Алентьева Т.В. «Рост секционализма и общественное мнение в США в период «джексоновской демократии»»

В первой половине XIX в. формирующаяся американская нация, обретающая свою идентичность, осознающая свое единство, столкнулась с проблемами регионализма и секционализма. Набиравший темпы промышленный переворот способствовал выделению Северо-Востока в самый развитый в экономическом отношении регион. На Юге укоренилась плантационная система, основанная на рабстве негров. «Хлопковый бум» даже привел к тому, что Юг на какое-то время стал наиболее динамически развивающимся регионом, лучше других связанным с мировым рынком1. Свою специфику имел и Запад, но, будучи преимущественно аграрным, тяготел в это время к союзу с южными плантаторами.

Углубляющаяся диверсификация регионов вела к их определенному обособлению в экономическом и социокультурном отношениях, особенно это касалось двух секций: Севера и Юга. Хотя выявившиеся между ними различия еще не носили непримиримого характера, они, тем не менее, чувствовались в столкновении интересов, в умонастроениях, в общественном мнении. Цель данной статьи – проанализировать состояние общественного мнения американцев по отношению к росту секционализма на Юге. При этом главное внимание будет уделено «лидерам мнений» – видным политикам, а также «коммуникаторам мнений» – прессе, поскольку их влияние на общественное сознание в XIX в. было определяющим. Данная проблема в отечественной американистике не рассматривалась, хотя исследователи в нашей стране всегда интересовались проблемами «джексоновской демократии»2. Несмотря на огромное количество работ, посвященных Э. Джексону, его внутренней политике, в американской историографии также отсутствуют работы, в которых рассматривалось бы состояние общественного мнения в этот период3

Острым столкновением интересов Севера и Юга стал нуллификационный кризис, связанный с введением в жизнь нового протекционистского тарифа 1828 г., получившего название «тарифа абсурда» из-за довольно высоких, по мнению южан, размеров пошлин. Проблема таможенных тарифов была не только экономической, но и острой политической проблемой. Протекционизм в силу ряда причин не устраивал Юг, выступавший за свободную торговлю. «Невозможно, чтобы народ угнетенных секций Соединенных штатов мог долее подчиняться столь тиранической системе, – писала «Richmond Enquirer». – Мы предупреждаем самым искренним и дружеским образом наших братьев северян, защищающих тариф, что невозможно оставаться в этой тюрьме еще долгие годы, …мы не можем терпеть угнетения, подчинения системе столь абсурдной, столь противоречащей всем принципам нашей федеральной системы, институтам молодого и свободного народа и самому духу нашего столетия»4.

Политический конфликт между двумя секциями начался с того, что лидеры Южной Каролины заявили о своем неподчинении и отмене (нуллификации) «тарифа абсурда» 1828 г. Губернатор штата Стивен Миллер (1787-1838)5 поддержал нуллификацию. С речью против тарифа выступил плантатор и известный политический деятель Юга Джеймс Гамильтон (1786-1857)6. Он заявил, что власть в Союзе узурпировали северные штаты, которые стремятся обогащаться за счет южан с помощью протекционизма и «внутренних улучшений». Он также аргументировал свою позицию непризнания высоких тарифов тем, что национальное богатство неравномерно распределяется между северными и южными штатами. Все это, по его мнению, давало южанам право на протест и даже выход из Союза. Дж. Гамильтон ссылался при этом на так называемые Кентуккийские и Виргинские резолюции Джефферсона и Мэдисона 1798-1799 гг. как на прецедент нуллификации. Был опубликован документ «Экспозиция и Протест Южной Каролины», в котором объявлялось об отмене федерального закона о тарифах7. Как выяснилось позднее, настоящим автором документа был Дж. Кэлхун (1782-1850), наиболее опытный и активный защитник особых интересов Юга8.

В «Экспозиции и Протесте Южной Каролины» впервые были четко сформулированы идеи нуллификации и прав штатов. Кэлхун постарался доказать, что для страны является вредным господство в ней «специальных интересов», под которыми он имел в виду промышленников, торговцев и банкиров Новой Англии, поэтому южные штаты могут отменять на своей территории неугодные им решения федеральной власти9. Законодательные органы Джорджии, Миссисипи и Виргинии в ответ на тариф 1828 г. также направили в Конгресс резолюции, в которых назвали его несправедливым и антиконституционным10.

Чрезвычайно активно за нуллификацию «тарифа абсурда» выступал Роберт Хейн (1791-1839) – юрист и политический деятель демократической партии11. В своей знаменитой полемике с Д. Уэбстером в январе 1830 г. в Конгрессе США, он обосновал свои аргументы в пользу доктрины прав штатов, заявив, что суверенитет штатов – краеугольный камень существования Союза: «Суверенитет штатов не должен быть подконтролен, подчинен или ограничен чем-либо, кроме их собственного чувства достоинства и справедливости»12.

