Бонцевич Н.Н. «Северная Каролина в период Реконструкции: Некоторые аспекты конституционной истории штата»

К проблемам местной американской истории отечественные американисты обращаются редко. Между тем региональный подход позволяет пролить свет на политику федерального центра, по-новому оценить события, из которых складывалась общая картина жизни в стране. Слабо изученной темой в ряду региональных проблем следует признать конституционное строительство на Юге США в период Реконструкции.

Опыт принятия конституции Северной Каролины 1868 г. вызывает интерес в силу нескольких причин. Во-первых, эта одна из самых демократичных конституций, принятых на Юге в период Реконструкции. Ее принятие в штате, который, по мнению ряда историков,1 был самым отсталым в первой трети XIX в. по ряду экономических и других показателейкон, стало возможно благодаря тому — и это, во-вторых, — что из 1 млн. человек, проживавших здесь в 1860 г., белые фермеры-нерабовладельцы составляли 72%, рабы — треть, плантаторы-рабовладельцы -11% населения, т.е. штат являлся фермерско-плантаторским. В-третьих, в 1820-е годы в штатах верхнего Юга началось «аграрное возрождение» — переход от экстенсивного сельского хозяйства к интенсивному. Этот переход выразился в изменении структуры аграрного производства: в сокращении табачных плантаций и увеличении доли фермерских культур (пшеницы, кукурузы), животноводства, в использовании машин и удобрений. В результате в штатах верхнего Юга сокращались средний размер ферм, доля рабов в составе населения, численность рабовладельцев. Иными словами, они все более превращались в фермерские, подобие северных. На нижнем Юге в середине XIX в. были сосредоточены основная часть плантаций и более 60% рабов,2 и он был обречён на монокультурное плантационное хозяйство. Здесь, напротив, проходил рост земельных участков, а доля рабов и рабовладельцев в сове населения увеличивалась. По словам американского историка У. Пауэлла, Северная Каролина была менее аристократичной и более радикальной или демократичной, чем некоторые другие штаты; она менее иных штатов испытывала давление торгового класса. Англиканская церковь с ее аристократическими тенденциями не оказывала значительного влияния на членов комиссии по выработке первой конституции штата 1776 г., а сам институт англиканской церкви просуществовал в Северной Каролине всего 11 лет, с 1765 по 1776 г.3 В среде самого многочисленного слоя белого населения штата — фермеров в колониальный период возникли и были популярны протестантские секты — методистов, баптистов, пресвитериан.

В 30-е годы XIX в. партия вигов возглавила в Северной Каролине борьбу фермеров за свои интересы, в то время как в остальных южных Штатах демократические реформы осуществлялись партией демократов. Политическая активность мелких и средних фермеров в штатах нижнего Юга была сравнительно низкой.

Особого внимания заслуживает тот факт, что, несмотря на поражение радикальной Реконструкции на Юге и возвращение к власти демократов, которые в 1876 г. приняли серию поправок (с целью вернуть утраченные легислатурой полномочия), конституцию 1868 г. они оставили почти без изменений на протяжении всего периода их правления на Юге, т.е. с 1876 по 1928 г. Многие ее положения вошли в последнюю конституцию штата, принятую в 1971 г. С одной стороны, это стало возможным благодаря органичности многих положений конституции 1868 г., с другой — это показатель того, что депутаты конституционного конвента 1868 г. сумели найти оптимальные решения.

Проект первой конституции Северной Каролины был разработан комиссией, назначенной V Провинциальным конгрессом в Галифаксе 13 ноября 1776 г., за месяц. В состав комиссии вошли 18 человек — представители радикальной фракции, консерваторов, а также умеренных. Столь короткий срок, за который был создан основной закон штата, стал возможным благодаря заимствованиям из принятых на конгрессах других штатов (Вирджинии, Пенсильвании, Делавэра, Нью-Джерси) конституций и внимательному отношению к советам Джона Адамса, известного к тому времени конституционного деятеля, а также благодаря тому, что были учтены наиболее важные уроки многолетней борьбы местных властей с колониальной администрацией.

Конгресс быстро одобрил новую конституцию и принял ее 18 декабря 1776 г. Это был лаконичный и простой документ, в котором намечались основные контуры деятельности правительства и который гарантировал основные права гражданам, определяя рамки вмешательства правительства в общественную жизнь.4

Декларация прав, предшествовавшая тексту конституции, была призвана сформулировать основные принципы политического устройства, конкретную реализацию которых обеспечивала конституция. В качестве источника для написания Декларации прав члены ко миссии использовали текст Вирджинской Декларации прав (принятой 12 июня 1776 г.) — первого и единственного образца при выработке всех последующих аналогичных актов.

В Декларации прав конституции Северной Каролины 1776 г. признавалась очевидность верховной власти (суверенитета) граждан штата: «Вся политическая власть в штате принадлежит народу и исходит только от него». Далее провозглашались «естественные и неотчуждаемые» права на жизнь, свободу, собственность. Частная собственность объявлялась священной и неприкосновенной, лучшей защитой которой являлся суд присяжных. Народ объявлялся верховным собственником всех земель в штате в пределах его границ. Кроме того, провозглашались основные свободы — слова, печати, собраний, вероисповедания, выборов, ношения оружия.5

Согласно Декларации прав Северной Каролины, все свободные мужчины, достигшие 21 года, включая черных, если они являлись постоянными налогоплательщиками, могли выбирать членов нижней палаты. Те из них, кто имел в собственности по крайней мере 50 акров земли, могли участвовать в выборах сенаторов. Право быть избранными в законодательный орган штата имели крупные земельные собственники: для избрания в сенат требовалось 300 акров земли, в палату общин — не менее 100 акров или владения ими пожизненно. Кандидат в губернаторы должен был быть собственником или владеть землями стоимостью не менее 1 тыс. ф. ст.6 Таким образом, право на участие в политической жизни Северной Каролины основывалось на владении частной собственностью. В результате более половины налогоплательщиков не могли быть избранными. К тому же в Северной Каролине, как и в других штатах Юга, существовала система, дававшая на выборах преимущества плантационным районам. В сенат избирались депутаты в зависимости не от численности населения, а от размера налогов.7 Поэтому экономически более богатые восточные графства, несмотря на их малонаселенность, были представлены в законодательном органе наравне с бедными, но многонаселенными районами Пидмонта и западной части штата. Кроме того право представительства по конституции 1776 г. имели только уже существовавшие графства и города, расположенные к западу от столицы Северной Каролины г. Роли. Земельные собственники на востоке штата в легислатуре всячески тормозили создание новых графств на западе, так как опасались, что пропорциональное представительство неизбежно приведет к преобладанию представителей западных графств в законодательном органе.

