Алентьева Т.В. «На Геттисбергском поле»

Экскурсионный автобус быстро катится по скоростному шоссе из Вашингтона к просторам Пенсильвании. Цель экскурсии – поле битвы Геттисберг. Мелькают за окошками пригороды Вашингтона, затем поля, перелески, небольшие поселки и городки. Дорога занимает около трех часов. Так близко, и так далеко… Действительно, можно рассматривать эту экскурсию как своеобразное путешествие в прошлое, и для многих американцев важно не просто расширить свои познания о самом ожесточенном сражении Гражданской войны 1861–1865 гг., но еще раз соприкоснуться со своей историей.

Недаром туристские брошюры и проспекты, рекламируя Пенсильванию, подчеркивают, что это – штат, где «нация была рождена» и где она «была спасена». Именно в столице этого штата была принята знаменитая Декларация независимости, провозгласившая гордые и величественные слова: «Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными, и все они наделены создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью»1. В Филадельфии заседал знаменитый конституционный конвент 1787 г., принявший поныне действующую Конституцию США. В ее преамбуле утверждалось, что цели принятия основного закона страны состояли в том, чтобы «образовать более совершенный Союз, установить правосудие, гарантировать внутреннее спокойствие, обеспечить совместную оборону, содействовать общему благоденствию и закрепить блага свободы для себя и для нашего потомства»2.

Эти демократические ценности свободы и прав человека защищали американцы во время Гражданской войны, этой второй американской революции. Почти 4 миллиона афро-американцев до Гражданской войны находились в рабстве, были лишены элементарных человеческих прав. Получалось, что провозглашенные в Филадельфии священные принципы демократии не распространяются на людей, чья кожа имела более темный цвет. Существование «особого института Юга» раскололо союз штатов, привело к ожесточенной Гражданской войне. Немногие политики тогдашней Америки понимали действительный смысл происходящих событий: надо спасать великое достояние всего американского народа – единое государство, союз штатов «единый и неразделимый».

Геттисбергское сражение было переломным в братоубийственной войне. Союз был спасен и сохранен, но ужасной ценой. Наверное, именно эта огромная цена, заплаченная американским народом за единство страны, до сих пор постоянно возвращает к вопросу: ради чего были эти огромные жертвы? В чем глубинный смысл событий 1861–1865 гг.? Возможно, туристы, направляющиеся на экскурсию, не задаются решением таких проблем, но для историка дорога к Геттисбергу и пребывание на этом самом прославленном поле битвы Америки – самый подходящий момент, чтобы поразмышлять. Тем более историку из далекой России, у которой есть свои поля ратной славы: Куликовское, Бородинское, Прохоровское… Это были не только прославленные битвы русской истории. В них решался вопрос жизни и смерти страны. Так же, как на Геттисбергском поле решался вопрос о спасении Американского союза.

Лишь немногие события в истории Америки привлекли к себе так много внимания историков и любителей–энтузиастов, как Гражданская война Севера и Юга. Почти каждая битва и сражение многократно и тщательно анализировались. Несколько научных и популярных журналов специализируются на изучении этого конфликта. Опубликованы более 800 историй полков, принимавших участие в Гражданской войне, поток литературы о сражениях и генералах, в них участвовавших, кажется нескончаемым. Огромное количество информации размещено в Интернете3.

 И это не случайно. Гражданская война была самой кровопролитной из всех, какие велись на Американском континенте. Нация, насчитывающая в 1860 г. 32 миллиона, послала на войну три миллиона людей. Ужасные потери составили почти один миллион человек4. Непосредственно в сражениях погибло около 640 тыс. солдат и матросов Союза и Конфедерации. Из них около 360 тыс. человек составляли военнослужащие Союза и 280 тыс. были солдатами Конфедерации5. Хотя потери Севера в Гражданской войне превышали потери Юга почти на 40 %, влияние этой войны на Юг было более катастрофическим, вследствие меньшей численности населения на Юге. Гражданская война в Америке занимает 4–е место среди всех военных конфликтов по общему числу жертв и 8–е место по числу жертв на каждые 10 тыс. человек населения.