В ответных речах лучший оратор партии вигов Д. Уэбстер подверг резкой критике доводы Хейна и сформулировал доктрину суверенитета Союза. Он заявил, что правительство США – «правительство народа, сотворенное для него, учрежденное им самим и ответственное перед ним» (а не перед властями и населением отдельных штатов)13. Уэбстер предупреждал, что доктрина нуллификации может привести к самым страшным последствиям – разрушению Союза и Гражданской войне. «Когда глаза мои в последний раз обратятся к солнцу, быть может, я увижу его блистающим над порушенными и поруганными обломками некогда славного Союза; над раздробленными, раздираемыми враждой и войной штатами; над землей, стонущей под междоусобными распрями и орошенной, может быть, кровью братоубийства!» Крылатыми стали заключительные слова его речи 26-27 января 1830 г.: «Всякому подлинно американскому сердцу всего дороже Свобода и Союз, ныне и навеки, единые и нераздельные»14.

Конгресс издал текст речи Уэбстера тиражом в 40 тыс. экз. Кроме того, в стране вышло не менее 20 других ее изданий. Большинство газет Севера постаралось ее опубликовать, также как восторженные отклики читателей на нее15. Главным результатом дебатов Уэбстера-Хейна, как справедливо замечает С.А. Исаев, явилось то, что в политическом сознании американцев стала укореняться мысль о неразрушимости Союза. Идея верховенства суверенитета Союза над правами штатов, представление о единстве США как высшей политической ценности стали популярнейшими политическими теориями16. Этому способствовало и выступление в печати одного из авторов Конституции страны, бывшего президента, Дж. Мэдисона.

Один из участников дебатов Р. Хейн послал Мэдисону, как одному из авторов Кентуккийских резолюций, копию своих речей в надежде, что тот поддержит доктрину нуллификации. Но его расчет не оправдался, Мэдисон встал на позицию «широкого толкования» Конституции, заявив, что она является договором всего народа, и только волею всего народа может быть отвергнута. По его мнению, один штат не может силой отвергать действие законов Соединенных Штатов17. В августе 1830 г. он опубликовал статью в «North American Review», получившую широкий резонанс. Бывший четвертый президент выразил свое несогласие с правом меньшинства объявлять нуллификацию. Его возмутило, что сторонники аннулирования тарифов, будучи в меньшинстве, не подчиняются воле большинства. «Но давать такую волю меньшинству над большинством в качестве постоянного права означало бы извратить главный принцип свободного правительства, а на практике, в конечном счете, свергнуть и само это правительство». Мэдисон не считал, что можно злоупотреблять договором о Союзе штатов. «Нуллификация закладывает пороховой заряд под основание Конституции и Союза, а в руках каждой партии оказывается спичка, чтобы по своему желанию взорвать их». «Нуллификация, – по его мнению – только первый и опасный шаг, следующий шаг – сецессия, и последний – разделение навсегда»18.

Весьма оживленно пресса обеих секций обсуждала знаменитую полемику Э. Джексона и его вице-президента Дж. Кэлхуна во время официального обеда в Белом доме по случаю дня рождения Т. Джефферсона. Джексон произнес тост, который не оставлял сомнений в его позиции в отношении невозможности выхода какого-либо штата из Союза: «За наш Союз, который должен быть непременно сохранен». Кэлхун после аплодисментов, сопровождавших президентский тост, произнес свой, наполненный совсем иным политическим смыслом: «Наш Союз – он на втором месте после нашей Свободы, самого дорогого, что у нас есть. Всем нам нужно твердо помнить, что Союз может быть сохранен только в случае уважения прав штатов и равного распределения его благ и бремени»19. Кэлхун открыто противопоставил концепцию «прав штатов» концепции «целостности Союза» президента. После этого между ними произошел разрыв, и Кэлхун открыто становится во главе движения нуллификаторов. Особенно активно позицию Джексона обсуждала пропрезидентская пресса. Благодаря этому широкому обсуждению, пишет историк Дж. Макмастер, слова Джексона глубоко запечатлелись в умах людей и запомнились надолго. Вследствие своей твердой и последовательной позиции в период нуллификационного кризиса, Джексон предстал в общественном мнении страны как защитник Союза. Он прямо заявил южанам, что они «могут обсуждать тариф и даже выдвигать возражения. Но так как он стал законом страны, он будет исполнен, будьте в этом уверены, и это также точно, как и то, что мое имя – Эндрю Джексон»20. Редакторы северных газет поддержали позицию Джексона по отношению к нуллификаторам. Бизнесмен и политик Ф. Хоун писал в своих мемуарах: «Несомненно, президент является самым популярным человеком, которого мы когда-либо знали. Его действия всеми поддерживались, все были готовы признать его «отцом страны». … В тот момент, когда мы… не были уверены, каким будет его курс, в этот момент прозвучал его великолепный тост: «Союз должен быть сохранен»»21.