Существовавшая в первой половине XIX в. практика учета общей численности рабов — 3/5 от общей численности белого населения при выборах в палату общин — давала преимущества восточным графствам. Где и была сосредоточена основная масса рабов.8 Таким образом, конституция 1776 г. Северной Каролины заложила основы республики, основанной на расовом и имущественном неравенстве.

Английская традиция повлияла на американский конституционализм, не случайно авторы северокаролинской конституции 1776 г. руководствовались многими достижениями Славной революции. В частности, источником таких конституционных норм, как право на суд присяжных, на лишение свободы только по сушу и в рамках соответствующей правовой процедуры, параграф о неприкосновенности личности и имущества гражданина, является Великая хартия вольностей 1215 г. Запрет принуждать обвиняемых свидетельствовать против себя в суде заимствован из Петиции о правах 1628 г. Но в целом подобные заимствования были единичными и ни в коей мере не умаляли новаторской роли первой конституции штата.

Относительно спорного пункта — вероисповедания в Декларации прав Северной Каролины говорилось следующее: «Все граждане имеют естественное и неотчуждаемое право верить в Бога, согласно потребностям своей совести».9 Этот принцип разрушал прежний институт государственной англиканской церкви, существовавшей в Северной Каролине с 1765 по 1776 г.

Декларация провозгласила разделение властей — законодательной, исполнительной и судебной. Но на практике легислатура была наделена максимальным объемом прав по управлению штатом: назначать и смещать подавляющее число должностных лиц как исполнительной, так и судебной власти, в том числе губернатора и всех судей Верховного суда штата,10 что являлось подтверждением доктрины «законодательного всемогущества», популярной на Юге в первой половине XIX в. Смысл принципа разделения властей, как его разработали отцы-основатели США, заключался в необходимости создания системы контроля над всеми ветвями власти, дабы избежать усиления одной из них в ущерб другим. На практике получилось несколько иначе. До сегодняшнего дня губернатор Северной Каролины не имеет права вето, что свидетельствует о слабости исполнительной власти.

Конституция 1776 г. определяла следующий порядок представительства в законодательный орган штата: каждое графство выбирало двух членов нижней палаты и одного сенатора. Кроме того, пять колониальных городов, расположенных на востоке штата (Эдентон, Нью-Берн, Уилмингтон, Хиллсборо, Галифакс), получили по конституции право посылать по одному представителю в нижнюю палату. В 1789 г. решением конституционного конвента к этому списку прибавили еще один город, Файетвилл.11

Изменение демографического баланса и увеличение численности населения западных графств в первой половине XIX в. отразились на политической жизни штата. Меньшие по территории и численности населения восточные графства продолжали преобладать в законодательном органе. Непрекращавшаяся борьба западных графств против восточных, которая велась во многих прибрежных штатах, вспыхнула в Северной Каролине в ЗО-е годы XIX в. Гражданские волнения были предотвращены конституционными реформами 1835 г. Примечателен тот факт, что в отличие от конвентов большинства южных штатов законодатели Северной Каролины вносили дополнения в уже существующий текст конституции, ничего в нем кардинально не меняя и не переписывая. С 1776 г. конституционный конвент штата не принял ни одного постановления о поправке к конституции. Сторонники реформ решили прибегнуть к уже опробованной однажды в 1789 г. процедуре. С этой целью были проведены специальные выборы делегатов в конституционный конвент, который должен был принять поправки к конституции.

Вопрос о созыве конституционного конвента поставили на голосование жителей штата. Из 27 550 проголосовавших за созыв конвента 24 849 были фермерами западных графств. Против проголосовали 21 606 человек. Впервые граждане Северной Каролины открыто высказали мнение по волнующему их вопросу. Однако, чтобы стать кандидатом в депутаты конвента, по-прежнему требовался высокий имущественный ценз, кроме того, кандидаты должны были быть белыми.12

Конституционный конвент собрался 4 июня 1835 г. в столице штата Роли. Из 128 делегатов 40 являлись бывшими или будущими конгрессменами, губернаторами, влиятельными политиками, многие были членами партии вигов. Среди них — известный своими прогрессивными взглядами губернатор Свейн. Остальные 88 делегатов — депутаты легислатуры. Заседания конституционного конвента продолжались до 11 июля 1835 г. Главная поправка, которую предложили делегаты конвента, касалась изменения базы представительства в законодательный орган штата. Графство как избирательный округ ликвидировалось, вместо него вводился избирательный сенаториальный дистрикт. Дистрикты были созданы с учетом налога, уплаченного графством в казну штата. В случае превышения требуемой нормы налога и появлявшейся возможности послать больше представителей в сенат деление графства между двумя сенаториальными дистриктами запрещалось. Таким образом, представительство в сенате сохранило свою зависимость от имущественного ценза и размеров собственности. Только 40% избирателей могли участвовать в выборах в сенат штата. Члены нижней палаты выбирались от каждого дистрикта пропорционально численности населения, как минимум по одному представителю от каждого графства, при этом практика учета рабов как 3/5 общей численности белого населения сохранялась. Кандидаты на оставшиеся места в нижней палате легислатуры выбирались согласно формуле, которая предусматривала представительство от наиболее заселенных регионов штата. Поправки увеличили состав сената с 34 до 50 членов, а нижней палаты — с 90 до 120. Срок депутатства был продлен до двух лет; с представительством от «гнилых местечек» было покончено, равно как с практикой созыва законодательных сессий раз в год, теперь их стали созывать раз в два года.13

Пользуясь безграничной властью, делегаты конвента договорились об установлении четких расовых квот для участия в выборах. Такая практика существовала еще с дореволюционных времен. Хотя колониальный закон отстранил от участия в выборах черных, конституция 1776 г. наделила избирательными правами практически всех без исключения свободных граждан, в том числе черных, которые могли платить налоги в случае выборов в нижнюю палату и чей имущественный ценз соответствовал требованиям в случае выборов сенаторов. В ряде графств Северной Каролины совокупный голос черных был существенной величиной.

