере обеспечить ее бесценные выгоды для нас и для тех, кто придет нам на смену и будет пользоваться благами нашей национальной жизни. Большое разнообразие непрерывно возникающих конкурентных интересов, подведомственных федеральному контролю, не должно вселять в нас страх, что «наибольшее благо для наибольшего количества» не будет достигнуто, — до тех пор, пока в залах национальных законодательных органов преобладает тот дух дружбы и взаимных уступок, в котором родилась Конституция. Если при этом будет идти речь об отказе от частных интересов или же временном прекращении или отмене каких-либо местных льгот, то компенсация будет найдена, в полной уверенности, что таким образом обеспечивается общий интерес и содействие общему благосостоянию.

Выполняя мои должностные обязанности, я буду стремиться руководствоваться справедливым и недогматичным толкованием Конституции, тщательным соблюдением разделения полномочий федерального правительства и полномочий, закрепленных за штатами или за народом, а также тщательным определением функций, которые Конституцией и законами были особым образом закреплены за исполнительной ветвью власти.

Но тот, кто сегодня присягает сохранять, оберегать и\защищать Конституцию Соединенных Штатов, лишь берет на себя торжественное обязательство, которое должен разделить с ним каждый патриотично настроенный гражданин — на ферме, в мастерской, на многолюдном рынке, словом, везде. Конституция, которая требует принятия этой присяги, — это, мои соотечественники, ваша Конституция; правительство, которое вы избрали для управления делами на определенное время, тоже ваше правительство; избирательное право, которое реализует волю свободных людей, — ваше; законы и вся система нашего гражданского управления — от городского собрания до столиц штатов и до столицы страны — ваши. Каждый избиратель, так же, как и Верховный судья, получив ту же высокую санкцию, хоть и в иной сфере, выполняет важную общественную функцию. Но это еще не все. Каждый гражданин поручает стране неутомимо и придирчиво контролировать своих чиновников, справедливо и правдиво оценивать их преданность своему делу и ту пользу, что они приносят. Таким образом народная воля влияет на всю систему нашего гражданского общества — муниципальную, штата и федеральную; и это — цена нашей свободы и нашей вдохновенной веры в республику.

Обязанностью тех, кто служит народу на государственной должности, является жесткое ограничение государственных затрат фактическими нуждами экономно управляемого правительства, потому что это ограничивает право правительства взимать налоги с трудовых заработков или имущества граждан и потому что расточительство государственных средств порождает расточительство среди людей. Нам никогда не следует стыдиться простоты и трезвой бережливости, которые как можно лучше отвечают республиканской форме правления и которые наиболее совместимы с миссией американского народа. Те, кого избирают на ограниченный срок руководить общественными делами, остаются частью народа и могут сделать многое, своим примером и благодаря своей высокой должности поощряя тот простой образ жизни, который среди их сограждан придает целостность, честность и оказывает содействие бережливости и обеспеченности.

Гениальность наших институтов, потребности наших людей в их повседневной жизни и внимание, которое нужно уделять заселению нашей территории и разработке ее ресурсов, диктуют необходимость тщательно избегать любого отклонения от той внешней политики, которую оправдала наша история, традиции и процветание нашей республики. Это политика независимости, подкрепленная нашим географическим положением и защищенная нашей мощью и нашей любовью к справедливости. Это политика мира, которая отвечает нашим интересам. Это политика нейтралитета и отклонения любого участия в международных ссорах и амбициозных претензиях на иные континенты и пометила сопротивления вмешательству в наши внутренние дела. Это политика Монро, Вашингтона и Джефферсона: «Мир, торговля и честная дружба со всеми странами; но избежание альянсов с любой из них».

Надлежащая забота об интересах и обеспеченности всего народа требует, чтобы наши финансы были поставлены на такой крепкий и хорошо продуманный фундамент, который гарантирует безопасность и стабильность интересам бизнеса, а плату за труд сделает регулярной и надежной, и чтобы наша система государственных доходов была отрегулирована так, чтобы освободить народ от лишнего налогообложения, надлежащим образом учитывать интересы капитала, вложенного в американскую промышленность, и задействованной там рабочей силы, предотвращая при этом образование в казне излишка, который может служить желанию чрезмерного расходования средств.

