Алентьева Т.В. «Президентские выборы 1860 г. в зеркале прессы»

«Мы – газетный народ. У нас газеты – это четвертая власть в государстве,
или скорее первая, поглощающая все остальные.
Они – создатели президентов, законодатели, судьи,
они – высшая исполнительная власть с правом помилования,
превосходящая все, на что когда–либо претендовал какой-либо земной монарх».
Джон Нил1.

Президентские выборы 1860 г. в США во всех отношениях можно назвать судьбоносными, поскольку в них решалось будущее страны. Речь шла или о сохранении единого Союза штатов или о его распаде на две части – северную и южную. Это прекрасно понимали современники этих событий, хотя никто из них не мог знать наверняка, к какому результату приведет избрание на высший пост в стране того или иного человека. Действительно, если предположить, что А. Линкольн, кандидат республиканцев, проиграл бы выборы, то неизбежно за этим следует вывод: история Соединенных Штатов Америки несомненно была бы другой.

В отечественной американистике изучение президентских выборов 1860 г. не было предметом специального рассмотрения. Они рассматривались или в связи с изучением личности и деятельности А. Линкольна, как в фундаментальной монографии Р.Ф. Иванова, или в связи с рассмотрением социально-политических проблем у М.Н. Захаровой2. Из прессы они обращались главным образом к «New York Daily Tribune», пролинкольновской газете, тем более что она была доступна советским историкам, в отличие от других американских газет. При чтении этих работ создавалось впечатление, что победа на Севере досталась республиканцам сравнительно легко. Пресса Юга при этом совершенно не изучалась, поэтому не складывалась общая картина политической борьбы.

Долгое время в отечественной американистике не появлялось работ, посвященных южному региону США. Пресса Юга в нашей стране вообще практически не изучена. В исследованиях Ю.В. Лучинского, единственного кто занимался историей американской журналистики этого периода, характеризуются только южные журналы, в то время как ежедневные газеты играли гораздо большую роль3. Периодическая печать Юга в недостаточной степени привлекалась отечественными исследователями, хотя сейчас можно говорить об усилении внимания к Югу со стороны российских историков. Появившиеся недавно исследования, посвященные непосредственно этому региону, все же страдают определенной односторонностью. В монографии И.М. Супоницкой о президентских выборах 1860 г. говорится достаточно бегло, если не сказать поверхностно4. При этом почему-то основное внимание уделяется юнионистам, а не крайним экстремистам, хотя именно они привели Юг к отделению. В новой монографии Р.Ф. Иванова5 изучение проблем начинается с сецессии, а не с выборов 1860 г., которые ей предшествовали и во многом предопределили ее ход. Интересные исследования идеологии южан представлены в работах В.В. Согрина, Е.А. Пазенко и С.А. Поршакова6, но в них также не уделяется особого внимания роли южной периодической печати.

Важное значение для отечественной американистики имело усиление внимания отечественных американистов к политической истории США. Появился обобщающий труд известного американиста В.В. Согрина и две его монографии, посвященные видным американских президентам, в частности А. Линкольну, а также идеологии республиканской партии7. Возникновение республиканской партии и партийно-политическая борьба рассматривались в работа А.А. Кормильца и С.А. Поршакова8. Они показали, что борьба велась и на Севере и на Юге, но при этом их главное внимание было обращено не к прессе, а к другим источникам: документам политических партий и конгресса. Поэтому опять же за рамками их исследования оставалась роль прессы и феномен общественного мнения, которые играют в период выборов первостепенную роль.

Таким образом, благодаря названным исследованиям отечественных американистов, нам кажется, что мы хорошо знаем, как проходили выборы в США в 1860 г. и к каким результатам они привели. Но на самом деле, наши представления об этом недостаточны. Опираясь на изучение прессы можно углубить понимание хода и результатов этих выборов, поскольку многое зависело не только от действий политических партий и отдельных политиков. Они к сожалению склонны ошибаться, особенно в кризисные моменты. Решающим фактором были предпочтения рядовых избирателей и выборщиков, общественное мнение, которое во многом складывалось под влиянием политической пропаганды, осуществляемой прежде всего через средства массовой информации.

