Алентьева Т.В. «Роль «пожирателей огня» в сецессионистском движении в 1860–1861 годах»

Проблема изучения роли южных экстремистов в возникновении Гражданской войны в США специально не ставилась в отечественной историографии, хотя нельзя не сказать о заслугах ведущих отечественных американистов Р.Ф. Иванова, Г.П. Куропятника, В.В. Согрина, С.Н. Бурина, С.А. Поршакова, А.А. Кормильца, И.М. Супоницкой и многих других в изучении предыстории и истории второй североамериканской революции. Также важно отметить вклад Н.Н. Болховитинова и И.П. Дементьева в изучение историографических проблем этого периода. Довольно много в отечественной американистике писалось о деятельности и идеологии аболиционистов, то есть о движении, которое многими американскими историками классифицируется как «северные экстремисты», однако южные экстремисты в отечественной историографии практически не изучены. Сравнительно мало работ о них и в США.1 Речь идет о движении, получившем довольно странное название «пожирателей огня» — дословный перевод американского названия (Fire-eaters). Прозвище было дано северянами и могло трактоваться именно как насмешка в двух вариантах: 1) обозначающее любителей острых перченых блюд; 2) фокусников, фигляров, комедиантов, забавляющих толпу на ярмарках. Эти названия говорят о том, что северяне первоначально не воспринимали это движение всерьез.

На самом деле это была довольно активно действовавшая на протяжении почти 30 лет группировка крайних южных сепаратистов, которая зародилась с нуллификационного движения 1828-1832 годов, когда впервые штат Южная Каролина попытался разорвать узы, связывавшие его с федерацией и выйти из состава Союза. У истоков движения «пожирателей огня» стоял Натаниэль Беверли Такер (Nathaniel Beverley Tucker, 6 сентября 1784 — 26 августа 1851), американский писатель, политический эссеист, юрист и философ, преподаватель колледжа Вильяма и Мэри в Вильямсбурге. Его знаменитый и даже в чем-то пророческий роман «Вождь партизан» (1836) был переиздан в 1861 году в Нью-Йорке под названием «Ключ к южному заговору» и в 1862 году в Ричмонде под заголовком «Апокалипсис, происхождение и борьба южной Конфедерации».2

Книга, вышедшая в свет под псевдонимом Э.У. Сиднея, была напечатана в Вашингтоне Д. Грином.3 Роман носил полуфантастический характер, начало его действия перенесено на тринадцать лет в будущее, но этим он еще больше интриговал читателей, внушая мысли о неизбежности войны против северных штатов. Согласно сюжету, Мартин Ван Бюрен находится у власти уже третий срок и собирается баллотироваться в четвертый раз. Захватив «президентский трон», он окружил себя толпой льстецов-демократов. Находящаяся в его руках политическая машина действует безотказно, а армия и флот подчиняются ему полностью. Крайний Юг под предводительством Южной Каролины уже отделился от Союза. Он освободился от бремени северных тарифов и переживает период экономического обновления благодаря особому торговому соглашению с Англией, по которому импортирует дешевые промышленные товары, а экспортирует хлопок и другие сельскохозяйственные продукты. Патриоты Виргинии ждут благоприятного момента, а пока ведут скрытую борьбу и разрабатывают планы присоединения своего штата к новой конфедерации. Неизбежный экономический кризис, по мнению автора романа, откроет виргинцам глаза на всю бессмысленность их дальнейшего пребывания в федеральном Союзе, который приносит в жертву интересы южан ради обогащения промышленников Севера. Виргиния в конце повествования выходит из Союза и присоединяется к южной Конфедерации.4

Роман был попыткой драматизировать концепцию «прав штатов» известного южного политика Джона Колдуэлла Кэлхуна (18 марта 1782 — 31 марта 1850), также персонажа данного романа, и придать ей более воинственный характер. Он преисполнен ненавистью к Северу и «джексоновской демократии», которая, по мнению Такера, поощряла аболиционизм и могла привести к отмене рабства. Еще раньше он пришел к мысли, что федеральный Союз — угроза для Юга. «Я поклялся и повторял эту клятву изо дня в день, что я не сомкну глаз, пока Союз не будет разодран на куски. Я… буду бороться за это всю жизнь и завещаю эту борьбу своим детям… Если у нас не будет рабов, то мы сами будем рабами».5 Обрисованная автором последовательность событий в определенной мере предвосхищала будущую реальность. Сила и страстность художественного произведения не оставляли читателей равнодушными.

