Алентьева Т. В. Хорас Грили и американский фурьеризм

«Всякий подлинный человек – это первопричина, это страна, это эпоха;
ему необходимы неисчислимые величины, пространство, время,
чтобы осуществить свое предназначение»…
Р. Эмерсон.

На Дальнем Западе США в 70 километрах от столицы штата Колорадо Денвера расположился небольшой, утопающий в зелени город Грили с населением около 50 тыс. человек. Происхождение этого города не совсем обычно. Он возник на основе фурьеристской колонии, созданной в 1869 г. Ее основатель – известный журналист, редактор сельскохозяйственного отдела газеты «New York Tribune» Натан Микер – в 40-х годах XIX в. являлся активным участником фурьеристского движения, членом фаланстера Трамбелл в штате Огайо1. Тесная дружба связывала Н. Микера с общественным и политическим деятелем, журналистом, издателем «New York Tribune» – X. Грили. В честь него и было названо новое поселение2.

В 1869 г. в период журналистской поездки по Западу США у Н. Микера зародился план создания новой фурьеристской общины, который был изложен на страницах «Tribune». Вначале число членов «Юнион-колони» насчитывало 442 человека, среди них примерно половину составляли фермеры и треть – ремесленники3. Капитал колонии определялся в 100 тыс. долл., но Н. Микер твердо рассчитывал на поддержку X. Грили, и в этом он не ошибся. В 1870 году Грили совершил свое второе путешествие на Запад и посетил «Юнион-колони». К концу 1871 года город имел два ирригационных канала, которые орошали тысячи акров, засеянных пшеницей. Как видно из писем Грили Микеру, издатель «New York Tribune» живо интересовался делами колонии, посылал деньги, давал советы по организации хозяйственной жизни, печатал материалы о ней в своей газете4.

Факт этот знаменателен, так как свидетельствует о значительном влиянии фурьеризма на американское общество, поскольку и после Гражданской войны предпринимались практические попытки нового претворения его в жизнь. Активное участие X. Грили в основании «Юнион-колони» в Колорадо доказывает, что он до конца жизни сохранил верность фурьеристским идеалам 1840-х годов. Издатель «Tribune» являлся весьма заметной и колоритной фигурой в общественной жизни XIX века. Ему установлены памятники в Нью-Йорке и других городах. В штате Канзас есть поселок, носящий его имя – Хорэс, и графство, названное по его фамилии. Есть также город, получивший название в честь основанной им газеты – Трибюн5.

Личности основателя «Tribune» посвящено немало исследований американских историков, как популярных, так и научных6. И это не случайно, так как в его жизненном пути они ищут доказательства действенности теории «американской исключительности», согласно которой у всех американцев есть реальные и равные возможности стать преуспевающими дельцами, миллионерами. «Он кажется наиболее жизненным образцом американского идеала», – пишет о Грили историк К. Рурк7. При этом многое в его биографии приукрашивается, идеализируется. Его взгляды анализируются выборочно, оцениваются односторонне, а общественная деятельность сводится лишь к участию в различных, чаще второстепенных, реформаторских движениях. Показательно, что участие Грили в американском фурьеризме трактуется в большинстве работ как временное увлечение8.

Исключением в этом плане могут служить лишь очень немногие работы. Среди них следует отметить книгу Ч. Соферэна «X. Грили и другие пионеры социализма»9, где делается попытка рассмотреть причины его социалистических увлечений, показать вклад в движение. Понятие «социализм» Соферан употребляет в довольно широком смысле, как промышленный, фермерский, кооперативный, христианский и т. д. В социалистическое движение он включает и грейнджеров, и рабочие профсоюзы.

Следует отметить, что взгляды и деятельность X. Грили все еще не достаточно изучены в отечественной историографии. X. Грили привлекал внимание прежде всего как издатель «Tribune», в которой на протяжении 11 лет сотрудничали К. Маркс и Ф. Энгельс, а также как энергичный борец за освобождение негров, демократ, отстаивающий интересы фермеров и рабочих10. Сведения о нем в исследованиях и статьях носят слишком обобщенный неполный характер. Проблема участия X. Грили в социалистических экспериментах рассматривалась нами ранее11. На наш взгляд, неправомерна оценка деятельности и взглядов X. Грили без учета их эволюции, рассмотрение их в отрыве от идейной и политической борьбы того времени. Нельзя согласиться с общей оценкой Грили как буржуазного либерала более или менее консервативного толка12.

Хорас Грили (1811-l872)13 родился в семье фермера в Амхерсте (Нью-Гэмпшир). Семейный дом представлял собой простую бревенчатую хижину с огромным очагом в кухне, ферма имела 50 акров земли, и 2 акра занимал фруктовый сад. Все предки Грили были крестьянами, выходцами из Новой Англии и потомками первых поселенцев. С детских лет он знал, что такое нужда. В своих воспоминаниях он пишет, что их имущество, никогда не превышавшее в сумме 200 долл., было однажды конфисковано за долги, а отец арестован. Много раз приходилось менять место жительства. В поисках лучшей доли, как и тысячи других фермеров, семья Грили передвигалась на Запад. Уже с 7 лет Хорас помогает по хозяйству, лишь изредка посещая школу14. Отсутствие систематического образования, однако, не остановило его в стремлении получить профессию печатника. В 15 лет юноша поступает учеником в типографию еженедельной газеты «Northern Spectator» в Ист-Полтни (Вермонт), где приобретает необходимый опыт и знания. Когда, после 5 лет ученичества, Хорас покидает этот поселок и отправляется на поиски работы в другие места, все его имущество помещается в небольшой котомке, привязанной к концу дорожной палки. Путешествовать приходилось, главным образом, пешком, лишь изредка прибегая к наиболее распространенному тогда водному транспорту, ну и, конечно, Грили проплыл по знаменитому каналу Эри, проложенному незадолго до этого, побывал в районе Великих озер. 17 августа 1831 года, имея всего 10 долларов в кармане, он оказывается в Нью-Йорке. Этот город тогда манил многих предприимчивых и энергичных людей. «Дух стяжательства, – пишет В. Паррингтон, – свойственный Нью-Йорку, сумел извлечь выгоду из увлечения спекуляциями, охватившего всю страну, и город весьма быстро оставил позади своих соперников в борьбе за финансовое господство… Размеренная жизнь колониальных времен канула в прошлое. На смену ей пришла кипучая деятельность, не оставлявшая времени выкурить трубку за кружкой пива в полусонном кабачке»15.

Уолл-стрит превращается в пристанище банков и бирж. Типичным представителем нового Манхэттена был Джон Джэкоб Астор, немецкий иммигрант, ступивший на американскую землю вскоре после заключения Парижского мира, обладая в то время весьма скромными средствами. Он занялся торговлей мехами, накопил состояние, вложил его в земли на Манхэттене, а затем разработал и реализовал план крупного предприятия по колонизации новых территорий. Нью-Йорк не претендовал на роль культурной столицы Америки, ему было далеко в этом плане до Бостона и Филадельфии. Однако он быстро превращался в ее коммерческую и промышленную столицу. Толпы иммигрантов, прибывавшие из Старого Света, пополняли ряды его жителей. По переписи 1840 года население города составляло 312 710 человек.

Здесь Грили с большим трудом удается стать наборщиком в одной из типографий. Его товарищи по работе дали ему прозвище «привидение» из-за его худобы, длинного роста и светлых волос. Два года упорной работы, по 14-15 часов в день, позволили скопить небольшой капитал, и он пытается вместе со своим другом Френсисом Стори начать издание дешевой ежедневной газеты «Morning Post» (1831 год). Однако это начинание кончается полной неудачей, сказывается недостаток опыта и средств16.

И все же Грили не теряет надежды на конечный успех и начинает издание еженедельной газеты «New Yorker». Первый номер вышел 22 марта 1834 года. Новая газета, представляющая собой литературное и политическое издание, привлекла внимание читателей, и ее тираж вскоре увеличился до 9 тысяч17. Именно в этой газете появился знаменитый призыв Х. Грили: «Иди на Запад, молодой человек, там ты найдешь свою судьбу». Этот лозунг украшает сейчас одну из стен Капитолия в Вашингтоне. Поскольку Х. Грили отстаивал принципы партии вигов, партийный босс штата Нью-Йорк Т. Уид предложил ему финансовую поддержку в обмен на сотрудничество в предстоящих выборах губернатора штата. Хорас согласился и приступил к изданию еще одной газеты «Jeffersonian» (1838). Кандидат вигов У. Сьюард был избран. Впервые за много лет демократы потерпели поражение в этом влиятельном штате. Благодаря этому Грили приобрел поддержку лидеров вигов, но финансовые его дела были отнюдь не блестящи18. В 1837-1838 гг., в связи с экономическим кризисом, Грили приходится совмещать издательскую работу в Нью-Йорке с работой в Олбани в качестве спичрайтера для У. Сьюарда.

Дополнительные средства понадобились также в связи с женитьбой. С приятной маленькой брюнеткой, учительницей Мэри Янг Чини Хорас встретился в доме доктора Сильвестра Грэхема. Пресвитерианский священник из Нью-Джерси появился в Нью-Йорке в начале 1830-х годов и начал пропагандировать систему диетического питания, которая исключала такие стимуляторы, как дрожжи, кофе, чай, пиво, алкогольные напитки, табак. Кроме того, в рациональном питании ограничивалась соль, мясо заменялось различными овощами. Все это, согласно обещаниям Грэхема, должно было способствовать долгой жизни, без болезней. Грили увлекся грэхемитским учением, но ужасно страдал без кофе. «Лучше кофе без завтрака, чем завтрак без кофе», – вздыхал он. Случайно встреченная в грэхемитском «обеденном доме» Мэри Чини казалась Хорасу воплощением его идеала, о котором он писал в своей романтической поэме «Фантазия». Любовное увлечение юной Мэри привело к сватовству, и затем к браку, а также к тому, что всю жизнь ему пришлось питаться по системе доктора Грэхема. Его жена оказалась ревностной «грэхемиткой»19. Вначале молодожены жили открытым домом и приглашали много гостей на свои приемы по пятницам. Хорас даже иногда танцевал на этих вечеринках. И все же его семейная жизнь не была устлана розами. У Мэри оказался довольно сварливый характер, а сам Хорас мало уделял внимания семье из-за напряженной работы в газете. Большой трагедией для него было то, что из 7 детей выжили только две дочери.

В конце 1839 года он приступает к изданию новой политической газеты по выборам в президенты кандидата вигов В. Г. Гаррисона. Название газеты «Log Cabin» (бревенчатая хижина) возникло из насмешливых заявлений противников Гаррисона: «Дайте ему деревянную хижину и бочку сидра, и он будет счастлив». Первый номер вышел 1.V.1840 года Газета имела значительный успех, ее тираж достиг 80 тысяч20. Имя Грили становилось широко известным читателям. Успех окрылил его, он решил начать издание дешевой ежедневной газеты «New York Tribune». У него уже был необходимый журналистский опыт, поддержка друзей по партии, небольшой капитал в 2000 долларов и популярность среди читателей. Издание именно этой газеты Х. Грили считал главным делом своей жизни. В воспоминаниях он писал о своем желании, чтобы на его могиле была простая надпись: «Основатель «New York Tribune»»21.

Первый номер газеты «New York Daily Tribune» вышел 10 апреля 1841 года. Стоимость новой газеты была очень низкой – 1 цент за номер. В Нью-Йорке в то время наиболее влиятельными среди дешевых газет были «Sun» (стоимость – 1 цент, тираж – 20 тысяч, издатель – Бенджамин Дэй) и «Herald» (стоимость – 2 цента, тираж – 15 тысяч, издатель – Джеймс Беннет). Эти газеты, хотя и называли себя нейтральными в политике, на самом деле весьма активно поддерживали демократическую партию. В издании новой дешевой газеты были крайне заинтересованы лидеры партии вигов. Им нужна была такая газета, которая бы проповедовала их принципы среди трудящихся масс. Именно такой газетой должна была стать «New York Tribune». В объявлении об издании новой газеты, появившемся 3 апреля в газете «Log Cabin» говорилось, что ««Tribune» … будет способствовать защите интересов народа и содействовать его нравственному, политическому и социальному благополучию». Среди читателей преобладали фермеры, ремесленники, рабочие. «Подписчики «Tribune» здесь почти все – рабочие», – сообщал читатель из штата Пенсильвания22. «Трибуной народа» называли газету современники.

Газета была небольшого формата, с количеством подписчиков – 500 человек, тираж первого выпуска составлял 5 тысяч экземпляров. Новая газета сразу же столкнулась с серьезной конкуренцией. В Нью-Йорке в 1840-х годах издавалось около 60 тысяч экземпляров различных газет на 200 тысяч жителей. Разгорелась настоящая газетная война, в которой «Tribune» должна была доказать свое право на существование. Владельцы «Sun» и «Herald» не жалели сил и средств, чтобы уничтожить нового конкурента. В ход пошли самые различные методы вплоть до нападений на разносчиков «Tribune», подкупа и переманивания ее сотрудников. На редакционных страницах эта война приняла характер взаимных обвинений. «Herald» и «Sun» называли Грили «негодяем и болваном». В свою очередь «New York Tribune» критиковала их содержание, их падкость до сенсаций и уголовных историй, их «рвение ради прибыли отравлять общественный ум и разжигать пламя страстей, которое спит на дне общества». Удобным поводом для нападок конкурентов стал внешний облик молодого издателя «Tribune», его эксцентричность в одежде и личных привычках. Джеймс Ватсон Вебб, редактор «Courier and Enquirer», писал, что Грили «ищет себе славу не только странностью своих теорий и методов…. Он, одержимый манией величия, блуждает по улицам в шляпе, вдвое больше размера его головы, в странном длинном пальто на манер Старого Джекоба…"23 В действительности, описание Вебба было не далеко от истины. Панталоны Грили часто были забрызганы грязью, воротник и галстук сбивались, очки обычно сваливались, потертый жакет распирало от запихнутых под него рукописей. Его потертая широкополая шляпа постоянно сползала назад, особенно, когда он останавливался поговорить с кем-нибудь. Казалось, что он не обращал ни малейшего внимания на реакцию общества.