Несомненно, что именно в самый острый момент политической борьбы, каким являются выборы на высшую должность в стране, неизмеримо возрастает роль средств массовой информации. Президентские выборы всегда предоставляют самые широкие возможности СМИ в том, чтобы агитировать за того или иного кандидата, манипулировать общественным мнением, расхваливая достоинства, которых нет в наличии и замалчивать недостатки, если это возможно. Они представляют жесткую и жестокую борьбу, поскольку ставки в ней достаточно высоки – власть над всей страной, контроль за назначением должностей в государственном аппарате.

Пресса распространяла и тиражировала партийные лозунги и предвыборные обещания, создавала политические мифологемы, стереотипы и клише, и, наряду с достоверной информацией о кандидатах, обеспечивала циркуляцию сплетен и слухов. Кандидатам обычно присваивались прозвища, которые затем активно раскручивались, как в позитивном, так и негативном направлениях. Множество создаваемых в общественном сознании мифов не имело ничего общего с действительностью. Выборы давали простор политической рекламе, не менее навязчивой и действенной, чем реклама любого товара.

Во время выборов пресса стремилась создать привлекательные образы своих предпочтительных кандидатов, часто весьма далекие от жизни. Но это – именно та информация, которая и позволяет избирателям сделать свой выбор. Газеты ставили своей целью дискредитацию политических противников, смешивая их с грязью, создавая сплошь негативные образы, используя при этом компромат, слухи и сплетни. И за неимением другой информации избиратель отказывался голосовать за этих политиков. Так что, если Шекспир когда-то ввел термин «делатель королей» (Уорвик), то можно смело утверждать, что в современную эпоху существует «делатель президентов» – средства массовой информации! Вот почему изучение прессы в рамках политической истории XIX в. является актуальнейшей задачей для историка.

Американский журналист XIX в. Джон Нил в своей статье «Газеты», опубликованной в «The Pioneer», отмечал, что пресса в США стала подлинно реальной властью: «Газета – самая мощная машина наших дней. Что такое армии и сокровищницы, флоты и форты, военные склады и литейные мастерские, сенатские палаты и законы в сравнении с газетами там, где газеты свободны? …Они не столько органы общественного мнения, или его выразители, или резервуары, сколько его создатели»9.

В США изучение прессы является мощным направлением в исторической науке. В истории журналистики имеются признанные классики, труды которых переиздавались неоднократно: Ф.Л. Мотт, С. Кобр, В. Вейсбергер, В. Блейер, Э. Эмери. В их работах можно найти интересную информацию об отдельных газетах или журналах10. Важное значение для историка имеют биографии журналистов, поскольку это было время персональной журналистики, и от позиции и взглядов редактора зависело очень многое. Следует особо выделить ряд работ. Это прежде всего исследование известного историка Дэвида Поттера «Юг и секциональный конфликт», в котором целая глава посвящена рассмотрению позиции и взглядов в отношении сецессии Юга влиятельного редактора и издателя «New York Tribune» Хораса Грили11. Вообще, в США всегда было традиционно большое внимание к личности и деятельности Х. Грили и сотрудников его газеты. Специально взаимоотношения Грили и Линкольна анализируют исследования Х. Хорнера и Дж. Айзели. Интересной работой в рассмотрении позиции прессы является монография Дугласа Фермера об издателе «New York Herald» Д.Г. Беннете. При чем она является не просто биографическим описанием, а исследованием влияния позиции редактора в важнейший период американской истории, в 1854-1867 гг.12

Важно отметить также и то, что в последнее время среди американских историков журналистики усилилось внимание к роли прессы, проводятся постоянные симпозиумы по истории прессы XIX веке под эгидой Университета Теннеси в Чаттануге13. В Интернете появилось немало сайтов, посвященных изучению прессы XIX века и дающих ценную информацию для историка14.