Страшной катастрофой стала война для всей страны, но особенно для Юга. Совершенно справедливо Уолт Уитмен в статье «Настоящий памятник Кэлхуну» утверждал, что именно идеи раскола страны, противопоставление Юга Союзу привели к таким ужасающим последствиям. Он приводит разговор двух раненых солдат–янки, находящихся в госпитале, где он работал санитаром. «Они болтали о том, о сем. Лихорадящий больной заговорил о памятнике Джону К. Кэлхуну, который он видел, и стал его описывать. «Видал я памятник Кэлхуну, – возразил ветеран. – Тот, о котором ты говоришь, – не настоящий. А вот я настоящий видел. Это опустошенный, весь в развалинах, Юг; почти вся молодежь мужского пола от семнадцати до тридцати лет перебита или изувечена: все старые семейства разорены – богатые впали в нищету, плантации заросли сорной травой, рабы вырвались на свободу и стали хозяевами; самое слово «южанин» покрыто позором. Вот это и есть настоящий памятник Кэлхуну»»6.

Хотя между Севером и Югом были существенные расхождения по вопросу о сецессии, тем не менее, как только войска конфедератов обстреляли форт Самтер, поддержка военного решения конфликта усилилась в обеих частях страны. На Севере и на Юге люди с энтузиазмом реагировали на призыв записываться в армию, оказывали помощь членам семей военнослужащих, собирали деньги для закупки обмундирования и оружия.

И на Севере, и на Юге полагали, что война будет непродолжительной, поэтому добровольцы призывались всего на несколько меся­цев. Вскоре стало ясно, что ни войска Союза, ни армия Конфедерации не могут одержать решительной победы. Сообщения о тяжелых потерях, например в таких сражениях, как при Антиетаме, погасили энтузиазм добровольцев. В результате обе стор­ны признали необходимым перейти к обязательному набору на военную службу, чтобы обеспечить свои армии достаточным количеством солдат. Военные неудачи, а также усугублявшиеся бедствия гражданского населения побудили многих, особенно на Севере, сомневаться в разумности продолжения войны. Таким образом, первоначальный энтузиазм, вызванный боевыми действиями, стал убывать по мере того, как росли жертвы и угасали надеж­ды на быструю победу. В сентябре 1862 в сражении при Антиетаме, в один единственный день, погибло 26 000 человек. Это был самый кровавый день в американской истории.

Сражение при Геттисберге в июле 1863 продолжалось три дня и привело к гибели 51 000 человек7. Здесь армия конфедератов под командованием генерала Роберта Ли вступила в битву с армией северян под командованием генерала Джорджа Мида. Ли решил сконцентрировать свои силы в районе важного перекрестка пенсильванских дорог, у местечка Геттисберг. Оттуда он мог бы угрожать и Вашингтону, и Потомакской армии. Кроме того, Р. Ли стремился перенести театр военных действий из южных штатов на Север. В Пенсильвании началась паника, ее губернатор в телеграмме Линкольну умолял вернуть прежнего главнокомандующего Макклеллана, полагая, что только тот спасет штат и страну от гибели8. Однако, Линкольн не поддался панике, новым командующим северян был назначен генерал Джордж Мид. 28 июня последовал приказ по Потомакской армии за номером 67, подписанный Дж. Мидом, в котором говорилось: «Согласно директиве президента США я поставлен командующим Потомакской армией… Страна ожидает, что она избавит ее от опустошений и позора вражеского вторжения. На какие бы тяжелые задачи и жертвы нам не пришлось пойти, мы всегда будем помнить о величии тех интересов, которые здесь затронуты, и пусть каждый исполнится решимости выполнить свой долг»9.

Роберт Ли назначил геттисбергский перекресток местом сбора трех своих корпусов под командованием генералов Дж. Лонгстрита, Э.П. Хилла и Р. Эвелла. Предположив, что это место может заинтересовать «серых», Мид приказал создать оборонительную линию вдоль ручья Пайп, в нескольких милях от Геттисберга. 1 июля в сражение вступили передовые отряды «синих» и «серых»: кавалерийская бригада Дж. Бафорда, которому Мид поручил прикрывать свой левый фланг, и дивизия южан под командованием Г. Хеса. К вступившим в бой отрядам стали подтягиваться подкрепления. К северянам подошел корпус У. Рейнольдса, которому Бафорд послал записку с просьбой о помощи. В свою очередь Рейнольдс разослал сообщения о начавшемся сражении, что позволило усилить позиции северян.

Получив записку Рейнольдса Дж. Мид приказал двинуть к Геттисбергу всю армию. Генералу Уинфильду Хэнкоку он поручил общее руководство боем. Хэнкок сконцентрировал войска и артиллерию в районе Семинэри Ридж, где в 4 часа дня начал контратаку против корпуса Эвелла. Конфедераты под натиском кавалеристов Хью Килпатрика дрогнули и вынуждены были отступить. Так завершился первый день сражения. Поздно вечером к Геттисбергу подоспели еще два корпуса северян, к полуночи прибыл и сам Мид, принявший общее командование боем.