Вопрос о лишении избирательных прав свободных черных граждан штата живо обсуждался на конвенте, и лишь незначительный перевес голосов повлиял на окончательное решение («за» — 66, «против» — 61). Поправка 1835 г. отстраняла всех цветных от участия в политической жизни штата, утвердив доступ в политику по расовому признаку: «Ни свободный негр, ни свободный мулат или гражданин со смешанной кровью, имеющий среди своих предков черных вплоть до четвертого поколения, не могут голосовать за членов сената или нижней палаты». В итоге граждане, не попавшие в категорию электората, по-прежнему учитывались как 3/5 от общей численности белого населения для целей представительства. Имущественный ценз при голосовании за кандидатов в сенаторы для самих кандидатов остался прежним.14

Вторая поправка, подорвавшая монопольную власть легислатуры, заключалась в том, что должность губернатора стала выборной: его выбирали все члены нижней палаты. Срок его службы был определен в два года вместо одного, а полномочия ограничивались двумя сроками (четыре года).15 Несмотря на очевидный сдвиг в сторону усиления исполнительной власти, на самом деле мало что изменилось, и, как справедливо отмечал Натаниэл Мэкон, ветеран Войны за независимость 1775-1783 гг. и крупная политическая фигура в штате, «там, где губернатор обречен на бездеятельность, не имеет значения, кто его выбирает».16

Умеренность конституционных преобразований объяснялась компромиссом между сенатом, где все еще преобладали богатые собственники восточных графств, и палатой общин, где с недавнего времени до минировали депутаты от демократического запада — мелкие и средние фермеры, купцы и т.д. 42% белого населения штата, владевшие менее 50 акров земли, все еще были отстранены от выборов сенаторов. Не смотря на умеренность, поправки к конституции, принятые в 1835 г., были заметным сдвигом в развитии конституционализма в Северной Каролине. А двухпартийная система, возникшая в штате после прихода к власти вигов в 1835 г., привнесла в политическую жизнь дух соперничества. Демократы поняли, что вернуться к власти можно, только по ставив на повестку дня вопрос о расширении и углублении демократических институтов.

Поправки, принятые на конституционном конвенте, были одобрены большинством избирателей и ратифицированы 9 ноября 1835 г.

После поправок, принятых в 1835 г., никаких изменений конституции Северной Каролины в течение двух десятилетий не было, до тех пор пока в 1857 г. после нескольких лет обсуждения на голосование избирателей не был вынесен вопрос об отмене имущественного ценза при выборе сенаторов. Избиратели проголосовали «за».17 Этот результат можно считать заранее обусловленным, так как за поправку голосовали избиратели нижней палаты, боровшиеся за право самим выбирать членов верхней палаты или сенаторов. Итогом принятия данной поправки должно было стать увеличение электората сената в 2 раза.

К 1857 г. Северная Каролина превратилась в «республику» белых налогоплательщиков, достигших 21 года. На повестку дня встал вопрос о распространении избирательных прав на другие группы населения. В ходе дальнейших событий — сецессия, поражение Юга в Гражданской войне ( 1861— 1865), отмена 1 января 1863 г. — вопрос в какой-то мере был решен: избирательные права получили все мужчины, достигшие соответствующего возраста, независимо от расы и материального положения.

После войны граждане Северной Каролины испытывали в основном два чувства — унижение и бессилие перед лицом победителей, утверждавших свое право определять ее будущее, равно как и остального Юга. Потери штата в войне были одними из самых значительных -40 305 человек только убитыми. Здесь раньше, чем в других штатах Юга, под лозунгами прекращения войны на стороне Конфедерации и возвращения в Союз возникло мощное пацифистское движение, которое охватило 40 графств в центре и на западе.

29 мая 1865 г. президент Джонсон назначил временным губернатором Северной Каролины Уильяма Холдена, который должен был созвать конституционный конвент штата и проконтролировать создание нового законного правительства штата. 18 По распоряжению Холдена 2 октября 1865 г. собрался конституционный конвент. Делегаты конвента сделали все, что требовал от них президент: отменили постановления о сецессии, одобрили XIII поправку к конституции США об отмене рабства, аннулировали военные долги Конфедерации и обеспечивали выборы новых правительственных должностей в ноябре 1865 г.

На второй сессии конвента в ноябре 1865 г. была принята новая конституция. Она оставила конституцию 1776 г. с поправками 1835 г. без изменений, т.е. сохранив право голоса только для белых мужчин и имущественный ценз при занятии должностей. Возвращение к прежнему политическому устройству вызвало недовольство широких слоев северокаролинского общества. Консерваторы остались недовольны отменой военного долга Конфедерации, либералы — узкой базой голосования за кандидатов в конвент и тем, что черных снова лишили права голоса, и др.19 Среди недовольных были и те, кто оспаривал законность отмены рабства без всяких компенсаций, кто утверждал, что штат принял XIII поправку под давлением федеральных властей. Поэтому на референдуме 2 августа 1866 г. новую конституцию отвергли большинством голосов («за» — 19 880, «против» — 39 140).20

Большинство делегатов нижней палаты (53 из 80) подписались под петицией с просьбой к Холдену стать кандидатом в губернаторы на предстоявших в декабре 1865 г. губернаторских выборах. Такое доверие было оказано Холдену не случайно. Именно с ним связывали надежды на скорое возвращение штата в Союз и на выход из экономического кризиса. Оппозиция Холдену на предстоявших губернаторских выборах была представлена в основном старой плантаторской аристократией, которая стремилась не допустить перемен в экономической и политической жизни штата и сохранить свой контроль. Плантаторы выдвинули своим кандидатом Д. Уорта, который до войны был казначеем штата. Как политики кандидаты в губернаторы по сути не отличались друг от друга: оба были юнионистами, сторонниками мира и Союза, активными борцами за скорейшее возвращение Северной Каролины в Союз. Однако предвыборную кампанию Уорта финансировала земельная аристократия, которая не жалела на нее денег и не гнушалась лжи и фальсификаций в борьбе против Холдена, акцентируя внимание выборщиков на том, что его карьера не безупречна: он был защитником права штата на сецессию, затем стал активным сторонником Союза, после чего поддерживал Конфедерацию, а в годы Гражданской войны возглавил пацифистское движение.

