Прохождение договора о покупке Аляски в Конгрессе США в 1867-1868 годах

Переход Аляски к США в 1867 г. явился результатом длительного процесса экспансии американского капитала на севере Тихого океана. Правительство США осуществило покупку Аляски в целях усиления своих позиций на Тихом океане и расширения владений на материке под давлением тех предпринимателей, которые занимались вывозом пушнины и эксплуатировали морские промыслы и другие богатства Аляски. При этом США воспользовались экономической отсталостью России, ее ослаблением в Крымской войне и неспособностью царизма защитить отдаленные окраины страны.

В советской историографии имеется ряд исследований, посвященных этому вопросу1. Советские историки опровергают сложившуюся в американской историографии версию о покупке Аляски как о какой-то случайности или даже услуге царизму, стремившемуся якобы избавиться от «ненужных» территорий, причем приобретение Аляски не связывали с какой-либо экономической заинтересованностью США2.

Задача данного сообщения показать на материалах конгресса США и американской печати процесс прохождения договора в конгрессе и реакцию американской общественности на этот внешнеполитический акт правительства.

Впервые США сделали предложение о покупке Аляски во время Крымской войны. Петом 1854 г. государственный секретарь У. Мэрси и сенатор М. Гвин, связанный с заинтересованными в этом вопросе группами буржуазии Калифорнии, запрашивали русского посланника в Вашингтоне Э. А. Стекля о намерениях русского правительств уступить США свои владения в Америке. Стекль говорил впоследствии об этом предложении американского правительства как о «неопределившемся проекте».

В начале Крымской войны русские правящие круги еще не были убеждены в необходимости продажи Аляски. Решение появилось лишь в результате войны и усиления экспансии американского капитала на севере Тихого океана. После войны переговоры откладывались до разрешения вопроса о договоре между Российско-Американской и Калифорнийской компаниями3

Обсуждение возобновилось в конце 50-х годов. Активным сторонником продажи Аляски был вел. кн. Константин Николаевич. Преследуя узко ведомственные интересы (вел. кн. возглавлял морское министерство и уделял главное внимание балтийскому флоту), он стремился сократить до минимума издержки по охране Восточной Сибири, Аляски и островов Берингова моря. Министр иностранных дел А. М. Горчаков высказывался отрицательно в отношении продажи Аляски. «Лично я не имею ни малейшей уверенности в пользе для России отказаться от этих владений»,— писал А. М. Горчаков.— Единственное соображение, которое может заставить склониться в пользу этой комбинации, была бы перспектива большой финансовой выгоды. Но сумма в 5 млн, долларов, которая, возможно, будет указана, не кажется нам сколько-нибудь представляющей действительную стоимость наших колоний»4.

Переговоры о передаче США русских владений в Америке были отложены, в связи с обострением внутриполитического положения в России и США. В июне 1860 г. Э. А. Стекль передал государственному секретарю Д. Аппльтону и сенатору М. Гвпну решение русского правительства отложить обсуждение вопроса до более благоприятного времени. Гвин со своей стороны также заявил, что нужно дождаться результатов президентских выборов и смены администрации.,

В 60-х годах американская экспансия в бассейне Тихого океана продолжала развиваться по нескольким направлениям: в страны Дальнего Востока, юго-западную часть Тихого океана и северную часть Тихого океана, в русские и английские владения.

Государственный секретарь У. Сюард, в соответствии с замыслами американских экспансионистов того времени, считал, что весь Американский континент — Северная и Южная Америка — должен принадлежать рано или поздно Соединенным Штатам. Он говорил: «Дайте мне уверенность, что никогда не будет незаконного сопротивления вооруженной силой президенту, осуществляющему власть Соединённых Штатов, и дайте мне еще 50, 40, 30 лет жизни, и я обещаю вам во владение весь Американский континент и контроль над всем миром»5.

Большое значение придавал Сюард вопросам дальневосточной политики, развитию торговли на Тихом океане и в соответствии с этим рассматривал Аляску как «естественную базу» для американской торговли в Азии.

Переговоры о продаже Аляски США возобновились во второй половине 60-х годов. В 60-х годах, после принятых реформ, Россия по-прежнему оставалась отсталой, с пережитками Крепостничества в деревне и низким уровнем развития промышленности. Положение Российско-Американской компании было тяжелым. Как выяснила специальная комиссия, созданная в 1860 г., компания могла бы существовать только с помощью большой правительственной дотации.