Иной была реакция южной прессы, поскольку она постаралась представить слова президента именно так, как было выгодно южанам. На Юге по-прежнему полагали, что южанин Джексон будет защищать и отстаивать «права штатов», а потому пойдет на уступки. «Charleston Mercury» писала, что в содержание своего тоста Джексон вложил доктрину сохранения Союза при соблюдении суверенитета и прав штатов. Поэтому она попыталась отделить позицию Джексона от позиции активного противника суверенитета штатов и защитника целостности Союза Д. Уэбстера22. Дальнейшее развитие политического кризиса как раз показало, что президент солидаризировался в своей позиции с Д. Уэбстером и получил поддержку от партии вигов, в том числе от Г. Клея.

В прессе Юга продолжалось активное обсуждение возможной сецессии. В статьях утверждалось, что тариф, прежде всего, ударяет по интересам южных судовладельцев, но если Южная Каролина будет действовать смело и решительно, она сможет повести за собой хлопковые штаты, Это будет смертельным ударом для Новой Англии. В периодических изданиях южан утверждалось, что протекционизм – грабеж и разбой, что тариф антиконституционен и ведет к торжеству деспотизма в стране. Законодатели Южной Каролины должны одобрить меры по сопротивлению этому деспотизму, даже если это приведет к разрушению Союза и кровопролитию. «Camden Journal», защищая идею полного отделения штата, писала: «Ни один человек в здравом уме не станет отрицать, что Южная Каролина, подобно любому другому штату в Союзе, может покинуть своих собратьев. Она имеет право отделиться в любой момент, и остается лишь вопрос, были ли несправедливости, угнетающие ее настолько невыносимыми, чтобы оправдать подобный шаг». «Мы имеем право действовать, – утверждала «Southern Times», – и мы будем действовать. Мы не скрываем от народа, что отделиться означает идти на риск столкновения с федеральным правительством, что сецессия не остановится там, где этого желают друзья Союза. Но мы сделали все, что можно сделать путем петиций, речей, протестов и угроз. Так пойдем же дальше»23.

Нуллификационный кризис, затронувший, прежде всего, Южную Каролину, объяснялся тем, что в этом штате, острее, чем на остальном Юге, проявился ряд экономических проблем. С чисто экономической точки зрения хлопковые плантаторы штата испытывали падение доходов в связи с истощением почв и застоем в деятельности порта Чарлстона из-за конкуренции северных портов, особенно Нью-Йорка, именно они возглавляли сепаратистов24. Газеты Южной Каролины активно обсуждали выгоды выхода из Союза для штата и его столицы. Чарлстон станет свободным портом, торговля оживится, а стоимость земли в городе удвоится. Но скорей всего разрушения Союза не произойдет, отмечала «Charleston Mercury», так как Север проявит мудрость и пойдет на уступки. Тариф будет снижен до уровня 1816 г., и «эта система грабежа и угнетения будет, наконец, прекращена»25.

Среди нуллификаторов своими речами и выступлениями в печати выделялся конгрессмен Дж. Макдаффи (1790-1851)26. Он опирался на уже сложившиеся стереотипы южного сознания, что Война за независимость была борьбой за свободу и права отдельных штатов, а также на авторитет «отцов-основателей» американской республики. Макдаффи заявлял, что единство страны не является для Юга больше ценностью, поскольку права южан в нем ущемляются и попираются. «Те, кто не решается открыто защищать тиранию и оправдывать угнетение, восклицают в патетическом порыве: «Союз! Союз! Союз в опасности!» Союз, каким его сделало большинство, – отвратительное чудовище, и те, кто боготворит его, даже видя его уродство, заслуживают быть в цепях». Он призывает южан не бояться угроз Гражданской войны, и даже выступить с оружием в руках в защиту южных прав27 Макдаффи по своим позициям относился к крайним нуллификаторам, готовым на самые решительные действия, вплоть до сецессии и Гражданской войны.

По мнению американского историка У. Фрилинга, в движении нуллификаторов выделилось два направления. Первое считало, что штат является единой системой управления, в рамках которой он может противодействовать федеральной власти и сохранять свой собственный суверенитет. Поэтому правительство штата правомочно принимать любые решения в его интересах. Это было крайне экстремистское направление. Другие, более умеренные, строили свою позицию на доктрине народного суверенитета, т.е. считали, что интересы и воля народа выше правительства и конституции. Они считали, что именно Конвент штата является той инстанцией, которая может принимать решения в отношении федеральных законов, поскольку представляет интересы народа. В силу этого он выше Конституции и может ее толковать. Кэлхун относился к этой группе. Он сыграл самую важную роль в теоретическом обосновании права нуллификации и сецессии28.