На следующий день, 2 июля, сражение продолжилось. Против янки были двинуты корпуса Эвелла и Э. П. Хилла, а затем, во второй половине дня – Лонгстрита. Несмотря на категоричное требование Ли, чтобы Лонгстрит начал атаку с самого утра, он считал более разумным постараться выманить северян с их удобных позиций, поэтому выжидал и нанес сильнейший удар как раз тогда, когда северяне уже начали выдыхаться.

И все же «синим» удалось удержать свои укрепления и холмы Биг Раунд Топ и Литл Раунд Топ. Дж. Мид приказал начальнику инженерных войск генералу Г. Уоррену проверить состояние дел. Когда тот поднялся на Литл Раунд Топ, то обнаружил, что вершина не укреплена и практически никем не защищается. Он срочно вызвал подкрепления. И когда южане под командой генерала Худа попробовали захватить позиции северян, на их головы обрушился орудийный огонь. Это решило исход второго дня сражения. Северяне отбили все атаки конфедератов.

3 июля эпицентр сражения сместился к юго–востоку от Геттисберга, в район Калп–хилл и Рок–крик. Роберт Ли собирался мощным огнем 159 орудий, установленных на захваченном южанами накануне Семинэри–Ридж, выбить противника с соседнего, Семетри Ридж. Разгорелась ожесточенная артиллерийская перестрелка, но уже спустя минут 40 орудия обеих сторон умолкли: заканчивались запасы снарядов, и надо было их беречь10.

Тем не менее Р. Ли решил, что защитники Семетри Ридж полностью деморализованы, и бросил в последнюю, как он надеялся, атаку на хребет ударную 15–тысячную группу из дивизий Пикетта и Петтигрю. Этот трагический штурм вошел в американскую историю как «атака Пикетта». Вот как описывает эту атаку историк С.Н. Бурин: «Устрашающий строй мятежников шириной примерно в милю несся на хребет, готовый смести с лица земли не только его защитников, но и всю эту каменную громаду. Но генерал Г. Хант, руководивший обороной хребта, еще во время артиллерийского обстрела понял, что это прелюдия к решающей, яростной атаке. По его приказу к хребту было подтянуто почти 200 орудий. И когда лавина наступавших южан приблизилась к подножию хребта, на них обрушилась лавина артиллерийского огня. Несмотря на огромные потери, «серые» упорно шли вперед. Только контратака Ховарда по незащищенному левому флангу наступавших заставила мятежников отступить. Атака Пикетта навсегда осталась в памяти ее очевидцев, и многие из них позднее описали это удивительное зрелище. Остатки дивизий Пикетта и Петтигрю откатились от хребта, а тем временем в новую атаку на него, уже на правом фланге, ринулась бригада мятежников во главе с генералом Армистедом, мчавшаяся прямо на каменную стену, за которой укрепился 1–й корпус северян. Армистед, призывно размахивая шляпой, надетой на кончик шпаги, в числе первых перелез через каменную стену и уже ухватился за одно из орудий северян, но был убит в упор. И сразу же в контратаку ринулся резерв северян, предусмотрительно прибереженный ими для критической минуты. Последовал мощный заключительный аккорд: трехдневная битва завершилась короткой контратакой! Уставшие от ожидания, разъяренные гибелью у них на глазах множества товарищей, резервные части северян буквально раздавили вымотавшихся, измученных наступлением под шквалом огня мятежников. Лишь около 10 минут они смогли пробыть на гребне Семетри Ридж (Кладбищенского холма), оправдавшем в эти дни свое мрачное название, став могилой и для многих солдат обеих армий»11.

Это была катастрофа для южан, и изменить ничего уже было нельзя. На следующий день, День независимости США, Ли решил, пользуясь начавшимся проливным дождем, отвести свои войска в Виргинию.

4 июля в приказе по армии северян заместитель командующего С. Уильямс отмечал: «Командующий армией от имени страны благодарит Потомакскую армию за блестящий результат в недавнем сражении. Враг, превосходящий нас численно и преисполненный гордости от удачного вторжения, попытался опрокинуть и уничтожить эту армию. Потерпев полное и сокрушительное поражение, теперь он выведен из строя. Армия перенесла лишения и усталость. История вечно будет помнить проявленные ею геройское мужество и благородство. Наша задача еще не выполнена, и Главнокомандующий ждет от армии еще больших усилий, чтобы удалить с нашей земли все следы присутствия интервентов»12.