Сам автор не дожил до осуществления своей заветной мечты — распада Союза и создания южной Конфедерации, так же, как и другие энергичные борцы за права Юга, такие как Джон Кэлхун. Именно в борьбе против компромисса 1850 года движение «пожирателей огня» сформировалось организационно как группа единомышленников. В прессе Юга активно обсуждалась возможность отделения региона. В многочисленных статьях утверждалось, что если Южная Каролина будет действовать смело и решительно, она сможет повести за собой хлопковые штаты. Это будет смертельным ударом для Новой Англии. «Мы имеем право действовать, — утверждала «Southern Times», — и мы будем действовать. Мы не скрываем от народа, что отделиться означает идти на риск столкновения с федеральным правительством, что сецессия не остановится там, где этого желают друзья Союза. Но мы сделали все, что можно сделать путем петиций, речей, протестов и угроз. Так пойдем же дальше».6

На Нэшвильском конгрессе 1850 года, на котором присутствовали делегаты от Виргинии, Южной Каролины, Джорджии, Флориды, Алабамы, Миссисипи, Техаса, Арканзаса, Теннеси, экстремисты выдвинули лозунг сецессии всего Юга.7 Решения, принятые на конвенте, были следующими: предоставление всем штатам одинаковых прав в территориях; отрицание условия Уилмота; продолжение линии Миссурийского компромисса к Тихому океану; поддержка требований штата Техас на земли по Рио-Гранде; признание законности рабства всюду, согласно Конституции. Адрес, принятый членами конвента, осудил компромисс 1850 года во всех его частях, и выразил мнение, что рано или поздно раскол страны все равно произойдет из-за несовместимости интересов двух секций.8 Однако предложение о сецессии не ставилось на голосование.

Важно другое: среди тех, кто наиболее активно ратовал за разрушение Союза, были все будущие лидеры движения «пожирателей огня»: Эдмунд Руффин, Роберт Ретт, Уильям Янси и Луис Вигфолл.

Эдмунд Руффин (Edmund Ruffin, 5 января 1794 — 17 июня 1865)- американский журналист, политик, плантатор, родился в Виргинии.9 Он стал символом фанатически преданного делу Юга, стойкого и непримиримого конфедерата, который в 67 лет взял винтовку и пошел воевать на стороне «серых». В 1833-1842 годах он редактировал журнал «Farmers’ Register». Затем активно увлекся политикой и выступал последовательно за сецессию своего штата. Он счел необходимым для себя лично присутствовать на казни Джона Брауна. Выступая на митинге в Чарльстоне 16 ноября 1860 года, Э. Руффин говорил: «Если Виргиния останется в Союзе под властью этой низкой, вульгарной тирании черных республиканцев, и какой-либо штат мужественно сбросит это ярмо, я буду искать постоянное прибежище именно в этом штате и оставлю Виргинию навсегда. Если Виргиния не будет действовать как Южная Каролина, у меня нет больше родного дома, и я отныне изгнанник».10 Речь была встречена бурными аплодисментами и приветствиями. Он был одним из тех комиссионеров, движение которых помогло организованно провести сецессию. Как горячему стороннику сецессии 12 апреля 1861 года ему предоставили привилегию первого выстрела против форта Самтер. После капитуляции Роберта Э. Ли при Аппоматоксе он покончил с собой, не сумев пережить гибель дела всей своей жизни. В предсмертной записке он написал: «И сейчас в моем последнем письме… с последним вздохом я завещаю… мою безграничную ненависть к правлению янки — к любым политическим, социальным и деловым отношениям с янки, ко всей вероломной, злобной и подлой расе янки».11