Трактаты, памфлеты и речи о нуллификации распространялись по всему Югу. Ораторы уверяли, что нуллификация – это мирное средство и что федеральное правительство не будет ей препятствовать. Необходимо лишь созвать конвент, который примет решение о том, что тарифы не действительны в отношении граждан Южной Каролины. Легислатура штата тогда запретит сбор налогов под угрозой смертной казни, ну а судьи при необходимости применят эту меру наказания. Безусловно, идея ограничения властных полномочий федерального центра имела либеральное и демократическое содержание, отражая традиционную неприязнь американцев к сильной власти с ее мелочной регламентацией жизни, многочисленными налогами и ограничением свобод. Но эта же теория, основанная на уважении к правам штатов, отвечала интересам рабовладельцев и фактически служила им правовым обоснованием неприкосновенности института рабства.

В период президентской предвыборной кампании Конгресс в июле 1832г. принял новый тарифный закон, по которому тарифные ставки по сравнению со ставками 1828 г. Понижались, но незначительно. Это придало энергии защитникам Союза, как на Севере, так и на Юге. Юнионисты в Южной Каролине усиленно пытались противостоять нуллификаторам. На собравшемся в Колумбии конвенте штата нуллификация была осуждена. Юнионисты уверили сторонников прав штатов и фритредеров, что постараются добиться от федеральных властей понижения тарифа. Что касается нуллификации, то они считали ее актом сецессии, грозившим гражданской войной. Блестящий ученый и знаток юриспруденции из Чарлстона, стойкий фритредер Хью Легарэ (1797-1843) оставался на позициях юнионизма. Выступая с многочисленными речами в защиту Союза, он пишет также статьи в журнал «Southern Review», который он издавал совместно со Ст. Элиотом. Бывший губернатор штата Ричард Мэннинг (1789-1886)29 бросил вызов самому распространенному из заявлений нуллификаторов: «Доктрина о правлении большинства в качестве главного государственного принципа, даже при наличии всех сопутствующих этому зол – лучше и безопасней, чем другая доктрина, которая предусматривает контроль над большинством и власть над ним меньшинства»30.

Но общественное мнение в Южной Каролине было настроено не в пользу юнионистов, и на ближайших выборах нуллификаторы получили 2/3 голосов в каждой палате легислатуры штата. 24 ноября 1832 г. большинством в 136 голосов, при 26 «против»31, был принят «Ордонанс о нуллификации Южной Каролины. В нем прямо заявлялось о возможном выходе штата из Союза, провозглашалось право на сопротивление федеральным властям и сецессию.

Усиливавшиеся сепаратистские настроения были опасными для целостности Союза. Президент должен был предпринять какие-либо шаги или самоустраниться, на что особенно рассчитывали южане. Э. Джексон в период нуллификационного кризиса проявил твердость и непреклонность. Он заявил, что считает неконституционным отмену одним штатом федерального закона и рассматривает попытку выхода из Союза как измену32. 10 декабря 1832 г. он обратился к жителям Южной Каролины со специальным обращением. В принципе осуждая сецессию, ведущую к разрушению единства страны, президент дал ясно понять, что не остановится перед применением силы. «Высокие требования долга обязывают меня торжественно заявить, что вы не можете преуспеть. Законы Соединенных Штатов должны исполняться. …Разрушение Союза вооруженной силой является государственной изменой»33.

Текст Прокламации быстро распространился по всем северным штатам благодаря перепечатке во всех ведущих газетах. Слова президента встретили всеобщее одобрение на Севере, что отразилось в многочисленных передовицах и публикациях писем читателей. «National Intelligencer» оценивала ее как «мощное произведение, которое не может не произвести великую сенсацию: будет ли это к добру или к злу, но мы не сомневаемся в лучших намерениях президента»34. Проправительственная «Washington Globe» призывала к сплочению всех юнионистов и к активизации их действий ради сохранения целостности страны. В передовице, названной «Союз», предлагалась организация конкретных шагов в поддержку президента. «Спрашивают, каким образом можно оборвать карьеру нуллификаторов и разрушить их гибельные замыслы? Это можно сделать, не проливая ни одной капли крови. Пусть вся страна поднимется как один человек, и осудит их. Пусть весь народ за пределами Южной Каролины и верные сердца внутри нее объединятся одновременно в великую партию Союза и скажут понятным им языком: «этот Союз не будет распущен». Пусть они …сплотятся вокруг правительства в поддержку Союза, который должен быть сохранен любой ценой». Газета резко осуждала поведение лидера нуллификаторов Дж. Кэлхуна35.

