Гражданская война в США и Россия. К пребыванию русских военных кораблей в США (1863—1864 гг.)

Отношения России и Соединенных Штатов Америки в XVIII—XIX вв. чаще всего складывались как отношения традиционной дружбы. Правда, в связи с усилением экспансионистских тенденций во внешней политике США начиная со второй половины XIX в. некоторые акции американского государства (в частности, незаконная эксплуатация богатств побережья и территориальных вод русского Северо-Востока, поддержка агрессивных устремлений Японии на Дальнем Востоке, попытки утвердиться в Маньчжурии и т. д.) подчас нарушали интересы России. Тем не менее в трудные периоды своего развития оба государства обычно находили друг у друга поддержку и доброжелательное отношение1.

Ярким примером русско-американского сотрудничества могут служить отношения, сложившиеся между США и Россией во время Гражданской войны в США 1861—1865 гг. Русское правительство в силу сложившихся конкретных исторических условий заняло по отношению к федеральному правительству А. Линкольна благожелательную позицию, которой придерживалось на протяжении всей войны, вплоть до победы Севера над рабовладельческим Югом.

По иному отнеслись к Гражданской войне в США Англия, Франция и Испания. Воспользовавшись создавшейся обстановкой, Испания первой из европейских держав оккупировала весной 1861 г. Доминиканскую республику. Федеральное правительство США в связи с тяжелым положением внутри страны вынуждено было ограничиться протестом и занять выжидательную позицию. Англия, признав рабовладельческий Юг воюющей стороной, опубликовала прокламацию о нейтралитете, что по существу означало полупризнание Конфедерации мятежных южных штатов. Возглавлявшееся Луи Наполеоном правительство Франции также нашло момент благоприятным, чтобы укрепить свои позиции внешнеполитическими авантюрами. Оно, в частности, попытаюсь создать французскую колониальную империю в Америке. Известно также, что 31 октября 1861 г. Англия, Франция и Испания подписали в Лондоне соглашение о совместной интервенции в Мексике. Появление интервенционистских войск в Мексике объективно оказывало южным штатам поддержку.

В отличие от Англии, Франции и Испании, стремившихся в своих корыстных целях к ослаблению США, Россия была заинтересована в сохранении единых и сильных Соединенных Штатов. В самом начале Гражданской войны федеральному правительству А. Линкольна была сообщена депеша государственного канцлера России А. М. Горчакова российскому посланнику в Вашингтоне Э. А. Стеклю от 16(28) июня 1361 г., в которой содержались заверения в дружеском расположении России к Американскому союзу2. «Этот союз в наших глазах,— говорилось в депеше,— не только является существенным элементом мирового политического равновесия, но он, кроме того, представляет нацию, к которой наш государь и вся Россия питают самый дружественный интерес, так как две страны, расположенные по обеим сторонам света, в предшествовавший период их развития были как бы призваны к естественной солидарности интересов и симпатий, чему они уже неоднократно давали взаимные доказательства» 3. Ознакомившись с этим документом, А. Линкольн сказал Стеклю: «Соблаговолите довести до сведения императора о нашей глубокой признательности и заверить е. в-во, что вся нация сумеет оценить этот новый знак дружбы» 4. Докладывая о состоявшейся встрече, Стекль писал: «Президент и государственный секретарь мне заявили, что из всех сообщений, полученных ими от европейских правительств, наше было самым дружественным и самым благосклонным и, пользуясь выражением самого г-на Линкольна, самым лояльным»5. Тогда же правительство Линкольна запросило согласия российского правительства на опубликование сообщенного ему документа6, которое было сразу же дано.

Дружеская позиция России затрудняла маневры западноевропейских держав, направленные против федерального правительства. Тогдашний премьер-министр Англии Пальмерстон признавал, что «действия Великобритании были обусловлены отчасти опасением, что недостаточное уважение к правам нейтралитета может легко вызвать нерасположение Соединенных Штатов к союзникам и вызвать опасность принуждения этой страны заключить военный союз с Россией» 7.

В октябре 1862 г. Франция обратилась к Англии и России с предложением потребовать от северных и южных штатов заключения перемирия па шесть месяцев, снятии блокады портов южных штатов и открытия для европейской торговли всех американских портов. Россия отклонила это предложение, что оказало определенное влияние на позицию Англии и заставило ее правительство отнестись более осторожно к предложению Франции 8.

Поддержка федерального правительства со стороны России сыграла важную роль в укреплении внешнеполитических позиций правительства А. Линкольна в самое трудное для него время — в первый период Гражданской войны. Вместе с тем Россия строго придерживалась принципа невмешательства во внутренние дела США.

Передовая общественность России с первых же дней Гражданской войны в США выступила с активной поддержкой Северных Штатов. В борьбе между Севером и рабовладельческим Югом русские революционные демократы видели борьбу демократических и реакционных сил и поэтому были всецело на стороне Севера. Н. Г. Чернышевский на страницах «Современника» выступил с яркими статьями в поддержку Северных Штатов и А. Линкольна. Он предвидел неизбежную отмену рабства и побед Севера над Югом.