Уильям Лоундес Янси (William Lowndes Yancey, 10 августа 1814 — 27 июля 1863) — политический деятель, журналист, плантатор. Его называли «оратором сецессии».12 Янси был одним из наиболее экстремистских защитников прав штатов и рабства. Написанная им «Платформа Алабамы» (1848) требовала, чтобы рабовладельцы имели право брать своих рабов в западные территории.13 В 1840-е годы он был членом легислатуры штата Алабама, затем был избран в Конгресс США. Он был противником компромисса 1850 года и предлагал создать южную Конфедерацию уже в 1858 году. Убежденный, что только победа республиканцев позволит Югу уйти из Союза, Янси старался расколоть Демократическую партию в 1860 году. Он противостоял назначению от демократов С. Дугласа и поддержал Джона Брекенриджа из Кентукки. Узнав об избрании Линкольна президентом, Янси потребовал отмены результатов голосования, заявив на митинге в Монтгомери (Алабама): «Останемся ли мы в Союзе и все станем рабами? И что же мы будем ждать, чтобы разделить наш общий позор? Господь запрещает это!».14 Он настаивал на немедленном выходе штата из Союза и способствовал принятию Ордонанса Алабамы о сецессии. В период Гражданской войны Янси был дипломатом и сенатором в южной Конфедерации.

Главным представителем движения «пожирателей огня» в Южной Каролине был Роберт Барнуэлл Ретт-старший (Robert Barnwell Rhett, Sr., 21 декабря 1800 — 14 сентября 1876) — политик, журналист, плантатор, посвятивший делу раскола Союза всю жизнь и потому именовавший себя «отцом сецессии». Свою подлинную фамилию — Барнуэлл Смит — он изменил, чтобы связать себя с более прославленными предками, и стал активным защитником «прав Юга» с 1826 года, когда впервые заговорил о сецессии. Во время нуллификационного кризиса он занял крайне экстремистские позиции и разошелся в свих взглядах с более умеренным Кэлхуном. Тем не менее, в 1850 году Ретт присоединился к Кэлхуну, поскольку рассчитывал прослыть его учеником и последователем, чтобы расширить свое влияние в штате Южная Каролина. Политическая карьера «отца сецессии» была довольно бурной, семь раз он избирался в нижнюю палату Конгресса США, а после смерти Кэлхуна Ретт занял его место в Сенате. Он ненавидел демократию Севера, одобряя правление немногочисленной южной аристократии, сравнивая политическую жизнь Юга с древнеримскими образцами. Личная жизнь Ретта была обременена постоянными долгами, неудачной женитьбой, многодетной семьей. Как отмечает его биограф У.К. Дэвис, Ретт был чрезвычайно высокомерен, непостоянен в дружбе, переменчив в суждениях, но тверд, постоянен и последователен только в одном — своей тяге к расколу Союза любой ценой, даже за счет войны на уничтожение.15 Ретт постоянно и активно поддерживал идею сецессии, основанную на трактовке Союза не как единой нации, но как добровольной конфедерации штатов с признанием их безоговорочного права на отделение.

Ретт-старший был совладельцем и издателем самой экстремистской газеты Юга «Charleston Mercury», главным редактором которой являлся его сын — Роберт Ретт-младший. Республиканцы, по его мнению, были откровенными аболиционистами, угрожающими ценностям южной цивилизации. «Тайный заговор и сопутствующие ему ужасы, а также угрожающие слухи будут распространяться во всех районах Юга, в то время как они (северяне. — Т. А.), пользуясь выражением патриарха черных республиканцев Дж. Гиддингса, «будут смеяться над нашими бедами и хохотать, когда для нас наступит кошмар»». Подчеркивая, что основой южной цивилизации является институт рабовладения, газета утверждала, что любое посягательство на него вызовет не только крах южной экономики, но и уничтожит регион как таковой: «Собственность на рабов является основой всякой собственности в южных штатах… Погубить Юг, освободив его рабов, не то же самое, что погубить какой-либо другой народ… Это будет потерей свободы, собственности, дома, родины — всего, что придает ценность жизни. И эта потеря, по всей видимости, произойдет при обстоятельствах таких страданий и страха, каким не было равных в истории человечества. Мы должны сохранить наши свободы и установления, в противном случае нас ожидают худшие беды, чем любой другой народ в мире».16