Что касается роли прессы в политических процессах, в том числе в президентских выборах 1860 г., то она исследуется фрагментарно. Например, есть очень обстоятельное исследование видного историка А. Невинса о газете «New York Evening Post» и ее редакторе У.К. Брайанте15, в ней имеется общая информация о прессе Нью-Йорка, но при этом нет объяснений, почему А. Линкольн проиграл выборы в городе Нью-Йорк, но выиграл их в этом штате. Есть отдельные исследования о «New York Tribune», «Chicago Tribune», «Springfield Republican», «New York Herald», но при этом общая картина роли прессы на Севере не складывается, а остается мозаичной, кроме того в них не учитывается позиция южной прессы. В настоящее время американскими исследователями предприняты интересные попытки изучения отношения к А. Линкольну на Юге. Усилился интерес историков к южной пропаганде, к движению южных экстремистов, называемых «пожирателями огня». Именно их теперь считают главными виновниками трагедии Гражданской войны16.

В американской историографии насчитываются сотни работ, посвященных А. Линкольну, победителю на выборах 1860 г., характеризующих его жизненный путь, анализирующих его взгляды и деятельность. Существуют специальные исследования, в которых анализируется ход избирательной кампании со стороны республиканцев. Довольно важным направлением в этом потоке научной литературы остается тема: Линкольн и пресса, в изучении которой у американских историков есть определенные достижения17.

Однако и в отечественной и американской историографии еще недостаточно внимания уделяется феномену общественного мнения, сыгравшему в этих выборах и последующих за ним событиях определяющую роль. Между тем главенствующую роль общественного мнения в политической жизни неоднократно отмечали современники, в том числе А. Линкольн: «В этом веке, в этой стране, общественное мнение — все. В согласии ним ничто не может потерпеть неудачу; против него ничто не может преуспеть»18. Задача данной статьи состоит в том, чтобы дать общую картину влияния прессы на ход выборов 1860 г., рассмотреть, как ведущие газеты формировали образ различных кандидатов, и прежде всего Линкольна, каков был реальный результат их пропагандистской деятельности. Конечно, в рамках одной статьи невозможно охватить все аспекты избирательной кампании 1860 г., поэтому основное внимание все-таки будет уделено агитации за кандидатов.

Нет никаких сомнений в том, что газеты и журналы оказывали решающее воздействие на выработку общественного мнения в XIX веке. Эту роль подчеркивали сами журналисты, которые в самых восторженных выражениях отмечали возрастающую роль прессы. Известный американский журналист и редактор газеты «Springfield Republican» Сэмюэль Боулз писал: «Блистательная миссия газеты не была вполне понята до сих пор. Возможно, ее никогда не поймут. Она должна быть, и является на деле верховным жрецом Истории, живительной силой в обществе, великим информатором мира, высшим цензором Земли, средством создания общественного мнения, живой циркулирующей кровью всего человечества. Это великий враг тиранов, правая рука свободы, и ей суждено более чем чему-либо другому сплотить сталкивающиеся и враждующие нации мира в единое великое братство, которое в течение многих веков было идеалом христианина и филантропа»19.

Новым феноменом общественной жизни в США в середине XIX века являлось появление «дешевой» (стоимостью 1-2 цента) массовой прессы. Именно, газеты становятся не только основным источником информации, но и главным средством манипулирования общественным сознанием. В 1850-е гг. ежедневные издания достигли общего тиража в 2,5 млн. экз., а еженедельники имели около 10 млн. экз.20 В США никогда не было общенациональной прессы. На Севере ведущей столицей прессы был Нью-Йорк, газеты других северных штатов, не располагавшие такими финансовыми ресурсами и квалифицированными журналистскими кадрами, ограничивались перепечаткой сообщений из ведущих газет и местными новостями. Нью-йоркская пресса в 1850-1860-е гг. доминировала в масштабе всей страны. В декабре 1860 г. «Herald» имела в среднем ежедневный тираж 77 107 экз., и воскресный – 82 656 экз. Это был самый большой тираж в мире, поскольку даже знаменитая лондонская «Times» имела на 25 000 экз. меньше. «Tribune» хвасталась 10 апреля 1861, что ее ежедневный выпуск был 55 000 экз., а еженедельное издание составляло 287 750 экз. «New York Sun» имела ежедневный тираж приблизительно в 60 000 экз., «New York Times» – 35 000 экз., «New York Evening Post» – 20 000 экз.21