Особенно важным считала газета сплоченность и монолитность общественного мнения: «Пусть никто не говорит, что выражение общественного мнения через посредство законодательных органов, митингов и прессы не дает желательного результата. Мужества нуллификаторам придает надежда на поддержку из-за границы. Лишившись этой надежды, они впадут в отчаяние и оставят замыслы, которые могут привести лишь к их собственной гибели. Если общественное мнение не сделает свое дело в течение нескольких недель, не запугает раскольников и не заставит их подчиниться, то невозможно будет представить те горести, которые эти люди могут навлечь на Южную Каролину и свою страну. Пусть каждая легислатура, каждый митинг, каждый редактор и каждый американский патриот поспешит возвысить свой голос, чтобы предупреждение было услышано вовремя и предотвратило первый акт насилия»36.

 Были проведены митинги анти-нуллификаторов во многих городах, в том числе в Филадельфии, Нью-Йорке, Балтиморе. Нью-йоркский митинг собрал около 10 тыс. чел. Уэбстер выступил на многочисленном митинге в Бостоне, одобрив Прокламацию президента, как мудрую и своевременную. Он заявил, что она основана на истинно конституционных принципах и что президент во время этого кризиса может рассчитывать на его полное понимание и помощь37. Активную поддержку президенту в период нуллификационного кризиса оказал редактор «New York Evening Post» У.К. Брайант. Его газета очень высоко оценила обращение президента к жителям Южной Каролины, заявив, что оно «само по себе будет огромным шагом к успокоению того возбуждения, которое существует в Южной Каролине, и что оно побудит большинство ее граждан остановить те поспешные и насильственные действия, в которые они втянуты»38.

К югу от Потомака «Прокламацию» читали с самыми разными чувствами. «Charleston Mercury» назвала его объявлением войны против Южной Каролины. Автор передовой статьи писал: «Советники убедили этого несчастного старика присвоить себе право применить силу в отношении одного из штатов. Он издал диктаторский эдикт. Он пытался угрозами запугать вигов Южной Каролины. Однако наступило время, когда следует оставить все партийные названия. Может быть лишь одна партия сейчас, когда суверенитет штата под угрозой, и тиран объявил ему войну. Отныне пусть газеты называют друзей нашего штата гордым именем вигов. А друзей Джексона и Союза кличкой тори»39.

В нуллификационном кризисе Джексон проявил лучшие качества политика: понимание интересов страны в целом, энергию и решимость, а также способность пойти на компромисс. Он жестко заявлял, что не пойдет на уступки раскольникам и готов подавить всякие мятежные действия силой, а лидеров раскольников во главе с Кэлхуном перевешать. В условиях намечавшейся военной конфронтации президент предпочел не слова и уговоры, а твердые и решительные действия. По его предложению Конгресс принял в 1832 г. Force Bill, согласно которому президент имел право употребить военную силу во всех случаях, когда это будет необходимо, чтобы принудить тот или иной штат к исполнению законов. Еще раньше, чем была написана его прокламация, Джексон приказал двум вооруженным судам следовать в Чарлстонскую гавань. Он назначил генерала У.Скотта, героя войны 1812-1815 гг., командующим правительственными войсками в Южной Каролине, однако до боевых действий, к счастью, дело не дошло.

Большое значение для мирного разрешения конфликта имели предложения лидера вигов Г. Клея, автора «американской системы», который готов был пожертвовать частью своей программы, чтобы добиться умиротворения Юга. По его предложению в 1833 г. Конгресс принял решение о постепенном снижении тарифа в течение 10 лет. Юг встретил эти уступки с ликованием, а Южная Каролина отменила свой декрет о нуллификации. Южная пресса не скрывала своего торжества и уверяла читателей, что эти уступки следует рассматривать как победу нуллификаторов. «Richmond Enquirer» писала: «Нуллификация торжествует! Что вызвало урегулирование вопроса о тарифах? Нуллификация. Разве у нас был бы билль м-ра Клея, если бы не действия Южной Каролины?»40 Ей вторила южнокаролинская «Columbia Telescope». «Система, основанная на самом близоруком эгоизме, получила смертельный удар. Эксперимент был проделан полностью, был почти фатальным и будет вписан в историю лишь для того, чтобы избегать подобного в будущем… Тариф повержен, продажное большинство Конгресса уступило. Наконец-то в безумии правительства наступило временное просветление»41.

Нуллификационный кризис был разрешен мирным образом, с помощью компромисса. «Все местнические и секциональные амбиции, – писал Джексон в одном из президентских посланий, – должны быть отброшены. Соединенные Штаты следует рассматривать как единый народ, равно заинтересованный в процветании общей для всех страны»42. Но это были скорее благие пожелания, чем реальность.