В войсках северян сражались русские добровольцы. В одной из своих депеш Стекль писал: «Мне говорили, что среди солдат, расположенных лагерем в окрестностях Вашингтона, имеется несколько добровольцев, русских подданных. Среди офицеров находится Струве, который в 1848 г. участвовал в германской революции. Из газет я узнал, что некий Турчанинов, бывший русский офицер, командует полком добровольцев штата Иллинойс» 9.

Э. Стекль тогда ничего не знал о Турчанинове, но теперь известно, что уроженец Дона, полковник генерального штаба русской армии Иван Васильевич Турчанинов (1822—1901 гг.) в 1856 г. вместе с женой эмигрировал в США. Когда там началась Гражданская война, он счел своим долгом вступить в армию Севера.

Огромную услугу правительству А. Линкольна Россия оказала тем, что послала к берегам США две свои лучшие эскадры — одну в сентябре 1863 г. из Кронштадт в Нью-Йорк под командованием контр-адмирала С. С. Лесовского, другую, Тихоокеанскую, в октябре 1863 г.— в Сан-Франциско под командованием контр-адмирала А. А. Попова. Главной задачей этих эскадр было перерезать морские коммуникации Англии и Франции в случае войны России с этими странами. Независимо от этого прибытие русских военных кораблей в порты Северных Штатов и длительное, почти девятимесячное их пребывание там в самый разгар Гражданской войны справедливо воспринималось как демонстрация Россией дружественного отношения к федеральному правительству А. Линкольна. Посылкой своих эскадр к берегам США в момент, когда еще существовала угроза интервенции Англии и Франции, Россия объективно оказала Северу действенную поддержку и еще более подняла престиж правительства А. Линкольна на международной арене 10. Публикуемые ниже документы рассказывают об исключительно радушном приеме, оказанном русским морякам американской общественностью и властями США. Визит русских кораблей в США в те годы вылился в убедительную демонстрацию русско-американской дружбы. Как только русские моряки прибыли в американские порты, они сразу же оказались в центре внимания американской общественности. Начальник русской Атлантической эскадры принял губернатора Пенсильвании, мэров некоторых городов, депутацию от губернатора штата Род-Айленд и многих других представителей американской общественности11.

В честь русских моряков организовывались торжественные встречи, приемы, банкеты, балы. Многочисленные депутации от различных городов США спешили выразить представителям русского народа чувства искренней дружбы и симпатии и пригласить их посетить свои города.

Русские моряки получили, в частности, приглашения от жителей Бостона, Нью-Порта, Балтимора, Нью-Лондона и других городов США 12. По свидетельству Э. Стекля, различные общественные, научные и другие организации соперничали в своем благородном стремлении выразить русским морякам дружеские чувства (док. № 2). Исключительно радушный прием они встретили в Сан-Франциско. В этой связи начальник Тихоокеанской эскадры А. А. Попов писал 11 ноября 1863 г. управляющему морским министерством России Н. К. Краббе: «В. пр-ву, конечно, уже известно из газет, с какой симпатией мы здесь приняты. 5-го числа город Сан-Франциско дал бал в знак общего расположения к государю и России, бал этот стоил более 15 тыс. долл., и в летописях С.-Франциско, конечно, останется памятным надолго как самый великолепный на берегах Тихого океана»13.

Местные власти оказывали русским морякам безвозмездно всякие услуги и помощь в ремонте судов и пополнении боевого снаряжения. Морской министр США Г. Уэлс дал начальнику Бруклинской военной верфи контр-адмиралу Полдингу распоряжение показать русским «корабли и другие интересующие их объекты военно-морской базы» (док. № 1).

В Нью-Йорке контр-адмирал С. С. Лесовский и члены его штаба были приняты в городской ратуше. Они проследовали туда вместе с процессией, сопровождаемой отрядом войск в 6 тыс. человек. Этот отряд прошел перед Лесовским торжественным маршем (док. № 2).

Вскоре после появления русской эскадры в Нью-Йорке А. Линкольн просил через российского посланника Стекля послать ее с визитом в столицу США—Вашингтон (док. № 4, 7). На замечание Стекля, что суда не могут подойти к самому городу ввиду недостаточной глубины р. Потомак, Линкольн ответил, что оп посетит русские суда, если даже они дойдут только до Александрии. Правда, в момент прибытия кораблей в Александрию Линкольн был нездоров и поэтому не мог их посетить, но даже будучи больным, он все же нашел возможность принять русских моряков в своей резиденции. На приеме, устроенном в Белом доме в их честь, командиры кораблей в присутствии членов дипломатического корпуса были представлены Стеклем А. Линкольну (док. № 9). На флагманском корабле русской эскадры контр-адмирал Лесовский устроил завтрак, на который были приглашены государственный секретарь США Сьюард, жена Линкольна (сам президент был болен) и все члены правительства и конгресса США (док. № 9).