На выборах губернатора в декабре 1865 г. Уорт набрал на 5939 голосов больше, чем Холден. Приход к власти в Северной Каролине администрации Уорта означал торможение любых экономических и социальных реформ. Предвидя, что подобная политика не приведет к умиротворению в штате, руководство республиканской партии решило изменить тактику и взяло курс на радикальную Реконструкцию, призванную повысить уровень лояльности федеральному правительству и защитить права негров.21

После войны жители штата с волнением следили за борьбой конгресса и президента. От ее исхода зависела судьба республиканского правления, а на Юге — положение освобожденных негров. Всеобщее недовольство президентским правлением, предоставившим военной администрации чрезвычайные полномочия, т.е. право вмешиваться в гражданские процессы, уже не вызывало сомнения. И хотя план радикальных республиканцев тоже шокировал беспощадным наступлением на права штата, из двух зол его жители выбрали меньшее, надеясь на скорейшее восстановление порядка и создание демократического правительства.22

До сентября 1866 г. республиканская партия Северной Каролины не имела ни своей организации, ни многочисленных последователей. Поддержка президентом политики нового губернатора окончательно убедила лидеров лоялистов в том, что путь возвращения Северной Каролины в Союз лежит через радикальную Реконструкцию. 31 августа 1866 г. в Нью-Берне под председательством Чарлза Томаса состоялся митинг сторонников республиканцев, на котором всех жителей штата, недовольных правлением администрации Уорта, призвали принять участие в создании республиканской партии.

Получив одобрение и поддержку лидеров радикальных республиканцев в конгрессе, Холден и его сторонники приступили к непосредственному формированию новой партии. Весной 1867 г. было объявлено о созыве 27 марта конвента штата, в него пригласили тщательно отобранных Холденом 156 «лояльных» юнионистов из 56 графств, а также делегатов от негритянского населения. Конвент собрался в здании конгресса в Роли. Это был первый в истории Юга конвент, на котором присутствовали делегаты обеих рас, 101 белый депутат и 46 черных. В итоге созданная на конвенте республиканская партия полностью поддержала план Реконструкции и идею гражданского и политического равенства черных и белых жителей штата, осудила отделение Северной Каролины от Союза во время войны, потребовала предоставления всеобщего избирательного права без всяких имущественных ограничений всем белым и афроамериканцам, равно как введения в штате всеобщего начального образования.

На местах исполнительный комитет во главе с Холденом проводил митинги, стремясь привлечь в партию как можно больше сторонников. На них выступили республиканские лидеры обеих рас. Признанными лидерами республиканской партии Северной Каролины стали У. Холден, Р. Дик, У. Родман, Т. Сеттл и А. Турджи.23

Платформу республиканцев в Северной Каролине поддержала значительная часть населения, которую традиционно делят на три группы. Самая немногочисленная из них — «саквояжники»-северяне, которые прибыли в штат после войны; вторая, более значительная — бывшие черные рабы; и наконец, самая многочисленная группа «скалаваги» -образно-собирательное название разных по социальному статусу и политическим убеждениям белых жителей штата.24

Выборы в конституционный конвент были назначены на 19-20 ноября 1867 г. К этому времени республиканцы распространили свой контроль на большинство графств Северной Каролины, причем не только на те графства, где черные избиратели составляли большинство, но и на западные, где большинство составляли белые. Согласно XIV поправке к Конституции США, от участия в выборах отстранили около 10% консервативной оппозиции.

Активность населения Северной Каролины в период регистрации и выборов оставалась достаточно высокой. Об этом свидетельствовали массовые митинги, а также высочайшая активность юнионистских лиг, выдвигавших местных лидеров, черных и белых, по всему штату.25

Конституционный конвент собрался в Роли 14 января 1868 г. На нем присутствовали 120 делегатов. Из них 107 — представители республиканской коалиции, 13 — консервативной. Из 107 республиканцев на  конвенте присутствовали 18 «саквояжников», 15 негров и 74 «скалавага». Для сравнения: в конвент Южной Каролины было выбрано 48 белых и 76 негритянских депутатов (причем 2/3 последних — бывшие рабы), «белые округа» представляли зажиточные фермеры и белые бедняки. В Луизиане в конвент прошло по 49 представителей от каждой расы; в Миссисипи из общего числа делегатов (100) афроамериканцев оказалось только 17, хотя 70 депутатов от 32 округов представляли «черный пояс». Негры прошли в учредительные конвенты других штатов, однако пропорционально численности населения или числу избирателей они присутствовали только в конвентах Южной Каролины и Луизианы.26

Среди депутатов-«саквояжников» были выдающиеся личности: уроженец Нью-Гемпшира генерал Союзной армии Джозеф Эбботт; уроженец Огайо выпускник Рочестерского университета, бывший редактор и адвокат Альбион Турджи; генерал Байрон Лэйфлин; уроженец Массачусетса, в прошлом полковник 34-го нью-йоркского полка, майор Г. Грант; уроженец Род-Айленда Дэвид Хитон, в прошлом специальный агент министерства финансов в Нью-Берне; уроженец Массачусетса, в прошлом священник С. Эшли; уроженец Нью-Гемпшира Д. Френч, бывший редактор газеты и дважды депутат легислатуры в Огайо.