Осенью 1860 года Ретты, отец и сын, провели еще более активную кампанию за отделение южных штатов. Они день за днем публиковали экстремистские речи, отчеты о массовых митингах в защиту прав Юга, рассказывали и пересказывали вымыслы и слухи о «северных оскорблениях». Заголовки одного из номеров гласили: «Насилие аболиционистов в рабовладельческих штатах — политика м-ра Сьюарда», «Общество пробуждается», «Каким будет эффект избрания Линкольна». «Charleston Mercury» добивалась не только выхода Южной Каролины из Союза, но и присоединения к ней других штатов, считая, что ее пример заставит последовать за ней. Редакторы газеты заявляли: «Мы должны добиваться сотрудничества всех южных штатов. Если этого невозможно добиться, тогда мы должны искать поддержки хлопковых штатов. Если и этого нельзя сделать, тогда мы должны бороться за то, чтобы на нашей стороне оказались 4, 3 или 2 хлопковых штата. Если все эти средства не помогут, то тогда, и только тогда, действительно возникнет вопрос: подчинится ли Южная Каролина правлению черных республиканцев, завладевших федеральным правительством, или она одна выйдет из Союза? Мы должны быть готовы к этой альтернативе. Нам кажется, что наш прошлый курс служит некоторой порукой нашей верности Югу и своему штату в любых испытаниях».17 Подобные статьи не только влияли на формирование общественного мнения в соответствующем духе, они в полной мере отражали сложившиеся убеждения. После победы Линкольна на президентских выборах именно Ретт-старший составил Ордонанс Южной Каролины о сецессии и в следующем году принял участие в написании Конституции южной Конфедерации.

Кроме Ретта-старшего в различных штатах Юга действовали не менее экстремистски настроенные журналисты и политики: в Южной Каролине — писатель и журналист Уильям Гилмор Симмс (1806-1870);18 в Луизиане — профессор политической экономии и издатель «De Bow’s Review» Джеймс Данвуди Броунсон Де Боу (1820-1867);19 в Техасе — Луис Т. Уигфолл (1816-1874);20 в Джорджии — Роберт А. Тумбс (1810-1885)21 и многие другие. Зажигательные передовицы южных газет с призывами к отделению, написанные ими; пламенные речи, произнесенные в многочисленных аудиториях, свидетельствуют о невероятной активности и энергии этих людей в борьбе за полную и немедленную независимость южных штатов. Все они имели отношение как к политике, так и к журналистике, были прекрасно знакомы друг с другом, долгое время находились в переписке. Заметной фигурой среди пропагандистов особой южной цивилизации был У.Г. Симмс. Он фактически становится центром интеллектуального кружка, созданного по инициативе губернатора Южной Каролины Дж. Хэммонда, автора знаменитой речи о «короле-хлопке». Членами этого содружества активных сторонников южных прав, названного Симмсом «священным кружком», становятся известные виргинские «пожиратели огня», ярые сторонники независимого Юга: журналисты Эдмунд Руффин и Джордж Фредерик Холмс, писатель Натаниэль Беверли Такер. Эти люди объединились, как подчеркивалось в редакционной статье в «Southern Quarterly Review», с целью «возвысить и развивать южный интеллект и южную образованность», возбудить интерес читателей к политическим проблемам, защищать особый институт Юга — рабство.22 Расстояния не могли ослабить их дружеские узы. 30 января 1850 года Симмс пишет Хэммонду: «Я давно уже считаю отделение неизбежной необходимостью… Я не надеюсь ни на какие компромиссы и не верю в них; и я не хочу, чтобы они обманывали нас и дальше. Любой компромисс сейчас, когда обе стороны полностью осведомлены о характере друг друга, должен проистекать из трусости и низменного духа уверток со стороны Юга, и из духа надувательства и намеренного причинения зла со стороны Севера».23 Симмс в 1850 году представил Чарльстонскому конвенту «план действий штата, разработанный Хэммондом», который предлагал бойкот и разрыв деловых отношений с Севером, но предостерегал против безрассудности сепаратных действий Южной Каролины. Он призывал ждать и готовиться к общей сецессии всего Юга, чтобы использовать любой благоприятный момент: «…У Юга только один интерес, и когда у его народа больше не будет сомнений, что он находится в опасности, будет несложно поднять людей на его защиту».24