Руководимая им газета, с самого начала стремилась зарекомендовать себя в качестве «стража гражданской добродетели». Впрочем, именно отсутствие низкопробных историй и погони за сенсацией выгодно отличало ее от прочих дешевых изданий и сразу же привлекло на ее сторону множество читателей. Тираж ее стал быстро увеличиваться. В течение первых трех недель он составлял 5, 5 тысяч экземпляров, в конце седьмой недели 11 тысяч. Несмотря на это, финансовые дела вначале шли не блестяще. 10 июня 1841 года Грили пишет своему другу Р. Грисвольду: «Я беден, как церковная мышь». Однако надежды на успех он не теряет и заканчивает свое письмо словами: «Но лучшие времена должны настать, я ищу партнера»24. Вскоре такой партнер был найден. Им оказался нью-йоркский книготорговец, юрист по образованию, владелец типографии Томас Мак-Элрат (1807-1888). Вложив 2000 долл. в издание газеты, он стал полноправным партнером Грили, совладельцем газеты. С 1841 по 1857 год он являлся коммерческим директором, в ведении которого находились все финансовые вопросы. Его практический опыт позволил сразу превратить газету в доходное предприятие. Стоимость ее была увеличена до 2 центов. Прибыли партнеров сразу начали расти. Грили вполне устраивало также, что его компаньон не вмешивался в вопросы идейного содержания газеты и никогда не высказывал своего неодобрения радикальным теориям, появляющимся на ее страницах. В своих воспоминаниях он писал: «…В течение десяти лет или даже больше, когда «Tribune» издавалась нами совместно. Мой партнер ни разу не показал, что мои антирабовладельческие взгляды, социалистические и другие отклонения от прямого курса вигов вредны нашим общим интересам»25.

Именно Мак-Элрат предложил Грили издавать «Weekly Tribune», которая, по словам историка Дж. Родса, пользовалась «величайшим влиянием в журналистике»26. В ней перепечатывались из ежедневной «Tribune» новости, редакционные статьи, литературные обозрения и другие материалы. Новое издание предназначалось для сельских районов и распространялось очень широко по всей стране. Особенно острой была борьба конкурентов за скорость доставки и публикации новостей. В XIX веке это была серьезная проблема. Для быстрейшей доставки новостей использовались почтовые голуби, пони-экспрессы, железнодорожный транспорт, регулярная линия пакетботов Кунарда, а позднее телеграф27. Особенно преуспел на этом поприще владелец «Herald» Дж. Беннет, который в погоне за сенсацией посылал специальных корреспондентов за сотни миль от Нью-Йорка. Грили, однако, не располагал достаточными средствами для посылки собственных корреспондентов и стремился привлечь к сотрудничеству в своей газете конгрессменов, газетчиков в других городах, особенно на Западе, чтобы они присылали ему специальные статьи, короткие заметки, письма.

Грили осуждал нейтральность в издании газет. «Рассматривая относительно независимую от партии и нейтральную газеты, мы признаем из опыта, что преимущество на стороне первой. Правдивый и честный курс для редакции заключается в том, что она должна открыто заявить о своих взглядах. Делая так, она обеспечит свободу и независимость своих аргументов на основе известных убеждений». Но в то же время редакция стремилась к определенной независимости политического курса. В своих воспоминаниях, заявляя о целях издания «Tribune» Грили писал: «Моя главная идея была основать газету, далекую как от рабской приверженности к партиям, так и от нейтральности… Я верил, что есть счастливая середина между двумя крайностями, позиция, с которой журналист может открыто и откровенно защищать принципы и действия той партии, с которой он связан убеждениями, в то же время расходясь с ее курсом в частных вопросах»28. В 1840-х и начале 1850-х годов «Tribune» защищала такие принципы партии вигов, как политика протекционизма, программа внутренних улучшений, выступала с поддержкой ее кандидатов на выборах.

В 1848 году Х. Грили был избран в Конгресс от партии вигов на короткий переходный период (с декабря 1848 по март 1849). Среди 232 членов нижней палаты были: Хорас Манн, известный педагог; Авраам Линкольн (впоследствии, 16-й президент); Эндрю Джонсон (вице-президент и 17-й президент после убийства Линкольна); Саймон Камерон, (военный министр в правительстве Линкольна); Калеб Смит (министр внутренних дел в правительстве Линкольна); Джефферсон Дэвис (президент Южной конфедерации в период Гражданской войны); Александр Стефенс (вице-президент Южной конфедерации). У Хораса была уникальная возможность познакомиться со всеми этими людьми поближе29.

Выступления Грили на заседаниях Конгресса носили резкий характер и не снискали ему поддержки профессиональных политиков. Он атаковал привилегии конгрессменов, потребовав сокращения оплаты дорожных расходов за проезд на сессии, а также аккуратного посещения заседаний. Он поддержал законопроект о запрещении работорговли в округе Колумбия и рабства в территориях, выступил в поддержку закона о гомстедах, в защиту протекционизма. Это еще больше усилило его расхождения с вигами. Тем более что в «Tribune» обстоятельно освещались все его выступления в Конгрессе.

Многие идеи, которые пропагандировались его газетой, были резко противоположны принципам вигизма. Так, в 1840-е годы «Tribune» очень много писала в защиту утопического социализма, выступала за создание фурьеристских общин. Газета осудила войну с Мексикой, боролась за ограничение распространения рабства на новые территории, поддержав знаменитую поправку Уилмота. Она добивалась предоставления земельных участков действительным поселенцам, выступала против спекуляции землей. «Tribune» боролась также за проведение демократических реформ, таких как реформа образования, отмена смертной казни и телесных наказаний, расширение гражданских прав женщин. Прогрессивную позицию занимала газета и в рабочем вопросе, добиваясь улучшения жизни рабочих. Она неоднократно заявляла, что будет поддерживать каждую новую идею, направленную на «улучшение морального, интеллектуального и социального состояния человечества», и ради этого она готова приносить любые жертвы и подвергаться нападкам врагов30.

Эти передовые принципы привлекали к ней все новых и новых читателей, особенно среди трудящихся, и вызывали ненависть откровенных реакционеров и ортодоксальных вигов. «До тех пор не улягутся страсти в рядах партии вигов, заявлялось, в газете «Courier and Enquirer», пока «New York Tribune» не перестанут именовать их газетой… Принципы вигов ясно сформулированы, они консервативны, проповедуют уважение к законам и поддерживают все государственные институты нашей страны. Этим принципам чужд радикализм в какой бы то ни было форме, они стоят за конституцию и законы и поощряют дух патриотизма… Самым лучшим для «Tribune» было бы сразу же признать, что она исповедует взгляды вигов лишь в вопросе о тарифах, … а затем посвятить себя защите … аболиционизма, фурьеризма и движения «Голосуйте за свою ферму»»31.

В 1850 году штаб «New York Tribune» состоял из 12 редакторов и репортеров. В нем были три регулярных корреспондента в Вашингтоне, два в Калифорнии и по одному в Филадельфии, Бостоне, Балтиморе. Ее иностранная корреспондентская служба включала четырех постоянных европейских корреспондентов, двоих в Канаде и по одному в Мексике, Кубе и Центральной Америке. Для издания газеты требовалось 37 наборщиков, 13 печатников и т. д. Всего в газете было занято 220 человек. Это был самый блестящий и квалифицированный состав, который когда-либо собирался в американской газете32.

Каждый из 12 редакторов отвечал за тот или иной отдел: городской, финансовый, литературный, сельскохозяйственный, политический, иностранный и т. д. С 1849 по 1862 годы главным редактором газеты являлся Чарльз Андерсон Дана (1819-1897). В редакцию газеты он пришел в конце 1846 года после гибели колонии Брук Фарм, и занял в ней пост городского редактора, являвшийся одним из самых важных. В 1848 году Дана отправляется в путешествие по Европе с целью освещения происходящих там событий. Вернувшись после 8-месячного пребывания в Европе в США, он становится главным редактором «New York Tribune»33. Его блестящие литературные способности, прекрасное знание иностранных языков позволяли ему редактировать также иностранный отдел. Он очень высоко ценил свое положение в газете, заявляя, что его пост позволяет ему быть первым среди всех имеющих отношение к журналистике в США. Дана привлек к сотрудничеству в газете бывших членов Брук Фарм Джона С. Дуайта, Дж. В. Кэртиса, Дж. Рипли34.

На протяжении 11 лет в качестве европейских корреспондентов, с августа 1851 по 10 марта 1862 года, в «Tribune» сотрудничали К. Маркс и Ф. Энгельс. Довольно часто их статьи печатались в газете качестве передовиц. Инициатором приглашения К. Маркса в газету стал Ч.А. Дана, познакомившийся с ним осенью 1848 года в Кельне. Даже спустя много лет, уже будучи редактором газеты "Sun", он говорил о своем восхищении его глубоким умом35.

Сельскохозяйственный отдел возглавлял Солон Робинсон, крупный землевладелец из Индианы. Литературную известность он приобрел в 1853 году, когда на страницах «New York Tribune» появились его небольшие истории о бедняках Нью-Йорка. Сельскохозяйственный отдел был очень важен, так как среди читателей было много фермеров. С. Робинсон составлял статистические сводки о ценах на сельскохозяйственную продукцию, комментировал перспективы на урожай, сообщал о новых достижениях науки в области агрикультуры и животноводства, выступал в защиту сельскохозяйственных учебных заведений. Со временем он стал одним из наиболее известных сельскохозяйственных писателей в стране36. Робинсон был сторонником принятия закона о гомстедах, он критиковал земельную спекуляцию и выступал за изменение государственной земельной политики.

Среди членов редакции «New York Tribune» были люди, известные всей стране. Литературный отдел в 1844-1846 годах вела Маргарет Фуллер (1809-1849), известный литературный критик, автор книги «Женщина в XIX столетии». Как и Дана, она была членом Брук Фарм, а также редактором трансценденталистского журнала «The Dial»37. В 1849 году к штабу «Tribune» присоединился известный путешественник, поэт, писатель и переводчик Байард Тэйлор (1825-1878). Приглашая его сотрудничать в газету в качестве литературного редактора, Грили просил, чтобы свои корреспонденции Тэйлор подписывал собственными инициалами: «Я хочу, – писал он в письме к нему, – чтобы каждый, кто связан с «Tribune», становился известным публике»38.

В течение 30 лет, с 1849 по 1880 годы литературный отдел возглавлял Джордж Рипли (1802-1880). В течение ряда лет он являлся унитарианским священником, затем примкнул к кружку трансценденталистов Р. Эмерсона. Он быстро разочаровался в доктрине морального самоусовершенствования и решает осуществить опыт социального переустройства жизни. С этой целью в 1842 году основывает Брук Фарм. Гибель этой общины приводит его к разорению, он переезжает в Ныо-Йорк, где пытается некоторое время издавать гозету «Harbinger». Грили приглашает его сотрудничать в «New York Tribune», и до самой своей смерти Рипли является членом редакторского штаба этой газеты. Разносторонние знания, неистощимая работоспособность сделали его весьма ценным сотрудником. Его литературные обозрения охватывали самые различные произведения по истории, философии, религии. Он много сделал для развития американской литературы, для популяризации лучших творений поэтов и писателей не только американских, но и иностранных39.

В 1855 году сотрудником газеты становится Ричард Хилдрет (1807-I865), известный историк и писатель. В 1852 году выходит его роман «Белый раб, или Записки беглеца», представляющий целую энциклопедию американской жизни. Принадлежа к левому крылу аболиционистов, он отстаивает необходимость революционной борьбы против рабства. Конгдон отмечал в своих воспоминаниях: «Я думаю, он очень много дал газете в антирабовладельческом тоне, особенно своим стремлением к быстрейшему уничтожению рабства… И силой политических обстоятельств газета сделалась такой же ненавистной (для южан), как и «Liberator»»40.

После развала партии вигов, с середины 1850-х годов «New York Tribune» переходит на позиции партии республиканцев, активно поддерживает ее создание и приход к власти. Она становится по существу официальным органом этой партии. Грили неоднократно заявлял о своем стремлении превратить «New York Tribune» в первоклассную газету, которая являлась бы ведущей газетой Соединенных Штатов. Он пишет об этом в письме к Ч. Дана: «Сделать «Tribune» первой газетой в Америке является счастьем и славой для нас». Огромное количество объявлений, помещавшихся в это время в газете (они занимали более половины ее объема), свидетельствовало об увеличении ее доходов и процветании. Увеличилось количество отделов, вырос редакторский штаб. Публикуется больше новостей из других городов и районов страны, а также из Европы. Изменилась структура подзаголовков. Они набирались теперь крупным шрифтом и стали более броскими. Улучшилась техника издания газеты. Было закуплено новое оборудование. Редакция после пожара 1845 года переехала в новое более просторное помещение. Описание редакции и типографии «Tribune» дает в своем журнале известный писатель и путешественник Ричард Дана, являвшийся дальним родственником ее главного редактора41.

20 июля 1853 года в «New York Tribune» была опубликована статья К. Маркса, в которой он приводит отрывок из речи Брайта в английском парламенте, дающий характеристику «Tribune» в сравнении с английскими газетами. В этой речи в частности говорилось о том, что «в Лондоне в настоящее время нет издания, которое было бы лучше, чем это»42. В 1850-е годы происходит быстрое увеличение тиража. 12 aпреля 1858 года редакция заявляет, что «Tribune», особенно ее еженедельное издание, имеет больший тираж, чем любая другая газета в мире. Особенно широкое распространение она получает на Северо-западе. В одном из читательских писем мы встречаем такое заявление: ««Tribune» нам необходима, как ежедневный хлеб»43.

К своим журналистским обязанностям Грили относился чрезвычайно добросовестно, работая по 14-16 часов. Дж. Рипли, один из его редакторов отмечал: «В отношении работы он был совершенный фанатик». Он стремился просматривать все материалы, публикующиеся в газете, писал для нее редакционные статьи, подписанные обычно его инициалами, отвечал на письма читателей. В глазах читателей настолько отождествлялись газета и ее редактор, что, беря в руки «Tribune», они задавали вопрос: «А что об этом думает Х. Грили?» Грили становится знаменитым и как публичный лектор, замечательный оратор, он часто совершает путешествия по стране, выступая перед самой различной аудиторией. Один из биографов Грили говорит, что его выступления значили «много больше, чем передовицы в его газете» 44.