В русских правящих кругах на всех стадиях переговоров не было единой точки зрения по вопросу о владениях в Америке. Оправданием отказа от Аляски и Алеутских островов до некоторой степени служило, по мнению А. М. Горчакова, соображение, что с переходом Аляски и Алеутских островов к США будет нанесен удар Англии в северной части Тихого океана. «Это мнение является, быть может, для нас причиной уступить наши колонии США, тогда как для американцев это, несомненно, причина приобрести наши колонии»,— говорилось в докладе А. М. Горчакова царю6.

Сюард использовал одну из петиций американских капиталистов правительству США о привилегиях па Аляске (петицию Макдональда о рыболовных промыслах) как предлог для начала переговоров. 16 декабря 1866 г. особым комитетом, в который входили Александр II, вел. кн. Константин Николаевич, А. М. Горчаков, министр финансов М. X. Рейтерн, морской министр Н. К. Краббе и посланник в США Э. А. Стекль, приехавший в Петербург, было принято решение о продаже Аляски и Алеутских островов.

Переговоры было поручено вести Стеклю. Он считал, что борьба между президентом Д. Джонсоном и конгрессом по вопросам положения на Юге может помешать утверждению договора. Поэтому по предложению Сюарда вопрос обсуждался сначала среди узкого круга лиц, включая президента, Сюарда и членов кабинета, и только после этого был представлен на рассмотрение конгрессу.

Работа Стекля и Сюарда по составлению проекта договора была закончена к середине марта 1867 г. В первой статье устанавливались границы передаваемой территории. Карты и описания русских владений в Америке были представлены русским морским министерством. «Его величество император всероссийский,— говорилось в первой статье,— сим обязуется уступить Северо-Американским Соединенным Штатам немедленно по обмене ратификаций всю территорию с верховным на оную правом, владеемым ныне его величеством на американском материке, а также прилегающие к ней острова»7. Статья вторая касалась различного имущества и собственности РоссийскоАмериканской компании, которая переходила к США. Сюард настоял, чтобы архивы Российско-Американской компании, находившиеся на Аляске, также .были переданы США. Согласно статье третьей договора, русскому населению предоставлялось право уехать в Россию; обусловливалось также, что положение индейцев Аляски будет определяться теми законами, которые действуют в отношении индейцев США. Четвертая статья определяла порядок ратификации договора и формальной передачи Аляски. Сюард выдвинул условие, чтобы передача с правом вступления во владение произошла вдень ратификации, а уплата денег—10 месяцев спустя после обмена ратификационными грамотами. Было также оговорено, что передаваемая территория будет свободна от договоров с другими компаниями (статья шестая). Срок аренды части территории Аляски компанией Гудзонова залива кончался 1 июля 1867 г., через 2,5 месяца, но соглашение с калифорнийской «Американско-русской торговой компанией» было продлено в 1864 г. до 1 января 1868 г. В связи с преждевременным прекращением соглашения должны были быть удовлетворены претензии этой компании, поэтому сумма уплаты за Аляску увеличивалась на 200 тыс. долларов.

19 марта договор был одобрен кабинетом. Стекль сообщил правительству о его содержании и 29 марта пришла телеграмма с разрешением царя подписать договор. 30 марта, в день его подписания, началась чрезвычайная сессия сената, собравшегося без перерыва на каникулы для обсуждения острых проблем внутренней политики. Договор был передан на рассмотрение в сенат с небольшим посланием президента. Большинство сенаторов одобряло покупку Аляски, но отказывалось утвердить акт, подписанный Сюардом. Острая борьба по внутриполитическим вопросам привела к тому, что каждое начинание президента и Сюарда в области внешней политики встречало сопротивление. «Эта оппозиция,—писал Стекль Горчакову,— не столько относится к самой передаче, сколько объясняется сильной неприязнью, которая господствует в конгрессе по отношению к президенту и еще больше к государственному секретарю»8.

В течение нескольких дней Сюард убеждал сенаторов утвердить договор. Председатель сенатской комиссии по иностранным делам Ч. Сэмнер выступил с трехчасовой речью, в которой говорил, что присоединение Аляски вызвано необходимостью усиления США в северной части Тихого океана, в противовес Англии, влиянию которой в этой части света, с переходом Аляски к США, будет нанесен сильный удар. Сэмнер отмечал также значение Аляски для укрепления позиций США в странах Восточной Азии и на островах Тихого океана и утверждения господства «империи США» на море и на суше. Приобретение Аляски, говорил Сэмнер, будет способствовать развитию «беспредельно широкой» торговли США со странами Дальнего Востока — Китаем, Японией9.