В течение трех дней битвы более чем 152 000 человек и 550 орудий были сконцентрированы на площади в 25 квадратных миль. По некоторым оценкам, было израсходовано 569 тонн боеприпасов, и, когда сражение закончилось, огромное количество убитых солдат, тысячи мертвых лошадей, обломки орудий и другие разрушения войны представляли картину ужасного опустошения. Однако армия северян не дала южанам прорваться на просторы Пенсильвании, и конфедераты вынуждены были уйти в Северную Виргинию, ставшую ареной последующих ожесточенных сражений. Сражение при Геттисберге стало, таким образом, поворотным пунктом Гражданской войны, вырвавшим инициативу из рук южан и позволившим Северу накапливать силы для победоносного контрнаступления.

До Геттисберга военное счастье сопутствовало Роберту Ли, его считали почти непобедимым. Его редкие неудачи объясняли значительным превосходством северян в силах. Даже после Геттисберга пресса Юга продолжала утверждать, что успехи янки сильно приукрашены и что отвод армии Ли за Потомак объяснялся военной необходимостью, что надо сохранять веру в способности и мастерство своего главнокомандующего13.

 Геттисбергское сражение стало одним из самых прославленных в американской истории. Писатели, поэты, художники, музыканты посвятили ему немало произведений, оно запечатлено и в фольклоре. Вот почему наиболее знаменитым из всех мемориалов Гражданской войны является Геттисбергский национальный мемориал в штате Пенсильвания. Его создание началось сразу после окончания сражения. 25 июля 1863 года геттисбергский адвокат Дэвид Макконахи написал губернатору Штата Пенсильвания Эндрю Кертину о своем намерении обеспечить сохранность «наиболее интересных мест этого прославленного поля битвы», чтобы потомки могли видеть то место, «которое связано с памятной датой великолепной борьбы и триумфа армии Союза»14.

Макконахи принял меры к покупке западного склона Литл Раунд Топ с его «замечательными оборонительными сооружениями». Он обратился с предложением о создании Ассоциации мемориала поля сражения при Геттисберге (GBMA) ко многим именитым гражданам города. Первым сооружением на поле битвы, воссозданным GBMA, была наблюдательная деревянная башня, установленная весной 1878 г. Вслед за ней были воздвигнуты конные статуи отдельным командирам и памятные знаки военным частям. В 1888 году, к 25–ой годовщине сражения, на поле битвы было уже 200 памятников, установленных при поддержке 8 штатов.

Добровольцам, занимавшимся организацией Геттисбергского национального военного парка, пришлось выдержать долгую борьбу с компанией, пожелавшей проложить через поле сражения железную дорогу. Только решение Верховного суда в январе 1896 года позволило сохранить исторический участок сражения. Затем поле битвы перешло под контроль Национальной службы парков. Новый военный парк возглавлялся комитетом из трех человек, ветеранов сражения, Д. Никольсона (28–й Пенсильванский), Ч. Ричардсона (126–й Нью–Йоркский) и В. Роббинса (4–й Алабамский). За 10 лет были проложены шоссейные дороги для туристов, установлены памятные знаки для каждого полка регулярной армии США. Более 300 орудий были предназначены отметить позиции батарей. Восстанавливаются пять стальных наблюдательных башен. Ограждения поля битвы протянулись на 25 миль. Было высажено более чем 17 000 деревьев. В 1913 г. на поле битвы в присутствии 50 000 ветеранов Гражданской войны состоялось «историческое примирение» «синих» и «серых».

В настоящее время Геттисбергский национальный военный парк – самый большой военный мемориал, включающий более 100 исторических зданий, 1300 памятников и памятных знаков, более 70 000 экспонатов в его 20 музеях15. Он насчитывает 18 тысяч сотрудников и добровольных помощников по всей стране. Это – добровольная некоммерческая организация, основанная в 1989 году16.

Туристы с интересом следят за указкой экскурсовода на большой панорамной карте сражения, где оно как бы разворачивается снова по часам и минутам. Светящаяся указка выхватывает то одну, то другую группу солдат–пехотинцев, кавалеристов, артиллерию. После этого автобус движется к туристскому центру, где посетителям показывают 30–минутный фильм об историческом Геттисберге. Затем предлагается подробная автобусная экскурсия по полю сражения с остановкой у самых известных мемориалов. Причем памятников конфедератам не меньше, чем северянам.