Но влияние нью-йоркских газет определялось не столько их тиражами, сколько географией их распространения и количеством читателей. Так «New York Tribune», имея общий тираж более 300 тыс. экз., утверждала, что число ее читателей приближается к 1 млн. чел. Оценивая влияние «большой прессы» Нью-Йорка, «Herald» утверждала: «Некоторые из газет, обладая доходами равными доходам некоторым из штатов, недоступны воздействиям со стороны политиков, они представляют интеллектуальный прогресс. Телеграф и локомотив несут их влияние к самым отдаленным уголкам континента… Они являются ведущей силой, чтобы возвысить ту или иную партию, и способны провести обсуждение самых важных вопросов, которые выдвигает время. …Они затрагивают мысли людей повсюду»22. Среди наиболее влиятельных газет Севера следует выделить также «Springfield Republican», «Chicago Tribune». Довольно широкое распространение получили еженедельники, например начавший выходить в 1857 г. «Harper’s Weekly»23, а также многочисленные литературно-политические журналы.

На Юге газеты не имели больших тиражей и устойчивого финансового положения24. C 1830 по 1860 гг. количество газет в этом регионе возросло с 24 до 93, а также издавалось 807 еженедельников25. Наиболее известными и влиятельными были «Charleston Mercury», «Richmond Enquirer», «Daily Picayune». В 1850 г. тираж ежедневного выпуска газеты «Charleston Mercury» составлял 5 тыс. экз., примерно таким же был тираж ее постоянной соперницы «Charleston Courier». К 1860 г. ее общий тираж удвоился26. По мнению историка Дж. Родса, историю президентских выборов 1860 г. и сецессии вообще невозможно понять без изучения южнокаролинских газет. Он пишет в своих «исторических эссе»: ««Mercury» в особенности был индексом общественного мнения, и таким живым в своей ежедневной хронике событий, что историк, читая ее номера, в состоянии поместить себя среди тех яростных южнокаролинцев и понять их точку зрения»27. На Юге немаловажное значение приобрели также журналы, редактируемые видными писателями и поэтами, такими как У.Г. Симмс, Дж. Хэйн, Г. Тимрод и др.

Доминирование демократической партии на политической арене давало ей серьезные шансы на выборах 1860 г. провести в Белый дом своего кандидата. В то же время растущее противодействие со стороны республиканской партии, не сумевшей одержать победу на президентских выборах 1856 г., становилось важным фактором политической жизни США. Представители республиканцев твердо рассчитывали получить власть конституционным путем, завоевав на выборах большинство голосов. В подобных условиях многое зависело не только от предвыборной про­граммы, но и от личности кандидата. «Кто будет следующим президентом?» К обсуждению этого вопроса «New York Tribune» приступила еще в январе 1859 года28. Газета писала о серьезных шансах на выдвижение известных северных политиков У. Сьюарда, Ч. Фримонта, А. Линкольна, заявляя при этом, что ее кандидатом является Эд. Бэйтс29. Он в течение 30 лет представлял штат Миссури в конгрессе, был рабовладельцем, однако поддерживал партию вигов, являлся человеком умеренных взглядов и сторонником ограничения распространения рабст­ва. Избрание такого человека, по мнению редактора «New York Tribune» Х. Грили, помогло бы умиротворению Юга, угрожающего отделением, если президентом станет республиканец30.