Главная задача конвента заключалась в выработке новой конституции штата. С этой целью было образовано 19 комиссий, призванных представить разные разделы конституции. 10 комиссий контролировались «саквояжниками», что позволило им реализовать многое из того, к чему они стремились.27

Новая конституция Северной Каролины 1868 г., равно как конституция 1776 г., не только впитала в себя все лучшее из предшествующей, но и обогатилась новыми прогрессивными положениями.

Структурные изменения новой конституции состояли в том, что и нее вошла как статья I Декларация прав, расширенная с 25 до 37 пунктов. Сам текст конституции был разделен на 14 тематических статей и 197 пунктов, вместо 46 параграфов сплошного текста конституции 1776 г. с поправками 1835 г. Для своего времени конституция 1868 г. являлась прогрессивным и демократичным документом. В этом отношении она заметно отличалась от конституции 1866 г., предложенной в том же году к ратификации. Создатели новой конституции использовали в ней многие положения конституции 1776 г. и поправки к ней, а также предложенную к ратификации, но так и не одобренную населением конституцию 1866 г., многое было заимствовано из ранее принятых и более демократичных, чем северокаролинские, конституций северных штатом (Мэриленда, Нью-Йорка, Пенсильвании, Огайо и др.), кроме того, были внесены новые оригинальные положения, которые в полной мере могут быть поставлены в заслугу активным деятелям конституционного конвента и ведущим лидерам республиканской партии.

Отечественная и американская историография по-разному оценивают принятые в период радикальной Реконструкции на Юге конституции. Историки-ревизионисты, в частности К. Стэмпп, характеризовали их как ортодоксальные, не содержащие ничего принципиально нового ни в части экономической, ни в части социальной политики.28 Американские постревизионисты, не отрицая широкой программы социальных мер, заложенных в конституциях ряда южных штатов, считали, что они были навязаны северянами не подготовленному к восприятию концепции гражданского общества и государства населению южных штатов. Реконструкцию постревизионисты назвали трагедией черной Америки, будучи убеждены, что голоса афроамериканцев просто использовались в качестве механизма для принятия конституции.29 Советские историки, специалисты по периоду Реконструкции, дают более позитивную оценку конституциям, принятым на Юге после Гражданской войны. Так, А.И. Блинов признавал, что они были прогрессивнее предыдущих, но не свободны от свойственной всем буржуазным конституциям ограниченности. Благодаря именно этой ограниченности, по мнению Блинова, они сохранились в течение многих лет на консервативном Юге.30

Конституция Северной Каролины 1868 г. отменила рабство и все формы подневольного труда, провозгласила равенство всех людей от рождения независимо от расы и цвета кожи и гарантировала им основные неотчуждаемые права на жизнь, свободу, образование, на свободное распоряжение плодами своего труда, гражданам мужского пола независимо от цвета кожи — избирательное право и право быть избранными на любую должность.31 Особо следует отметить, что ни одна из южных конституций, кроме конституции Северной Каролины, не гарантировала своим гражданам право на образование. Принятие этой статьи, безусловно, свидетельствовало о готовности законодателей к преобразованиям в социальной сфере на Юге.

В статье I конституции Северной Каролины 1868 г. впервые за всю историю США был сформулирован новый законодательный принцип: Поскольку права и привилегии не зависят от наличия или отсутствия собственности, то соответственно ее наличие или отсутствие не должно мл пять на право голосовать и занимать должности».32 Согласно этому принципу, имущественный ценз при активном и пассивном избирательном праве был отменен.

Конституционный конвент Северной Каролины значительно изменил статью II конституции, определяющую прерогативы законодательной власти. В основу представительства в обе палаты легислатуры штата была положена численность населения (вместо налогов, уплаченных графствами в казну штата, в случае с представительством в сенат). В новой конституции были четко определены функции легислатуры: контроль за выплатой долгов, изменение процентов по кредитам, введение новых налогов, издание законов, касавшихся отдельных лиц или групп граждан, а также местного управления (бракоразводные дела, изменение фамилий, узаконивание статуса внебрачных детей или освобождение человека от наказания за совершенное им уголовное преступление).33

Конституция 1868 г. провозгласила принцип разделения властей и обеспечила каждому квалифицированному избирателю право быть избранным на любую ответственную должность в центре и на местах. Таким образом, легислатура штата лишилась одной из своих важнейших функций — формирования аппарата исполнительной и судебной власти. Полномочия по заполнению освободившихся в легислатуре вакансий в случае смерти, отставки депутатов до момента следующих выборов с 1835 г. принадлежали губернатору штата.

Законодательная деятельность легислатуры Северной Каролины но новой конституции сводилась к разработке и подготовке законопроектов, которые могли стать законами лишь после троекратного прохождения через обе палаты и скрепления их подписями президента сената и спикера палаты представителей. Кроме того, легислатура сохранила за собой квазисудебные функции, которые состояли в праве «судить» о квалификации и поведении законодателей и отстранять от должности тех, кто не оправдал доверия, не справился с обязанностями или в чем то провинился.34

Исполнительная власть по конституции 1868 г. претерпела серьезные изменения: доктрина «законодательного всемогущества» уступила место формуле «единой и неделимой» исполнительной власти. Губернатор штата был провозглашен главой исполнительной власти, однако делил власть с советом штата. В совет вошли следующие должностные лица: государственный секретарь штата, аудитор, казначей, суперинтенданты общественных работ и общественных инструкций. По новой конституции совет штата стал избираемым всеми гражданами органом исполнительной власти. У каждого чиновника, выбранного на 4 года, появились собственные обязанности, рамки которых, правда, зачастую были весьма неопределенны.35

Статус губернатора как главы исполнительной власти значительно упрочился, что свидетельствовало об определенном сдвиге в деле разграничения полномочий между законодательной и исполнительной ветвями власти.

