Алентьева Т.В. «Усиление президентской власти в США при Э. Джексоне и американское общество»

Эпоха «джексоновских реформ» является наиболее интересной для историков, изучающих конституционный опыт США. Не случайно, что споры и дискуссии в оценке этого периода продолжаются как в американской, так и отечественной историографии. Противники постоянно обвиняли его в злоупотреблении исполнительной власти, именовали не иначе как «король Эндрю I». Враждебные Джексону карикатуры изображали его в виде царствующего монарха, восседающим на троне в мантии, с короной на голове, со скипетром в руках. В то же время сторонники Джексона стремились создать популярный образ народного президента, «старины Гикори», защитника прав и свобод простых американцев против привилегий и монополий денежной аристократии1. Столь полярные представления современников, а вслед за ними и историков, заставляют искать причины противоречивости «джексоновской эпохи» в глубоких социально-экономических и политических переменах, связанных с процессом ускоренной модернизации страны.

В этот период произошло расширение реального содержания американской демократии. С одной стороны, изменилась система выборов президента. В 1800 г. только два штата выбирали президентских выборщиков всеобщим голосованием, но после 1832 г. только Южная Каролина сохранила двухстепенность в их избрании. С другой стороны, происходит существенное увеличение числа избирателей главным образом за счет демографических и иммиграционных процессов, а также в связи с расширением избирательных прав для всех белых мужчин, а частично и для свободных цветных. Журнал «Whig Review», подчеркивая особое значение демократических выборов и широкого участия в них населения, утверждал, что «свобода мнений – краеугольный камень республиканской системы. Она предполагает свободу голосования и принятие законов волей большинства. Право голоса каждого основано на праве иметь свое мнение… Закон предусматривает исключительное право голосовать, а, следовательно, выражать свое мнение о достоинствах определенных людей и определенных мер»2.

Именно в это время формируется двухпартийная система демократы-виги, а партии становятся основной политической силой, организующей, разъясняющей, направляющей массы. Дж. Силби отмечает возросшую активность избирателей и подчеркивает их приверженность определенной партии3. О чрезвычайно высокой политической активности избирателей свидетельствуют цифры: в первых президентских выборах участвовало 13% электората, в 1828 г.– 56,6%, в 1840 г. – 78%. Не случайно период «джексоновской демократии» определяется как начало эры массовой политики4.

Э. Джексон стал, по мнению многих исследователей, первым президентом, широко опиравшимся на общественное мнение, применявшим в своей политической деятельности различные пропагандистские приемы, не чуждые популизма и социальной демагогии. «Первый принцип нашей системы заключается в том, что править должно большинство», – заявлял Э. Джексон. В своей первой инаугурационной речи он подчеркивал, что именно народу обязан своим избранием. «Хотя масштаб интересов народа убеждает меня, что никакая благодарность не может сравниться с той честью, которую он оказал мне, я убежден, что самым лучшим воздаянием с моей стороны будет употребить все свои скромные способности на дело ревностного служения его благу»5.

Его постоянные утверждения во всех посланиях Конгрессу, что президент является таким же представителем народа, выразителем «народной воли», как и законодательный орган, были призваны усилить поддержку его политики со стороны широких слоев общества. На это были сориентированы предвыборные программы демократов. Многие пропагандистские установки джексоновцев носили характер политической риторики, являлись популярными лозунгами, отражавшими сущностные ценностные ориентации рядовых американцев. Большинству избирателей, как на Севере, так и на Юге, действительно импонировали требования борьбы против привилегий и монополий всякого рода, поддержки политики свободной торговли, защиты прав большинства (т.е. народа) от посягательств «аристократии богатства», свободы личности без всякого вмешательства государства, ограничения правительственных полномочий (limited government). Важнейшим и позитивным элементом программы демократов было обещание облегчить доступ к западным землям для фермеров и плантаторов6. Не случайно переизбрание Джексона на второй срок произошло при существенном увеличении числа, как простых избирателей, так и выборщиков. За Джексона проголосовало более 700 тыс. избирателей (54, 2%), он получил голоса 219 выборщиков, в то время как его основной конкурент Генри Клей – 484 тыс. голосов избирателей (37,4%) и 49 – выборщиков7.