Заслуживают также внимания документы, относящиеся к пребыванию Тихоокеанской эскадры под командованием контр-адмирала А. А. Попова в гавани Сан-Франциско. Среди них наибольший интерес представляет инструкция Попова командирам судов его эскадры, предписывавшая в случае появления в порту какого-либо корабля мятежных штатов подойти к нему вплотную и требовать немедленного и безусловного прекращения военных действий, а в случае получения отказа в этом требовании атаковать его (док. № 11). Этот приказ Попов издал без предварительной согласования с российским посланником в США или морским министерством России исключительно из гуманных побуждений помочь населению незащищенного города, поскольку в это время Сан-Франциско находился под угрозой нападения южных корсаров. Обещанием своей помощи, о которой было сообщено в местных газетах, русская эскадра предупредила это нападение.

Русские эскадры находились в водах США до июня 1864 г. Хотя они и не принимали участия в Гражданской войне в США, тем не менее ее их пребывание в портах США имело огромное значение для дальнейшего развития дружественных русско-американских отношений и для укрепления престижа США на международной арене. По свидетельству Стекля, президент США Линкольн, выражая свое чрезвычайное удовлетворение визитом русских эскадр в порты страны, заверял российского посланника в том, что появление русского флага у берегов Соединенных Штатов и последовавший за тем обмен сердечными приветствиями и взаимное выражение симпатий создали дружескую связь между обеими странами (док. № 9).

По словам министра иностранных дел России А. М. Горчакова, пребывание русских моряков в США дало правительству США, американскому народу, равно как в русским морякам, возможность путем личных контактов «приумножить доказательства взаимных симпатий и полного взаимопонимания, соединяющего обе страны» (док. № 12).

Политика невмешательства, принятая Россией по отношению к США, находила одобрение среди широкой американской общественности. В июне 1864 г. на митинга в Бостоне мэр города, в частности, отметил, что русская эскадра не привезла в США оружия и снарядов, по она сделала больше — принесла с собой чувство международного братства, свое нравственное содействие14.

По возвращении на родину русские моряки были приняты посланником США в России К. Клеем. В приветственной речи он сказал:««Россия, великая держава Востока, и Соединенные Штаты, великая держава Запада, не имея противоположных интересов, должны руководствоваться законами сближения… Со времени Екатерины II и с часа нашего рождения, как нации, мы всегда были друзьями»15. Выступивший на этой встрече секретарь американской миссии Г. Берг заявил: «Между нами существует дружба, не омраченная никакими дурными воспоминаниями. Она будет продолжаться при соблюдении твердого правила не вмешиваться во внутренние дела друг друга… Не трудно представить себе громадные преимущества, которые может дать такая политика всем правительствам земного шара, если они будут ее тщательно придерживаться в международных отношениях.

Тогда, господа, прекратятся огромные траты на постройку враждебных флотов, на организацию и снабжение армий, на изготовление оружия и всего, что нужно для войны. Все это будет заменено процветанием промышленности, всемирным братством и подлинной цивилизацией» 16>.

В наши дни СССР и США после длительного периода «холодной войны» вновь вступают на путь сотрудничества. Его конкретные проявления представляют собой дальнейшее развитие тенденции, корни которой уходят в историческое прошлое.

Публикуемые документы хранятся в Архиве внешней политики России МИД СССР. Тексты документов, кроме № 8, 9, публикуются впервые. Оригиналы документов № 2, 4, 5, 6, 7, 9, 12 составлены на французском языке, а № 1, 3, 8 — на английском.

С. И. Повальников

№1 Письмо министра военно-морского флота США Г. Уэлса российскому лосланнику в Вашингтоне Э. А. Стеклю

23 сентября 1863 г.
Вашингтон

Милостивый государь,

Министерство с большим удовлетворением узнало, что русская эскадра военных кораблей стоит на рейде у Нью-Йоркского порта, намереваясь, по-видимому, посетить город. Присутствие в наших водах эскадры, принадлежащей флоту е. императорского в-ва, не может не быть источником радости и счастья для наших соотечественников.

Я очень прошу сообщить адмиралу, командующему эскадрой, что на Бруклинской военной верфи имеются все условия для ремонта судов, в котором, возможно, будут нуждаться корабли его эскадры, и что любая иная помощь будет также оказаиа с радостью.

Пользуюсь случаем передать через Вас офицерам эскадры е. в-ва сердечное приглашение посетить Бруклинскую военную верфь. Я без колебаний могу сказать, что контр-адмирал Полдинг с величайшим удовольствием покажет им корабли и другие антересующие их объекты военно-морской базы, находящейся под его командованием.

С глубоким уважением, Ваш преданнейший слуга.

Министр военно-морского флота Гидеон Уэлс

АВПР, ф. Посольство в Вашингтоне, он. 512/3, д. 85, л. 200. Подлинник.

№2 Из письма российского посланника в Вашингтоне Э. А. Стекля министру иностранных дел России А. М. Горчакову

6(18) октября 1863 г.
Вашингтон

Наши морские офицеры продолжают быть предметом всеобщего внимания. На прошлой неделе адмирал и его штаб были приняты в городской ратуше. Они проследовали туда вместе с процессией, сопровождаемой отрядом войск в 6 тыс. человек. Этот отряд прошел перед адмиралом Лесовским торжественным маршем.