Конституция 1869 г. отменила имущественный ценз для кандидатов на пост губернатора, но сохранила для них достаточно высокий возрастной порог — 30 лет, для сенаторов он — 25, для кандидатов на все остальные выборные должности — 21 год. Ценз оседлости для кандидатов в губернаторы был понижен с 5 до 2 лет, — этим конституция Северной Каролины отличалась от конституций многих северных штатов, сохранивших, несмотря на демократические реформы, высокие цензы оседлости для кандидатов в губернаторы: нью-йоркская конституция — 5 лет, пенсильванская — 7, делавэрская — 6 лет и т.д. По новой конституции губернатор получил право вводить в курс дела всех кандидатов на должность и назначать тех, чье назначение хотя и не предусмотрено конституцией, но одобрено большинством голосов в сенате, а также назначать по собственному усмотрению без одобрения сената кандидатов на оставшийся срок при наличии вакансий на любую из восьми центральных исполнительных и судебных должностей.36 Этим правом губернатор был поставлен в положение главы администрации.

Подотчетность губернатора Северной Каролины законодательному органу штата, а также тот факт, что он не получил по конституции 1868 г. права вето на законопроекты, прошедшие через обе палаты парламента, свидетельствовали об относительной слабости исполнительной ветви власти по сравнению с законодательной, несмотря на значительное расширение полномочий губернатора. Факт отсутствия среди полномочий главы исполнительной власти чуть ли не самого главного права — права вето становится особенно заметным, если учесть, что этим правом обладали губернаторы практически всех штатов, включая Нью-Йорк, Мэриленд, Огайо, Вирджинию, Массачусетс, Кентукки, Вермонт, Нью-Джерси, Джорджию, Пенсильванию.

Статья I новой конституции начиналась с признания единства федерации американских штатов и ее верховенства по отношению к отдельно взятому штату. Право нуллификации и право на отделение штатов были отвергнуты. Данная формула очень точно отражала положение южных штатов в Союзе после Гражданской войны, равно как изменения в отношениях между федеральной властью и властями штатов. В новой конституции Северной Каролины декларировалась лояльность к конституции США, которая объявлялась легитимной в конечной инстанции. Это существенно ограничило компетенцию отдельного штата в определении и защите прав граждан.

Судебный раздел конституции Северной Каролины 1868 г. претерпел самые кардинальные изменения по сравнению с предшествовавшей институцией и разделов, посвященных законодательной и исполнительной власти. Фактически можно говорить о создании заново судебной ветви власти после 1868 г., хотя республиканцы прибегли к заимствованиям из судебных разделов конституций Нью-Йорка и Огайо, в меньшей мере Делавэра и Пенсильвании. Правда, она была еще далека от того, чтобы называться независимой и осуществлять контроль за деятельностью законодательной и исполнительной ветвей власти, как мыслили ее отцы-основатели.37 С полной уверенностью можно говорить лишь о значительной эволюции судебной системы по сравнению с системой олигархических графских судов, которая существовала до этого.

Законодатели Северной Каролины с самого начала стремились «унифицировать судебную систему», которая в законченном виде вряд ли в тот момент где-то существовала. Ни в одном из штатов так и не была реализована систематизированная программа правовых преобразований, что объяснялось не только отсутствием практической потребности в ее проведении при сохранении достаточно развитых норм общего права, но и сложностью той работы, которую легислатуры были не готовы выполнить. Разработчики судебного раздела конституции 1868 г. максимально приблизились к созданию унифицированной судебной системы, но потребовалось еще столетие, прежде чем эта система стала функционировать. Дело в том, что поправки 1876 г. вернули законодательному органу право определять юрисдикцию всех судов ниже Верховного и учреждать нижестоящие суды по своему усмотрению.38 Поправки 1962 г. значительно модифицировали судебный раздел. Однако многие положения конституции 1868 г. сохранились до наших дней. В параграфе 1 судебного раздела конституции 1868 г. говорилось, что древнее различие между действием по закону и традиционным процессом по справедливости ликвидируется и устанавливается единая форма гражданского процесса. В том же параграфе статьи IV проводилось четкое разграничение между гражданским и уголовным иском. Единственной инстанцией для разбирательства уголовных дел должен был стать суд присяжных, что гарантировалось в параграфе 13 статьи 1.39

Новая структура судебной системы Северной Каролины выглядела следующим образом. Дела об отставке высших должностных лиц рассматривались сенатом. Возглавлял судебную структуру Верховный апелляционный суд, обладавший правом пересматривать решения нижестоящих судов. В 1868 г. суд впервые обрел конституционный статус. Число судей Верховного суда было увеличено с 3 до 5, по аналогии с Верховным судом Огайо. Судьи Верховного суда, как и нижестоящих судов, выбирались в таком же порядке, что и члены легистратуры. Срок занятия должности судьями Верховного суда составил 8 лет.40

После Верховного апелляционного суда в иерархии судебной системы Северной Каролины значились суды общей юрисдикции — высшие, В их компетенцию входило рассмотрение дел о тяжких уголовных преступлениях и сложных гражданских дел.41 Конституцией предусматривалось создание 12 судебных дистриктов, в каждом из которых граждане прямым голосованием выбирали одного судью, клерка и солиситор.

Низшее звено судебной иерархии штата по конституции 1868 г. составляли суды ограниченной юрисдикции — мировые. В их компетенцию входило рассмотрение мелких правонарушений и исков на сумму до 200 долл., а по уголовным преступлениям — до 50 долл.42

Самостоятельный раздел о налогах и доходах впервые появился и конституции 1868 г. Он закрепил серьезные изменения в системе налоги обложения. Законодатели попытались создать унифицированную систему налогообложения. С этой целью была введена единая ставка подушного налога (2 долл.) для всех граждан штата с 21 до 50 лет. Налог на собственность был установлен в зависимости от ее стоимости. Единообразным по новой конституции стало налогообложение движимого и недвижимого имущества, кредитов, инвестиций, капиталов, доходов, торговли и т.д.43

В большинстве южных штатов консерваторы смирились с тем, что негры обрели право выбирать и быть избранными, кроме лидеров консервативной оппозиции в конвенте Северной Каролины Плато Дарэма и Уильяма Грэхэма, которые требовали решить проблему на основании ранее принятых резолюций.