Политические симпатии Грили в начале его деятельности определялись тесным сотрудничеством с вигами. К этой партии его привлекала ее программа развития американской экономики, требование протекционизма, строительства железных дорог и каналов. Особенное его восхищение вызывала деятельность одного из лидеров вигов Генри Клея, автора знаменитой «Американской системы». Клей был его подлинным кумиром. В своих воспоминаниях он признавался, что готов был отдать все свои силы для избрания его президентом. Во время избирательной кампании 1844 года он работал до изнеможения, публикуя в «Tribune» материалы в поддержку Клея и разъезжая с лекциями по стране.

Однако многое в партии вигов, представлявшей блок северных промышленников и части южных плантаторов, не устраивало Грили. Ее склонность к компромиссам и уступкам рабовладению, отказ на практике от программы протекционизма и «внутренних улучшений» привели к разногласиям с этой партией. В 1852 году, после закончившихся поражением вигов президентских выборов, он заявляет о своем разрыве с этой партией. В «Tribune» он пишет: «Если антирабовладельческие виги должны отказаться или от своих антирабовладельческих взглядов, или от принадлежности к вигам, то я выбираю последнее». Его симпатии вызывает возникшая в этом же году партия фрисойлеров. Он пишет своему другу Ш. Колфаксу: «Если б я мог сделать Ван-Бюрена президентом, то сделал бы. Мне нравятся принципы, которые он воплощает: свободная земля и земельная реформа… Партия фрисойлеров сейчас единственно жизненная партия…»45

Тем не менее, принципы вигизма сильно повлияли на экономические взгляды Грили. Он разделял распространенную среди вигов идею гармонии интересов капиталистов и рабочих. В области политической экономии он испытал значительное влияние Г. Клея. Ему Грили посвящает свою самую крупную экономическую работу «Очерки, освещающие науку политической экономии». В ней он пишет: «Американская система была системой просвещенного, продуманного и щедрого покровительства для каждой отрасли отечественной промышленности, системой, которая видела в процветании и росте мануфактур уверенность в постоянных и обширных рынках и справедливых ценах на продукты сельского хозяйства, в постоянной занятости рабочих, справедливых доходах и редких банкротствах. Принципы, которые она провозгласила, были универсальными, применимыми не только для нашего народа, но и для всего человечества»46. Грили отстаивал государственное вмешательство в экономику, политику laissez-faire он называл политикой самоубийства. По мнению Паррингтона, в его экономической теории наиболее важными были два вывода. Первое, что промышленность и сельское хозяйство должны быть тесно взаимосвязаны, взаимно дополнять друг друга. Второе, что государство должно быть наделено соответствующими полномочиями в отношении регулирования государства. Грили искусственно притягивает к своей аргументации в защиту протекционизма интересы потребителей и всех трудящихся. Он «вывернул обычную вигскую аргументацию наизнанку» в стремлении доказать, что протекционизм выгоден не только предпринимателям, но и потребителям, рабочим, фермерам, всем трудящимся47.

Рабочим протекционизм, по мнению Грили, выгоден потому, что защищает от конкуренции дешевого иностранного труда, фермерам потому, что приближает рынки сбыта для их продукции и избавляет от лишних расходов на перевозку продукции на дальние расстояния.

Экономические произведения Грили не являются результатами серьезного научного исследования. Поверхностные рассуждения, основанные на более или менее верных наблюдениях действительности, и открытая агитация в пользу протекционизма заполняют все страницы. Многие из его аргументов заимствованы у Г. Кэри, известного американского экономиста, много писавшего для «Tribune». Необходимость протекционизма для страны объясняется, по мнению Грили, тем, что американцы еще молодая нация, лишенная больших накоплений капитала и достаточного количества квалифицированных рабочих48.

С этими доводами можно согласиться, хотя они, конечно, не являются достаточным объяснением необходимости протекционизма для США. В экономическом отношении США еще сильно отставали от Англии и испытывали значительную конкуренцию английских товаров на внутреннем рынке. Введение высоких таможенных пошлин, несомненно, смогло бы снизить ввоз иностранных товаров и предоставить американский рынок отечественным промышленникам, ускорить рост промышленного производства в стране в целом. «Система протекционизма, – отмечает К. Маркс, – была искусственным средством фабриковать фабрикантов, экспроприировать независимых рабочих, капитализировать национальные средства производства и существования, насильно ускорять переход от старого способа производства к современному»49.

Выражая взгляды американских промышленников, Грили писал о необходимости освобождения из полуколониальной зависимости от ввоза европейских товаров. «Я глубоко верю, – писал он в своей книге «Взгляд на Европу», – что наша страна имеет долг перед человечеством в таком покровительстве своей промышленности, чтобы дальнейшие и более замечательные успехи ее творческого гения могли развиваться дальше… в производстве чугуна, стали и других товаров»50. Он отходит от джефферсоновского идеала аграрной цивилизации и призывает к органическому сочетанию промышленности и сельского хозяйства, считая, что сельскохозяйственные страны обречены быть рынками сбыта и источниками сырья для промышленно развитых стран, таких как Англия. Печальным примером этого, по мнению Грили, может служить судьба Ирландии и Индии.

В своем очерке «Рабочая политэкономия» Грили цитирует документы британского парламента о положении индийских ткачей: «Толпы их умирают от голода. Причина – вторжение британских товаров… Нынешние страдания многочисленных классов Индии не имеет сравнений в истории». По его мнению, эти факты с полной очевидностью опровергают фритредерскую доктрину. В то же время он восхищается индустриальной мощью Англии. Глубокое впечатление оставляет у него путешествие в Европу и знакомство с экспонатами всемирной промышленной выставки 1850 года, посещение знаменитого Хрустального дворца в Лондоне, который он описывает в своей книге «Glances at Europe».

Он ясно видит и резко осуждает промышленную монополию Англии: «Единственной и неизбежной тенденцией борьбы, которую ведут английские промышленники с целью подчинить себе и монополизировать рынки всего мира, является рост спекуляции…» Эта «гигантская промышленная мастерская» ведет войну со всем остальным человечеством. Процветание Англии, заявляет Грили, «основано на ограблении трудящихся дома и угнетении других стран. Я не радуюсь тому, что Манчестер строит новые фабрики, а Лондон сооружает новые доки, поскольку я вижу в них новые орудия для колониального подчинения и угнетения промышленности остального мира». Так же, как и другие протекционисты, он считал политику свободной торговли причиной, порождающей промышленные кризисы: «Эти великие коммерческие и промышленные циклоны, которые время от времени потрясают цивилизованный мир, уничтожая собственность и парализуя индустрию, …являются необходимым следствием открыто признанной цели свободной торговли»51.

Однако в отличие от других приверженцев протекционизма, Грили не считал его панацеей от всех бед и рассматривал в качестве временного средства, надобность в котором отпадет, как только промышленность немного окрепнет: «Мы протекционисты, потому что мы фритредеры. Свободная торговля есть основная черта такого высшего состояния общества, в которое мы верим, и по направлению к которому постепенно продвигается мир. Протекционизм является одним из средств для этого, а при определенных условиях и необходимостью, подготавливающей свободную торговлю»52.

Разрыв Грили с вигами был ускорен его отрицательным отношением к рабовладению. Однако он не был аболиционистом. В своих воспоминаниях он писал: «Я никогда не был членом какого-либо определенно аболиционистского общества и очень редко посещал аболиционистские митинги». Он осуждал рабство с моральных позиций и был сторонником постепенного освобождения рабов. В газете мы встречаем, например, такое заявление: «Что касается аболиционистской партии, то ее… громогласные выступления имеют несомненно плохой эффект, … вызывая раздражение и тревогу рабовладельцев и делая их невосприимчивыми к аргументам эмансипации. Но с другой стороны, их усилия служат пробуждению внимания общества, хотя их непосредственное влияние и оказывается неблагоприятным, мы уверены, что существование рабства будет прекращено благодаря их усилиям». И все же взгляды Грили в отношении рабства не остаются неизменными. Его ненависть к рабовладению особенно усилили, как он пишет в своих воспоминаниях, два события: убийство Элия Лавджоя и война с Мексикой. «Я уверен, – писал Грили, – что каждый акр территории, который мы получим посредством этой войны, окажется для нашего народа проклятием и источником бесконечных бедствий»53.

Еще большее негодование вызвало у него принятие закона о беглых рабах. Но, осудив этот закон, он призывал подвергнуть его моральному осуждению и оказать пассивное сопротивление, то есть не помогать охотникам за беглыми рабами. Его взгляды не отличались последовательностью. Он готов был даже защищать южан от нападок. В 1856 году он пишет Дана: «Я поручаю вам прежде всего не помещать в газете то, что может возбудить ненависть к Югу или желание унизить его»54.

В середине 1850-х годов он является твердым и последовательным сторонником ограничения распространения рабства на новые территории. Он пишет: «Мы рассматриваем рабство как величайшее моральное и социальное зло, как главный источник праздности, грязи и порока всюду, где оно существует … Мы настаиваем на том, что оно является величайшей несправедливостью, и что ни один человек не имеет права использовать как свое движимое имущество или продавать другого человека для своей собственной выгоды». «Tribune» сообщала о многочисленных фактах жестокого обращения с рабами, об истязаниях и пытках, приводя в основном сообщения из южных газет. В 1854 году в ней появляется специальная рубрика «факты рабства», в которых печатались письма и корреспонденция с Юга55.

Под влиянием событий в Канзасе Грили пишет книгу: «История борьбы за распространение или ограничение рабства в Соединенных Штатах со времени Декларации Независимости до настоящего дня». На материалах заседаний Конгресса и других официальных документах он показывает агрессивность рабовладельцев, стремящихся занять или захватить силой оружия все новые и новые территории. Цель книги, по его словам, – собрать и представить на рассмотрение народа подлинные факты, чтобы затем народ голосованием на президентских выборах выразит свое отношение к данной проблеме56. Грили стремится не выходить за рамки конституционности в вопросе о рабстве. Он оказывает всяческую поддержку сторонникам свободного Канзаса, но в то же время осуждает насильственное уничтожение рабства. После подавления восстания Джона Брауна, «New York Tribune» писала: «…Путь к …освобождению негров лежит не через восстание, гражданскую войну и кровопролитие, но через мир, мирное обсуждение и распространение идей человечности и справедливости». Впоследствии взгляды Грили в отношении рабства становились все более радикальными, от требования ограничения рабства той территорией, на которой оно существует, он переходит на позиции воинственного аболиционизма.

Все же в 1840-1850-е годы он не отказывается, несмотря на свои разногласия, от сотрудничества с аболиционистами. Так, в письме председателю аболиционистского конвента в Цинциннати он пишет, что готов принять в нем участие и обсудить назревшие вопросы и совместные действия. В то же время по другим вопросам взгляды Грили были куда более радикальными, чем у аболиционистов. Он никогда не отказывался от политической борьбы и очень многое сделал в этом направлении для падения рабства. В отличие от аболиционистов, которые все своё внимание сосредоточили на положении негров-рабов на Юге, он призывал обратить самое серьезное внимание на положение рабочих Севера. «Если я меньше обеспокоен относительно рабства в Чарльстоне или Новом Орлеане, – заявляет Грили, – то это потому, что я вижу так много рабства в Нью-Йорке… Я могу заявить, что рабство на Юге не более отвратительно, чем то, которое преобладает на Севере»57.

Грили резко осуждает социальную несправедливость, причем он ясно осознает, что она существует не только в Старом Свете, но и на земле Америки. «Не только в Ирландии, не только в Европе, не только в Старом Свете существует социальная несправедливость, но также и здесь, и повсюду… Основой нашего социального здания является не справедливость, а право сильного использовать свою власть не для того, чтобы возвышать, а для того, чтобы угнетать и за счет этого обогащаться… Никакие бедствия: пожар, землетрясения, голод, не поколеблют решимость богатых нажиться на страданиях бедных», – пишет он в одной из своих работ58. Единственное средство к искоренению социальной несправедливости лежит, по его мнению, в реформах, в изменении государственной политики в отношении бедных, в изменении системы образования и т. д. В рабочих он видит, прежде всего, страдающий класс пауперов.

Грили выступает за обеспечение всем трудящимся права на труд. «Цивилизованное общество, в той форме, в какой оно существует в наши дни, – пишет он, – лишает большую часть человечества беспрепятственного пользования их естественными правами. К числу этих прав относится и право на труд. Только в Нью-Йорке постоянно существует около 30 тысяч безработных, согласных на любую работу». Стачки рассматривались им как неизбежное, хотя и отрицательное явление. В большинстве случаев газета и ее издатель защищали забастовщиков, выступали с их поддержкой. «Мы не испытываем дружественного отношения к стачкам… Но с другой стороны, мы должны помнить, что рабочие часто не имеют другого средства привлечь внимание к своим требованиям», – заявлялось в одной из передовых статей.

Другой важной проблемой является вопрос о длительности рабочего дня: «Я считаю необходимым потребовать всеобщей реформы в отношении длительности рабочего времени и условий труда». При этом Грили ссылается на опыт Р. Оуэна и фабричное законодательство Англии. Он убеждает правительство в необходимости принять закон о 10 часовом рабочем дне. С годами он все больше и больше проникается убеждением, что, только сплотившись в способную постоять за себя организацию, рабочие смогут добиться прочного улучшения своего положения, что дело освобождения тружеников находится в их собственных руках. Объединение рабочих являлось, по его мнению, той великой целью, к которой следует стремиться. Он призывает рабочих к созданию профсоюзов и различного рода обществ, например, страховых касс, рабочих бирж и т. д. «Без организации, без согласованной и взаимной помощи среди тех, кто живет своим трудом, цена труда все время будет снижаться так же естественно, как вода сбегает вниз по склону. Мы стоим за тред-юнионы или постоянные объединения рабочих для поддержания справедливого уровня заработной платы»59. Такие организации должны помочь рабочим перейти к созданию производственных ассоциаций. В связи со своим увлечением фурьеризмом Грили видел в них самое мощное средство для улучшения положения рабочих. «Окончательное и справедливое решение рабочего вопроса, я верю, находится в ассоциации», – писал он60.