Кроме этих официальных демонстраций, научные и благотворительные общества, да и вообще все слои населения соперничают в своем стремлении быть приятными нашим морякам. Муниципальные власти Бостона, Нью-Порта, Балтимора и многих других портов послали в Нью-Йорк депутации с целью пригласить наших офицеров посетить их города.

Я должен был вернуться в Вашингтон и поэтому не присутствовал почти на ежедневных обедах, которые давались в честь офицеров пашей эскадры, но я рассчитываю отправиться в Нью-Йорк, чтобы быть на большом банкете, который мэр и муниципалитет города дают в нашу честь. Я воспользуюсь этим случаем, чтобы выразить от имени императорского правительства пашу благодарность за этот гостеприимный прием.

По довольно странному совпадению, на следующий день после прихода нашей эскадры в Нью-Йоркский порт вошли [со своими эскадрами] адмирал Милн и адмирал Рейно, командующие морскими базами Англии и Франции на берегах Соединенных Штатов. Адмирал Милн прибыл на линейном корабле, сопровождаемом двумя фрегатами, а адмирал Рейно с двумя фрегатами и несколькими небольшими судами. Я имею основание полагать, что появление этих двух эскадр почти одновременно с появлением нашей было чистой случайностью, по крайней мере, что касается англичан. Лорд Лайонс мне сказал, что адмирал Милн намеревался уже в течение нескольких месяцев нанести ему визит и что его пребывание в Нью-Йорке продлится не более одной или двух недель. И в самом деле, английские суда только что покинули Нью-Йорк, оставил также порт и один из французских фрегатов.

Англичане и французы смотрели не без некоторой зависти на то внимание, предметом которого были наши моряки, и в этой связи они выражали даже некоторое недовольство. Тем не менее все прошло благополучно. Стороны произвели обычный обмен любезностями, и между тремя эскадрами, стоявшими на якоре одна подле другой, имело место самое полное, по крайней мере видимое, согласие.

Говоря о наших моряках, я считаю долгом отметить, что их благородные манеры и их поведение, так же как и прекрасное состояние наших судов, произвели здесь самое благоприятное впечатление. Особо я должен отдать справедливость адмиралу Лесовскому. Отвечая на поздравления и тосты, с которыми к нему обращались во время приемов и обедов, он постоянно проявлял такт и находчивость, которые сделали бы честь человеку, искушенному в политике. По моем возвращении в Нью-Йорк, где; я рассчитываю оставаться только два дня, я буду иметь честь направить в. с-ву сообщение о политическом и военном положении, которое, впрочем, претерпело лишь небольшие изменения со времени моих последних донесений.

С глубокой преданностью имею честь быть, мой князь, в. с-ва покорнейший слуга

Стекль

АВПР, ф. Канцелярия, 1863, д. 1606, л. 58—61. Подлинник.

№3. Письмо членов Комитета по организации встречи моряков русской эскадры в г. Нью-Лондоне и Комитета легислатуры штата Коннектикут российскому посланнику в Вашингтоне Э. А. Стеклю

18 ноября 1863 г.
Нью-Йорк

Мы, нижеподписавшиеся, члены Комитета по организации встречи моряков русской эскадры в г. Нью-Лондоне, штат Коннектикут, вместе с членами Комитета легислатуры штата Коннектикут прибыли в настоящее время в Нью-Йорк, чтобы от имени жителей вышеназванного города пригласить е. пр-во адмирала Лесовского воспользоваться удобствами гавани Нью-Лондона для стоянки русских кораблей в период наступающей зимы. При этом мы прилагаем резолюцию легислатуры штата Коннектикут, а по возвращении в Нью-Лондон мы пришлем Вам также решение правления совета города Нью-Лондона.

Мы позволили себе обратиться к Вам, поскольку знаем, что Вы знакомы с гаванью Нью-Лондона и можете, исходя из своих собственных наблюдений, судить о пригодности ее для вышеуказанной цели.

Мы полагаем, что нет никакой надобности говорить Вам о свойственных только ей достоинствах, которые, как мы считаем, превосходят достоинства любой другой гавани на Атлантическом побережье.

Мы можем заверить Вас, что визит русской флотилии в нашу гавань был бы большой честью для наших жителей и что они будут бесконечно счастливы сделать все от них зависящее, чтобы понравиться и угодить гостям.

С чувством высокого к Вам уважения —

Хайрам Уилли, мэр города (две другие подписи неразборчивы)

АВПР, ф. Посольство в Вашингтоне, оп. 512/3, д. 85, л. 260. Подлинник.

№ 4. Письмо российского посланника в Вашингтоне Э. А. Стекля министру иностранных дел России А. М. Горчакову

21 октября (2 ноября) 1863 г.
Вашингтон

Князь,

Со времени последнего письма, которое я имел честь направить в. с-ву 11/23 октября, я побывал в Нью-Йорке, чтобы присутствовать па обеде, который был дан нашим морякам городскими властями. Я счел своим долгом присутствовать на этом полуофициальном празднестве. Тост в честь е. в-ва императора был встречен возгласами энтузиазма, и я воспользовался этим случаем, чтобы выразить от имени императорского правительства мою искреннюю благодарность за столь сердечный прием, оказанный нашей эскадре.