Республиканская партия собрала свой конвент в Чикаго. На месте снесенного оте­ля Соганаш, стоявшего на углу улиц Лэйк и Маркет, было возведено огромное, хаотично построенное, громоздкое здание на 10 тысяч мест, прозванное «Виг­вамом». Чикагские девушки и дамы с помощью моло­дых людей украсили помещение флагами, транспа­рантами и красно-бело-синими лентами31. За день до открытия конвента, Мюрат Халстед, корреспондент «Cincinnati Commercial» сообщал, что «город Чикаго проявляет повышенное внимание к этому собранию. …Замечательная особенность – «Вигвам», установленный в течение прошлого месяца …стоимостью в семь тысяч долларов. Это – уменьшенная копия нью-йоркского хрустального дворца». Он также информировал читателей: «поток слухов с утра утверждает, что кандидатом будет «Старый Эйб»»32.

16 мая 1860 года состоялось торжественное открытие съезда республиканской партии. На нем было 500 делегатов от всех свободных штатов, а также от пограничных рабовладельческих штатов (Делавэра, Мэриленда, Миссури и Виргинии). Председателем съезда был избран Д. Уилмот33. По Чикаго маршировали духовые оркестры, на оркестрантах красовались пышные мундиры. Огромные толпы осаждали «Вигвам», который мог вместить мень­ше трети всех собравшихся, ораторы непрерывно сменяли друг друга. Всех собравшихся волновал один и тот же вопрос, кто будет выдвинут кандидатом в президенты. Среди называвшихся партийных фаворитов фигурировал и представитель Иллинойса Авраам Линкольн.

Собравшиеся на конвент делегаты могли прочесть за день до его открытия в «Chicago Press and Tribune» большую статью, озаглавленную «Победит Авраам Линкольн»: «Представляя Авраама Линкольна национальному республиканскому конвенту как кандидата в президенты, мы руководствуемся не столько нашей большой любовью и уважением к этому человеку, и вовсе не открытой или скрытой враждебностью к любым другим претендентам на высокую должность и даже не чувством гордости, проистекающей из западного секционализма, но глубоким и назревшим убеждением, что его безусловные личные достижения, его положение между крайними мнениями в партии, его безупречный характер, его признанные способности как государственного деятеля… дают ему преимущества, которых не имеет никакой другой кандидат». Газета отмечала сдержанность Линкольна в вопросе о рабстве и его мудрый консерватизм, подчеркивала его прежние связи с вигами, что должно было привлечь на его сторону бывших сторонников этой партии. Особо подчеркивалось, что он южанин по рождению и воспитанию. Газета также подробно обосновывала свой тезис о том, что «Линкольн – человек из народа». «Вся его молодость прошла как работника в поле или на лесопилке, как лодочника на Огайо и Миссисипи, как фермера в штате Иллинойс. Он имеет симпатию к людям труда и утверждает, что их поддержка делает его сильным. Он был отважным солдатом в войне Черного Ястреба, учеником юриста, старательно овладевающим знаниями. …Всего достаточно в его жизни: и романтики и поэзии, чтобы заполнить всю землю призывами и песнями. Честный старый Эйб! Взращенный собственными усилиями продукт свободных учреждений страны, он готов умереть ради того, чтобы сохранить неослабленными неоценимые благословения демократии и свободы»34.

На республиканском конвенте было немало влиятельных редакторов. Среди них Х. Грили, присутствовавший на съезде в качестве делегата от Орегона и избранный в состав комитета по выработке избирательной платформы. Он прибыл с твер­дым намерением добиться избрания своего кандидата, и, во всяком случае, использовать все свое влияние, чтобы не был выдвинут Уильям Сьюард, ставший для него личным врагом35. Впоследствии Грили и Дана пришлось выдержать серь­езные атаки со стороны друзей Сьюарда за то, что они не поддержали его кандидатуру. Дана писал в ответ на обвинения: «Мне лично нравится Сьюард, но я люблю партию и ее принципы больше»36. T. Уид, влиятельный политик и редактор «Albany Evening Journal», возглавлял сторонников Сьюарда, который был видным деятелем республиканской партии. Именно широкая известность делала его неприемлемым кандидатом. «Мы не можем дать Сьюарду назначение от нашей партии, – отмечал Х. Грили, – мы можем выдвинуть его только как вице-президента. Он создал себе много серьезных врагов как своими ошибками, так и сво­ими достоинствами»37.