Усилению президентской власти Джексона стало массовое назначение его сторонников на различные государственные должности, так называемая «spoils-system». Спичрайтер президента А. Кендалл утверждал, что «политик должен основываться на морали: «Кто не с нами, тот против нас»»8. В послании Конгрессу 1829 г. Джексон уверял, что обязанности чиновников настолько просты, что справиться с ними может любой, поэтому ротация в государственном аппарате является демократическим принципом и к тому же поможет справиться с коррупцией9. Идея ротации весьма импонировала демократически настроенному общественному мнению.

Только в первый год его президентства было смещено более 900 старых правительственных чиновников, в последующий период правления около 25%, все они заменялись на представителей демократической партии. С этого времени принцип: «добыча принадлежит победителю» прочно вошел в американскую политическую жизнь10. Это добавило президентским выборам остроты, поскольку речь шла уже не о завоевании только высшего поста в государстве, а о выгодных должностях для массы сторонников. Политика превращалась в своеобразную игру, поскольку победителя ждал приз: власть и гарантированные доходы.

Даже ярый сторонник демократов, известный журналист Т. Ритчи был шокирован отставками и назначениями Джексона. В течение 3 недель после того, как генерал вступил в должность, Ритчи писал Ван-Бюрену следующее: «Очень жаль, что мы видим назначение личных друзей президента. Нам грустно наблюдать, что многие из редакторов находятся под патронажем администрации»11.

Однако многие сторонники нового президента приветствовали отставки, поскольку помнили обещание Джексона «очистить авгиевы конюшни». Сэм Хьюстон писал Джексону: «Я очень доволен, что Вы вычистили «конюшни Вашингтона», так же как и другие. Избавьтесь от всех волков, и тогда лай щенков не сможет разрушить овчарню. Очень забавно видеть как Гэйлс и компания стреляют в вас свинцовыми стрелами»12.

Вопреки традиционной либеральной концепции власти, сформулированной в известной фразе Т. Джефферсона: «Лучшее правительство то, которое меньше всего правит», при Э. Джексоне произошло существенное усиление и централизация исполнительной власти, расширение ее полномочий. В своей полемике с конгрессменами Джексон постоянно прибегал к поддержке прессы, все его послания Конгрессу широко публиковались в печати и комментировались, что позволяло воздействовать на общественное мнение в соответствующем духе13. Тем не менее, его отношения, особенно с Сенатом, все время оставались напряженными. Предложения Джексона, как правило, проходили в верхней палате при минимальном перевесе голосов или блокировались. Не случайно, что он использовал право вето 12 раз, т. е. больше, чем все его предшественники14. Однако, все действия президента демократическая пресса постоянно представляла как выражение народных интересов и укрепление подлинно демократических начал.

Авторитарный стиль характеризовал взаимоотношения президента с Конгрессом, Верховным судом и даже с членами его собственного кабинета. Джексон смещал и перетасовывал министров; в должности госсекретаря у него побывали 4 человека, министра финансов – 5, генерального прокурора – 3. Он также стремился заполнить судебные вакансии своими преданными сторонниками. В 1837 г. 7 из 9 членов Верховного суда были его людьми, в том числе и председатель, которым в 1835 г. стал Р. Тони15.