Так что за десятилетие, прошедшее с момента второй безуспешной попытки южных штатов осуществить выход из Союза в 1850 году, до создания южной Конфедерации движение «пожирателей огня» не прекращало свою раскольническую деятельность, пытаясь бороться против любых компромиссов с Севером. В арсенале средств борьбы были как теоретические рассуждения о конституционном праве Юга на самоопределение, многочисленные публикации в прессе об особом образе жизни Юга и оправдании рабства, так и публичные выступления в Конгрессе США, на многочисленных митингах как на Севере, так и на Юге, провоцирование политических скандалов. Пожалуй, наиболее известным являлся скандал, связанный с речью сенатора-республиканца Чарльза Самнера об «истекающем кровью» Канзасе. 22 мая 1856 года член палаты представителей Престон Брукс (1819-1857) внезапно напал на Самнера, сидящего за письменным столом в здании Конгресса, жестоко избив его. Не дав сенатору даже встать из-за стола, Брукс избивал его по голове толстой гуттаперчевой тростью с золотым набалдашником. Самнер оказался совершенно беспомощным, так как не мог подняться. Он был ослеплен собственной кровью, которая стекала из раны на голове, и, в конце концов, рухнул в беспамятстве. Несколько других сенаторов пытались помочь Самнеру, но они были остановлены конгрессменом-южанином Лоренсом Кейтом (1824-1864), вооруженным пистолетом и восклицающим: «Пусть будет так!».25 В 1858 году именно Кейт, этот типичный представитель «пожирателей огня», спровоцировал массовую драку прямо в здании Конгресса, в которую было вовлечено более 50 депутатов. Поводом к драке послужило оскорбление им известного конгрессмена-республиканца, автора проекта закона о гомстедах Галуши Гроу. Кейт назвал его «черным республиканским щенком». Южане использовали кличку «черные республиканцы» по отношению к своим политическим оппонентам, чтобы подчеркнуть, что те выступают в защиту негров, за их равенство с белыми, что на самом деле не соответствовало действительности. Гроу не остался в долгу и съязвил, что не будет слушать «речи погонщика негров, умеющего только размахивать кнутом». Тогда Кейт набросился на Гроу, начал его душить, выкрикивая, что «задушит его за эти слова». Их бросились разнимать, завязалась общая драка, прекращению которой способствовал довольно комический эпизод. Когда депутат из Висконсина Уошборн вцепился в пышную шевелюру представителя Миссисипи Барксдейла, он вдруг обнаружил, что в его руках остался искусно сделанный парик его противника. Общий смех, вызванный последним эпизодом, покончил с всеобщей потасовкой.26 В декабре 1859 года после восстания Дж. Брауна экстремисты Южной Каролины пытались организовать встречу представителей всех рабовладельческих штатов, чтобы договориться о «совместных действиях».

Президентские выборы 1860 года стали поводом для активизации движения «пожирателей огня». Победа Республиканской партии и избрание президентом ее кандидата Авраама Линкольна расценивалась ими как утрата политической власти в Союзе и как удобный повод к сецессии Юга. «Charleston Mercury» опубликовала в ряде номеров статьи Э. Руффина «Предвидения будущего», в которых рассказывалось в самых мрачных тонах, что произойдет с Югом, когда республиканская администрация придет к власти. По существу, он описывал грядущую Гражданскую войну.27 С первых же дней после избрания кандидата республиканцев Авраама Линкольна президентом страны в южных штатах политическую инициативу прочно удерживали крайние сепаратисты. Ссылаясь на Декларацию независимости, сепаратисты утверждали, что поскольку народ является главным источником политической власти в стране, ему принадлежит неотъемлемое право изменять форму правления, если та перестает соответствовать целям, ради осуществления которых она была создана.28 Для экстремистов сецессия явилась закономерным результатом их длительной борьбы за независимость Юга. Вместе с другими ведущими южнокаролинскими политиками У.Г. Симмс основал организацию, известную как «Ассоциация 1860 года». Ее цели состояли в том, чтобы координировать действия других южных штатов и усиливать сепаратистскую пропаганду. Ассоциация содействовала делу немедленного раскола, она создавала комитеты бдительности, давала отпор юнионистским настроениям. Симмс с гордостью пишет своему другу Дж. Лоусону: «Юнионизм — мертв, консервативные политические деятели не осмеливаются даже рта раскрыть».29