Другими словами, они считали, что любая попытка «отменить» или «урезать» естественное различие между белой и черной расами является преступлением против цивилизации и Бога.44

Статья X о льготах по гомстеду была включена в новую конституцию после долгих и ожесточенных споров. Основные разработчики этого раздела конституции «саквояжники»-северяне настояли на принятии статьи X в надежде ослабить груз экономических потерь населения штата, вызванных войной, а также предотвратить разорение мелких собственников, защитить их конституционным путем. С этой целью были определены размеры движимой и недвижимой собственности, неотчуждаемой в случае массовых конфискаций на неуплату долгов. Они составили в первом случае не более 500 долл., во втором не более 1000 долл.45 Льготы по движимому и недвижимому имуществу гарантировались конституцией, и легислатура не могла изменить размеры неотчуждаемой собственности.

В новой конституции Северной Каролины были значительно расширены имущественные права женщин. Женщина стала безраздельной собственницей имущества, приобретенного ею до замужества, а также доли совместно нажитого имущества, которое не могло быть конфисковано за долги мужа. Принципиально новым в данном разделе конституции 1868 г., равно как в практике конституционализма вообще, было предоставление мужу как главе и кормильцу семьи права застраховать гною жизнь «в пользу жены и детей».46 Страховка обеспечивала выживание семьи после смерти кормильца, а застраховавший свою жизнь становился привлекательным объектом для кредиторов при жизни.

«Саквояжники» Северной Каролины разработали новую систему местного самоуправления, которая отличалась от старой широким допуском к управлению гражданскими делами населения штата. Низовой административно-территориальной единицей штата стал тауншип, получивший значительные полномочия по самоуправлению (графские суды сменились выборными попечителями, которые выдвигались электоратом тауншипа на 2 года).47 Правда, эти полномочия были урезаны поправками 1876 г., с тем чтобы избежать контроля над местными органами власти со стороны черных избирателей, которого опасались консерваторы. Таким образом, легислатура вернула себе довоенный контроль над местными органами власти.

Статья VIII о корпорациях, практически целиком позаимствованная из конституции Нью-Йорка 1846 г., одной из первых регламентировала деятельность корпораций. Регулируя правовое положение корпораций, конституция 1868 г. установила особые нормы, не допускавшие создания корпораций в соответствии со специальными актами, а только 1) соответствии с общим законодательством.48 Данный раздел конституции включен в конституцию 1971 г. почти без изменений.

Статья об образовании также явилась новой. Она обязала легислатуру Северной Каролины обеспечить бесплатное среднее образование всем гражданам штата от 6 до 21 года с обязательным посещением школы как минимум 4 месяца в году. Требование всеобщей и единообразий системы бесплатных общественных школ для молодежи независимо от цвета кожи было чрезвычайно прогрессивным для своего времени. По новой конституции предполагалось создание совета по образованию штата,49 призванного контролировать организацию и функционирование общественных школ. Конституция предусматривала два уровня финансирования системы общественного образования: правительственный — доходы с государственной собственности, от продаж выморочного имущества и завещанных в пользу штата имуществ отдельных лиц и местный — поступления от штрафов, конфискаций, средств, уплаченных за освобождение от воинской повинности, и др.50

Ряд параграфов статьи IX новой конституции был посвящен университету Северной Каролины, его организации, управлению и финансированию. Властные рычаги управления университетом сосредоточились в руках губернатора и совета по образованию, а не законодательного органа, как это было раньше, что свидетельствовало о сдвиге и пользу исполнительной власти и номинальной роли президента университета.

Принципиально новым разделом конституции 1868 г. стала статья XI о наказаниях, исправительных и благотворительных учреждениях, которая явилась продолжением реформы судебной системы. Число преступлений, за которые полагалась смертная казнь, было сокращено с 20 до 4 — убийства, поджоги, грабежи, изнасилования. На легислатуру штата были возложены обязанности по созданию сети исправительных учреждений, домов для беженцев и сирот, а также опека инвалидов, душевнобольных и алкоголиков.51 Аналогичных перечисленным выше реформам в период после радикальной Реконструкции на Юге не последовало. Вообще в конституции Северной Каролины впервые в США появился самостоятельный раздел о наказаниях за уголовные преступления и раздел о благотворительных учреждениях.

Статья XII конституции 1868 г. закрепляла нормы организации, вооружения и снаряжения милиции штата. Все способное к военной службе мужское население с 21 года до 40 лет допускалось к службе в вооруженных силах. Исключение составляли лица, которые по религиозным соображениям не могли носить оружие.52 Афроамериканцы получили реальную возможность служить в милиции штата и даже занимать там командные должности. Это решение радикального крыла конституционного конвента вызвало волну возмущения со стороны консервативной оппозиции. При первой же возможности, а именно после возврата демократов к власти в 1876 г., оппозиция путем принятия подзаконных актов лишила афроамериканцев права служить в милиции Северной Каролины.

Как уже отмечалось, в американской историографии существует мнение, что конституции, принятые в период Реконструкции, были навязаны не готовым к их восприятию южным штатам северянами.53 Особенно это касалось радикального решения проблемы расового неравенства, что, кстати говоря, отличает конституцию Северной Каролины от конституций других южных штатов. Факты и цифры свидетельствуют о том, что, хотя принятие конституции 1868 г. являлось лишь частью разработанного радикальными республиканцами плана Реконструкции и проходило в присутствии военных сил (командующие округами были наделены при этом чрезвычайными полномочиями), конституцию одобрило большинство избирателей, зарегистрировавшихся осенью 1867 г. и весной 1868 г.54 Большинство белого населения Северной Каролины (фермеры, наемные рабочие, городские низы, интеллигенция и др.) в эти годы связывало надежды на будущее именно с республиканской партией. К тому же конституция 1868 г. явилась логическим завершением длительного противостояния, в котором участвовали, с одной стороны — демократические элементы преимущественно западных графств, с другой — земельная аристократия и плантаторы-рабовладельцы восточной части штата. Большинство электората штата еще до созыва конституционного конвента 14 января 1868 г. было решительно настроено против политики демократов, опасаясь, что ее итогом могут стать экономическая стагнация и расовая конфронтация.