На Авеню конфедератов находится ряд мемориалов отдельных штатов. Мемориал Северной Каролины был создан Гатсоном Борглумом, известным скульптором, автором изваяния четырех президентов на горе Рашмор, открыт 3 июля 1929 года. Мемориал Луизианы, работы скульптора Дональда де Лу, изображает павшего солдата и женщину, которая склонилась над ним (открыт 11 июня 1971 года).

Среди многочисленных памятников генералам, офицерам и солдатам особняком выделяется статуя Джона Бернса, который был единственным гражданским лицом, участвовавшим в сражении. 1 июля 1863 г. Дж. Бернс обратился к полковнику 150–го Пенсильванского пехотного полка с просьбой позволить ему сражаться на их стороне против мятежников. Он проявил мужество в сражении и был трижды ранен. Именно поэтому Ассамблея штата Пенсильвания постановила за проявленный героизм установить памятник Джону Бернсу на Макферсон Ридж17.

Затем посетители отправляются в городок Геттисберг, где можно набраться новых впечатлений и приобрести сувениры. Здесь расположены многочисленные и разнообразные музеи. Прежде всего привлекает знаменитая Геттисбергская панорама, созданная французским художником Филиппото в 1884 г. Это огромное полотно, 12 метров в длину и 8 метров в высоту, изображает самый драматический момент сражения – атаку Пикетта. Картина, написанная в реалистической манере, вместе с панорамным предметным планом создает иллюзию реальности происходящего, к этому добавляются светозвуковые эффекты. Не менее сильное впечатление оставляет посещение Военного музея восковых фигур, поскольку здесь можно увидеть и известных политиков и прославленных военачальников той эпохи.

Выбор для туристов действительно очень велик: Музей Гражданской войны, Солдатский национальный музей, Музей памяти Линкольна. По–своему интересны дом–музей Шрайвера и музей Дженни Уэйд, поскольку они рассказывают о судьбах гражданского населения Геттисберга. 20–летняя Дженни Уэйд, невеста капрала Джека Скелли, стала единственной Гражданской жертвой сражения. Она была убита дезертиром. Старый дом с подлинной обстановкой того времени представляет жизнь простых людей в период Гражданской войны. Возлюбленный Дженни был смертельно ранен в сражении при Картерз–Вуд около Винчестера (Виргиния). Он умер 12 июля 1863 года, так и не узнав о судьбе своей нареченной18.

Огромное количество фестивалей, ярмарок, выставок, парадов, концертов и представлений устраивается каждый «уик–энд» на Геттисбергском мемориале. В конце июня – начале июля традиционно проводятся дни «живой истории»19. Разбивается лагерная стоянка, где представлен военный быт времен Гражданской войны; есть даже медицинская палатка со всем оборудованием того времени. Затем идет инсценировка (reenactment) сражения по дням, с соблюдением всех его деталей. Туристы могут свободно передвигаться по военному лагерю, беседовать с актерами «живой истории», фотографироваться с ними, хотя во время «сражения» соблюдаются меры безопасности.

С утра происходит открытие лагеря, затем он начинает «жить» повседневной военной жизнью, проводятся военные учения пехоты и конницы, учебные стрельбы артиллерии. Когда же начинается «представление» сражения, то впечатление такое, будто ты сам там присутствуешь. В инсценировании событий сражения участвуют как профессиональные актеры, так и любители. Так, роль генерала Мида в течение ряда лет играет Д. Валуска, преподаватель истории, автор книг по Гражданской войне; роль командующего армией Конфедерации Р.Ли – Д. Маупин, менеджер из Виргинии; роль конфедератского генерала Д. Худа – актер П. Горман, участник съемок кинофильма «Геттисберг»20. Конечно, все это имеет огромное значение для поддержания интереса к истории даже у людей, совершенно далеких от нее. Желающие могут и сами принять участие в «живой истории». «Flanigan’s Costume Corner» или «The Regimental Quartermaster» предоставляют напрокат Гражданскую и военную одежду периода Гражданской войны как северян, так и южан – униформу, ружья, сабли, штыки, кожаную амуницию, обувь и т.д.21

Но вся эта столь интересная и необходимая туристам информация отходит на второй план, когда оказываешься непосредственно на огромном поле мемориала. Оно действительно необозримо, вдали расстилаются голубые отроги невысоких гор. Взгляд задерживается на многочисленных памятниках и монументах, орудийных стволах… На этом поле одни с яростью и ожесточением в течение трех дней сражались и умирали за то, чтобы «единым и нераздельным навсегда» оставался Союз штатов, другие с не меньшим мужеством и стойкостью за то, чтобы уничтожить это единство.