Стремясь направить мысли южан в направлении сецессии, журналисты и политики обращались к населению Юга на языке республиканизма, воскрешая великие идеалы Войны за независимость, опирались на сложившиеся архетипы сознания. Они напоминали о славных именах Дж. Вашингтона, Т. Джефферсона, Дж. Мэдисона, борцов за свободу против угнетения. Они заявляли, что борьба с федеральным правительством — это борьба против коррупции и превращения государственных должностей в кормушку для мздоимцев. Газета «Daily Register» писала, что избрание президента в 1860 году — это выбор между северными аболиционистами и друзьями Конституции. «Чай выброшен в воду… Революция 1860 года началась», — восклицала «Charleston Mercury» после избрания Линкольна.30 На знамени, развернутом на массовом митинге в Алабаме красовалась надпись: «Сопротивление Линкольну угодно Богу». Журналист Э. Руффин, обращаясь к Янси, призывал его стать Патриком Генри, а себя отождествлял с Томасом Пэйном.31 В своей речи в легислатуре штата Джорджия 13 ноября 1860 года Р. Тумбс заявлял о том, что есть прямое сходство ситуации в начале Войны за независимость и в 1860 году. Однако он, как и другие сецессио- нисты, всю вину за происходящее перекладывал на аболиционистов.32 Большинство южан склонилось к мнению, что в стране происходит новая революция, призванная освободить великую южную цивилизацию от агрессивного и порочного Севера. Недаром в это время большой популярностью пользовалась южная «Марсельеза». Некоторые из восторженных сецессионистов распевали на улицах Чарльстона и Нового Орлеана: «Сыновья Юга, пробудитесь к славе! Прислушайтесь! К оружию!». При этом они воображали себя великими революционерами, готовыми на битву «за светлые идеалы южан». Южные пропагандисты объявляли сецессию и создание Конфедерации «великой революцией», беспрецедентной в истории, «благословением небес». Э. Руффин ездил по штату Южная Каролина, агитируя против «низкой, вульгарной тирании черных республиканцев», и всюду его встречали с оркестрами, пушечными салютами и сецессионистскими песнями.33

Современники полагали, что эти усилия пропаганды и агитации «пожирателей огня» захватили основную массу населения Юга, вовлекая в свою орбиту и тех, кто вначале оставался на юнионистских позициях. «Благоразумные и консервативные мужчины Юга, — писал сенатор Д.П. Бенджамин из Луизианы, — не были способны остановить дикий поток страсти, которая захватила буквально все… Это — революция… самого интенсивного характера… и она не может быть остановлена никаким человеческим усилием, как невозможно погасить пожар в прерии, поливая из садовой лейки».34

Южная Каролина возглавила движение за сецессию, отделение от Союза. Законодательное собрание штата первоначально назначило дату выборов делегатов на сецессионистский конвент — 8 января 1861 года. Однако общественное мнение настолько энергично выступало за немедленное отделение, что выборы были перенесены на 6 декабря, а сбор конвента на 17 декабря. Конвент собрался в г. Колумбия в назначенный срок, но угроза эпидемии оспы заставила делегатов перенести свои заседания в Чарльстон. Там, 20 декабря, в течение 45 минут без прений все 169 депутатов конвента проголосовали за ордонанс «О расторжении союза между штатом Южная Каролина и другими штатами, соединенными с ней в соответствии с договором, называемым Конституцией Соединенных Штатов Америки».35

Решение южнокаролинской легислатуры было встречено с ликованием ведущими чарльстонскими редакторами. Вскоре на улицах распродавался экстренный выпуск «Charleston Mercury» с огромным заголовком: «Союз разрушен», сообщающий о выходе штата из Союза. «Двадцатый день декабря, — писала эта газета, — будет начертан в календарях мира как начало новой эпохи в истории человеческой расы».36 «Пожиратели огня» организовали движение комиссионеров, целью которого были поездки по всем южным штатам и агитация за немедленное отделение.

Значительную роль в том, чтобы переубедить сомневающихся и склонить на свою сторону колеблющихся, играли многочисленные митинги, устраиваемые сецессионистами, где на трибунах, украшенных соответствующей символикой, ораторы беспрестанно повторяли о тех притеснениях, которые терпит Юг со стороны северных штатов, и о том, какие прекрасные перспективы откроются перед ним в будущем, если он добьется независимости. Естественно, что каждый такой митинг сопровождался музыкой оркестров, хоровым пением популярных южных песен, красочными парадами и манифестациями. Во многих городах сецессионисты устраивали праздничные салюты, запуск фейерверков и воздушных шаров, организовывали факельные шествия и парады оркестров. Во время одной из таких демонстраций несли гроб с надписью «Союз мертв».37 Все это воздействовало на воображение и эмоции собравшихся, подогревало настроения южного национализма, убеждало их не только в превосходстве над северянами, но и в том, что единого Союза, по существу, уже нет. В рамках оппозиции «мы-другие» южные пропагандисты сецессии нагнетали враждебность, настаивали на непримиримости интересов двух секций, призывали бороться против северян, разжигая ненависть и нетерпимость, подталкивая к Гражданской войне.