Острая полемика о границах президентских полномочий возникла в связи с увольнением министра финансов Дуана, отказавшегося выполнить приказ президента об изъятии государственных депозитов из Банка США16. Сенат, по предложению Г. Клея, большинством в 6 голосов принял резолюцию, обвиняющую главу государства в нарушении законов и конституции страны17. Джексон в своем официальном протесте указал, что Сенат уличил его в действиях, являющихся основанием для импичмента. Поскольку это особая конституционная процедура, то в связи с этим «обвинительная резолюция незаконна». Джексон утверждал, что является непосредственным представителем народа, а власть министра производна от власти президента. Если лишить главу исполнительной власти права назначать, контролировать, и смещать министров, то народ не сможет оказывать влияние на принятие решений в столь важном органе, как правительство18. По существу произошло усиление именно президентской власти, поскольку заседания кабинета министров собирались крайне редко, мнения его членов носили сугубо совещательный характер, а все решения Джексон принимал единолично или вместе со своим «кухонным кабинетом»19. В него входили, в основном, журналисты и издатели, а также видные политики: М. Ван-Бюрен, У. Льюис, Д. Грин, А. Кендалл, Ф. Блэр. Эти люди имели непосредственное влияние на формирование политики Белого дома. Со времен Джексона понятие «кухонный кабинет» прочно вошло в лексикон американской политической жизни.

Оппозиционные издания обвиняли Джексона в некомпетентности, «легкости, с которой он прислушивался к плохим советникам», затем постоянным объектом критики стал «кухонный кабинет». «Очень часто влиятельные люди, скрываясь за кулисами, дергают за проволочки и скрытые веревки, – писал «New England Magazine». – Лидеры этой партии немногочисленны, и возможно их всего меньше там, где громче всего претендуют на демократию. Такова подлинная природа партии, претендующей на то, чтобы считаться народной по своему характеру, а свои решения выдавать за волю народа»20. Еще одним объектом нападок был «король кокус», партийные организации, которые имели своей целью «патронаж и подчинение правительства планам явных демагогов для их личного возвышения». «Ничто так ненавистно наблюдать в этом правительстве, как оперирование с системой партийной дисциплины, шпионаж, доносительство, клевету, которые влияют на репутацию честных и порядочных людей, и заполняют помещения Белого дома только явными сторонниками», – писала ведущая оппозиционная газета21. Обычными в пропаганде вигов становятся обвинения в деспотизме и тирании президента, нарушении им конституции. «Дух джексонианизма, – писала бостонская «Daily Advertiser and Patriot», – это якобинизм… Его альфой является анархия, а омегой – деспотизм. Он апеллирует к наихудшим инстинктам слабо информированной части народа». Другая газета из Огайо «Daily Advertiser» объявляла, что Джексон «аннулировал обе палаты Конгресса, Верховный суд и Конституцию Соединенных Штатов». «National Intelligencer» утверждала, что «Конституция выброшена прочь. Она превратилась в мертвую букву, и воля диктатора стала высшим законом». Такие постоянные утверждения прессы вели к тому, что виги имели постоянную поддержку значительной части избирателей. Многие их политические идеи разделялись общественным мнением, особенно в северо-восточных штатах. Вигов поддерживали также наиболее респектабельные журналы: «North American Review», «New England Magazine», «Whig Review».

Однако демократы имели сильных сторонников среди ведущих писателей и интеллектуалов. «Boston Post» отмечала: «Хорошо известен факт, что за немногими исключениями, наши лучшие писатели принадлежат к демократической партии. Практически все заметные литераторы, историки, поэты, почти все те, кто завоевал славу в качестве писателей, как и следовало ожидать, благожелательно настроены по отношению к демократии»22. Правительственные должности были предложены Бэнкрофту, Готорну, Ирвингу, Полдингу, Броунсону и Леггету. В «Democratic Review» сотрудничали Брайант, Торо, Уитмен, По, Лонгфелло, Лоуэлл, Симмс. Их речи и выступления способствовали созданию привлекательного имиджа демократической партии и ее лидера.

Несмотря на многочисленные призывы к компромиссам и рассуждения о равных правах, Э. Джексон был жестким президентом, если речь шла о социальных конфликтах. Он был первым в истории США президентом, использовавшим в 1834 г. вооруженную силу для подавления рабочего выступления, причем один из его ближайших сотрудников, член «кухонного кабинета», Джон Итон был тесно связан с корпорацией, по вине которой произошел конфликт23.