Забота об имуществе нации и потребностях будущих поселенцев требует, чтобы государственная сфера была защищена от мошеннических махинаций и незаконного захвата.

Совесть нашего народа требует, чтобы к индейцам, которые живут в пределах наших границ, относились как к подопечным нашего правительства, а их обучение и привлечение к ценностям цивилизации проводились с целью обретения ими в будущем нашего гражданства; полигамия на наших территориях должна быть искоренена, поскольку она разрушает родственные отношения и оскорбляет моральные чувства цивилизованных людей.

Необходимо жестко внедрять законы, запрещающие иммиграцию представителей порабощенного класса без намерения обретения ими гражданства, потому что они создают конкуренцию американским рабочим и привозят с собой привычки и традиции, несовместимые с нашей цивилизацией.

Люди требуют реформы в администрации правительства и применения принципов бизнеса к государственным делам. Для достижения этой цели нужно произвести серьезную реформу государственной службы. Наши граждане имеют право на защиту от некомпетентности чиновников, которые получают свои должности исключительно в награду за партийную службу, а также от вредного влияния и отвратительных методов тех, кто обещает такие вознаграждения, и тех, кто на них надеется. А те, кто благодаря своим добродетелям действительно достойны занимать государственные должности и стремятся к ним, вправе настаивать, чтобы во время назначения учитывали способности и компетенцию, а не партийное подхалимство и готовность отказаться от своих политических взглядов.

Работа правительства, призванного поставить во главу угла равную и бесстрастную справедливость, не должна давать повода для беспокойства в отношении защиты прав вольноотпущенных и гарантирования их привилегий согласно Конституции и ее поправкам. Любые дискуссии относительно их соответствия тому месту в обществе, которое предоставляет им американское гражданство, напрасны и бессмысленны, за исключением тех случаев, когда речь идет об улучшении положения вольноотпущенных. Тот факт, что они являются гражданами, наделяет их всеми соответствующими правами и возлагает на них все обязанности, обязательства и ответственность.

Эти темы, а также постоянно меняющиеся потребности активного и усердного населения могут на полных основаниях привлечь внимание и патриотические усилия всех тех, кто создает и внедряет федеральные законы. Наши обязанности вполне практичны и требуют их активного выполнения, рассудительного осознания нужд государственной службы, а прежде всего — твердой решительности объединенными действиями обеспечить всему народу нашей страны полный спектр преимуществ наилучшей формы правления, которую только удостоилось иметь человечество. И будем полагаться не только на человеческие усилия, но, смиренно признавая мощь и милосердие Всемогущего Бога, который вершит судьбы народов и чье влияние постоянно ощущалось в нашей истории, будем просить Его помощи и Его благословения трудам нашим.

Оригинал
Перевод опубликован: Инаугурационные речи Президентов США. Харьков: Folio, 2009. С. 153-157.
OCR: © 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Гровер Кливленд — Инаугурационная речь, 1885

Стивен Гровер Кливленд (1837-1908) — единственный американский политик, занимавший пост президента США два раза с перерывом в четыре года.

Был инициатором возрождения Демократической партии. Первый демократ, избранный в качестве президента после Гражданской войны.

Единственный президент-современник войны, не участвовавший в ней никоим образом — когда его кандидатура была выбрана в результате призывной лотереи, он откупился, за 150 долларов поменявшись местами с польским эмигрантом Джорджем Беннинским.

Единственный президент, женившийся во время пребывания в должности (1886 год, свадьба с Фрэнсис Флосом).

В период своего первого президентства (22 президент, 1885-1889) он попробовал отказаться от смены всех чиновников после президентских выборов, положил предел чрезмерному росту пенсий. Кроме того, экономное управление привело финансы США в блестящее состояние; излишек доходов в 1888 году превышал 100 млн долларов.