В своей лекции «Организация труда» он приводит пример создания в 1847-1848 году в г. Цинциннати (штат Огайо) производственной ассоциации литейщиков. Все должностные лица в этой ассоциации – выборные. У литейщиков есть свой читальный зал, библиотека, меблированные комнаты. Во время визита Грили в эту ассоциацию сумма ее продукции оценивалась в 30 тысяч долларов. Этот пример кажется Грили настолько вдохновляющим, что он призывает всех рабочих ни больше, ни меньше, как перестать работать на капиталистов и работать на самих себя, создавая подобные кооперативы. Причем он не замечает неосуществимости своего проекта. «Предположим, – пишет он, что ассоциация чугунолитейщиков Цинциннати распадется из-за какого-либо недостатка в ее организации, плохого управления или нечестности одного или нескольких ее членов, что это доказывает? Может ли это доказать непрактичность промышленной ассоциации больше, чем кораблекрушение и гибель Колумба, если бы они вдруг случилось во время его второго или третьего плавания в Америку, должны были бы опровергнуть существование Нового Света? Почему портные, обувщики, шляпные мастера, столяры-краснодеревщики и т. д. должны продолжать работать на своих хозяев, вместо того чтобы объединиться и работать на потребителя?»61

Действительной заслугой Грили было то, что он, в отличие от многих своих современников, видел наличие классов и противоположность их интересов. Однако всей своей деятельностью он стремился к утверждению классового мира, к гармонии отношений различных социальных групп. Во время одного из своих выступлений Грили заявил: «Если здесь находятся те, кто настраивает рабочих против капиталистов, то я не из их числа. Я не соглашусь с теми, кто рассматривает интересы труда и капитала как антагонистические. Каждый человек в юности является учеником, подмастерьем, а затем наемным рабочим, а в зрелости становится предпринимателем. Я хочу, чтобы каждый квалифицированный рабочий представлял себе, что он может стать предпринимателем, а каждый предприниматель помнил, что он был квалифицированным рабочим»62.

Действенной мерой улучшения положения трудящихся Грили считал земельную реформу. Право на труд, по его мнению, невозможно без права на землю. Он рассматривал право на землю как естественное и неотъемлемое право каждого человека. «Каждая птица и каждое животное имеют дом, в котором они живут, без опасения быть изгнанными… И только человек, не имея собственного пристанища, строит дома для других… Но недалек тот час, когда каждый свободный гражданин сможет иметь свой собственный дом», – заявляла «New York Tribune»63.

Грили не только выступает за право человека владеть землей, но и требует ограничения размеров земельных владений в целях пресечения спекуляции: «Национальная реформа является широкой и уверенной основой, на которой могут развиваться и другие реформы. Единственный закон Конгресса, предлагающий каждому безземельному гражданину участок общественной земли, маленький, но достаточный для обработки и для содержания семьи и запрещающий продавать общественную землю всем, кроме действительных поселенцев, …значительно подвинет независимость, просвещение, нравственность… и улучшит положение трудящихся классов»64.

Грили утверждает, что земля может принадлежать только Богу и что спекуляция ею является смертным грехом. Он осуждает земельных спекулянтов, которые перепродают землю действительным поселенцам на 25-50% дороже. Необходимо, по его мнению, ограничить размеры продаваемой земли таким количеством, которое необходимо человеку для ведения хозяйства и понизить государственную цену до 10 центов за акр. Задача государства состоит, как он считает, в том, чтобы улучшить положение фермеров, которые вынуждены бросать свои участки и передвигаться на новые неосвоенные места. Для этого необходимо принять закон о гомстедах. Во время президентской избирательной кампании Грили усилит свою поддержку данному закону, добиваясь включения его в республиканскую предвыборную платформу. «New York Tribune» внимательно следила за перипетиями обсуждения гомстед-билля в конгрессе и приветствовала его подписание президентом А. Линкольном65.

Интерес X. Грили к различным реформаторским движениям привел его к увлечению идеями утопического социализма. Это было не случайным, а глубоко закономерным явлением, возникшим не только под влиянием обстоятельств его жизни, но и вызванным той исторической обстановкой, которая сложилась в США в 40-50-х годах XIX века. Промышленный переворот, рост эксплуатации рабочего класса, кризис 1837 г. и его последствия, пауперизация населения, нерешенность аграрного вопроса, существование позорного института рабства создавали благоприятную почву для распространения в Америке идей утопического социализма. «Нигде… социальное неравенство, – отмечал К. Маркс, – не выступает в такой резкой форме, как в восточных штатах Северной Америки, … здесь пауперизм делает блестящие успехи»66.

В 1840 г. на страницах газеты Грили «New Yorker» появилась серия статей «Что должно быть сделано для рабочего». Центральной в этих статьях была мысль о том, что основа социального преобразования лежит «в практическом признании права каждого человеческого существа требовать от общества возможности трудиться и получать за свой труд справедливое вознаграждение». В лекции «Организация труда», обращаясь к широкой аудитории, X. Грили заявлял: «Мы из тех, кто стоит за всеобъемлющую реформу в социальных отношениях человечества, осуждаем настоящий порядок как несовершенный и чрезвычайно порочный»67.

Огромное влияние на возникновение подобных мыслей оказала книга Альберта Брисбейна «Социальное назначение человека», вышедшая в 1840 г. и представлявшая собой краткое изложение идей французского утопического социализма Шарля Фурье68. Знакомство Грили и Брисбейна, по словам Ределии Брисбейн, произошло следующим образом. Свою книгу Брисбейн показал одному из нью-йоркских журналистов, жившему на Анн-стрит. Просмотрев ее, журналист сказал: «Здесь есть Хорас Грили, достаточно простодушный, чтобы поверить этому вздору». «Кто этот Грили?» – спросил Брисбейн. «О, это молодой человек, живущий здесь наверху, издатель газеты «New Yorker»». Услышав это, Брисбейн взял свою книгу под мышку и отправился наверх к Грили. Тот, прочтя ее, сразу примкнул к сторонникам Фурье. В феврале 1841 г. они совместно начали выпускать фурьеристский журнал, посвященный «делу ассоциаций и реорганизации общества» и просуществовавший всего два месяца69.

21 октября 1841 г. в «New York Daily Tribune» появилась заметка, озаглавленная: «Ассоциация, или Принципы истинной организации общества». Эта колонка была куплена защитниками ассоциации с целью ознакомления публики с их взглядами. Она издавалась совершенно независимо от редакции «Tribune». Владельцем колонки до отъезда в Европу летом 1844 г. был Альберт Брисбейн. Статьи подписывались латинской буквой «В». Брисбейн платил 150 долл. в неделю, что составляло 1/10 действительной стоимости. М. Хилквит считал это сотрудничество взаимовыгодным, так как оно способствовало увеличению числа подписчиков. Иного мнения придерживался Дж. Партон, который заявил в биографии Грили, что читатели «Tribune» на эти статьи обычно не обращали внимания70. Несомненно все же, что появление в «Tribune» статей Брисбейна способствовало популяризации идей Фурье и его сторонников.

Фурьеризм Грили вызвал против него резкие нападки. В одном из его писем есть такой абзац: «Я встретил множество противников и насмешки относительно того, что я пишу и помещаю в газете в защиту ассоциации. Многие из моих друзей перестали читать газету и охладели в своей дружбе из-за моего упорного фанатизма». Особенно резко отзывалась о Грили и его газете «New York Courier and Inquirer»: «Вне всяких сомнений «Tribune» является наиболее радикальной, безрассудной, беспринципной газетой, которая когда-либо была основана в этой стране»71.

Характерной чертой американских утопистов было стремление к действию, к практическому осуществлению утопических проектов. В начале 1840-х годов в США насчитывалось, по мнению исследователей, не менее 200 тыс. участников фурьеристского движения, более 40 ассоциаций, число членов которых определялось в 8-9 тыс. человек72. Ф. Энгельс писал в 1844 г. в статье «Описание возникших в новейшее время и еще существующих коммунистических колоний»: «Коммунизм, общественная жизнь и деятельность на основе общности имущества, не только возможен, но уже фактически осуществляется во многих общинах в Америке…с полным успехом»73. Движение сторонников ассоциаций год от года ширилось и крепло.

В 1843 г. вышел новый труд Брисбейна «Краткое изложение доктрины ассоциации» и книга П. Годвина «Демократия конструктивная и мирная»; через год вышло популярное изложение учения Шарля Фурье. «Tribune» сообщала, что «учение об ассоциации находит широкое распространение повсюду в стране и около 40 газет перепечатывают статьи Брисбейна»74.

Грили принял самое активное участие в создании фурьеристских фаланг. В одной из них, «Сильвании»75, основанной в 1843 г. в северной части Пенсильвании, Грили стал казначеем. Существование общины оказалось недолговечным – она распалась в августе 1844 г. На этом эксперименте Грили потерял 5 тыс. долл76. Однако первые неудачи не подорвали его веры в конечный успех. По словам М. Хилквита, в это время «фаланги росли, как грибы после дождя», покрывая «густой сетью все штаты, где только фурьеризм успел пустить корни». В 1841-1842 гг. было создано 6 колоний в штате Огайо, 7 – в штате Нью-Йорк, 6 – в Пенсильвании, 2 – в Массачусетсе, 2 – в Иллинойсе, 2 – в Нью-Джерси, 2 – в Висконсине, по одной – в Индиане и Мичигане. Одна из них находилась недалеко от дома А. Линкольна в графстве Сангамон. Сильное увлечение Грили практическим осуществлением идей Фурье ярко характеризует следующая фраза: «Я предпочту лучше быть президентом Североамериканской фаланги, чем президентом Соединенных Штатов Америки»77. Когда у членов этой общины произошло несчастье – сгорела мельница, Грили немедленно предложил 12 тыс. долл. на постройку новой.

Тесные связи наладились у издателя «Tribune» со знаменитой общиной Брук Фарм, преобразованной в 1844 г. в фурьеристскую фалангу78. Он не только являлся там частым гостем, но и оказывал ей материальную помощь. Когда эта община распалась, многие ее бывшие члены нашли поддержку у Грили, стали видными сотрудниками «Tribune». Ч. А. Дана был вначале городским, а затем главным редактором, Маргарет Фуллер и Джордж Рипли возглавляли литературный отдел, Джон Дуайт являлся музыкальным критиком и т. д.79 Д. Рипли выпускал в Брук Фарм газету «The Harbinger», издание которой затем было перенесено в Нью-Йорк. Она стала главным органом фурьеристов, а ее редактором стал Парк Годвин в 1847-1849 годах. Грили активно занимался пропагандой учения Фурье, выступал на митингах. Объявления о его лекциях на подобные темы довольно часто встречались на страницах «Tribune».

4 апреля 1844 г. собрался национальный съезд фурьеристов в Нью-Йорке. Председателем избрали Д. Рипли, а среди вице-председателей были X. Грили, А. Брисбейн, П. Годвин, Ч. Дана. Адреса и приветствия поступили из всех частей Соединенных Штатов. Конгресс принял несколько резолюций по вопросу организации ассоциаций. Их признавали универсальным средством борьбы против социальных бедствий. Но в то же время конгресс предостерегал против экспериментов, предпринятых без надлежащей подготовки и в слишком малых размерах. Решено было основать постоянную национальную федерацию ассоциаций, имеющую своим органом ежемесячный журнал «Phalanx». Конгресс признал желательным связаться с фурьеристами Европы, что было поручено А. Брисбейну80.

Грили был избран президентом американского союза ассоцианистов – так называли себя американские сторонники Фурье. На этом посту он оставался в течение 7 лет. «Дорогие друзья, – заявлял в одном из выступлений Грили, – я буду делать все, что в моих силах для продвижения вперед нашего дела, которому готов отдать все, что имею или буду иметь в будущем»81. Союз занимался распространением фурьеристских идей применительно к американским условиям, а также пропагандой организации ассоциаций. «Целью общества является распространение принципов ассоциации, открытых Фурье, и их конечная реализация путем основания фаланг, – заявлялось в одном из документов Союза. – Чрезвычайно желательно, чтобы все лица, сочувствующие этой цели, связали себя с каким-либо местным союзом, которые теперь существуют во многих городах и селениях Соединенных Штатов; а если их нет, то основали бы союзы в их собственной округе»82.

Вклад Грили в практическое движение американских сторонников Фурье был весьма значителен. Ф. Фонер называл его наиболее влиятельным среди фурьеристов83. Не менее существенным, чем его практический вклад в создание ассоциаций, являлась его пропагандистская и агитационная деятельность. Среди его литературного наследия имеется несколько работ по вопросам утопического социализма.

Статью «Социальные архитекторы – Фурье» Грили посвятил рассмотрению различных социальных учений. Он писал, что социальное устройство общества изменялось от века к веку и от страны к стране. Его низшей формой являлось первобытное состояние, основанное на суровой необходимости и неспособное обеспечить счастье людям. Современная цивилизация была большим шагом вперед по сравнению с предшествовавшим социальным порядком. Грили критиковал Руссо за его идеализацию патриархального уклада. Возвращение к нему представлялось Грили регрессом. «Первобытное общество, – писал он, – было детством человечества. И довольно редко кто-либо желает серьезно снова стать детьми»84. Как и Фурье, он считал, что подлинный «рай лежит впереди, а не позади нас».

Заявляя о том, что идея социальной справедливости столь же древняя, как сама человеческая история, Грили отмечал заслуги таких представителей утопического социализма, как Т. Кампанелла, Т. Мор, Р. Оуэн, А. Сен-Симон и др. Он называет их лучшими представителями человечества, «чьи имена дошли до нас». Начиная от Платона, эти мыслители создавали различные планы идеального устройства общества, в котором отношения между людьми строились бы не на принципе конкуренции, а на принципе братства; и вот теперь, как полагал Грили, пробил час, «когда можно поставить грандиозный эксперимент, возлагая обоснованную надежду на его успешный исход. Если удастся заменить анархический индивидуализм коллективизмом, то это вплотную подведет к разрешению извечной проблемы социального неравенства»85. Наибольшие его симпатии вызывал Ш. Фурье. Его учение представлялось ему наиболее совершенным, особенно положения о привлекательном труде, справедливом вознаграждении за труд, производственном обучении. Он был согласен с принципом распределения по труду, таланту и капиталу, убежден в реальности фурьеризма. «Ассоциация в жизни является не химерой, не мыльным пузырем. Она не просто возможна, но явно и очевидно практична». В США, по его мнению, «доктрина ассоциации приобрела массу приверженцев в каждом штате». Вместе с тем не все в учении Фурье он разделял и считал приемлемым. Особую неприязнь вызывало у него отношение французского мыслителя к семье и браку. Строй гармонии, по мнению Фурье, должен осуществить полную эмансипацию женщины. Семья рассматривается лишь как свободный брачный союз большей или меньшей длительности – союз, основывающийся исключительно на свободном влечении мужчины и женщины. Женщина совершенно равноправна и может наравне с мужчиной заниматься любым видом деятельности. В пропитанной духом пуританизма Новой Англии подобные идеи были совершенно чуждыми. «Я нахожу многое из его умозаключений фантастичным, ошибочным и даже вредным», –писал X. Грили86. Воплощением социализма в реальной жизни представлялись ему следующие принципы: уничтожение пауперизма, обеспечение полной занятости рабочих, всеобщее образование и производственное обучение, справедливое распределение, создание промышленных и сельскохозяйственных ассоциаций87.