Южная пропаганда особенно активно апеллировала к чувству южной чести и гордости, напоминая о происхождении южан от стюартовских кавалеров. «Никто не может отрицать, — утверждалось в «De Bow’s Review», — что закон самосохранения является первым естественным законом. Мы имеем право защищаться, мы должны потребовать власти… Если мы не будем бороться, Юг погибнет. Тогда южное рыцарство будет лишь плодом необузданного воображения, мужество южан лишь грезой, а справедливость и правота нашего дела — нашим проклятьем и позором».38

В январе — феврале 1861 года еще семь рабовладельческих штатов вышли из Союза: Миссисипи (9 января), Флорида (10 января), Алабама (11 января), Джорджия (19 января), Луизиана (26 января), Техас (1 февраля), Северная Каролина (28 февраля). Позднее к ним присоединились еще три: Виргиния (4 апреля); Арканзас и Теннеси (6 мая). Любопытно то, что в ряде штатов были проведены референдумы по вопросу о сецессии, которые показали, насколько эффективны были пропагандистские и организационные усилия «пожирателей огня». Референдум в Арканзасе, проведенный 18 февраля 1861 года, дал перевес сторонникам отделения: 27 412 — «за»; 15 826 — «против». В Техасе (23.02.1861) соответственно — 46 153 и 14 747; в Виргинии (23.05. 1861) — 125 950 и 20 373.

Конвент отделившихся штатов собрался в г. Монтгомери (Алабама) и 4 февраля 1861 года провозгласил создание Конфедерации южных штатов. 8 февраля 1861 года представители отделившихся штатов приняли конституцию «Конфедерации штатов Америки» и 18 февраля избрали временным президентом Джефферсона Ф. Дэвиса (1808-1889), крупного плантатора из Миссисипи. Вице-президентом был избран Александр Гамильтон Стивенс (1812-1883) из Джорджии.

Югу нужен был только повод для начала военных действий. Таким предлогом явился обстрел форта Самтер. Этот форт, прикрывающий с моря подступы к Чарльстону, занимал выгодное стратегическое положение. Он оставался одним из немногих укрепленных фортов Юга, остававшихся в руках федерального правительства. 12 апреля 1861 года батареи конфедератов открыли огонь по укреплениям форта. После 40-часовой бомбардировки гарнизон Самтера капитулировал, и вооруженные южане заняли территорию форта. Так началась длительная и кровопролитная Гражданская война, в развязывании которой южные экстремисты — «пожиратели огня» — сыграли одну из главных ролей.