Государственный секретарь не смог присутствовать на этом банкете. Он принес свои извинения в письме, в котором предложил за в. пр-во следующий тост: «За здоровье и в честь князя Горчакова, русского министра иностранных дел, который интересы своей страны защищает столь же умело, сколь справедливо и великодушно развивает отношения ее с Соединенными Штатами».

Последние дипломатические документы, составленные Вами, были еще слишком свежи в памяти, и этот тост не мог не встретить проявлений самой живой симпатии.

Гостеприимство американцев не ограничивается обедами. Директора Западной железной дороги пригласили наших моряков совершить за счет компании экскурсию к Ниагарскому водопаду, а граждане Нью-Йорка собрали по подписке 25 тыс. долл., чтобы дать бал в честь адмирала Лесовского и его офицеров.

Президент, которого я позавчера видел, спросил меня, не посетят ли наши моряки Вашингтон. Я ответил, что посоветуюсь по этому вопросу с начальником нашей эскадры. Я написал адмиралу Лесовскому и просил его, в случае если он отправится с визитом в различные порты Соединенных Штатов, начать свой визит с Вашингтона. Это явится знаком уважения, который мы обязаны оказать президенту и федеральным властям.

Вообще прием, оказанный нашим морякам, не оставляет желать лучшего; он превзошел, особенно по своей сердечности, прием, оказанный несколько лет назад наследнику престола Великобритании.

После визита принца Уэльского королева Англии направила президенту письмо с выражением благодарности. Подобный шаг со стороны е. в-ва императора произведет здесь наилучший эффект17. Я беру на себя смелость сделать это предложение в. с-ву. Именно Вам надлежит решить, может ли это предложение быть передано нашему августейшему государю.

Стекль

АВПР, ф. Канцелярия, 1863, д. 1606, л. 62—64. Подлинник.

№5. Депеша российского посланника в Вашингтоне Э. А. Стекля министру иностранных дел России А. М. Горчакову

21 октября (2 ноября) 1863 г.18
Вашингтон

Г-н вице-канцлер19,

Корвет «Новик», входящий в состав эскадры адмирала Попова, потерпел кораблекрушение у берегов Калифорнии в Пунта-де-лос-Рейес. Как только об этом бедствии стало известно в Сан-Франциско, г-н Форуэлл, начальник таможни, послал на место происшествия правительственное судно, чтобы забрать офицеров и экипаж «Новика». Больные были приняты в больницу морского флота, и вообще всякая помощь, в которой нуждались моряки, потерпевшие кораблекрушение, была им немедленно оказана.

Г-н Чейз, министр финансов, только что передал мне доклад, который он получил от начальника таможни в Сан-Франциско, равно как и свой ответ ему.

Г-н Чейз не только одобряет поведение г-на Форуэлла, но и благодарит его за незамедлительную помощь, оказанную нашим морякам.

Я имею честь представить Вам эти документы. Я не замедлил заявить г-ну Чейзу о том, как будет благодарно императорское правительство за эти акты внимания и благожелательности.

С высоким уважением имею честь быть, господин вице-канцлер, в. с-ва покорнейший слуга

Стекль

АВПР, ф. Канцелярия, 1863, д. 1606, л. 29. Подлинник.

№6. Письмо министра иностранных дел России А. М. Горчакова российскому посланнику в Вашингтоне Э. А. Стеклю

12(24) ноября 1863 г.
С. Петербург

Мой дорогой Стекль,

Моя сегодняшняя депеша содержит благодарность, которую е. в-во император поручает Вам выразить президенту за оказанный в Нью-Йорке прием морякам нашей эскадры, а также за помощь, предоставленную в Сан-Франциско экипажу потерпевшего крушение корабля «Новик». Эти добрые поступки произвели на нас самое приятное впечатление.

Что касается меня, то я был очень тронут тостом, который г. Сьюард предложил в мою честь па банкете, данном в честь наших моряков. Соблаговолите передать ему, как я ценю любезность его слов, и заверить его, что он исключительно верно выразил мои чувства, упомянув о том духе справедливости и великодушия, которым я руководствуюсь в моей деятельности по укреплению добрых отношений между двумя странами, национальные и политические симпатии которых являются для меня разумным, принципом и глубоким убеждением.

Горчаков

АВПР, ф. Посольство в Вашингтоне, 1863, он. 512/3, д. 85, л. 299. Подлинник.

№7. Депеша российского посланника в Вашингтоне Э. А. Стекля министру иностранных дел России А. М. Горчакову

11(23) ноября 1863 г.
Вашингтон

Г-н вице-канцлер,

Я уже имел честь сообщить в. с-ву, что президент, как и многие члены кабинета говорили мне о том, как приятно было бы им видеть нашу эскадру в Вашингтоне.

Я говорил об этом адмиралу Лесовскому и тем более предлагал ему выполнить это пожелание г-на Линкольна, считая, что подобный акт вежливости, мне кажется, просто необходим после всех тех знаков внимания, предметом которого были наши моряки.