И все–таки значение Геттисбергского сражения было не только в том, что он было переломным. Оно еще раз показало, что нет такой цены, которую не жаль было бы отдать за свободу и справедливость, за счастье для всего народа. За то, чтобы известные строки Т. Джефферсона, что каждому человеку от рождения даровано естественное и неотъемлемое право «на жизнь, свободу и стремление к счастью», обрели свою плоть и кровь, не остались отвлеченной, абстрактной фразой.

На Геттисбергском поле А. Линкольн прочитал свою самую известную речь. Теперь туристы с любопытством взирают на скромный бюст, установленный на братском кладбище, где на многих могилах горькая надпись: «неизвестен». На этом поле невольно думаешь о роли и месте в истории 16–го президента США. Нельзя не согласиться с Уолтом Уитменом, что ни один портрет, ни одна фотография, ни одна книга в полной мере не отражают глубинных свойств этого человека и той роли, которую ему суждено было сыграть в американской истории. «Авраам Линкольн был поистине одной из тех натур, лучшие из которых возникают в результате многих и многих причин и следствий, – и нужно несколько отойти, быть может, даже отда­литься во времени, чтобы безошибочно определить их место, – писал о нем Уолт Уитмен, – ибо он оказал непревзойденное влияние на формирование американ­ской республики и тем самым всего мира, на то, какими мы их видим сегодня и, что еще важнее, какими они будут завтра. Та­ким образом, время, когда сумеют полностью оценить его зна­чение, еще впереди»22.

Три небольших документа, вышедших из–под пера А. Линкольна, хра­нятся как бессмертные реликвии американского народа. Это письмо миссис Биксби 21 ноября 1864 года, Геттисбергская речь и Речь при втором вступлении в должность президента.

Согласно документам Военного департамента, миссис Биксби из Бостона потеряла пять сыновей, они погибли на войне. Письмо Линкольн к ней -– обращение ко всем семьям, которые потеряли своих родных и близких на войне. «Слабы и бесполезны будут мои слова в попытке утешить Вас в горе от столь огромной потери, – писал он. – Но я не могу не передать в Ваше утешение благодарность Республики, спасая которую они погибли… Я взываю к Господу Богу, чтобы он уменьшил Ваши страдания по поводу столь тяжких утрат и оставил Вам лишь дорогие воспоминания о любимых и потерянных, да еще святую гордость за то, что Вы принесли столь великую жертву на алтарь свободы»23.

Геттисбергская речь А. Линкольна, насчитывающая всего 272 слова, в то же время преисполнена глубинным смыслом. Она является одним из самых блестящих его выступлений. Шел 1863 год. Гражданская война еще далеко не закончена, победа Союза ни в коей мере не обеспечена. Линкольна пригласили в Геттисберг сказать несколько слов на освящении кладбища, где были похоронены погибшие в войне за Союз. Президент покинул Вашингтон в полдень 18 ноября и вечером того же дня прибыл в Геттисберг. На следующее утро в 10 часов он возглавил процессию, шедшую на кладбище, и вскоре после этого произнес слова, которые отзываются в веках. Он говорил всего три минуты.

 Он начал со слов, напомнивших всем собравшимся о великих идеалах Войны за независимость, что в ее результате возникла «новая нация, зачатая в свободе и утвердившаяся во мнении, что все люди созданы равными». Он продолжал свою речь, говоря о том, что во имя увековечения этого люди умирали на полях сражений. Он говорил о бессмертии подвига, погибших за высокие идеалы, и о долге живых, который состоит в том, чтобы продолжить дело павших. «Сейчас, в дни великой Гражданской войны, – сказал, обращаясь к собравшимся на Геттисбергском поле слушателям, Авраам Линкольн, – испытывается жизненная стойкость нашего народа, как и всякого другого народа, взращенного в том же духе и преданного тем же идеалам. Мы собрались на поле, где происходило одно из крупнейших сражений этой войны. Мы пришли сю­да, чтобы торжественно освятить часть поля, ставшую местом последнего успокоения тех, кто отдал свою жизнь ради жизни нашего народа. Вне всякого сомнения, этим мы исполняем наш долг. Но мы не в состоянии, если посмотреть на вещи более широко, ни освятить, ни прославить эту землю, ни сделать ее достойной поклонения. Освятили ее те отважные люди – живые и мертвые, – которые сражались здесь, и не в наших слабых силах превознести или умалить величие содеянного ими. Вряд ли мир придаст особое значение словам, сказанным нами сегодня. Довольно скоро они будут забыты, но дела этих людей навсегда останутся в памяти людской. Не они, а мы, живые, нуждаемся в посвящении – нам следует всецело посвятить себя завершению того дела, которое столь доблестно начали сражавшиеся здесь».