Грили был тем более прав, что непримиримым врагом У. Сьюарда был влиятельный редактор «New York Herald» Дж. Беннет, совершенно уверенный, что Сьюард будет республиканским кандидатом. В статье «У. Сьюард – подстрекатель или хвастун»38 он обвинял его в связях с восстанием Джона Брауна. Беннет писал в своей газете совершенно уверенный в том, что данный кандидат принесет своей партии только поражение: «позвольте Сьюарду во что бы то ни стало быть выдвинутым. Нет ни одного консервативного политика в этом государстве, который бы так пылко не желал бы иметь в качестве противника в президентской гонке в следующем ноябре апостола «более высокого закона» и чемпиона «неразрешимого конфликта»»39.

На съезде разгорелась упорная борьба. Пока в зале выступали ораторы и вовсю состязались в силе крика сторонники того или иного кандидата, за кулисами шел упорный торг, делились места в будущей администрации. Сторонникам А. Линкольна пришлось заранее обещать места в своем кабинете влиятельным политикам: У. Сьюарду, С. Камерону, С. Чейзу, Эд. Бэйтсу и др. Характерен следующий эпизод из работы этого конвента. После закулисного совещания с делегатами из Пенсильвании и Индианы журналист Рэй доложил своему шефу, издателю газеты «Chicago Tribune» Дж. Медиллу, что эти штаты будут голосовать за старину Эйба. «Почему вы так решили?» – спросил Медилл. «Боже мой, мы им обещали дать все, что они просили», – ответил журналист40.

«New York Times» сообщала подробности о работе конвента в Чикаго: «У. Эвартс встал и предложил У. Сьюарда в президенты. «Это назначение было встречено громкими и продолжительными аплодисментами. Затем Джадд из Иллинойса поднялся и сказал, что предлагает Авраама Линкольна. Переполненная аудитория приветствовала это назначение оглушительными аплодисментами, криками, переходящими в совершенный рев, продолжающийся в течение нескольких минут. Самое буйное волнение и энтузиазм преобладают здесь»41.

Сьюард получил при первой баллотировке 173 голоса, Линкольн 102. При второй баллотировке количе­ство голосов за Линкольна поднялось до 181, за Сьюарда снизилось до 184. В третий раз Линкольн собрал 231 голос из общего числа в 465, а Сьюард толь­ко 180. Чаша весов склонялась то в сторону Сьюарда, то в пользу Линкольна, тогда сторонниками последнего был предпринят ход вполне в духе современного «пиара». Оглсби из г. Декейтера (Индиана) встал и сказал, что он желал бы сделать подарок конвенту, и вслед за этим в зал внесли две тесовых доски, украшенных флагами. Надпись на них гласила: «Авраам Линкольн, кандидат дровосеков в президенты в 1860 г. Две доски из 3 000, сделанных в 1830 г. Томасом Хэнксом и Эйбом Линкольном, отец которого был первым пионером графства Мейсон»42. Эффект был потрясающим, десять минут прошло, прежде чем стихли овации. Потом эти доски были выставлены в офисе «Chicago Tribune» в течение конвента, и никакой парад сторонников Линкольна на Западе не обходился без того, чтобы кто-нибудь не нес эти доски. Тотчас же была запущена к изданию газета избирательной кампании «The Rail Splitter» («Дровосек»), и она стала самой популярной газетой Северо-Запада43.

В результате трех балло­тировок кандидатом на пост президента от республиканской партии был избран А. Линкольн. Кандидатом в вице-президенты был выдвинут Х. Хэмлин. Происхождение Линкольна из фермерской среды, его трудовое прош­лое должны были, по мнению руководителей партии, привлечь голоса тру­дящихся классов44.