Конституционализм Северной Каролины прошел несколько последовательных этапов, каждый из которых приближал ее к «безрасовой республике». Конституция 1868 г. впитала в себя лучшие достижения демократии, отраженные в конституциях Мэриленда, Нью-Йорка, Пенсильвании, Огайо, Массачусетса и др. Многие ее положения и даже целые разделы (о корпорациях, о наказаниях, об исправительных и благотворительных учреждениях, о льготах по гомстеду) органично вписались в последнюю, принятую в 1971 г., конституцию штата практически без изменений.

Трудно согласиться с мнением историков-ревизионистов относительно политической ортодоксальности конституций периода Реконструкции, ибо пример конституции Северной Каролины 1868 г., завершившей эру конституционных реформ XVIII-XIX вв., свидетельствует об обратном. Она не только органично вписалась в государственное устройство штата, но и заложила основы для будущего весьма плодотворного использования итогов радикального периода.

Примечания

1 Billings D.B. Planters and Making of a «New South»: Class, Politics, and Development in North Carolina, 1865-1900. Chapel Hill, 1979. P. 47.
2 Супоницкая И.М. Антиномия американского Юга: свобода и рабство. М., 1998. С. 35, 55; Она же. Север и Юг США: истоки межрегионального конфликта // Межрасовые и межнациональные отношения в Европе и Америке XIX-XX вв. М., 1996. С. 46, 49.
3 Powell W.S. North Carolina Through Four Centuries. Chapel Hill; L., 1989. P. 186.
4 The North Carolina State Constitution with History and Commentary by J.V. Orth. Chapel Hill; L., 1993. P. 2-3. (Далее: Orth J.V. Op. cit.)
5 Цит. по: The Federal and State Constitutions, Colonial Charters, and Other Organic Laws of the States, Territories, and Colonies Now or Therefore Forming the USA / Compiled and ed. by F.N. Thorpe. In: 7 vol. Wash., 1909. Vol. 5. P. 2787, 2788. (Далее: Thorpe F.N. Op. cit.).
6 Ibid. P. 2790-2791.
7 Супоницкая И.М. Антиномия американского Юга. С. 95.
8 Powell W.S. Op. cit. P. 251.
9 Thorpe F.N. Op. cit. P. 2788.
10 Ibid. P. 2787, 2791, 2792.
11 Ibid. P. 2790.
12 Powell W.S. Op. cit. P. 278.
13 Thorpe F.N. Op. cit. P. 2794-2797.
14 Ibid. P. 2796.
15 Ibid. P. 2797.
16 Orth J.V. Op. cit. P. 10.
17 Amendments to the Constitution of 1775 (Ratified in 1857) // Thorpe F.N. Op. cit. P. 2799.
18 Raper H.W. William W. Holden: North Carolina’s Political Enigma. Chapel Hill; L., 1985. Introduction.
19 Powell W.S. Op. cit. P. 382.
20 Raper H.W. Op. cit. P. 88.
21 Ibid. P. 79, 81.
22 Ibid. P. 88.
23 Ibid. Р. 94.; Powell W.S. Op. cit. P. 388.
24 Lefler H.T., Newsome A.R. North Carolina. Chapel Hill, 1963. P. 488.
25 Olsen ОН. North Carolina. An Incongruous Presence//Reconstruction and Redemption in Ihe South / Ed. by O.H. Olsen. Baton Rouge; L., 1980. P. 164-165.
26 Аллен Д.С. Реконструкция: Битва за демократию в США, 1865- 1876. М., 1963. С. 124.
27 Hamilton J.G.R. History of North Carolina since 1860. Spartanburg, 1973. Vol. 3. P. 102-103.
28 Stampp KM. The Era of Reconstruction, 1865- 1877. N.Y., 1967. P. 170; The American South / Ed. by M.L. Billington. N.Y., 1971. P. 199.
29 Foner E. Reconstruction. America’s Unfinished Revolution, 1863- 1880. N.Y., 1989. P. 98-303.
30 Аллен Д.С. Указ. соч. С. 103.
31 Thorpe F.N. Op. cit. P. 2800-2803.
32 Ibid. P. 2802.
33 Ibid. P. 2805-2806.
34 Ibid. P. 2806, 2810.
35 Ibid. P. 2807.
36 Ibid. P. 2809.
37 Лафитский В.И. США: конституционный строй и роль штатов в структуре американского федерализма. М., 1993. С. 16.
38 Orth J.V. Op. cit. P. 104.
39 Thorpe F.N. Op. cit. P. 2801, 2809-2810.
40 Ibid. P. 2810-2812.
41 Ibid. P. 2811.
42 Ibid. P. 2812-2813.
43 Ibid. Р. 2814.
44 Scroggs J.B. Carpetbagger Constitutional Reform in the South Atlantic States // Reconstruction in the South / Ed. by E.C. Rozwenc. Lexington, 1990. P. 83.
45 Thorpe F.N. Op. cit. P. 28 18-2819.
46 Ibid..
47 Ibid. P. 2815.
48 Ibid. P. 2816.
49 В совет по образованию вошли губернатор, вице-губернатор, секретарь штата, казначей, аудитор, суперинтенданты общественных работ и инструкций, генеральный атторней.
50 Thorpe F.N. Op. cit. P. 2817.
51 Ibid. P. 2819-2820.
52 Ibid. P. 2820.
53 Фонер Э. Рабство, Гражданская война и Реконструкция: новейшая историография // Новая и новейшая история. 1991. № 6. С. 50-51.
54 Новая конституция была одобрена большинством голосов на референдуме в апреле 1868 г.: за ее принятие проголосовали 93 084 избирателя, против — 74 015, воздержались от голосования 29 773 человека (см. об этом: Powell W.S. Op. cit. P. 395).

Текст: © 1999 Н.Н. Бонцевич
Опубликовано: Американский Ежегодник 1999. М., 2001. С. 104-121.

OCR: © 2006 Северная Америка. Век девятнадцатый (Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter)

Бонцевич Н.Н. «Северная Каролина в период Реконструкции: Некоторые аспекты конституционной истории штата»

На примере штата Северная Каролина автор исследует конституционную реконструкцию южных штатов после Гражданской войны.