Мы можем верить в искренность того, что говорилось Линкольном в этот день, потому что от него, как главы государства, зависела судьба страны, он взвалил на свои плечи гигантскую ответственность. И как капитан, по образному сравнению Уолта Уитмена, привел вверенный ему корабль с драгоценным грузом в мирную гавань. Он заплатил своей жизнью и своей кровью за те высокие идеалы, ради которых американская нация приносила огромные жертвы. 9 апреля 1865 года в г. Аппоматоксе (Виргиния) Роберт Ли подписал акт о капитуляции армии конфедератов. Спустя 5 дней, 14 апреля Авраам Линкольн был убит во время театрального представления в театре Форда.

По мнению американского поэта и историка К. Сэндберга, Геттисбергская речь – «одна из величайших американских поэм, которая имеет значение и находит отзвук далеко за пределами американских берегов»24. Вневременной характер послания Линкольна в тот день, его мнение о том, что великие битвы, по существу, ведутся за идеи и идеалы, красной нитью проходят через многочисленные биографии 16–го президента страны, написанные американскими историками. «Благодаря его словам, Геттисберг становится не просто местом побоища, намного возвышается над потерями и кровопролитием», – писал Дж. Г. Рэндэлл в своей книге «Президент Линкольн». – Выступление Линкольна представляет собой негасимое пламя порыва, вечный свет, указующий, хотя и с поля брани, к миру». Гарри Уиллс в своей книге «Линкольн в Геттисберге: слова, возродившие Америку» высказывает эту же мысль. Линкольну удалось в своей речи изменить взгляд американцев на собственную Конституцию. «Они спускались от этих могил, расположенных по склону холма, – писал он, – под изменившимся небом в другую Америку. Линкольн радикально преобразил Революцию, дав людям для их жизни новое прошлое, которому суждено было бесконечно изменить их будущее». Он, по словам Уиллса, «заложил новую основу нации, чтобы исправить моменты, считавшиеся несовершенными в достижениях отцов-основателей», особенно их согласие на сохранение рабства на Юге25.

Можно долго вдумываться в знаменитые речи Линкольна и при этом понимать, что их содержание выходит далеко за рамки того момента, когда они были произнесены. Вспоминая начало вооруженного конфликта, в своей второй инаугурационной речи, произнесенной 4 марта 1865 г., Линкольн сказал: «Обе стороны резко отвергали войну, но одна из них готова была скорее прибегнуть к войне, нежели позволить нации выжить, другая же – скорее принять войну, нежели позволить ей погибнуть. И война разразилась»26. Объясняя причины конфликта, Линкольн выводит их из проблемы рабства, которое южане хотели сохранить даже ценой раскола Союза, в то время как северяне, не желая обострения конфликта, пытались лишь ограничить распространение «особого института» на новые территории.

Тем не менее, ужасный и кровавый конфликт, разделивший страну, не должен быть дальнейшим препятствием для ее воссоединения. «Ни одна из сторон не ожидала войны подобных масштабов и продолжительности, какие она приняла. Равно как не предвидела того, что причина конфликта не будет изжита вместе с его окончанием или даже ранее того, как прекратится сам конфликт. Каждая рассчитывала на легкий триумф, не ожидая последствий столь фундаментальных и ошеломляющих. Обе стороны читали одну и ту же Библию, возносили молитвы одному и тому же Богу, и каждая молила его о помощи в борьбе против другой. Может показаться странным, что люди осмеливались испрашивать справедливого Бога о помощи, добывая свой хлеб за счет пота других людей; но не будем судить, дабы не быть судимыми. На молитвы ни той, ни другой стороны невозможно было ответить. И ни одна не получила полного ответа»27.

В чем же все–таки состоит великая правда, добытая в Гражданской войне 1861–1865 гг.: в примирении, забвении и прощении, а может быть, в том, чтобы подобное не повторилось? Обращаясь к соотечественникам, А. Линкольн говорил: «…продолжим наши усилия, направленные на завершение начатого дела, будем залечивать нанесенные нашей стране раны, заботиться о тех, на кого падут тяготы сражений, об их вдовах и сиротах, делать все для достижения и сохранения справедливого и длительного мира между нами и со всеми странами». Нет, кончено, не только в этом состоит долг нации, пережившей страшные испытания Гражданской войны. По всей видимости, благополучие и единство страны стоят тех жертв, что были принесены, и сами эти жертвы были не напрасны. Не забвение, а память о павших, осознание величия их подвига – вот, что является долгом живущих.