Начавшееся на рубеже 1820-1830-х гг. секциональное противостояние хорошо иллюстрируется вышедшим в 1836 г. романом виргинца Н. Такера (1784-1851) «Вождь партизан». Роман был попыткой драматизировать концепцию «прав штатов» Кэлхуна и придать ей воинственный дух, он преисполнен ненавистью к Северу и «джексоновской демократии», которая, по мнению автора, поощряла аболиционизм и могла привести к отмене рабства. Еще в 1820 г. Такер пришел к мысли, что федеральный Союз – бич для Юга. «Я поклялся тогда и повторял эту клятву изо дня в день, что я не сомкну глаз, пока Союз не будет разодран на куски. Я …буду бороться за это всю жизнь и завещаю эту борьбу своим детям43.

Его книга, вышедшая в свет под псевдонимом Э.У. Сиднея, была напечатана в Вашингтоне44. Роман носил полуфантастический характер, начало его действия перенесено на тринадцать лет в будущее. Ван-Бюрен находится у власти уже третий срок и собирается баллотироваться в четвертый раз. Захватив «президентский трон», он окружил себя толпой льстецов-демократов. Находящаяся в его руках политическая машина действует безотказно, а армия и флот подчиняются ему полностью. Крайний Юг под предводительством Южной Каролины отделился от Союза. Он освободился от бремени северных тарифов и переживает период экономического обновления, благодаря особому торговому соглашению с Англией, по которому он импортирует дешевые промышленные товары, а экспортирует хлопок и другие сельскохозяйственные продукты45. Роман оказывал существенное влияние на умы южан.

На рубеже 1820-1830-х гг. происходит рост секционализма, обусловленный как экономическими, так и политическими причинами. Это столкновение интересов Севера и Юга открыто проявило себя в нуллификационном кризисе 1828-1833 гг. Растущая на Юге неприязнь к протекционизму, который отвечал экономическим интересам Севера и в то же время бил по карманам плантаторов и фермеров, предрекая серьезные изменения в экономическом укладе этого района, лежала в основе возникновения конфликтной ситуации. «Американская система», по утверждениям южных пропагандистов и прессы, неминуемо должна была привести к обогащению северных промышленников за счет всех южан. И эта мысль прочно укоренилась в общественном мнении южных штатов, питая сепаратистские тенденции. Южные плантаторы, представлявшие правящую элиту Юга, серьезно опасались конкуренции за власть в Союзе со стороны торгово-промышленных кругов Севера. Благодаря введению протекционизма на федеральном уровне южане ощутили свое вынужденное подчинение интересам развития промышленности. Тариф нарушал привычную торговую взаимосвязь с Европой и не обещал ничего, кроме материальных потерь в ближайшем будущем. Нуллификационный кризис вызвал обострение противостояния Севера и Юга и стал своеобразным прологом будущей Гражданской войны.

Общественное мнение северян оказалось достаточно сплоченным в стремлении защитить единство страны и поддержать президента Джексона. Север объединился в этот период, даже забыв на время о своих партийных разногласиях.

В то же время нуллификационный кризис не привел к формированию монолитности в общественном мнении южан, при том, что большинство из них уже осознавали противоположность своих экономических интересов с северянами. Южная пропаганда вырабатывает новые приемы воздействия на общественное мнение. Это и опора на славные традиции прошлого и апелляция к авторитету отцов-основателей, создание «образа врага» в лице торгово-промышленных кругов Севера, наклеивание ярлыков на политических противников, пафос и патетика в восхвалении особых качеств южан. Все же следует признать, что в этот период общественное мнение южан оставалось расколотым, несмотря на определенные успехи южной пропаганды, и ей придется еще немало потрудиться, чтобы в будущем сплотить Юг в его противостоянии Северу.