Через три или четыре дня я жду прибытия сюда адмирала Лесовского с фрегатом «Ослябя». Его будут сопровождать корветы «Варяг» и «Витязь» и клипер «Алмаз». Я могу Вас, князь, заранее заверить, что наша эскадра будет прекрасно принята федеральными властями, и я не имею ни малейшего сомнения, что наши офицеры сумеют вести себя с тем же тактом, который был им постоянно присущ с самого момента их прибытия в Соединенные Штаты.

Судя по последним известиям из Сан-Франциско, эскадра адмирала Попова была принята самым дружеским образом, и наши моряки были встречены там как нельзя лучше.

С высоким уважением имею честь быть, господин вице-канцлер, в. с-ва покорнейший слуга.   ,

Стекль

АВПР, ф. Канцелярия, 1863, д. 1606, л. 42—43. Подлинник.

№8. Статья из нью-йоркской газеты «The Evening Post» от 24 ноября 1863 г. о пребывании в Нью-Йорке русских моряков

Адмирал Лесовский вместе с несколькими судами своей эскадры покинул наш порт, чтобы посетить Вашингтон, и мы пользуемся случаем сказать несколько слов о джентльменах, которых наш город недавно приветствовал как представителей дружеской державы. Прошло немногим более восьми недель с тех пор, как прибыла эскадра, и в течение этих недель русские моряки были предметом самого чуткого внимания со стороны наших соотечественников, внимания, на которое они также не преминули ответить признательностью, исключительной вежливостью и гостеприимством.

Адмирал Лесовский произвел на всех, кто с ним общался, впечатление человека умного, с изысканными манерами, с чувством собственного достоинства и решительным характером, в меру скрытного в вопросах, касающихся его миссии, но не в меньшей степени и откровенного и общительного при обычном светском разговоре.

Мы не ошибемся, если скажем, что, когда он покинет наши берега, он увезет с собой искреннее уважение всех тех, кто встречался с ним в обществе или официально.

В отношении других офицеров мы также можем сказать, что их манеры всегда были приятны и делали высокую честь их стране. Тысячи горожан посещали их корабли как по приглашениям, так и без них. Всякий, кто приезжал к ним по собственному почину, встречал вежливый прием, офицеры показывали ему корабль и отвечали по возможности на все вопросы, иногда даже на такие, которые не всякий отважился бы задать. Кроме этой довольно обременительной задачи они оказывали безграничное гостеприимство всем тем, кто был к ним приглашен официально. За время своего пребывания они дали на борту различных кораблей по меньшей мере три бала, не скупясь на роскошное оформление обстановки, обильную закуску и на прочую изобретательность для развлечения гостей.

Леди, посетившие эти празднества, единодушно хвалили и высоко оценивали вежливость, с которой их принимали. И действительно, какая женщина не оценит, не будет удовлетворена исключительным вниманием хорошо воспитанных статных военных, привыкших вращаться в обществе, откровенных и простых в обращении, щедрых во всем, что может сделать их общество приятным. Этот визит русских офицеров в наш город останется надолго в памяти тех, кому довелось танцевать на палубах «Ослябя», «Пересвета» и «Александра Невского» — первоклассных фрегатов, огромные пушки которых мгновенно убирались, когда начинался бал.

№9. Депеша российского посланника в Вашингтоне Э. А. Стекля министру иностранных дел России А. М. Горчакову

19(31) декабря 1863 г.
Вашингтон

Господин вице-канцлер,

С последним пароходом я получил депешу, которую ваше сиятельство имели честь отправить мне 14-го минувшего ноября.

В соответствии с содержавшимися в ней приказаниями я поспешил выразить в частной аудиенции президенту благодарность государя императора за сердечный прием, оказанный нашим морякам. Г-н Линкольн мне ответил, что он был чрезвычайно тронут этим демаршем, и еще раз заверил меня, что появление нашего флага у берегов Соединенных Штатов и обмен учтивостью и любезностями, который за этим последовал, создают дружескую связь между обеими странами.

Адмирал Лесовский прибыл в Вашингтон 3 декабря на борту фрегата «Ослябя» в сопровождении корветов «Витязь», «Варяг» и клипера «Алмаз». К сожалению, нельзя было видеть президента, заболевшего ветряной оспой за несколько дней до прибытия наших военных судов. Поэтому я представил наших моряков государственному секретарю и другим членам кабинета, которые на следующий день явились с ответным визитом на борт флагманского судна. Г-н Сьюард оказал честь нашей эскадре, дав банкет адмиралу и командирам кораблей, а на следующий день государственный секретарь и другие члены кабинета оказали мне честь своим присутствием у меня на обеде с нашими офицерами.

В этот период собрался конгресс. Посоветовавшись с адмиралом Лесовский, я попросил г-на Сьюарда пригласить от нашего имени председателя сената, председателя палаты представителей и всех членов конгресса посетить наши корабли. В назначенный день мы приняли на борту 500 человек: сенаторов, депутатов палаты представителей и членов их семей. Во время приготовленного для них завтрака я предложил тост за процветание Соединенных Штатов, который был встречен с энтузиазмом и сопровождался возгласами национального приветствия. Председатель палаты представителей, который был главным лицом, выразил благодарность в нескольких любезных словах.