Существенному усилению позиций Джексона способствовала его «Банковская война», когда вопреки решению Конгресса он наложил вето на закон о продлении полномочий второго Банка США. Последовавшее затем новое голосование в Конгрессе подтверждает, что общественное мнение оказалось на стороне Джексона. 4 апреля 1834 г. голосованием 134 против 82 палата представителей одобрила ликвидацию банковской хартии. Затем голосами 118 против 103 она согласилась на изъятие депозитов. Следующее голосование (117 против 105) рекомендовало разместить депозиты среди банков штатов. По вопросу о создании комиссии по расследованию банковской деятельности перевес голосов противников Банка был ошеломляющим: 175 против 4224. Умело используя недовольство простых вкладчиков, фермеров, рабочих, джексоновцы сначала перевели государственные депозиты в местные банки, так называемые «банки-любимчики», а в 1836г. по истечению срока полномочий второй национальный Банк прекратил свое существование25. Это был настоящий триумф Джексона. Сравнительная легкость, с которой Джексону удалось расправиться с Банком, во многом объясняется тем, что его сторонникам удалось завоевать общественное мнение большинства на свою сторону.

Серьезным испытанием для президента Э. Джексона стал политический конфликт между Севером и Югом. Являясь убежденным сторонником доктрины «прав штатов», активно поощряя борьбу с аболиционистами, будучи сам южанином по рождению и плантатором-рабовладельцем по социальному статусу, Джексон должен был сделать очень непростой выбор в пользу сохранения единства страны и сохранения Союза штатов. Кризис начался с того, что лидеры Южной Каролины заявили о своем неподчинении и отмене (нуллификации) «тарифа абсурда» 1828 г.26 Губернатор штата Стивен Миллер (1787-1838) поддержал нуллификацию. Против таможенной политики Джексона также выступил плантатор и известный политический деятель Юга Джеймс Гамильтон (1786-1857). Он заявил, что власть по существу узурпировали северные штаты, которые стремятся обогащаться за счет южан с помощью протекционизма и «внутренних улучшений». Он также аргументировал свою позицию непризнания высоких тарифов тем, что национальное богатство неравномерно распределяется между северными и южными штатами. Все это, по его мнению, давало южанам право на протест и даже выход из Союза. Дж. Гамильтон ссылался при этом на так называемые Кентуккийские и Виргинские резолюции Джефферсона и Мэдисона 1798-1799 гг. как на прецедент нуллификации, т.е. права аннулирования отдельными штатами решений, принятых федеральным Конгрессом27.

Для ведущих южных политиков было важно получить поддержку в общественном мнении не только на Юге, но и на Севере. Политические лидеры Южной Каролины опубликовали до­кумент «Экспозиция и Протест» («The South Carolina Exposition and Protest»), в котором объявляли об отмене (нуллификации) федерального закона о тарифах28.

Усиливавшиеся сепаратистские настроения были опасными для целостности Союза. Президент должен был предпринять какие-либо шаги или самоустраниться, на что особенно рассчитывали южане. Э. Джексон в период нуллификационного кризиса проявил твердость и непреклонность. Он заявил, что считает неконституционным отмену одним штатом федерального закона и рассматривает попытку выхода из Союза как измену29. Он пригрозил применить силу для подавления сепаратизма. Президент 10 декабря 1832 г. обратился к жителям Южной Каролины со специальным обращением – «Прокламацией к народу Южной Каролины». В ней он сформулировал свои взгляды на конституционную теорию, весьма близкие к заявлениям известного северного политика Д. Уэбстера: «Я считаю… право аннулировать закон Соединенных Штатов, присвоенное отдельным штатом, несовместимым с существованием Союза, открыто противоречащим букве Конституции, несовместимым с ее духом, со всеми принципами, на которых она основана, и губительным для тех великих целей, во имя которых она была создана. …Сецессия подобно всякому другому революционному акту может быть морально оправдана крайностями угнетения, но называть ее конституционным правом означает смешивать значение терминов». В принципе осуждая сецессию, ведущую к распаду целостности государства, президент дал ясно понять, что не остановится перед применением силы. «Высокие требования долга обязывают меня торжественно заявить, что вы не можете преуспеть. Законы Соединенных Штатов должны исполняться. …Разрушение Союза вооруженной силой является государственной изменой». Правительство страны, – продолжал Джексон, – «никогда не сможет согласиться с подобным безумным проектом». Он подтверждал верность своим обязательствам перед всей страной30.