Его внимание привлекали многочисленные религиозные общины, существовавшие более длительное время по сравнению с фурьеристскими. Община Бейзеля –156 лет, община шейкеров – 95 лет, община раппитов – 65 лет и т. д.88. Подобный успех он объяснял довольно поверхностно – прочными позициями христианской религии в умах людей, устойчивостью религиозных моральных доктрин. «Очевидно, – писал он, – именно религия часто делает практичным то, что казалось невозможным, и божественная любовь торжествует там, где человеческая терпит поражение»89. В его сетованиях нет попыток глубокого анализа причин крушения фурьеристских экспериментов.

Грили не может дать подлинно научного обоснования современной ему действительности. Его взгляды носят непоследовательный характер и весьма противоречивы. Изменение существующего порядка представлялось ему как мирный ненасильственный эксперимент по созданию социалистических общин с коллективной собственностью акционерного типа. По его мнению, это не ведет к уничтожению частной собственности как таковой. Он с негодованием обрушивался на коммунизм, называя его «экстремизмом»90. Весьма характерны его стремление избежать насильственных революционных действий, заявление о приверженности реформе. «Радикализм является ураганом, вызывающим землетрясения. Консерватизм – это гранит, остающийся твердым всегда»91.

В 1846 г. на страницах «Tribune» начинается знаменитая дискуссия о социализме между Грили и редактором «New York Courier and Enquirer» Рэймондом, продолжавшаяся шесть месяцев. Поводом послужило письмо А. Брисбейна в редакцию «Courier», предлагавшее ответить на ряд вопросов, связанных с социальной реформой. Грили лично взялся вести завязавшуюся полемику. С каждой стороны было написано по 12 статей, которые впоследствии появились в виде памфлета92. 20 ноября была напечатана первая статья Грили, озаглавленная «Право на труд». Право на труд, право на пользование землей должны быть обеспечены каждому человеку. В то же время он вынужден признать, что «право на труд, или постоянная занятость со справедливой и полной оплатой, не может быть гарантировано всем без радикального изменения нашей экономики». Что же, но его мнению, может обеспечить справедливое переустройство общества? Выход для него один – устройство фурьеристских общин93.

В ответе 23 ноября Рэймонд заявлял: «Доктрина ассоциации ошибочна и опасна… благословенному институту собственности, основе социальной системы, с которой искусства, сельское хозяйство, коммерция и цивилизация берут начало и без которой они не могут существовать, угрожают разрушением в ведущей вигской газете»94.

Грили пытался уйти от вопроса о собственности, превознося достоинства ассоциаций. В статье от 26 ноября он писал: «Посредством ассоциации утвердится новый социальный порядок… объединяющий несколько сот или тысяч людей, связанных общими интересами и совместной деятельностью, имеющий цель обеспечить каждому индивидууму следующее: красивое удобное жилище; всестороннее образование; обеспеченное существование; возможность трудиться; справедливую заработную плату; гармонию социальных отношений; прогресс в знаниях и науках»95.

В последующих статьях редактор «Tribune» специально останавливался на принципах распределения в ассоциации, защищая фурьеристское положение о вознаграждении по труду, таланту и капиталу. «При настоящей системе, – писал он в статье от 28 декабря, – капитал – все, а человек – ничто, он лишь средство для увеличения капитала… Основная идея ассоциации – справедливое распределение продуктов среди капитала, таланта и труда».

Резко возражая, Рэймонд настаивал на невозможности создать ассоциацию, так как для этого нет подходящих людей. «Идея может быть достаточно хорошей, но средства – непрактичными, а детали – абсурдными… Предположение «Tribune» о том, что объединение ленивых, жадных и завистливых людей может существовать без морального перевоспитания его членов, кажется пагубным для всей теории ассоциации. Мы считаем, что индивидуальная реформа должна предшествовать социальной. Но каким образом индивидуальная реформа будет эффективной? «Посредством ассоциации», -говорит «Tribune»». Получается, что движение водяного колеса производит воду, посредством которой оно может быть приведено в движение. Абсурд»96.

В ответ на это Грили заявил, что все дело в силе примера. Достаточно нескольким энергичным и способным людям начать работу, основав ассоциации, чтобы «показать остальному человечеству, как жить и процветать при гармоничном развитии производства». Что касается частной благотворительности, которую превозносил Рэймонд, то она, по словам Грили, «хороша и необходима», но такая благотворительность «лишь частично устраняет последствия бедности, в то время как ассоциация предполагает полностью искоренить ее причины». Он всячески защищал приверженность сторонников ассоциации заветам христианства97.

Самым серьезным обвинением Раймонда в адрес американских фурьеристов являлось заявление о том, что последние – сторонники насильственных и революционных действий. В статье от 10 февраля Рэймонд писал: «Вы не обратили внимания на главное возражение. Цели ассоциации не просто реорганизовать труд, но революционизировать общество, изменить радикально законы, правительство, поведение и религию».

Отвергая эти обвинения, Грили выступил с позиций отрицания революции и классовой борьбы. Цель сторонников Фурье, по его заявлению, состоит «не в разрушении, а в созидании, не в анархии и войне против собственности, но в уважении к порядку и в создании собственности для бедных, не в разжигании зависти и ненависти к богатым, но в изучении и подражании их бережливости, посредством которой они сделались богатыми»98.

Дискуссия Грили – Рэймонда ярко выявила взгляды американских фурьеристов, их сильные и слабые стороны. Осуждение существующего социального порядка и призывы к его радикальному переустройству сочетались с рекомендациями мирных действий по созданию ассоциаций. Дискуссия сыграла важную роль в распространении фурьеристских идей среди широкого круга читателей. Она также показала, что в лице Грили американские фурьеристы имеют надежного соратника и энергичного пропагандиста. Вместе с тем она выявила достаточную путаность и незрелость взглядов редактора «Tribune». Еще ярче об этом говорит следующий шаг.

В 1849 г. Грили основывает акционерное общество «Tribune», считая его осуществлением на практике социалистических идеалов. Капитал был определен в 100 тыс. долл. Эта сумма была разделена на 100 акций по 1000 долларов в каждой. Предполагалось, что каждый сотрудник может приобрести хотя бы одну акцию и стать, таким образом, как бы совладельцем предприятия. Однако, сразу же следует заметить, что тысяча долларов по тем временам представляла значительную сумму, и купить хотя бы одну акцию было по карману далеко не всякому сотруднику. Это акционерное общество «Tribune» Грили считал осуществлением на практике социалистического учения Фурье. Он готов был предложить каждому своему сотруднику стать акционером, считая, что в таком случае они будут получать более справедливое вознаграждение за свой труд и будут одновременно являться и предпринимателями. Основное число акций «New York Tribune» принадлежало бывшим ее владельцам Грили и Мак-Элрату, фактически они оставались ими и после создания акционерного общества. Остальным держателям принадлежало всего 12 акций из 100. Среди них были 5 помощников редактора и 5 членов типографского отдела. Правда, основные владельцы заявляли не раз, что готовы продать некоторое число собственных акций для тех из сотрудников, кто пожелает их купить99.

В 1854 году акционеров было 16, включая издателя, 7 редакторов, 4-х клерков, 2-х мастеров, одного наборщика и одного печатника. Как видим, общее количество акционеров было во много раз меньше, чем общее количество сотрудников и рабочих, которое насчитывало около 220 человек100. Тем не менее, попытка Грили создать акционерное общество «Tribune» вызвала ярость у его конкурентов и открытых врагов. Издатель «Herald» Дж. Беннет писал в своей газете: «Мы заявляем, что «Tribune» с головы до ног недавно превращенная в социалистический фаланстер, … производит на общественные дела и общественное мнение более вредное, безбожное и безнравственное влияние, чем все произведения, появившиеся со времен Вольтера до выхода в свет ее первого номера». По мнению Беннета, «Tribune» погрязла в «краснейшем республиканизме», распространяет «ужасные демонические доктрины» европейских революционеров, которые «недавно разрушили… славную республику во Франции»101.

Верно в этой оценке только то, что при рассмотрении ряда проблем «Tribune» проявляла подлинный демократизм, являвшийся отражением взглядов ее издателя. С неподдельным энтузиазмом ее редакция встретила известия о революционных событиях 1848-1849 гг. в Европе. В газете появлялись отдельные статьи о чартистском движении в Англии102, печатались материалы лидера английских фурьеристов X. Догени103, французских фурьеристов В. Консидерана104 и Ж. Лешевалье105. В 1848-1849 гг. в Европе находились А. Брисбейн, Ч. А. Дана, М. Фуллер, выполнявшие роль европейских корреспондентов106. Когда А. Брисбейн был выслан из Франции в 24 часа за выступление на революционном митинге, газета выразила на своих страницах резкий протест107. Регулярно печатались корреспонденции Ч. А. Даны о социалистическом движении в Европе. В них рассказывалось об идеях Луи Блана и Этьена Кабе, особенно много внимания уделялось П. Прудону108. Газета приветствовала борцов за свободу Италии и Венгрии. После поражения европейских революций она призвала оказать материальную помощь и моральную поддержку революционным эмигрантам. В редакционной статье от 11 августа 1849 г. можно прочесть следующее: ««Всеобщая демократия и социальная республика – это химера», – кричат роялистская коалиция и их американские подголоски. Нет, господа… она возможна если не в настоящем, то в будущем… Партия будущего в состоянии ждать своего часа, когда рабочий класс будет организован, и каждый тогда сможет получить работу и справедливое и равное вознаграждение». Газета утверждала, что новая революция в Европе неизбежна, поскольку не устранены причины, порождающие ее. Предотвратить революцию можно, только устранив пауперизм и все, что связано с ним. «Дайте человеку уверенность в получении работы и справедливой оплаты, уверенность в том, что его дети получат образование, и не будет больше политических потрясений и революций»109.

Несмотря на ряд смелых заявлений, симпатии «Tribune» оставались на стороне реформы, а не революции. «Средством восстановления мира в Европе может быть только реформа… Если же реформы проведены не будут, тогда неизбежна новая революция. Пауперизм должен быть уничтожен, или будет уничтожена цивилизация… Попытка удержать общество в нынешнем состоянии чревата военной диктатурой. Такая попытка может привести к новой революции… Старый Свет прогнил, спасение только в новой организации труда, кредита, коммерции».

Однако, по мнению редакторов, подобная альтернатива существует только в Европе, а не в Соединенных Штатах, которые являются исключением, так как здесь нет почвы для революции. Эти рассуждения являлись следствием недостаточной развитости классовых противоречий в США, где, по известному выражению К. Маркса, «классы еще не отстоялись»110.

В 50-е годы XIX в. фурьеризм в США начинает сходить со сцены, приходит в упадок111. Однако Грили и «Tribune» продолжают свою агитацию, пытаясь привлечь на свою сторону новых последователей. Идеи утопического социализма уже не занимают столько места, как в 40-е годы, они как бы отодвигаются на второй план другими, более насущными проблемами, такими, как борьба против рабства, за принятие закона о гомстедах и пр. И все же эти идеи по-прежнему играют определенную роль. «Социализм – единственное учение, которое обещает счастливую перемену в обстоятельствах жизни»,– говорилось в одном из писем, адресованных в редакцию. Его автор называл Америку наилучшей страной для осуществления социалистических идей112.

В одной из передовиц газета выражает уверенность в жизнеспособности социалистического учения, имеющего глубокие корни в истории. Читателям напоминались имена Т. Кампанеллы, Т. Мора, Р. Оуэна, Ш. Фурье, воплотивших в своих трудах лучшие надежды человечества. Даже смерть и забвение бессильны против социальной справедливости, человеческого братства и всеобщей свободы. «И рабочие Парижа, лишенные всего, сражаясь безнадежно и отчаянно на баррикадах в июне 1848 г., гибли, удостоверяя священную цену этой правды, и в длинном перечне рабочих восстаний и крестьянских бунтов мы видим подтверждение жизненности этой идеи» – писала газета.113.

«Tribune» старалась продемонстрировать неистребимость социалистических идей, но отрицала неизбежность классовой борьбы, особенно в Америке. В статье «Социализм» говорилось, что в Америке под влиянием прогресса промышленности и торговли возникли два класса, но их положение отличается от европейских. Американские капиталисты, по мнению газеты, являются полезным классом для общества, организаторами производства. Положение американского рабочего намного лучше, чем его собратьев в Европе. Поэтому ни о каком антагонизме классов не может быть и речи. «Законом социального развития является гармония классовых интересов». Газета заявляла, что было бы величайшим злом говорить об угнетении труда капиталом, о том, что бедные становятся беднее, а богатые богаче, и возбуждать тем самым ненависть против капиталистов.

Социализм, по мнению редакции, не может быть осуществлен посредством войны труда против капитала. Основной путь преобразования общественных отношений – сближение интересов капиталистов и рабочих путем создания акционерных или кооперативных обществ114. В этой статье заметно некоторое влияние американского экономиста Г. Кэри, являвшегося активным корреспондентом газеты, писавшим для нее довольно часто редакционные статьи по экономическим вопросам. «Социальная наука, – заявлял он, – должна убедить рабочих в том, что, чем полнее они уважают права собственности и чем больше стремятся к гармонии и миру, тем быстрее должно быть развитие производительных сил при соответствующем увеличении их собственной доли в возросшем количестве произведенной продукции». Основой всех теоретических построений Кэри являлась теория всеобщей гармонии. По его мнению, в обществе действует универсальный закон, управляющий людьми, суть которого состоит в гармонии интересов различных классов, достигаемой в результате общественного развития115.