Адмирал Лесовский, пребывание которого в Вашингтоне было более продолжительным, чем он рассчитывал, должен был еще задержать свой отъезд, ввиду выраженного президентом желания видеть наших офицеров. Г-н Линкольн попросил меня зайти к нему и сказал мне, что он еще не поправился настолько, чтобы явиться на борт корабля, но что он принял бы наших моряков у себя. На большом приеме, где присутствовали дипломатический корпус, высшие должностные лица и члены конгресса, я имел честь представить президенту и г-же Линкольн адмирала Лесовского и командиров эскадры. Здесь было меньше официальности, чем в Нью-Йорке, но отсутствие публичных демонстраций и спичей нисколько не повредило этому чрезвычайно сердечному приему. Все прошло настолько хорошо,, насколько этого можно было желать.

Адмирал Лесовский отправился в Гэмптон-Роад, расположенный у входа в бухту Чесапик, где к нему должны присоединиться оба фрегата, оставленные им в Нью-Йорке. Он предполагает совершить с одной частью эскадры поездку в Гавану и в Западную Индию, а другую часть оставить в Аннаполисе.

С высоким уважением имею честь быть, господин вице-канцлер, в. с-ва покорнейший слуга

Стекль

АВПР, ф. Канцелярия, 1864, д. 150, л. 10—12. Подлинник. Впервые опубликовано в журнале «Красный архив», 1939, № 3, стр. 138—139.

№10. Письмо командира русской Тихоокеанской эскадры контр-адмирала А. А. Попова российскому посланнику в Вашингтоне Э. А. Стеклю

31 января 1864 г.
(С.-Франциско)

В. пр-во,

Милостивый государь,

Присланное в С.-Франциско правительством Соединенных Штатов броненосное судно в частях для защиты здешнего порта, как известно в. пр-ву, затонуло у пристани; военных судов на рейде нет, а вход в бухту защищен так слабо, что предприимчивый неприятель имеет много случайностей ворваться в порт и хозяйничать там безнаказанно. Возможность такого случая поставила меня в необходимость снабдить г.г. командиров положительными приказаниями по этому предмету.

Представляя в. пр-ву копию с моего циркулярного предписания г. г. командирам [см. док. № 11], я имею почтительнейше просить Вас в случае неодобрения моего распоряжения сделать мне депешу за своею подписью следующего содержания20.

Докладывая в. пр-ву, что копия с настоящего письма и следующего к нему приложения посылается мною к г. управляющему морским министерством, я считаю долгом присовокупить, что вверенная мне эскадра продолжает пользоваться здесь всевозможным вниманием и предупредительностью.

С истинным почтением и глубокою преданностью имею честь быть в. пр-ва покорнейший слуга, января 31 дня 1864 г.

А. Попов

АВПР, ф. Посольство в Вашингтоне, оп. 512/3, д. 154, д. 97-98. Подлинник

№11. Инструкция командира Тихоокеанской эскадры контр-адмирала А. А. Попова командирам судов эскадры

6 января 1864 г. Весьма секретно. Циркулярно

Г. г. командирам судов эскадры Тихого океана.

Во всех случаях, когда общественное спокойствие нарушается неблагонамеренными людьми, всякий честный человек обязан оказывать всевозможное содействие той местной власти, покровительством которой он пользуется; руководствуясь этим правилом, я предписываю г.г. командирам судов вверенной мне эскадры во время пребывания их в портах Соединенных Штатов следующее:

В случае появления в порте какого-либо корсара, снаряженного возмутившимися штатами, старший из присутствующих в том порте г.г. командиров делает сигнал прочим стоящим на рейде судам «приготовиться к бою и развести пары», а вместе с тем тотчас же посылает офицера на появившееся судно с приказанием вручить командующему лицу прилагаемую при сем декларацию за своею подписью и затем, в случае нарушения им общественного спокойствия, принуждает его силою прекратить беспорядок.

Если же ворвавшийся в порт корсар прямо начнет неприятельские действия, то старший из г.г. командиров должен тотчас сделать сигнал прочим судам «сняться с якоря по способности» и, подойдя вплоть к возмутителю общественного спокойствия,, требовать немедленного и безусловного прекращения военных действий, а в случае получения отказа в этом требовании атакует его.

Декларация

В соответствии с инструкциями, полученными от его превосходительства контр-адмирала Попова, командующего Тихоокеанской эскадрой флота е. в-ва императора России, я, нижеподписавшийся, уполномочен заявить всем, кого это касается, что корабли вышеуказанной эскадры намерены оказывать помощь властям любого района, дружеским расположением которых они пользуются, всеми средствами, которые эти местные власти сочтут необходимыми применить, чтобы отразить любое покушение на безопасность этого района.

С подлинным верно: флаг-офицер лейтенант Зеленов.

АВПР, ф. Посольство в Вашингтоне, оп. 512/3, д. 154, л. 99. Заверенная копия.

№12. Из годового отчета Министерства иностранных дел России за 1863 г.

…Дела американского континента заслуживают самого серьезного нашего внимания.