Примечания

<

>
1 См.: Шпотов Б.М. Была ли на Юге и Западе США промышленная революция? // Американский ежегодник, 2000.  М.,2002. С. 126-141.
2 Исследователи обычно именуют «джексоновской демократией» период с 1828 по 1840 гг., когда президентами были основатели демократической партии Э. Джексон и М. Ван-Бюрен. См.: Болховитинов Н.Н. США: проблемы истории и современная историография. М., 1980. С. 253-281; Романова Н.Х. Реформы Джексона. 1829-1837.  М., 1988; Дубовицкий Г.А. Шесть портретов. Из истории США I пол. XIX в. Самара, 1994. С. 7-43; Власова М.А. Эндрю Джексон и особенности эволюции американского либерализма 1830-1840-х годов // Проблемы американистики. Т. 10. М., 1997. С. 57-73; Согрин В.В. Президенты и демократия. Американский опыт. М., 1998. С. 83-140; Он же. Джексоновская демократия: социально-политическая характеристика // Русское открытие Америки. Сб. ст., посв. 70-летию акад. Н.Н. Болховитинова. М., 2002. С. 129-137 и др.
3 См.: Болховитинов Н.Н. «Джексоновская демократия». Историография: миф или реальность // Вопросы истории. 1978. №12. С. 83-98; Согрин В.В. Критические направления немарксистской историографии США XX века. М., 1987. С. 47-52, 69-73, 99-103; Он же. Политическая история США. XVII-XX вв. М., 2001. С. 101-130.
4 Richmond Enquirer Mar. 15. 1831.
5 С. Миллер являлся губернатором Южной Каролины в 1828-1830 гг., сенатором в 1831-1833 гг. Он был отцом известной южной мемуаристки Мэри Чеснат.  http://www.sciway.net/hist/governors/miller.html
6 Дж. Гамильтон родом из Южной Каролины, участник войны 1812-1814 гг., известный юрист. Он был ряд лет мэром Чарлстона, а в 1822-1829 гг. – конгрессменом. Будучи в 1830-1832 гг. губернатором Южной Каролины, он рекомендовал легислатуре принять Акт о нуллификации. В 1833-1834 гг. по просьбе губернатора Хейна командовал войсками штата в противостоянии федеральным силам // http://www.famousamericans.net/jameshamilton/
7 American Historical Documents. 1606-1965 / Ed. by H.C. Syrett. N.Y., 1967. P. 185-186.
8 В 1810 г. в возрасте 28 лет он избирается членом конгресса США, с 1817 по 1825 гг. занимает пост военного министра, с 1825 по 1832 гг. – вице-президент США, с 1832 по 1834 гг. – сенатор, с 1844 по 1845 гг. государственный секретарь, с 1845 по 1850 гг., вплоть до своей смерти, вновь сенатор. См.: Дубовицкий Г.А. Шесть портретов. С. 162-193.
9 The Constitutional History of the United States.1826-1876 / Ed. by H.C. Heckett. N.Y., 1939. P. 260-261.
10 The Nullification Era. A Documentary Record / Ed. by W.W. Freeling. N.Y., 1967. P. 62; Forsythe D.W. Taxation and Political Change in the Young Nation, 1781-1833. Columbia, 1975. P. 92.
11 Участник войны 1812-1815 гг., в 1823-1832 гг. – сенатор, в 1832-1834 гг. – губернатор Южной Каролины, в 1835-1837 гг. – мэр Чарлстона, затем занимался бизнесом в области железнодорожного строительства. http://bioguide.congress.gov/scripts/biodisplay.pl?index=H000398
12 Register of Debates in Congress. Vol. VI. Pt. 1. P. 62-63; Исаев С.А. Дебаты Уэбстера-Хейна // Американский ежегодник, 1990. М., 1991. С. 121; Baxter M.G. One and Inseparable. Daniel Webster and theUnion. Cambridge (Mas.), 1984; Ellis R.E. TheUnion at Risk: Jacksonian Democracy, States’ Rights, and Nullification Crisis. Oxford, 1990.
13 Register of Debates in Congress. Vol. VI. Pt. 1. P. 73, 74; The Writings and Speeches of D. Webster: Vol. VI. P. 23; Дубовицкий Г.А. Идейно-политические взгляды Д. Вебстера // Из истории внутриполитической борьбы и общественной мысли США. Самара, 1991. С. 10-11.
14 Register of Debates in Congress. Vol. VI. Pt. 1. P. 79-80; Webster D. The Great Speeches and Orations. Boston, 1879. P. 227-273; Бурстин Д. Американцы. Национальный опыт. М., 1993. С. 398.
15 McMaster J.B. A History of the People of theUS : In 8 Vols. N.Y.-L.,1910-1927. Vol. VI. P. 19.
16 Исаев С.А. Указ. Соч. С. 124.
17 Gutzman R.R. From Interposition to Nullification: Peripheries and Center in the Thought of James Madison // Essays in History. Vol. 36. Charlottesville, 1994. Р. 107-109
18 James Madison to Edward Coles Aug. 29. 1834 // Madison J. Writings: In 9 Vols. / Ed. by G. Hunt. N.Y.-L., 1900-1910. Vol. 9. P. 540-541. В 1832 г. Мэдисону шел 81-й год.