А еще в выполнении долга перед собственной страной, в сохранении ее могущества, процветания и свободы. Именно это передают прекрасные в своей простоте строки Геттисбергской речи Линкольна: «Нам следует посвятить себя выполнению величест­венной задачи, стоящей перед нами, – воздавая дань памяти и уважения павшим, вдохновленные их примером, мы должны исполниться высокой преданности тому делу, которому они оставались верны до конца и пожертвовали всем, чем могли; все мы, собравшиеся здесь, должны проникнуться твердой убежденностью в том, что эти люди погибли здесь не напрасно; что наш народ по воле Бога еще узрит новое рождение свободы; что правительство из народа, волей народа и ради народа никогда не погибнет»28.

Разумеется, заключительные слова Линкольна в тот давний ноябрьский день были адресованы, прежде всего, его поколению американцев. Но они взывают и к следующим поколениям, а в конечном счете – к чаяниям всего человечества. Многое приходит на ум и вспоминается на Геттисбергском поле, но, по всей видимости, никакие слова не способны передать бессмертие и величие подвига тех, кто пал во имя своей страны. Будь то на полях сражений Гражданской войны Севера и Юга или на многочисленных ратных полях России.

Примечания

1 Townsend M. Handbook of United States Political History. Boston, 1910. P. 100.
2 Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты / Под ред. О.А. Жидкова. М., 1993. С.29.
3 URL: http://www.ciwilwarnews.com
4 См.: Murdoch E. С. One Million Men: The Civil War Draft in the North. Westport (Conn.), 1971.
5 Виновскис М. А. Количественные методы: не упустили ли социальные историки из виду Гражданскую войну? (Некоторые предварительные демографические размышления) // Американский ежегодник, 1989. М., 1989. С. 43–46.
6 Уитмен У. Избранные произведения. М., 1970. С. 333–334.
7 «Where History Comes Alive». Gettysburg, 2001. P.2.
8 Бурин С.Н. На полях сражений Гражданской войны в США, М., 1988. С. 88–92.
9 The Union Reader. As the North Saw the War / Ed. by R.B. Harwell. N.Y., 1996. P. 224.
10http://zhurnal.lib.ru/d/delx_d_w/grazhdanskajawojna.shtml; http://www.nps.gov/gett/getttour/day3.htm
11 Бурин С.Н. На полях сражений Гражданской войны в США, М.,1988. С. 92.
12 The Union Reader. As the North Saw the War. P. 237.
13 The Confederate Reader. How the South Saw the War / Ed. by R.B. Harwell. N.Y., 1989. P. 216.
14 Gettysburg Times. Supplement to Thursday. April 26, 2001. P.3–5.
15 Gettysburg. Pennsylvania. Gettysburg, 2001. P.1.
16 «Where History Comes Alive». Gettysburg, 2001. P.4.
17 Gettysburg. Pennsylvania. Gettysburg, 2001. P.9.
18 «Where History Comes Alive». Gettysburg, 2001. P.11.
19 URL: www.gettysburgreenactment.com
20 The Battle News. Gettysburg Anniversary Committee. July 2001. P. 5, 7, 10.
21 The Battle News. Gettysburg Anniversary Committee. July 2001. P. 13; каталог в Интернете – URL: www.regtgm.com .
22 Уитмен У. Избранные произведения. М., 1970. С. 395.
23 Lincoln A. Great Speeches. N.Y., 1991. P.105.
24 Литературная история США. В 3 тт. Т.2. М., 1978. С.330.
25 http://usinfo.state.gov/russki/topics/life/2002–09–11l–pataki.htm
26 Lincoln A. Great Speeches. N.Y., 1991. P. 107.
27 Lincoln A. Great Speeches. P.107.
28 Линкольн А. Геттисбергская речь //«Сделать прекрасным наш день…» Публицистика американского романтизма / Сост. А.Н. Николюкин. М., 1990. С. 463–464.

Текст: © 2003 Т.В. Алентьева
Опубликовано: Алентьева Т.В.
Текст предоставлен автором.

Алентьева Т.В. «На Геттисбергском поле»

Глава из монографии Т.В. Алентьевой «США накануне Гражданской войны. Время и люди» (Курск, 2003), рассказывающая о Геттисбергском сражении и создании Геттисбергского национального военного парка — мемориала погибшим в самом известном сражении Гражданской войны.
Текст главы предоставлен автором.