…Мы ограничивались наблюдением за развитием событий, взвешивая их возможный исход.

Однако это сдержанное отношение было всегда проникнуто самой сердечной доброжелательностью по отношению к правительству Соединенных Штатов Северной Америки.

Странная аналогия в судьбах двух стран [России и США] привела, к укреплению их взаимоотношений. Обе страны видели у себя гражданскую войну, последовавшую за великим актом раскрепощения; обе страны видели, как внутренние непорядки подогревались интриганами других государств и их замыслами о вмешательстве; обе страны оказали всему этому энергичное сопротивление и дали друг другу доказательства доброй воли, несмотря на переживаемые ими трудности.

При таких обстоятельствах присутствие нашей эскадры в Нью-Йорке не могло остаться незамеченным.

Эта мера предупредительности произвела большую сенсацию, которая приняла еще большие размеры в результате необыкновенно активной деятельности печати в  Соединенных Штатах.

Это дало правительству Соединенных Штатов, американскому народу, равно как и нашим .морякам, возможность путем личных контактов приумножить доказательства взаимных симпатий и полного взаимопонимания, соединяющего обе страны.

В этом смысле данное событие имеет определенное политическое значение, и мы можем только поздравить себя с теми полезными результатами, которые оно может принести, если, как можно на то надеяться, Соединенные Штаты Америки благополучно выйдут из кризиса…

А. М. Горчаков

АВПР, ф. Отчеты МИД, 1863, л. 108—110. Подлинник

Примечания

1 Н. Н. Болховитинов, С. И. Дивильковский. Русская дипломатия и англо-американская война 1812—1814 годов.— «Новая и новейшая история», 1961, № 4; Н. Н. Болховитинов. Русская дипломатия и война США за независимость 1775—1783 годов.— «Новая и новейшая история», 1964, № 1.
2 Так часто назывались США в официальных документах того времени.
3  АВПР, ф. Канцелярия, 1861, д. 162, л. 398.
4 Там же, л. 266. Депеша российского посланника в Вашингтоне Э. Стекля министру иностранных дел А. М. Горчакову от 9 сентября (28 августа) 1861 г.
5  Там же.
6  Там же.
7 Цит. по: М. М. Малкин. Гражданская война в США и царская Россия. М.— Л., 1939, стр. 98.
8  «Очерки новой и новейшей истории США». М., 1960, стр. 240.
9 АВПР, ф. Канцелярия, 1861, д. 162, л. 280. Депеша Э. Стекля в МИД России 28 августа (9 сентября) 1861 г.
10  Визит русских военных кораблей в США в 1863—1864 гг. освещался в русской дореволюционной литературе (см., например, «Последствия недавнего визита русского флота в США под командой контр-адмирала Лесовского». СПб., 1864; В. Гончаров. Американская экспедиция русского флота в 1863—1864 гг.— «Морской сборник», 1913, № 8), а также в ряде работ советских авторов: Е. Адамов. Соединенные Штаты в эпоху Гражданской войны и Россия (документы с предисловием).— «Красный архив», 1930, № 33; А. В. Ефимов. Посылка двух эскадр в Северную Америку (документы).— «Историк-марксист», 1936, № 3; М. М. Малкин. Гражданская война в США и царская Россия. М.— Л., 1939; «К столетию Гражданской войны в США». Сб. статей под редакцией А. В. Ефимова и Л. И. Зубока. М., 1961; Р. Ф. Иванов. Гражданская война в США. М., 1960; его же. Авраам Линкольн. Гражданская война в США. М., 1964; Д. Петров. Авраам Линкольн — великий гражданин Америки. М., 1960; Г. П. Куропятник. Вторая американская революция. М., 1961 и др.
11  Центральный Государственный архив военно-морского флота (далее — (ГАВМФ), ф. 207, oп. 1, д. 16, л. 39.
12  См. АВПР, ф. Посольство в Вашингтоне, оп. 512/3, д. 83, л. 136, 216—217, 233, 261.
13  ЦГАВМФ, ф. 410, оп. 5, д. 13, л. 1.
14  М. М. Малкин. Русско-американские отношения в период Гражданской войны.— «К столетию Гражданской войны в США». М., 1961, стр. 436—437; «Военная энциклопедия», 1911, т. 2, стр. 365.
15 Цит. по: Р. Ф. Иванов. Гражданская война в США (1861 — 1865 гг.), стр. 149.
16 Там же.
17 Против этих слов на документе помета Александра II: «Это можно сделать». См. док. № 6.
18 На документе помета Александра II: «Нужно поблагодарить». См. док. № 6
19 Ранг А. М. Горчакова, министра иностранных дел России.
20 Текст депеши не публикуется

Вступительная статья: ©1973 С.И. Повальников
Опубликовано: Новая и новейшая история. 1973. №6. С. 85-96.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Гражданская война в США и Россия. К пребыванию русских военных кораблей в США (1863—1864 гг.)

Научная публикация некоторых документов, имеющих отношение к пребыванию русских эскадр в США во время Гражданской войны. Подготовка документов и вступительная статья С. И. Повальникова