19 Согрин В.В. Президент Эндрю Джексон: путь к власти // Новая и новейшая история. 1994 . №6. С. 193; Он же. Президенты и демократия. С. 100; Дубовицкий Г.А. Джексон // Вопросы истории. 1992. № 8-9. С. 52-66; Remini R.V. The Jacksonian Era.Arlington Heights, 1989. Р. 64.
20 McMaster J.B. A History of the People of theUS . Vol. VI. P. 33.
21 Hone Ph. The Diary of Philip Hone: In 2 Vols. / Ed. by A. Nevins. N.Y., 1927. P. 165-166.
22 Charleston Mercury. Apr. 24. 1830.
23 Telescope. Febr. 13.1830; Camden Journal. June 22. 1830; Southern Times. June 22. 1830; Times and Gazette. June 22. 1830 // McMaster J.B. A History of the People of theUS . Vol. VI. P. 52-53.
24 The Nullification Era. Р. 165-174.
25 Charleston Mercury. June 23. 1830.
26 В 1821-1834 гг. – член Палаты представителей, в 1834-1836 гг. – губернатор Южной Каролины, а в 1842-1846 гг. сенатор. http://bioguide.congress.gov/scripts/biodisplay.pl?index=M000426
27Nile’s Register. May. 15. 1831. P. 190-191; Rawley J.A. Secession: the Disruption of AmericanRepublic, 1844-1861. Malabar ( Florida), 1990. Р. 149-150.
28 Freehling W.W. Prelude to Civil War: the Nullification Controversy in South Carolina, 1816-1836. N.Y., 1992. Р. 161-163. Эта работа получила сразу две престижные премии: Бэнкрофта и Невинса.
29 Мэннинг был губернатором штата в 1824-1826 гг., затем длительное время являлся сенатором США. http://www.famousamericans.net/richardirvinemanning/
30 Романова Н.Х. Реформы Джексона. С. 60; The Nullification Era. P. 130, 134.
31 Remini R.V. The Jacksonian Era. Р. 65.
32 «Нуллификация означает мятеж и войну», – не уставал повторять Джексон. См.: Brownlow W.C. A Political Register, Setting Forth the Principle of the Whig and Loco-foco Parties in theUnited States with the Life and Public Services of H. Clay. Spartnaburg, 1974. (Repr. 1844). P. 174-175; Remini R.V. Andrew Jackson and the Course of American Democracy, 1833-1845. Vol. 3. N.Y., 1984. Р. 11, 17.
33 См.: Jackson’s Proclamation to the People of South Carolina // American Historical Documents. P. 206-210; Wiltse C.M. King Andrew // Jacksonian Democracy. Myth or Reality? / Ed. By J.L. Bugg. N.Y.-Chicago, 1962. P. 65-66; Degler K. The Other South. Southern Dissenters in the XIX-th Century. Gainsville, 2000. Р. 101-102.
34 National Intelligencer. Dec. 11. 1832.
35 Washington Globe. Jan. 17; Nov. 29. 1833.
36 Washington Globe. Nov. 29. 1832.
37 McMaster J.B. A History of the People of theUS . Vol. VI. Р. 157.
38 New York Evening Post. Dec. 7; 21. 1832.
39 Charleston Mercury. Dec. 17, 19. 1832.
40 Richmond Enquirer. Mar. 12. 1833.
41 Columbia Telescope. Mar. 12. 1833 // McMaster J.B. A History of the People of theUS . Vol. VI. Р. 169.
42 A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents: In 10 Vols. / Ed. by J. D. Richardson. Vol. II. P. 600.
43 Trent W.P. W.G. Simms. Boston, 1892. Р. 183; Hubbell J. The South in American Literature. 1607-1900. Durham (N.C.), 1954. P. 574-576.
44 The Partisan Leader; A Tale of the Future. In 2 Vols. (pseud. Edward William Sidney). Washington, 1836. (Repr. N.Y., 1933).
45 В романе выведен Кэлхун в виде таинственного мистера Б., наделенного всеми качествами великого государственного деятеля. Он активно действует в пользу единства южан и являет собой героическое воплощение всех благородных добродетелей южан; по сравнению с ним Уэбстер и Клей – просто политические наймиты, а Джексон – жалкий шарлатан. См.: Паррингтон В.Л. Основные течения американской мысли. Т. 2. С. 53-54.

Текст: © 2005 Т.В. Алентьева
Опубликовано: Всеобщая история. Современные исследования / Под ред. С.Ф. Блуменау. Вып. 14. Брянск: Изд-во БГУ, 2005. С.15-27.
Статья предоставлена автором

Алентьева Т.В. «Рост секционализма и общественное мнение в США в период «джексоновской демократии»»

В статье рассматривается один из первых кризисов в отношениях Севера и Юга США — «кризис нуллификации» первой поливины 1830-х годов, когда отдельные южные штаты объявили о своём праве приостанавливать на своей территории действие федеральных законов.
Статья предоставлена автором.