Известия о готовящемся заключении договора вызвали энтузиазм и удовлетворение в западных штатах н особенно на тихоокеанском побережье. Газеты других районов страны также приветствовали заключение договора, признавая огромную ценность приобретения новых земель. Газета «New York Daily Tribune» — орган левых республиканцев,— боровшаяся против реакционной внутренней политики Джонсона и Сюарда и встречавшая нападками каждую акцию кабинета в области внешней политики, тем не менее писала 1 апреля 1867 г. на первой странице: «Уступка русской Северной Америки Соединенным Штатам, если она будет завершена, явится важнейшим международным актом в отношении Американского континента, какого не случалось в течение многих лет»10, «New York Daily Tribune» также отмечала «огромное стратегическое значение Аляски и Алеутских островов как морской базы для укрепления позиций США на Тихом океане в ущерб Англии. Овладение этой огромной территорией повлияй в нашу пользу на обширную торговлю в бассейне Тихого океана». В статье описывались пушные, рыбные, лесные и другие богатства: «Рыбные промыслы обширны, но главное богатство страны заключается в торговле пушниной, которая будет отныне всецело контролироваться американскими купцами». Газета нашла достаточно слов для восхваления климата Аляски и отметила, что климат Аляски и Алеутских островов подвергается смягчающему влиянию теплого тихоокеанского течения и ветров, дующих со стороны Китая. «Земля плодородна, и страна гостеприимна», — заключает газета11.

Большинство газет одобряло присоединение Аляски, но из соображений внутрипартийной борьбы осуждало действия Джонсона и Сюарда. Они обвиняли президента и его ближайшее окружение в том, что с помощью заключения этого договора хотят отвлечь внимание от вопросов внутренней политики.

В оценке договора многие газеты исходили также из соображений предвыборной борьбы (президентские выборы должны были проходить осенью 1868 г,.) и говорили от имени субсидировавших их группировок, которые заискивали перед народными массами — избирателями и налогоплательщиками, не желавшими увеличения налогов ради территориальных приобретений. Во время Гражданской войны, в результате инфляции и роста цен, уровень жизни трудящихся масс США понизился; после войны финансы США были обременены огромным национальным долгом. Конгрессменам приходилось, чтобы не потерять места в конгрессе, прислушиваться к мнению основной массы избирателей, которые считали, что правительство должно все внимание обратить на внутренние проблемы — реконструкцию Юга, находившегося в состоянии экономического и политического хаоса, ликвидацию национального долга и освоение незаселенных земель Запада. Сенаторы и члены палаты представителей получали многочисленные письма от своих избирателей, в которых говорилось, что не следует заключать договор о покупке Аляски, так как США имеют достаточно свободных земель и что приобретение новой территории связано с большими издержками и может повлечь осложнения во взаимоотношениях с Англией12. В речах членов конгресса звучало беспокойство, в связи с отношением народа к этому новому приобретению огромной территории: «Удовлетворит ли оно народ, на который должно лечь это бремя?»13 — выражали опасение члены палаты представителей. Конгрессмены и печать вынуждены были, отражая мнение народа, выступать иногда против экспансии. Но антиэкспансионистскпе речи конгрессменов очень быстро сменялись призывами к экспансии. Газетные статьи, осуждавшие экспансию, печатались вперемежку с выражением удовлетворения по поводу новых территориальных приобретений.

Нападки газет на Джонсона и Сюарда, в связи с заключением договора об Аляске, продолжались около недели, в течение которой Сюарду удалось добиться изменения позиции сената. «New York Daily Tribune» так описывала его усилия в эти дни: «На обеденном столе г-на Сюарда регулярно появляется жареный договор, вареный договор, договор в бутылках, договор в графинах, договор, приправленный назначениями по службе, договор в цифрах, договор с военной точки зрения, договор с точки зрения грандиозности территориального приобретения, договор, укатанный в меха, украшенный моржовыми клыками, обрамленный лесом… На этих обедах государственный секретарь обращался с семью с половиной миллионами долларов золотом с той легкостью и игровой беззаботностью, которая всегда характеризовала его при расходовании непринадлежащих ему денег»14.