«Tribune» продолжала писать обо всех попытках социалистических экспериментов и в 1850-е годы. Так, она сообщала об основании колонии в Техасе учеником Фурье В. Консидераном в 1854-1856 гг. Попытка была неудачной. Причину этого газета пыталась найти в том, что колонисты, в основном, европейские эмигранты, «не были социалистами по убеждению, они уехали из Европы от нищеты»116. В 1848 г. была основана колония Э. Кабе «Икария» в Науву (штат Иллинойс). Колония имела 445 акров обработанной земли и состояла из 365 членов. Дела ее шли вначале неплохо, но в 1856 г. произошел раскол117. Были основаны другие икарийские общины – «Айова» (1852-1877) и «Челтенхэм» (1856-1864).

Пристальное внимание Грили и его газеты привлекала фурьеристская «Североамериканская фаланга», показавшаяся на первых порах наиболее удавшейся118. Но в конце концов и ее постигла та же судьба – в 1855 г. она была ликвидирована. Распродажа собственности общины происходила в октябре. Это событие дало повод ряду газет позлорадствовать по поводу гибели последнего фурьеристского эксперимента. Так, газета «New York Express» писала, что, наконец, погибла община, связанная с «идиотскими теориями невежественного Фурье и его соучастников»119. «Tribune» не преминула выступить в защиту фурьеризма. Главный ее аргумент заключался в том, что «Североамериканская фаланга» принесла прибыль в 50-60% на вложенный капитал, и это является доказательством практичности эксперимента. Газета напоминала читателям о блестящих успехах фурьеризма в 40-е годы, перечисляла существовавшие тогда общины, из которых к середине 50-х годов уцелела только одна («Хоупдейл» в Массачусетсе)120. 27 июля 1850 г. газета опубликовала стихотворение «Фаланга», в восторженных тонах воспевающее колонию в штате Огайо.

Будучи не в состоянии объяснить причины гибели фурьеристских фаланг, редакция сводила их к недостаточности вложенных капиталов, а также к отсутствию подготовленных к новой жизни людей. Одновременно выражалась уверенность, что осуществление социалистических идей станет более реальным, когда прогресс техники и промышленности создаст изобилие.

Довольно часто «Tribune» приходилось защищаться от обвинений со стороны других газет в связи с ее увлечением фурьеризмом. Так, «Albany Register» писала, что ей претят идеи, проповедуемые «Tribune»: «Ее социалистические, фурьеристские, антирентные и аболиционистские теории ведут к общности имущества, к отмене общественных уз и разрушению семьи, к вооруженному сопротивлению законному правительству и открытому отрицанию законов. Она в своих ведущих принципах настолько широка и всеобъемлюща, что охватывает все разрушительные элементы, которые агитируют в обществе»121.

Подобные обвинения были в большей части беспочвенными, поскольку американские фурьеристы не отрицали частную собственность и выступали с довольно умеренных позиций. В статье «Фурье и его идеи» говорилось, что фурьеризм основывается на гармонии классовых отношений и уважении к собственности. В отношении семейных основ заявлялось о необходимости придерживаться принципов христианства122.

В 1860 г. на страницах газеты была организована дискуссия между X. Грили и сыном Р. Оуэна Робертом Дейлом Оуэном по вопросам семьи и брака123.

Роберт Дейл Оуэн был известным политическим и общественным деятелем в штате Индиана. Неоднократно избирался в конгресс и законодательное собрание штата. Он активно выступал за равноправие женщин, способствовал внесению поправок в закон своего штата о разводе124. В середине XIX в. американские женщины всех классов были полностью бесправны в общественной и семейной жизни, приравнены к детям и рабам. Собственность жены находилась в полном владении ее хозяина – мужа. Ущемление родительских прав женщин доходило до того, что муж имел право безраздельно распоряжаться судьбой детей125.

В женском движении 40-50-х годов XIX в. основными требованиями были: право голоса, право занимать любой государственный пост, получать любые почести и награды, равные права объединения в корпорации, выбора профессии и рода занятий, полное равноправие в браке, равенство в праве на собственность, в заработке, родительских правах, равная личная свобода, право заключать контракты, равенство в вопросах ответственности перед судом и правом выступать в суде в качестве свидетеля. X. Грили с одобрением отзывался о борьбе женщин за свои права.

Завязавшаяся дискуссия о семье и браке была для Грили непростой в личном плане, поскольку он сам не нашел счастья в семейной жизни, как уже говорилось ранее. Его жена, Мэри Чини, оказалась неважной хозяйкой, не приспособленной к созданию домашнего уюта и правильному воспитанию детей126. Серьезным испытанием прочности его брачных уз оказалось чувство, вспыхнувшее при близком знакомстве с очаровательной, романтически настроенной и энциклопедически образованной Маргарет Фуллер, жившей у них в доме по приглашению жены в 1844-1845 г. Именно в доме Грили М. Фуллер закончила свой знаменитый трактат «Женщина в XIX столетии». Чувство Хорэса не могло привести к взаимности, для его моральных принципов были неприемлемы супружеская неверность или развод127. На протяжении всей своей журналистской деятельности он отстаивал нерасторжимость семейных уз и незыблемость домашнего очага.

Грили резко выступил против закона о разводе, принятого в штате Индиана. По его утверждению, легкость разводов ведет к падению нравов. В своей первой статье он признает необходимость смягчения положения замужней женщины при нерасторжимости брачных уз. «Закон должен разрешать, если она живет отдельно от мужа по причине его жестокости, пьянства или распутства, иметь в интересах детей такой же контроль за ее собственностью и ее заработком, как если бы она не была замужем… Но мы не должны разрушать брачные узы по какой-либо другой причине, чем та, которая признается достаточной христианской религией»128.

Для подтверждения своей неприязни к бракоразводному закону, принятому в Инлиане, он првел историю одного нью-йоркца, который поехал в Индиану, получил развод к ужину и в течние вечера женился на своей новой возлюбленной, прибывшей туда специально для этого и остановившейся в том же отеле. Вскоре они отпраивлись домой, не нуждаясь более в услугах штата Индиана129.

В ответе Р. Д. Оуэн отмечал, что он как член легислатуры участвовал в пересмотре закона о разводе, который был дополнен всего одной статьей, а именно допущением развода по причине постоянного пьянства в течение двух лет. «Вы говорите, – обращался он к Грили, – об Индиане как о «рае свободной любви». Но это не отвечает действительности. Он существует в Нью-Йорке, Новой Англии, отрицающих разумный развод… Вы имеете тайные бегства с любовниками, супружескую неверность, свободную любовь и наиболее ужасное из социальных зол – проституцию»130. Р. Д. Оуэн считал, что общество должно регулировать семейные отношения, так как брак был создан для человека, а не человек для брака.

В дискуссии оба оппонента постоянно прибегали к ссылкам на Библию и Евангелие, и каждый из них до конца оставался на тех же самых позициях. X. Грили доказывал безнравственность разводов. «Брак – союз на всю жизнь, только смерть может его разрушить». Он одобрял закон штата Нью-Йорк, не допускавший разводов, за исключением только одной причины – супружеской неверности. «В случае жестокости и распутства мужа наш закон допускает отлучение «от постели и стола», но не расторжение брака со свободой вступить в новый союз. Я думаю, что это совершенно справедливо»131. Грили считал брак нерушимым, так как его цель – продолжение человеческого рода. «Каждый ребенок должен радоваться защите, воспитанию, еде не только из рук матери, но также и отца… Воспитание детей – священный долг. Родители должны быть так привязаны и преданы друг другу, чтобы они были практически неразделимы до смерти».

Грили был убежден, что молодые люди должны лучше проверять свои чувства, сознавать всю полноту ответственности за создание семьи и за своих будущих детей. «Я настаиваю, что брак – это союз на всю жизнь… Каждый мужчина перед вступлением в союз должен задать себе вопрос: «Знаю ли я эту женщину настолько полно, люблю ли я ее так глубоко, что могу уверенно обещать, что откажусь от всех других и останусь верным только ей до самой смерти»? Если вы вступаете в союз с тем, кого вы не знаете и не любите так, и кто не знает и не любит вас, ваше действие – преступление, позор, и тогда пожизненное наказание справедливо»132. Он против скороспелых решений и союзов, основанных на чувственности и сексуальности, которые не могут быть долговечны. «Зло нашего века, главный источник его заблуждений и пороков – эгоизм, который отвергает глубочайшие социальные потребности в его безумном стремлении удовлетворения личных интересов» – писал он133. Закончил дискуссию он все тем же утверждением: «Я допускаю развод только по одной причине – супружеская измена»134.

Р. Д. Оуэн, в свою очередь, критикует закон штата Нью-Йорк. Формула «отлучение от постели и стола», по его мнению, не решает ничего – «человек не в браке и в то же время не один»135. Он подчеркивал, что законы о разводе были различны на разных стадиях цивилизации. Они есть во всех американских штатах, за исключением Южной Каролины. «Законы меняются так же, как меняется мир. Наши законы не могут быть такими, как 30 веков назад или во времена царя Ирода»136.

Р. Д. Оуэн настаивал на необходимости разводов во всех случаях наличия аморальных причин: домашний раздор, взаимная ненависть, бессердечный эгоизм, бесчеловечное обращение. «Разве в подобных ситуациях не более морален развод? Разве могут подлинные интересы общества требовать распространения безнравственности среди его членов?» Возможно, в будущем все браки будут счастливыми и разводы будут не нужны, однако учитывать надо современное положение дел. «Нужно ли сохранять брак в интересах детей?» – задавал он вопрос. Разве небезразлично им, в какой атмосфере они будут расти, и нужен ли им отец, который не может научить их ничему хорошему? «Давайте откажемся от абстракций и станем лицом к лицу перед реальностями жизни… Если мы не можем сделать всех супругов счастливыми, давайте сделаем то, что в наших силах. С помощью человеческих законов предотвратим, облегчим аморальные ситуации и таким образом ограничим семейные несчастья и прекратим домашний порок»137.

В вопросах семьи и брака Грили и его газета оказались на весьма консервативных позициях, что было шагом назад по сравнению с учениями европейских утопических социалистов. Особенно язвительными оказались нападки противников фурьеризма на «Tribune» и Грили в связи со скандалом, разразившемся в Нью-Йорке вокруг так называемого «клуба сторонников свободной любви»138. В скандале оказался случайно замешанным А. Брисбейн. Его письма, в которых он отрицал принадлежность к этому клубу, были напечатаны в «Tribune». Редакция взяла под защиту этого видного представителя американского фурьеризма. Она по-прежнему с большой готовностью печатала статьи Брисбейна. В 1858 г. на ее страницах появилась серия статей под названием «Индустриальная реформа». Подзаголовок расшифровывал основное содержание: «Организация сельского хозяйства. План большой фермы, устроенной на принципах акционерного общества и использующей механизацию в больших размерах». В семи обстоятельных статьях автор подробно описал устройство большого хозяйства с капиталом в 1 млн. долл. на 100 тыс. гектаров139.

Все это неопровержимо свидетельствует о том, что на протяжении 40-50-х годов XIX в. «Tribune» оставалась, по выражению В. Паррингтона, главнейшим рупором идей коллективизма и утопического социализма в стране. Давая оценку роли Грили в фурьеристском движении, Брисбейн заявил: «Он сделал за нас то, что мы никогда не смогли бы сделать. Он создал движение на этом континенте. Он выполнил работу века»140.

В период сецесссии и в годы Гражданской войны позиция Грили отличалась неустойчивостью и непоследовательностью, от призывов к немедленному и быстрому разгрому Юга (знаменитый призыв «Tribune» «Вперед, на Ричмонд!») до обращений к президенту о мирных переговорах с мятежниками. В начале войны основной целью северян Грили считал спасение Союза, а отнюдь не уничтожение рабства. Он даже ставил сохранение рабства в зависимость от поведения южан: если они вернутся в Союз, то могут рассчитывать на сохранение «особого института», в противном случае им придется с ним распрощаться. «Республика должна жить, даже если рабству суждено погибнуть»141. Однако, уже к концу лета 1862 г. Грили все больше убеждается в том, что без уничтожения рабства победа Союза невозможна142. Заслугой Грили и «Tribune» в этот период были постоянные требования уничтожения рабства. На протяжении весны и лета 1862 г. «Tribune» оказывала давление на администрацию Линкольна с целью побудить ее занять более решительную позицию в отношении рабовладельцев.

20 августа 1862 г. в «Tribune» было напечатано открытое письмо Грили Линкольну под красноречивым заглавием «Просьба 20 миллионов». От имени миллионов сограждан Грили заявлял, что «все попытки покончить с мятежом и в то же время сохранить его побудительную причину нелепы и бесплодны». Он при этом не требовал всеобщего освобождения рабов, настаивая лишь на строгом выполнении закона о конфискации собственности мятежников, по которому все рабы на территории, захваченной армией северян, немедленно получают свободу143.

В отношениях с Грили Линкольн проявлял удивительное терпение и сдержанность. На вопрос о причинах подобной выдержанности он ответил: «Ни один человек, будь то частное лицо или президент Соединенных Штатов, не может надеяться на успех в полемике с крупной газетой, если только он сам не располагает столь же мощным органом печати, рассчитанным на ту же читательскую аудиторию»144. Примерно через месяц после опубликования письма Грили Линкольн обнародовал свою знаменитую Прокламацию об уничтожении рабства на территории мятежных штатов с 1 января 1863 г.145.

Ко времени окончания войны Грили занимал компромиссную позицию между радикальными и умеренными республиканцами. Одним из первых он выступил за амнистию мятежникам, в то же время требуя предоставить неграм равные с белыми права, законодательно закрепив это в федеральной конституции146. Однако постепенно взгляды Грили претерпевают эволюцию в сторону консерватизма. После окончания войны Грили становится одним из наиболее активных сторонников всеобщей и полной амнистии мятежникам, включая руководителей Конфедерации. Лишь таким образом, по мнению Грили, можно было восстановить единство нации147. В мае 1867 г. он совершил шаг, который вызвал возмущение всей прогрессивной общественности страны. Окружной суд г. Ричмонда объявил о том, что бывший президент Конфедерации Дж. Дэвис будет выпущен на свободу под залог 100 тыс. долл., если найдутся 20 человек, которые внесут залог и официально поручатся за него. Одним из поручителей стал Грили. Последствия этого поступка для Грили и для его газеты были очень серьезными. Читатели бойкотировали «Tribune». Особенно пострадало еженедельное издание. Тираж сократился почти на 200 тыс. экземпляров148. Как раз в это время вышел в свет второй том истории гражданской войны, написанный Грили. Первый том имел огромный успех. Почти весь тираж второго тома остался не распроданным.