В нуллификационном кризисе Джексон проявил лучшие качества политика: понимание интересов страны в целом, энергию и решимость, а также способность пойти на компромисс. Он жестко заявлял, что не пойдет на уступки раскольникам и готов подавить всякие мятежные действия силой, а лидеров раскольников во главе с Кэлхуном перевешать. В то же время, желая успокоить южные и западные штаты, он заверил их: «Ни один из штатов не может рассчитывать на использование центрального правительства в узких инте­ресах…». Этим он хотел подчеркнуть, что федеральное правительство не идет на поводу у северо-восточных штатов.

В условиях намечавшейся военной конфронтации президент предпочел не слова и уговоры, а твердые и решительные действия. Он заявлял, что «…никто не может безнаказанно не исполнять федеральные законы», что «разрыв Союза – это уже государственная измена». По его предложению Конгресс после долгих дебатов принял 2 марта 1833 г. «Force Bill». Согласно ему, президент имел право употребить любую военную силу во всех случаях, когда это будет необходимо, чтобы осуществлять сбор таможенных пошлин и обеспечить исполнение законов на территории любого штата. Голосование в Сенате было: 32 – «за», 1 – «против» (кэлхунисты отказались голосовать в знак протеста); в нижней палате: 149 – «за», 48 – «против»31. Нуллификационный кризис был разрешен мирным образом, с помощью компромисса.

По существу во всех своих политических мерах и инновациях президент Э. Джексон неизменно получал поддержку со стороны американского общества. Несмотря на явную склонность к авторитаризму и жесткость в принятии решений, явные ошибки и просчеты в своей политике, он остался в памяти американцев президентом, укрепившим государство и сохранившим единство страны.