8 апреля договор был вновь представлен на рассмотрение комиссии по иностранным делам. Предварительное голосование показало, что большинство голосов, необходимое для утверждения, набрано (за договор было подано 27 голосов и 12 против). После того, как некоторые сенаторы предложили в качестве «комплимента России» сделать голосование единодушным, за присоединение Аляски проголосовало 37 человек и против — двое. Изменение позиции сената повлекло за собой изменение тона выступлений газет, которые теперь стали единодушно высказываться в пользу договора.

На тихоокеанском побережье США возникли компании для эксплуатации пушных промыслов и рыбных богатств. Давнишние чаяния о «свободной торговле» и «открытых портах» на Аляске осуществлялись, и ничто больше не препятствовало проникновению американского капитала в эти земли.

6 июля 1867 г. Джонсон обратился к палате представителей по поводу необходимости одобрить ассигнование 7 млн. 200 тыс. долл.15, но палата отказалась вотировать денежную сумму под предлогом, что были нарушены ее конституционные, права, и договор заключили без ее согласия.

Согласно конституции США, право заключать договор предоставляется президенту и сенату. Мнение палаты требуется только в том случае, если должна быть санкционирована денежная сумма, обусловленная договором. Палата представителей начала конституционный спор, в котором обвиняла президента и сенат в нарушении ее прав и требовала, чтобы в будущем при заключении подобных договоров прежде всего испрашивалось согласие палаты. В качестве предлога для обоснования задержки был также извлечен на свет «иск Перкинса»16.

Защитники «иска» поставили себе целью задержать выплату русскому правительству денег за Аляску до тех пор, пока не будут выплачены требуемые ими суммы. Их лидером был левый республиканец, член палаты представителей от штата Массачузетс Б. Батлер. В качестве довода против заключения договора Батлер указывал на дальность расстояния, оговариваясь в то же время, что он ничего не имеет против присоединения Канады, так как она «все равно является частью США». Батлер призывал удержать такую сумму, которая потребуется для удовлетворения не только «иска Перкинса», но и претензий всех других американских граждан к русскому правительству, если таковые имеются. Батлер выдвигал резолюцию, в которой предлагал в качестве начальной меры удержать полмиллиона долларов из денег, уплачиваемых за Аляску.

В то время как Батлер выступал в защиту «иска Перкинса», X. Пэйн (представитель от штата Висконсин, левый республиканец) вел агитацию, главным образом, по вопросу о якобы имевшем место нарушении конституционных прав палаты, а К. Уошберн, крупный лесопромышленник из штата Висконсин (левый республиканец), не уставал изо дня в день повторять, что Аляска — бесплодная страна, лишенная каких бы то ни было природных богатств. Н. Бэнкс, председатель комиссии палаты по иностранным делам, также выступал сначала как активный сторонник «пека Перкинса» и противился выплате денег России.

Несмотря на то, что «иск Перкинса» давно потерял свой первоначальный смысл и вдова Перкинса продала свои «права», сторонники «иска Перкинса» говорили о себе как «защитниках вдовы и сирот Перкинса». Сумма, которую они требовали, с течением времени все увеличивалась под предлогом возраставших издержек по ведению этого дела, и к 1867 г. она возросла с 300 тыс. до 800 тыс. долларов.

Русская общественность правильно расценивала положение, сложившееся в американском конгрессе. Еще весной, когда наметилось противодействие конгресса заключению договора, газета «Голос» писала: «Вообще наши заатлантические друзья не очень сентиментальничают. Они очевидно рады приобретению наших американских колоний, но сильно недовольны тем, что за эту громадную территорию заплачена, говоря относительно, довольно ничтожная сумма. Вероятно, это происходит от того, что американцы надеялись присвоить себе наши американские владения даром»17.

Несмотря на отсрочку выплаты денег русскому правительству на неопределенный срок, правительство США торопило Россию с передачей колоний, а Сюард продолжал давать Стеклю успокоительные обещания относительно беспрепятственного прохождения договора в палате. Еще во время составления договора Сюард добился условия, согласно которому Аляска становилась собственностью США с момента обмена ратификациями, независимо от уплаты денег и формального акта передачи. Обмен ратификационными грамотами состоялся 20 июня 1867 г., после того, как секретарь русского посольства в Вашингтоне А. Бодиско вернулся из России с договором, подписанным царем. Это число американское правительство отметило как дату вступления во владение новоприобретенными землями и стало готовить комиссию для формального акта передачи.