После войны Грили с головой ушел в политику. Он выставляет свою кандидатуру на различные выборные должности, но крайне неудачно. В 1867 г. терпит неудачу на выборах в сенат, а в 1869 г. та же участь постигает его при попытке стать инспектором штата Нью-Йорк. В 1870 г. он терпит поражение на выборах в конгресс. Тем не менее, Грили не отказывается от дальнейшей борьбы. В мае 1872 г. в республиканской партии произошел раскол, от них отделились либеральные республиканцы, выступавшие за реабилитацию южных мятежников, требуя отмены радикальных законов о Реконструкции. В ходе президентской кампании 1872 г. либеральные республиканцы выступили совместно с демократической партией. Кандидатом от обеих партий был выдвинут Грили. 15 мая 1872 г. в «Tribune» появилось заявление Грили, который на время кампании слагал с себя обязанности редактора149. Избирательная кампания носила исключительно жесткий характер. Противники обвиняли Грили в отсутствии твердых и определенных политических убеждений, за исключением слепой приверженности протекционизму, в грубости. На Грили обрушился такой поток брани и клеветы, что он, по его собственному выражению, не знал, «идет ли речь об избрании его президентом или о заключении в исправительный дом»150. За две недели до начала выборов Грили вынужден был прервать свою избирательную кампанию в связи с тяжелой болезнью жены. Грили почти безотлучно находился при ней, Мэри умерла 30 октября, а 5 ноября состоялись выборы, на которых Грили потерпел поражение.

Он получил 2 834 125 голосов против 3 597 132 у Гранта151. 7 ноября в «Tribune» появилось объявление, в котором Грили сообщал читателям, что вновь приступает к обязанностям редактора. Однако он был уже тяжело болен. Напряжение многомесячной избирательной кампании, переживания, связанные со смертью жены и поражением на выбоpax, подорвали его силы. Жестокие страдания причиняла ему мысль о том, что его детище, «New York Tribune», уходит из его рук. Грили не знал всех подробностей закулисной борьбы в редакции «Tribune», однако понимал, что в и этой борьбе он обречен на поражение152. Последние дни его были поистине трагичны. Скончался он 29 ноября 1872 г. На похоронах Грили присутствовали президент и вице-президент, судьи Верховного суда, сенаторы и конгрессмены, губернаторы, мэры и бесчисленные толпы народа. Движение по улицам города было перекрыто, а работа на предприятиях приостановлена153.

Хорас Грили был, по словам Р. Эмерсона, человеком, действительно представлявшим XIX столетие. Довольно емкий и верный портрет издателя «Tribune» рисует В. Паррингтон; «Грили, этот янки плебейского происхождения, которого Купер считал вульгарным выскочкой, Годвин откровенно презирал, а Брайент не удостаивал своим знакомством, этот удивительный человек с круглым как луна лицом, обрамленным бакенбардами, и с прищуренными глазами, по-детски непосредственно глядевшими сквозь стекла очков, всем своим обликом так и просившийся на карандаш карикатуриста, был неисправимым идеалистом. В его сердце находили самый живой отклик все горести и несчастья мира сего; он воспринимал как свои личные все проблемы, стоявшие перед обществом»154. Важно подчеркнуть, что Грили не замыкался в кругу проблем, связанных с фурьеристским движением. Он активно участвовал во всех важнейших народных движениях своего времени, выступая в защиту самых широких слоев американского общества.