Примечания

1 WaltherE. The Fire-Eaters. Baton Rouge, 1992 ; Heidler D. S. Pulling the Temple Down: The Fire-Eaters and the Destruction of the Union. N. Y., 1994 ; Abrahamson J. L. The Men of Secession and Civil War, 1859-1861. N. Y., 2000 ; Dew C. B. Apostles of Disunion: Southern Secession Commissioners and the Causes of the Civil War. Charlottesville, 2002.
2 См.: Brugger R. J. Beverley Tucker: Heart over Head in the Old South. Baltimore, 1977.
3 The Partisan Leader. A Tale of the Future : in 2 vol. / pseud. Edward William Sidney. Washington, 1836 ; Southern Literary Messenger. Vol. 3, .№ 1. 1837, Jan. P. 73-89.
4 См.: Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли : в 3 т. М., 1962-1963. Т. 2. С. 53-54.
5 См.: Hubbell J. The South in American Literature. 1607-1900. Durham, 1954. P. 574-576.
6 Southern Times. 1830. June 22.
7 National Intelligencer. 1850. June 8.
8 Documents of American History / еd. by H. S. Commager. N. Y., 1958. P. 324-325.
9 Craven A. O. Edmund Ruffin, Southerner: a Study in Secession. Baton Rouge, 1976. Р. 188.
10 Mitchell B. L. Edmund Ruffin. Bloomington, 1991. Р. 168 ; The Diary of Edmund Ruffin. 1856-1861. Baton Rouge, 1972. Vol. 1: Toward Independence. Р. 496-497.
11 Walther E. The Fire-Eaters. P. 230.
12 Potter D.M. The Impending Crisis. 1848-1861. N. Y., 1976. P. 409.
13 Walther E. William Lowndes Yancey. The Coming of the Civil War. Baton Rouge, 2006. P. 102-117.
14 Ibid. P. 260.
15 См.: American History Told by Contemporaries: in 4 vol. / еd by A. B. Hart. N. Y., 1956. Vol. 1. P. 159-161 ; Davis W. C. Rhett: The Turbulent Life and Times of a Fire-Eater. Columbia, 2001 ; A Fire-Eater Remembers: The Confederate Memoir of Robert Barnwell Rhett. Baton Rouge, 2000.
16 Charleston  Mercury. 1860. Oct. 11.
17 Osthaus C. R. Partisans of the Southern Press. Lexington, 1994. Р. 86.
18 См.: Kibler Jr. J. E., Butterworth K. William Gilmore Simms: A Reference Guide. Athens, 1980.
19 Crider J. B. De Bow’s Revolution: The Memory of the American Revolution in the Politics of the Sectional Crisis, 1850-1861 // American Nineteenth Century History. 2009, Sept. Vol. 10. P. 317-332.
20 King A. L. Louis T. Wigfall, Southern Fire-eater. Baton Rouge, 1970.
21 Thompson W. Y. Robert Toombs of Georgia. Baton Rouge, 1966.
22 Faust D. G. A Sacred Circle. The Dilemma of the Intellectual in the Old South. Baltimore ; L., 1977. Р. 93 ; Hammond J. B. Secret and Sacred. The Diaries of Hammond J.B., a Southern Slaveholder. N. Y. ; Oxford, 1988.
23 Trent W. P. W.G. Simms. Boston, 1892. Р. 178.
24 Wakelyn J. L. The Politics of a Literary Man. Westport, 1973. Р. 162.
25 New York Evening Post. 1856. May 23 ; New York Courier and Enquirer. 1856. May 24 ; National Intelligencer. 1856. June 3. Брукс погиб в 1857 году; Кейту было высказано порицание за его действия, позднее он был убит в 1864 году в ходе Гражданской войны, будучи сторонником Конфедерации.
26 Congressional Globe. 35th Cong. 1st sess. 1858. 8 Feb. Р. 603.
27 Craven A. O. Edmund Ruffin, Southerner: a Study in Secession. Р. 188 ; Mitchell B. Op. cit. Р. 171-172.
28 Craven A. O. The Growth of Southern Nationalism. 1848-1861. Baton Rouge, 1953. P. 349-360 ; Stamp K. And the War Came. The North and the Secession Crisis, 1860-1861. Binghamton, 1950. P. 63-65.
29 Simms W. G. The Letters of William Gilmore Simms : in 6 vol. Columbia, 1952-1982. Vol. 4. Р. 268 ; Schultz H. S. Nationalism and Sectionalism in South Carolina, 1852-1860. Durham, 1950. P. 213-215.
30 Charleston  Mercury. 1860. 3 Dec. ; Davis W. C. Op. cit. Р. 375-377.
31 См.: De Bow’s Review 1860, Dec. Vol. 29, № 6. P. 673-695 ; 1861, Mar. Vol. 30, № 3. P. 287-303.
32 Secession Debated. Georgia’s Showdown in 1860 / ed. by W. Freeling, C. M. Simpson. N. Y., 1992. Р. 48-49.
33 The Diary of Edmund Ruffin. Vol. 1. P. 494-497.
34 McPherson J. Battle Cry of Freedom: The Civil War Era. N. Y., 2003. Р. 237.
35 URL: http://www.civilwarhome.com/scordinance.htm.
36 Charleston  Mercury. 1860. Dec. 20.
37 Coulter E. The South during Reconstruction, 1865-1877. Baton Rouge, 1947. Р. 15.
38 Our Country — Its Hopes and Ideas // De Bow’s Review. 1860, July. Vol. 29.

Текст: ©2011 Т.В. Алентьева
Опубликовано: Americana. Вып. 13. Россия и Гражданская война в США. Волгоград, 2012. С. 67 – 81.
OCR: 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый. Заметили опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Алентьева Т.В. «Роль «пожирателей огня» в сецессионистском движении в 1860–1861 годах»

Статья посвящена южным политикам, которые своими выступлениями подготовили выход южных штатов из Союза и создание нового государства, Конфедеративных Штатов Америки.