С русской стороны комиссаром для передачи колоний был послан капитан 2-го ранга Пещуров, от американского правительства — генерал Руссо. Пещуров и Руссо 22 сентября прибыли в Сан-Франциско и отплыли в Ситку вместе с американскими войсками, погрузившимися на 5 судах. Передача Аляски Соединенным Штатам произошла 14 (26) октября 1867 г.

Обсуждение договора возобновилось в палате представителей в конце 1867 г., уже после передачи вновь приобретенной территории США. Конгресс собрался в ноябре, и тогда опять стало очевидным противодействие большинства членов палаты представителей. 25 ноября была принята резолюция, запрещавшая территориальные приобретения. Послание президента с требованием ассигновать деньги было получено в палате 3 декабря и передано комиссии по иностранным делам 9 декабря. 19 декабря комиссия по иностранным делам палаты представителей затребовала официальные документы о покупке Аляски. Но борьба по вопросам реконструкции Юга была так обострена в это время, что Сюард счел за лучшее отложить обсуждение.

Стекль запрашивал Сюарда, в какой мере противодействие палаты представителей может задержать выплату денег. Сюард ответил, что США выполнят условия договора и что Стекль может успокоить русское правительство. Но обсуждение в палате представителей затянулось. Журнал «Русская мысль» так характеризовал положение в 1868 г. в конгрессе США, сложившееся в связи с обсуждением договора: «Выговорив себе право занять территорию раньше уплаты денег и даже ассигнования их конгрессом, вашингтонские политики были потом не прочь, если не уклониться от расплаты, то проволочить дело до какой-нибудь благоприятной для них случайности»18.

Тем не менее в это же время палата утвердила решение об административном включении Аляски в состав США. В апреле 1868 г. была принята резолюция о «распространении юрисдикции США в отношении таможен, торговли и судоходства на территорию, уступленную Соединенным Штатам Россией и учреждении там налогового округа». А представители от штата Калифорния призывали принять меры для предупреждения истребления котиков, заботясь об интересах компаний, которые они представляли и которые готовились захватить монополию на котиковые промыслы в Беринговом море19.

Это мероприятие палаты, а также то обстоятельство, что оно не встретило никаких возражений и прошло совершенно гладко, свидетельствовало о том, что, задерживая выплату денег, палата представителей в действительности не собиралась мешать переходу к США Аляски, тем более, что акт передачи уже совершился в октябре 1867 г.

Усилия защитников «иска Перкинса» не достигли цели, благодаря стараниям Сюарда, который повел с ними энергичную борьбу. Сюард подкупил наиболее влиятельных из них и организовал кампанию в печати с помощью группы политиканов, которые также действовали небескорыстно. Газета «New York Herald» писала: «Блестящий премьер обрабатывает телеграф и прессу, создавая общественное мнение день и ночь»20. Средства, потраченные на эту кампанию (несколько более 100 тыс. долл.), были вычтены впоследствии из суммы, которая была выплачена русскому правительству под предлогом, что эта кампания проводилась в интересах России.

Обсуждение договора об Аляске возобновилось в палате весной 1868 г. 18 мая в комиссии по иностранным делам палаты представителей были обсуждены доклады сторонников и противников договора. Правительство США располагало самыми полными сведениями об естественных богатствах Аляски и Алеутских островов, особенно благодаря исследованиям, проведенным незадолго перед тем телеграфной компанией, занимавшейся постройкой телеграфа через Аляску и Восточную Сибирь. Одной из главных причин было также приобретение важной стратегической позиции на Тихом океане, обладание которой должно было привести к ослаблению Англии и усилению позиций США в Канаде, Сибири и странах Восточной Азии. Эти мотивы звучали на заседаниях сената в начале апреля 1867 г. и в речах членов палаты представителей при обсуждении договора весной и летом 1868 г. Заключив этот договор, мы посадим британского льва на тихоокеанском побережье в клетку,— говорили члены палаты представителей.— Мы ослабим громадную алчную компанию Гудзонова залива, которая с самого начала нашего существования почти монополизировала торговлю мехами в Северной Америке, обогащая себя и английское правительство за счет того, что должно принадлежать и по справедливости принадлежит американскому народу21.