Примечения

1 Натан Микер, род. в 1817 г. в Огайо. В 1878 г. был назначен агентом по делам индейцев, был убит во время индейского восстания в 1879 году. http://www.linecamp.com/museums/americanwest/western_names/meeker_nathon/meeker_nathon.html
2 Hayden H. 7 American Utopias. N.Y.,1978. P.261; Greeley H. An Overland Journey from New York to San Francisco in the Summer of 1859. / Ed.by C. T. Duncan. N.Y.,1964. P.142.
3 Union Colony at Greeley, Colorado, 1869-1871. /Ed. by J. Willard. Boulder, 1918. P. 230. Грили был избран казначеем колонии, и первоначально паевые взносы направлялись в редакцию «Tribune».
4 Letter of Greeley to N.C. Meeker. /Ed. by O.M. Dickerson //Colorado Magazine. 1942. March, May. Vol.19. P.50-62, 102-110.
5 Greeley H. An Overland Journey… P.48, note 1.
6 Schulze S. Horace Greeley: a Bio-Bibliography. N. Y., 1992.
7 Rourke C. Trumpets of Jubilee. N.Y., 1963. P. 180.
8 См.: Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли. М., 1963. Т. 2. С. 291-292.
9 Sotheran Ch. Horace Greeley and Other Pioneers of American Socialism. N.Y., 1915.
10 См.: Авдеева М. А. Идеи Фурье в США //История социалистических учений. М., 1976. С. 280; Шишкина С. Г. Из истории «Нью-Йорк Трибюн»: Хорас Грили. //Вестн. ЛГУ. История. Яз. Лит. 1981. Вып. 3. № 14. С. 66-71.
11 Алентьева Т.В. Х. Грили и американский фурьеризм в середине XIX в. /Американский ежегодник, 1989. М., 1990. С.190-209.
12 Зубков А. Ю. Г. Грили и «Тhe New York Тribune» (1841-1872) /Новые материалы о Марксе и Энгельсе. М., 1984. С. 146; Он же: X. Грили и «Нью-Йорк Трибюн» во время Гражданской войны и Реконструкции //Американский ежегодник, 1985. М., 1985. С. 124.
13 http://www.infoplease.com/ce6/people/A085849; http://www.honors.unr.edu/~fenimore/greeley.html; http://spec.lib.vt.edu/mss/greeley.htm
14 Greeley H. Recollections of a Busy Life. N. Y., 1868. P. 36-37, 48-50, 56-60.
15 Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли. М., 1963. Т. 2. С. 226.
16 Greeley H. Recollections of a Busy Life. P. 61-62; 80-82; 84-87; Winders G. H. Horace Greeley: Newspaperman. N. Y., 1962. P. 108-109; Mott F. L. American Journalism. A history of Newspapers in the United States through 260 years: 1690 to 1950. Westport,1970. P. 218-220.
17 Greeley H. Recollections of a Busy Life. P. 91-95. Издание «New Yorker» прекратилось 20.I.1841.
18 Greeley H. Recollections of a Busy Life. P. 124-127; Payne G. H. History of Journalism in the United States. N. Y., 1925. P. 274-276. Издание «Jeffersonian» было прекращено 9.II.1839.
19 Schulze S. Horace Greeley: a Bio-Bibliography. N. Y., 1992. Р. 12-13.
20 Greeley H. Recollections of a Busy Life. P.133-134; Gunderson R.H. Log Cabin Campaign. Lexington,1957. P.157-158. Издание «Log cabin» было прекращено 20.XI.1841.
21 Greeley H. Recollections of a Busy Life. P. 143. Грили редактировал газету 31 год.
22 New York Daily Tribune. 1859. 19. XII. P. 5; Stoddard H.L. Horace Greeley, Printer, Editor, Crusader. N. Y., 1946. P.60-6l; Zabriskie F.H. Horace Greeley, the Editor. N. Y., 1974. P.77-78; Seitz D.C. Horace Greeley; Founder of the New York Tribune. N. Y., 1970. P.85-86.
23 New York Daily Tribune. 19.IV.1841; Hale W. H. Horace Greeley, Voice of the People. N. Y.,1950. P.78; Maihafer H.J. The General and the Journalists. Ulyses S. Grant, Horace Greeley and Charles Dana. Washington – London, 1998. P. 28.
24 Stoddard H.L. Horace Greeley, Printer, Editor, Crusader. N. Y., 1946. P. 65.
25 Greeley H. Recollections of a Busy Life. Р. 140-141; Van Deusen C. G. Horace Greeley, Nineteenth-Century Crusader. N. Y., 1964. P. 54. (Доходы «Tribune» в 1866 году составляли больше миллиона долларов).
26 Rhodes J. F. Historical Essays. N. Y., 1966. Р. 90-91. Родс даже утверждает, что подобного влияния не имела ни одна газета, ни раньше, ни впоследствии.
27 New York Daily Tribune. 24.IX.1858. Р. 5; Green L. America Goes to Press. N. Y.,1940. Р. 104-110, 136-140; Commager H. S. The Heritage of America. Boston, 1949. Р. 347-348.
28 New York Daily Tribune. 26.IV.1841; Greeley H. Recollections of a Busy Life. Р.137; Watterson H. The Compromises of Life. N. Y., 1903. P. 256-257.
29 Schulze S. Horace Greeley: a Bio-Bibliography. N. Y., 1992. Р.22.
30 New York Daily Tribune. 29.V.1845;. Bleyer W. G. Main Currents in the History of American Journalism. Boston,1927. Р. 220-228; Kobre S. Foundations of American Journalism. Westport,1970.
31 Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли. Т.2. С. 293.
32 Mott F. L. American Journalism. P. 170; Van Deusen C. G. Horace Greeley, Nineteenth-Century Crusader. P. 55. У «Tribune» было 4 главных редактора при жизни Грили: Чарльз Дана, Сидней Ховард Хэй, Джон Рассел Янг, Уайтлоу Рейд.
33 Bleyer W.G. Main Currents in the History of American Journalism. Р.225; Zabriskie F.H. Horace Greeley, the Editor. P.334. B 1858-1863 годах Дана редактировал издание Новой Американской энциклопедии.
34 Хилквит М. История социализма в США. Пг.,1918. С.66; Sotheran Ch. Horace Greeley and Other Pioneers of American Socialism. N.Y.,1915. P.291,294.
35 Карл Маркс. Биография. М.,1968. С.313-349, 396-397, 400-404; Фридрих Энгельс. Биография. М.,1970. С.197-200, 203, 212-227, 230, 232, 239-243; Гольман Л.И. От союза коммунистов к I Интернационалу. Деятельность К. Маркса в 1852-1864 гг. М.,1970. С.125-234; Hale W.H. When Marx Worked, for Horace Greeley. //American Heritage. April 1957. Vol.VIII. No 3. P.20-25, 110-111; Borden М. Some Notes on Horace Greeley, Ch. Dana and K. Marx. //Journalism Quarterly. Fall, 1967. Vol.34. No 4. P.457-465.
36 Strong G.T. Diary. N.Y.,1952. Vol.2. P.148; Oates P. W. Agriculture and Civil War. NY.1965.P. 186; 213; 260; Cortissoz R. «The New York Daily Tribune». Incidents and Personalities in its History. N.Y.,1933 P.44; Cellar H. A. (ed) Solon Robinson: Pioneer and Agriculturist. In 2 vls. Indianopolis,1936.
37 Самохвалов H.И. Американская литература в XIX в. М.,19б4. С.68-69; Брукс Ван Вик. Писатель и американская жизнь. М.,1967. Т.1. С.204.
38 New York Daily Tribune. 1.VI.1859; Smyth A.H. Bayard Taylor. Boston,1896. P.67. К. Маркс упоминает о сотрудничестве Тэйлора в «Трибуне». См.: Мapкс K., Энгельс Ф.. Соч. Т.28. С.292.
39 Frothingham O.B. George Ripley. N.Y., 1970. Р. 200-205. Первоначальные условия сотрудничества в газете были для Рипли очень тяжелыми, его заработок составлял всего 5 долларов в неделю, и он никак не мог выбраться из нужды, лишь после участия в издании «Новой Американской Энциклопедии» его материальное положение улучшилось.
40 Emerson D. E. Richard Hildreth. Baltimore, 1946. Р. 155-157.
41 Dana R. H. The Journal. Cambridge, 1968. Vol. 2. P. 408; New York Daily Tribune. 3.VI.1858. На русском языке издан его дневник путешествий «Два года на палубе». М.,1986.
42 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 9. С. 181-183.
43 New York Daily Tribune. 11.VI.1859.
44 Stone I. They Also Ran. Garden City, 1966. Р. 7-9; Nevins A. «The Evening Post». N. Y., 1922. Р. 349.
45 Greeley H. Recollections of a Busy life. P. 166-16; В1еуег W. G. Main currents in the History of American journalism.. Р. 228.
46 Greeley H. Essays Designed to Elucidate the Science of Political Economy. N.Y.,1972. Р.126, 159, 170.
47 Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли. Т.2. С. 288-290; Т.З. С.56; Commons J. R. Horace Greeley and the Working Class Origins of the Republican Party //Political Science Quarterly, vol. XXIV, September 1909. Р. 473-474, 487; Linn A. W. Horace Greeley. Founder and Editor of «The New York Daily Tribune». N.Y.,1903. Isely J. A. Horace Greeley and the Republican party. N. Y,1965. Р. 27, 32, 45, 22l-222.
48 Greeley H. Essays Designed to Elucidate the Science of Political Economy. Р. 137-138, 148-153.
49 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 372.
50Greeley H. Glances at Europe. N.Y.,1851. Р. 94.
51 Greeley Н. Grounds of Protection. //Recollections of a Busy life. P.528-531, 539; Hints toward reforms. P. 234, 253-254.
52 New York Daily Tribune. 14.XII.1855.
53 Greeley H. Recollections of a Busy life. Р. 285-287; Parton J. The Life of Horace Greeley, editor of «The New York Daily Tribune». Cambridge,1896. Р.377; Zabriskie F. H. Horace Greeley, the Editor. Р.199. Отрицательное отношение к войне с Мексикой вызвало ненависть у реакционеров. На здание «Tribune» было устроено нападение толпы.
54 New York Daily Tribune. 24.IX.1852; Baehr H. W. «The New York Daily Tribune» since the Civil war. N.Y.,1936. P. 20.
55 New York Daily Tribune. 5.VII.1852; 17.I.1854. Р.3; 23.VI.1854. Р.5 etc.
56 Greeley H. History of the Struggle for Slavery Extensions in the United States. N.Y.,1856. P.164.
57 Greeley H. Hints toward reforms. N.Y.,1850. P.353. Среди аболиционистов только У. Филлипс выступал в защиту рабочего класса. В середине 1870-x годов У.Л. Гаррисон отрицал факт существования в Америке наемного рабства.
58 Greeley H. Hints toward Reforms. Р. 184-185.
59 Greeley H. Hints toward Reforms. Р. 27-30; 195; 318-321; 341; NYDT. 1852. Dec. 14. P. 4. Сам Грили являлся первым президентом типографского профсоюза №6 города Нью-Йорка. Stevens G. A. History of the New York Typographical Union No 6. N.Y.,1913.Р.7.
60 Greeley H. Hints toward Reforms. Р.332, См. Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли. Т.2. С. 296-299.
61 Greeley H. Hints toward Reforms. P. 201. От идеи производственных кoоперативов Грили не отказался и впоследствии. Особенно его восхищает пример рочдейльских пионеров в Англии. См.: Greeley H. Essays. Р.91, P. 278-279.
62 Правда он вынужден признать, что такие случаи бывают сравнительно редко. Greeley H. Essays. Р. 159. Idem. Hints toward reforms. Р. 340.
63 New York Daily Tribune. 6.V.1852; Robbins R. M. Horace Greeley and Unemployment. 1837-1862 //Agricultural History. Vol. VII. No I. January 1933. P. 33.
64 Greeley H. Hints toward Reforms, P. 315-317.
65 Greeley H. Hints toward Reforms. Р. 23, 25, 27; Cross C. E. Go West young man! Horace Greeley’s Vision for America. Albuquerque, 1995. P.64-67.
66 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 303.
67 Linn W.A. Horace Greeley. Founder and Editor of «The New York Tribune». N.Y., 1903. P.79.
68 Brisbane R. Albert Brisbane. A Mental Biography. Boston, 1893. P.204; Hale W.H. H. Greeley, Voice of the People. N.Y., 1950. P. 91.
69 Хилквит М. История социализма в США. Пг., 1919. С. 60.
70 Greeley H. Recollections of a Busy Life. N.Y., 1868. P. 151; Carlson O. A. Brisbane. N.Y.,1937. P. 47-48; Хилквит М. История социализма в США. С.58; Parton J. The Life of H.Greeley, Editor of «The New York Tribune». Cambridge, 1896. P. 201-207. Партнер Грили Томас Мак-Элрат утверждал, что Брисбейн никогда не платил никаких денег
71 Bleyer W.G. Main currents in the History of American journalism. P. 220; Zabriskie F.H. Horace Greeley, Editor. N.Y., 1974. P. 94-95.
72 Баталов Э. А. Социальная утопия и утопическое сознание в США. М., 1982. С. 179; Авдеева М. А. Идеи Фурье в США С. 275.
73 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42. С. 211. Ф. Энгельс считал, что опубликование этой статьи весьма способствовало преодолению предрассудков о неосуществимости коммунизма. См.: Там же. Т. 2. С. 524. См. подробнее об этом в статье: Захарова М. Н. Ф. Энгельс и утопический социализм в США в 40-е годы XIX века //Энгельс и проблемы истории. М., 1970. С. 230-243.
74 Цит. по: Авдеева М. А. Идеи Фурье в США С. 273.
75 http://www.shohola.com/sylvania/
76 Фонер Ф. История рабочего движения в США. М., 1949. Т. 1. С. 204-205.
77 Цит. по: Хилквит М. История социализма в США. С. 63–65; см. также: Hinds H. 7 American Utopias. N.Y., 1963. Р. 249. Грили являлся вице-президентом Североамериканской фаланги, просуществовавшей 15 лет.
78 Захарова М.Н. Брук Фарм: из истории утопического социализма в США (40-е гг. XIX в.) // История соц. учений. М.,1988. С.61-75; Валюженич А. В. Социалистическая мысль и социалистическое движение в США. М., 1983. С, 70-73. Жизнь Брук Фарм нашла отражение в романе известного писателя, бывшего ее члена, Н. Готорна «Счастливый дол». См.: Эстетика американского романтизма. М., 1977. С. 400-401.
79 Greeley H. Recollections of Busy Life. P. 151-153; Crow J. George Ripley. N.Y., 1966. P. 185-186; Zabriskie F.H. Horace Greeley, Editor. P. 183.
80 Вrisbаnе R. Albert Brisbane. Р. 212-214. Любопытно отметить, что Альберт Брисбейн фактически остался в стороне от практического движения. Он не вложил деньги ни в одну из колоний, считая, что в их тогдашнем виде они не соответствуют принципам фурьеризма. См.: Madison C.A. Critics and Crusaders. N.Y., 1948. Р. 123-127.
81 Цит. по: Hinds H. 7 American Utopias. P. 222; Noyes J.H. History of American Socialism. Philadelphia, 1870. P. 231-232.
82 Sotheran Ch. Horace Greeley and other Pioneers of Socialism. N.Y.,1915. P. 144-145.
83 Фонер Ф. История рабочего движения в США. М.,1948. Т. 1. С. 202-204.
84 Greeley H. Hints toward Reforms. N.Y., 1850. P. 274.
85 Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли. Т.2. С. 284-289, 293- 292.
86 Greeley H. Recollections of a Busy Life. N.Y., 1868. P. 147; см. также: Волгин В.П. Очерки истории социалистических идей. Первая половина XIX века. М., 1976. С. 106.
87 Greeley H. Recollections… P. 147-150.
88 Noyes J.H. History of American Socialism. Philadelphia. 1870. P. 654-656.
89 Greeley H. Recollections of a Busy Life. P. 157-158.
90 Greeley H. Recollections of a Busy Life. P. 506-507; Commons J.R. Horace Greeley and the Working Class Origins of the Republican Party // Political Science Quarterly. 1909. Sept. Vol. 24. P. 476.
91 Greeley H. Recollections of a Busy Life. P. 517.
92 Greeley H., Raymond J. Association Discussed or Socialism of «The Tribune» Examined. N.Y., 1847.
93 Sotheran Ch. Horace Greeley and Other Pioneers of Socialism. P. 197.
94Sotheran Ch. Horace Greeley and Other Pioneers of Socialism. P. 201. Ш. Фурье никогда не выступал против частной собственности как таковой. В его идеальном обществе сохранялось деление на классы, нетрудовой доход капиталистов и т. д. См. оценку Ф. Энгельса: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 529.
95 Sotheran Ch. Horace Greeley and Other Pioneers of Socialism. P. 202.
96 Sotheran Ch. Horace Greeley and Other Pioneers of Socialism. P.207-208.
97 Sotheran Ch. Horace Greeley and Other Pioneers of Socialism. P.208-211.
98 Sotheran Ch. Horace Greeley and Other Pioneers of Socialism. P.210,235; см. также: Parton J. Op. cit. P. 207-217.
99 Zabriskie F. H. Horace Greeley, the Editor. P. 99.
100 Bleyer W. G. Main Currents in the History of American Journalism. P. 221; Stoddard H. L. Op. cit. P. 133-134; Zabriskie F.H. Horace Greeley, the Editor. . P. 103.
101 New York Daily Tribune. 3.X..1849; Bleyer W. G. Main Currents in the History of American Journalism. P. 222.
102 New York Weekly Tribune. 1849. July 21; Sept. 3; 1851. May 31.
103New York Weekly Tribune. 1849. June 16.
104 New York Weekly Tribune. Oct. 17.
105 New York Weekly Tribune. 1849. May 19, 26; Nov. 24; 1850. Febr. 23; etc.
106 Brisbane R. Op. cit. P. 214. В Кельне Ч. Дана и А. Брисбейн встречались с Марксом. См.: Меринг Ф. Карл Маркс: История его жизни. М., 1957. С. 199.
107 New York Weekly Tribune. 1849. May 5.
108 New York Weekly Tribune. 1849. Mar. 24; Apr. 28; May 5.
109 New York Weekly Tribune. 1849. Oct. 6. В этом же номере было напечатано очень радикальное стихотворение «Красный флаг».
110 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 27.
111 Некоторые исследователи считают, что к началу 50-х годов XIX в. пропаганда утопического социализма в США полностью прекратилась. См., например: Хилквит М. История социализма в США. С. 65.
112New York Daily Tribune. 1850. Oct. 2.
113 New York Daily Tribune. 1852. July 23.
114 New York Daily Tribune. Nov.12.
115 Carey H. Principles of Social Science. Philadelphia, 1859. Vol. 2. P.49.
116 New York Daily Tribune. 1854. Sept. 4; 1855. Febr. 5; Apr. 24.
117 New York Daily Tribune. 1853. Nov.3; 1855. July 7; 1856. Jan. 10; Apr. 26. См. также: Хилквит М. История социализма в США. С. 85; Свентоховский А. История утопий. М., 1910. С. 222-240.
118 New York Daily Tribune. 1853. July 29; 1854. Jan. 7.
119New York Daily Tribune. 1855. Oct. 6.
120 New York Daily Tribune. 1852. May 29; 1855. July 27.
121 New York Daily Tribune. 1852. May 29. «Там Грили, братии меньшой оплот, /Равно на друга и врага плюет… /Фанатик, заблужденьями набит, /Он всех инакомыслящих клеймит», – так обрисовал редактора «Tribune» поэт-южанин У. Грейсон. См.: Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли. Т. 2. С. 129.
122 New York Daily Tribune. 1855. July 10; 1857. Apr. 7.
123 Следует отметить, что Грили был лично знаком с Робертом Оуэном. В 1850 г. в Лондоне он присутствует на праздновании его 80-летия. «Tribune» откликнулась на смерть Р. Оуэна большой передовой статьей. См.: Greeley H. Recollections… P. 571; Sotheran Ch. Horace Greeley and Other Pioneers of Socialism. P. 70; NYDT. 1858. Dec. 1.
124 Хилквит М. История социализма в США. С. 38. Согласно этому закону, развод допускался в случае супружеской неверности, импотенции, алкоголизма, жестокого обращения и некоторых других, достаточно веских для суда причин. См.: Greeley H. Recollections… Р. 617.
125 Tyler A. F. Freedom’s Ferment. Phases of American Social History to 1860. Minneapolis, 1944. P. 426-427.
126 Seitz D.C. H. Greeley – Founder of «The New York Tribune». N.Y., 1971. P.321.
127 Hale W.H. Horace Greeley. Voice of the People. N.Y. 1950. P. 111-119; Greeley H. Recollections… P. 169-191. М. Фуллер уезжает в Европу в качестве корреспондента «Tribune». Она присылает статьи о революционном движении в Италии, римском восстании 1848 г. Там она выходит замуж за итальянского аристократа Д. Оссоли. Летом 1850 г. при возвращении на родину М. Фуллер погибла в кораблекрушении вместе с мужем и ребенком.
128 New York Daily Tribune. 1860. Mar. 1; Greeley H. Recollections… P. 571-573.
129 Цит. по: Бурстин Д. Американцы: демократический опыт. М., 1993. С.90.
130 New York Daily Tribune. 1860. Mar. 5; Greeley H. Recollections… P. 574-575.
131 New York Daily Tribune. 1860. Mar. 6; Greeley H. Recollections… P. 579.
132 New York Daily Tribune. 1860. Mar. 17; Greeley H. Recollections… P. 589-590.
133 New York Daily Tribune. 1860. Apr.7; Greeley H. Recollections… P. 605.
134 New York Daily Tribune. 1860. Apr.31; Greeley H. Recollections… P. 613.
135 New York Daily Tribune. 1860. Mar. 12; Greeley H. Recollections… P. 586.
136 New York Daily Tribune. 1860. Mar. 28; Greeley H. Recollections… P. 597.
137 New York Daily Tribune. 1860. Mar. 28; Greeley H. Recollections… P. 600-601.
138 New York Daily Tribune. 1855. Oct. 10; Nov.16, 19, 20, 29; Strong G.T. Diary. N.Y., 1970. Vol. 2. P. 235.
139 New York Daily Tribune. 1858. July.14, 23; Aug. 18, 20, 27.
140 Noyes J.H. History of American Socialism. P. 226-227.
141 New York Daily Tribune. 1861, May 14, p. 4, col. 3.
142 New York Daily Tribune. Sept. 2, p. 4, col. 4.
143New York Daily Tribune. Aug. 20, p. 4, col. 2–4.
144 Цит. по: Fahrney R.R. Horace Greeley and «The Tribune». P. 94.
145 New York Daily Tribune. Sept. 23, p. 4, col. 2–3.
146 Linn W. A. Horace Greeley. Founder and Editor of «The New York Tribune». P. 223.
147 Зубков А.Ю. Хорас Грили и «Нью-Йорк Трибюн» во время гражданской войны и реконструкции. //Американский ежегодник, 1985. М.,1985. С.140.
148 Stoddard H. L. Horace Greeley, Printer, Editor, Crusader. Р. 234; Seitz D. С. Greeley – Founder of «The New York Tribune». Р. 276.
149 Horner H. H. Lincoln and Greeley. Westport,1971. P. 402.
150 Цит по: Stoddard H. L. Horace Greeley, Printer, Editor, Crusader. Р. 315.
151 Seitz D. С. Greeley – Founder of «The New York Tribune». Р. 391.
152 Hale W. H. Horace Greeley. Voice of the People. Р. 350.
153 Schulze S. Horace Greeley: a Bio-Bibliography. P.5
154 Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли. Т. 2, С. 299; Lunde E. Horace Greeley. Boston, 1981. P. 16.

Текст: © 2003 Т.В. Алентьева
Опубликовано: Алентьева Т.В. США накануне Гражданской войны: Время и люди. – Курск: Изд-во Курск. гос. ун–та, 2003. Глава 9.
Текст предоставлен автором

Библиографическое описание (ГОСТ 7.1-2003)

Алентьева Т. В. Хорас Грили и американский фурьеризм

В представленном фрагменте монографии Т.В. Алентьевой о предвоенной ситуации в США, рассказывается о жизни и политико-философских взглядах выдающегося американского журналиста и пропагандиста Хораса (Хорейса, Горация) Грили.
Текст предоставлен автором.