Примечания

1 Wiltse C.M. King Andrew // Jacksonian Democracy. Myth or Reality? / Ed. By J.L. Bugg. N.Y.-Chicago, 1962. P. 65-66; http://loc.harpweek.com.
2 Whig Review. Vol. 9. N 18. Jan. 1849. P. 557-558.
3 Силби Дж. Контуры политической системы США (1789-1991) // Американский ежегодник, 1992. М., 1993. С. 92-93; Согрин В.В. Политическая история США. XVII-XX вв. М, 2001.С. 107.
4 Watson H.L. Liberty and Power. The Politics of Jacksonian America . N.Y., 1990. P. 156-160.
5 Инаугурационные речи президентов США от Джорджа Вашингтона до Джорджа Буша. 1789-2001 гг. с историческим комментарием / Под ред. Э.А. Иваняна. М., 2001. С. 115.
6 См.: Notions of the Americans. 1820-1860 / Ed. by D. Grimsted. N.Y., 1970. Р. 92; Власова М.А. К вопросу о сущности либеральной политики Э. Джексона // Американский ежегодник, 1992. М., 1993. С. 124.
7 http://www.uselectionatlas.org
8 См.: Pessen E. Jacksonian America : Society, Personality and Politics. Chicago, 1985. Р. 186.
9 A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents. Vol. 1-10 / Ed. by J.D. Richardson. Washington, 1900. Vol. III. P. 1011-1012.
10 Niles’ Weekly Register. Sept.1. 1832; Острогорский М.Я. Демократия и политические партии. М., 1997. С. 310; Власова М.А. Эндрю Джексон и особенности эволюции американского либерализма 1830-1840-х годов // Проблемы американистики. Т. 10. М., 1997. С. 61-62; Согрин В.В. Эволюция американской демократии: современное прочтение // Памяти профессора Н.В. Сивачева. США: эволюция основных идейно-политических концепций / Под ред. профессора А.С. Маныкина. М., 2004. С. 74.
11 Correspondence of A. Jackson. In 7 Vols. / Ed. by J.S. Basset, J.F. Jameson. Washington, 1926-1935.Vol. V. P. 4; Ames W.E. A History of the National Intelligencer. Chapel Hill, 1972. P. 181-182.
12 Correspondence of A. Jackson. Vol. V. P. 75.
13 См.: Niles’ Weekly Register. Dec.11. 1830; Dec.11. 1831; Dec. 8. 1832; Dec. 12. 1835, etc.
14 Remini R.V. The Revolutionary Age of Andrew Jackson. N.Y., 1976. Р. 134; Козлихин И.Ю. Правительство Э. Джексона и конституция США // Конституция СССР и критика буржуазного конституционализма. Л., 1985. С. 207.
15 http://america-xix.org.ru/
16 Niles’ Weekly Register. Dec. 7. 1833.
17 Register of Debates. 23d Congress. 1st Session. P. 386-387; 1312-1313; 1375; 1646; Holt M. The Rise and Fall of the American Whig Party: Jacksonian Politics and the Onset of the Civil War. N.Y., 2003. Р. 24.
18 A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents. Vol. III. P. 1282-1283; 1291-1293; 1301-1305.
19 Круг близких к Джексону людей регулярно встречался на кухне Белого дома, отсюда и название, ставшее с этих пор нарицательным. См.: National Intelligencer. Febr. 19. 1831; Schlesinger A. The Age of Jackson. N.Y., 1963. P. 67-69, 73.
20 New England Magazine. Vol. 7. N 4. P. 269.
21 National Intelligencer. Apr. 18. 1829; May. 14. 1829.
22 New York Evening Post. Aug. 14. 1838.
23 Болховитинов Н.Н. США: проблемы истории и современная историография. М., 1980. С. 263.
24 См.: Remini R.V. Op. Cit. Р. 166-167.
25 Register of Debates in Congress. 23rd Congress. 2nd Session. Vol. XI. Pt. 1. P. 1266-1281; Pt. 2. P. 1171.
26 См.: Charleston Mercury. Jan. 13, May 1, 3, 30. 1830; Mar. 8, May 3, 24; July 28. 1832.
27 Каленский В.Г. Мэдисон. М., 1981. С. 30-31; Трояновская М.О. США: у истоков двухпартийной системы. М., 1989. С. 30-32.
28 American Historical Documents. 1606-1965 / Ed. by H.С. Syrett. N.Y., 1967. P. 185-186.
29 См.: Brownlow W.C. A Political Register, Setting Forth the Principle of the Whig and Loco-foco Parties in the United States with the Life and Public Services of H. Clay. Spartnaburg, 1974. (Repr. 1844). P. 174-175.
30 American Historical Documents. P. 206-210; см. также: Пономаренко Г.Н. Конституционно-правовые аспекты «Прокламации к народу Южной Каролины» президента Джексона // XII чтения памяти проф. С.А. Архангельского. Днепродзержинск, 2001. Ч.3. С.268-272.
31 См.: New York Courier and Enquirer. Jan. 1, 4, 8, 15, 21, 24; Febr. 1, 2, 5, 7, 8. 1833.

Текст: © 2007 Т.В. Алентьева

Опубликовано:Право и власть. Сборник статей по материалам международной научной конференции. Курск, Региональный открытый социальный институт, 30-31 марта 2006 г. Курск: Изд-во РОСИ, 2007. С. 79-87.
Статья предоставлена автором

Алентьева Т.В. «Усиление президентской власти в США при Э. Джексоне и американское общество»

В статье раскрывается процесс укрепления позиции президента США путем расширения его полномочий в период президентства Э. Джексона. Показаны те политические инновации, которые он ввел: ротация должностей, частая смена министров и судей Верховного суда, создание «кухонного кабинета», постоянная опора на прессу. В статье анализируется реакция американского общественного мнения на некоторые авторитарные тенденции, проявившиеся в его внутренней политике.
Статья предоставлена автором.