Какое значение придавало американское правительство покупке Аляски с точки зрения укрепления позиций США на Тихом океане видно, например, из речи председателя комиссии по иностранным делам палаты представителей Н. Бэнкса, который назвал Аляску ключом к Тихому океану. Бэнкс заявлял, что Берингово море с приобретением Аляски и Алеутских островов сделается «американским морем». Аляска, говорил Бэнкс, приближает Американский континент к Азии до нескольких десятков миль на севере, а благодаря существованию сотни больших и малых островов, ограничивающих Берингово море с юга (Алеутских, Курильских и др.), значительно облегчается сообщение со странами Дальнего Востока. Говоря о необходимости аннексировать и Гавайские острова — «мост между Америкой и Азией», Бэнкс подчеркивал, что владея Аляской на севере, Алеутскими островами в центре и Гавайскими на юге, США будут держать в своих руках контроль над Тихим океаном. Американское правительство, подготавливая договор о покупке Аляски, говорил Бэнкс, руководствовалось темп же идеями, что и при прежних территориальных приобретениях в первой половине XIX в.— от Луизианы до Калифорнии — идеями усиления влияния США на Тихом океане как в южной, так и северной его части22. Поэтому обсуждение договора об Аляске в конгрессе США сопровождалось фразами о необходимости защиты от агрессии иностранных держав, о принятии мер для укрепления национальной обороны, о распространении республиканских принципов и цивилизации, обращениями к доктрине Монро и другими словесными атрибутами, без которых не обходился ни один акт экспансии в истории США.

Не прекращая оппозиции, защитники «иска Перкинса» и после присоединения Аляски к США продолжали говорить о нарушении полномочий палаты представителей в законодательной процедуре. Они хотели, чтобы в будущем приобретение какой- либо иностранной территории совершалось с согласия всего конгресса. Сенат же упорно отстаивал свою верховную власть в деле заключения договоров с иностранными государствами и возражал против требований палаты ставить заключение договоров в зависимость от ее решения. В результате ожесточенных споров, длившихся несколько дней, представители сената добились окончательного отклонения претензий палаты, как превышавших обусловленные конституцией права23. 27 июля законопроект об ассигновании средств был, наконец, подписан президентом.

Потеря Аляски произвела удручающее впечатление в России. В печати не могло быть широкого обсуждения этого вопроса по цензурным соображениям, но в некоторых газетах появились статьи, характеризующие отношение русской общественности к этому событию.

Газета «Голос» писала: «Сегодня и вчера и третьего дня мы передаем и передавали, полученные из Нью-Йорка и Лондона телеграммы о продаже Соединенным Штатам владений России в Северной Америке. Мы объяснялись уже по поводу этих слухов в нашей биржевой хронике, и теперь, как и тогда, мы не можем отнестись к подобному невероятному слуху иначе, как к самой злой шутке над легковерием общества. Они глубоко огорчают всех истинно русских людей», и далее,— Российско-Американская компания «завоевала Территорию и устроила на ней поселения с огромным пожертвованием труда и капитала и даже крови русских людей»24.

«Современная летопись» (воскресное приложение к реакционной газете «Московские ведомости») высказывалась по поводу продажи более сдержанно, выражая уверенность в основательности причин, побудивших правительство пойти на этот шаг, Тем не менее газета писала: «Уступленные ныне Соединенным Штатам наши американские колонии открыты, приведены в подданство России и устроены единственно частною предприимчивостью, перенесшею при этом немало труда и потерь, в течение более восьмидесяти лет они доставляли России выгод не менее 100 млн. руб. серебром в виде разного рода пушных товаров. Помня это, нельзя нам быть равнодушными ни к интересам колоний, ни к интересам компании»25.

Продажа Аляски и Алеутских островов привела к укреплению позиций США на Тихом океане, особенно в его северной части, и усилению американской экспансии на островах Берингова моря, оставшихся во владении России, и в Восточной Сибири. Для эксплуатации богатств новоприобретенной территории образовалась «Аляскинская торговая компания», сохранявшая монополию с 1869 по 1889 г. За 23 года (с 1868 по 1890 г.) доходы, полученные американскими капиталистами от разработка богатств бывших русских владений, достигли по официальным данным более 75 млн. долл, (в этих данных не полностью учитываются огромные прибыли от меновой торговли с населением Аляски)26. Вместе с тем усилилось разграбление русского Дальнего Востока: Чукотки, Анадырского и Охотского морей, Командорских, Курильских, Шантарских островов. Американские скупщики пушнины и китобои хищнически истребляли китов и моржей в русских водах, уничтожали богатейшие в мире котиковые лежбища. Крупные фирмы Калифорнии и Орегона посылали суда для промыслов и меновой торговли. Аляска стала базой для американских торговых и китобойных шхун. Меновая торговля на побережье Восточной Сибири вплоть до Чукотки в значительной мере оказалась в руках американских компаний.

Примечания

1 См. А. Л. Нарочницкий. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке. 1860—1895 гг. М., 1956, стр. 154—196; е г о же. Экспансия США на Дальнем Востоке в 50—70-е годы XIX в. — «Исторические записки», . 44, М., 1953; его же. Экспансия США на Дальнем Востоке в 1886—1894 гг.— Ученые записки МГПИ им. В. П. Потемкина», т. 25. М., 1953; С. Б. Окунь. Российско-Американская компания. М.— Л., 1939; его ж е. К истории продажи русских колоний в Америке.— «Исторические записки», 1938, № 2; его же. Очерки по истории колониальной политики царизма в Камчатском крае. М., 1935.
2 См. работы, указанные выше, а также статью М. И. Белова «К столетию продажи пляски царским правительством в 1867 г.».—«Известия Всесоюзного географического общества», т. 99, вып. 4, 1967, стр. 290—300.
3 Российско-Американская компания была монопольной привилегированной организацией, находившейся под особым покровительством царского правительства, но ее торговая и промысловая деятельность подрывалась в результате экспансии американского и английского капитала (торговля пушниной, китобойный промысел). Договор с группой калифорнийских капиталистов, крайне невыгодный для Российско-Американской компании, был заключен во время Крымской войны из опасения нападения Англии. В 1859 г. долгосрочный договор был заменен соглашением на три года.
4 АВПР, ф. Канцелярия, 1860, д. 195, л. 216—217. А. М. Горчаков — Э. А. Стеклю 14(26) мая 1860 г.
5 V. Farrar. The Annexation of the Russian America to the United States. Washington, 1937, p. 113.
6 АВПР, ф. Главный архив. 1—9, 1857—1868, д. 4, л. 56 и 56об. Доклад А. М. Горчакова Александру II, декабрь 1866 г.
7 «Сборник пограничных договоров, заключенных Россией с соседними государствами». СПб., 1891, стр. 300.
8 АВПР, ф. Канцелярия, 1867, д. 167, л. 91 об. Э. А. Стекль — А. М. Горчакову, 22 марта (3 апреля) 1867 г.
9 «New York Daily Tribune», 28.V.1867.
10 Ibid., 1.IV.1867.
11 Ibidem.
12 D. Dozer. Antiexpantionists during the Johnson’s Administration.— «Pacific Historical Review», 1943, vol. XII, N 3, p. 261.
13 «Congressional Globe» (далее — C. G.), 4th Congress, 2d ses., pt. V, Appendix, p. 493.
14 «New York Daily Tribune», 8.IV.1867.
15 J. Richardson. A Compilation of Messages and Papers of the Presidents, 1787—1897, vol. VI. Washington, 1899, p. 524.
16 Б. Перкинс требовал от русского правительства возмещения убытков под предлогом, что им были сделаны предварительные затраты для поставок пороха в Россию во время Крымской войны; окончание войны помешало этой торговой операции, а выплаченные в порядке возмещения суммы Перкинс считал недостаточными.
17 «Голос», 14(26).IV.1867.
18 М. Венюков. Поземельные приобретения и уступки России за последние 30 лет, 1850—1880.— «Русская мысль», кн. IV, 1880, стр. 125—126.
19 С. G., pt. II, р. 4070, 4487.
20 Т. Вailу. Why the USA Purchased Alaska? — «Pacific Historical Review», vol. Ill, № 1, 1934, p. 44.
21 C. G., pt. IV, p. 3659.
22 Ibid., pt. V, Appendix, p. 385—388.
23 Ibid., pt. IV, р. 4404.
24 «Голос», 25.Ill (6.IV). 1867.
25 «Современная летопись», 14 (26).V. 1867.
26 «Report on Population and Resources of Alaska, 11th census, 1890». Washington, 1893, p. 215, 255.

Текст: ©1971 Т. М. Батуева
Опубликовано: Новая и новейшая история. 1971. №4. С. 117-124.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Батуева Т. М. Прохождение договора о покупке Аляски в Конгрессе США в 1867-1868 годах

В статье на материалах конгресса США и американской печати показаны процесс прохождения договора о покупке Аляски в Конгрессе и реакция американской общественности на этот внешнеполитический акт правительства.