Телеграф быстро распространил новость по всей стране, на Севере сотни орудийных залпов отметили ее в различных городах. Работа республиканского конвента широко освещалась в «New York Tribune»45. Грили был знаком с Линкольном еще с 1848 года, когда они оба были членами палаты представителей Конгресса от партии вигов. Взаимное уважение установилось между ними еще тогда, но особой дружбы не возникло, так как они полностью различались по своему характеру46. Еще прежде, чем Грили добрался домой с конвента, «Tribune» напечатала длинную передовую статью в субботу, 19 мая 1860 г., под заголовком «Честный старина Эйб». Едва ли она была написана самим Грили, но она отражала его взгляды и его стремление к тому, чтобы нанести поражение Сьюарду. Она содержала краткий рассказ о карьере Линкольна, которая подавалась как образцовая, свободная от ошибок.

«Честный старина Эйб» становится слоганом для предвыборной кампании республиканцев, имиджем ее кандидата. «Его назначение, – говорилось в статье, – удовлетворяет всех республиканцев ввиду умеренности его характера и консервативных взглядов». В следующий вторник на редакционной странице появилась статья в два столбца, подписанная инициалами «H.G.», под названием «На прошлой неделе в Чикаго». В ней утверждалось, что на республиканском конвенте был сделан наилучший выбор из претендентов, и что выдвижение Авраама Линкольна в кандидаты, несомненно, приведет к триумфу республиканцев, поскольку к ней примкнет «большое количество консервативных и спокойных избирателей», которые «до настоящего времени стояли в стороне от республиканской партии»47.

Друзья У. Сьюарда были разочарованы и разгневаны, особенно Т. Уид, владелец газеты «Albany Evening Journal» и Генри Дж. Рэймонд, редактор «New York Times». 22 мая 1860 г. в этой газете было опубликовано письмо ее редактора, в котором он с едким сарказмом подчеркивал, что Грили будет добиваться для себя преимуществ от нового республиканского кандидата за ту работу, которую он проделал в Чикаго, чтобы нанести «поражение губернатору Сьюарду». Отвечая на эти обвинения 25 мая 1860 г. Грили признал, что он сделал все, что мог, чтобы предотвратить назначение Сьюарда, но не из личных побудительных мотивов, а потому что считал, что тот не сможет стать победителем в президентской гонке. Грили призывал использовать республиканские газеты не для взаимных нападок, а для агитации за общего кандидата48.

Редактор «New York Herald», выступавшей в поддержку демократов, Дж. Беннет представил Линкольна как «третьеразрядного западного адвоката, более бедного чем даже бедный Пирс». Он лицемерно сетовал по поводу того, что «такие способные мужчины, как Сьюард и Чейз были преданы их партией ради третьеразрядного лектора, который не может говорить, не зная хорошо грамматику… Наши читатели вспомнят, что этот странствующий политический деятель посетил Нью-Йорк два или три месяца назад по финансовым делам, когда, взамен своей речи, представляющий настоящий хлам, уснащенный грубыми и неуклюжими шутками, он заполнил свои пустые карманы долларами, извлеченными из республиканского фанатизма»49.

В президентских выборах 1860 г. присутствовал неожиданный момент – раскол одной из ведущих партий – демократической на две части: северную и южную. Но это не давало автоматического выигрыша их противнику от республиканцев – А Линкольну, поскольку в выборах участвовал еще и кандидат от третьей силы. Была образована конституционная партия Союза. Однако главным соперниками республиканцев оставались демократы, имевшие достаточно сильные позиции как на Севере, так и на Юге. Призывая к сплочению демократов, перед лицом растущей опасности прихода к власти республиканцев, Дж. Беннет писал в своей газете: «Это — революция. Это — гражданская война… Это — инаугурация господства фанатизма и безумия. Это будет нестись по всему Союзу подобно степному пожару, рассеивая огонь и кровопролитие в каждой секции, уничтожая собственность на Севере так же как и на Юге, разбивая каждое обязательство Союза, каждую семейную привязанность, любую надежду относительно того, что останется в наследство нашим детям. Пусть демократические сенаторы и партия в целом взглянут на зло и оценят размеры опасности, и выбросив за борт таких глупых раскольников как Ст. Дуглас и Дж. Дэвис, поднимутся на защиту консервативного дела и спасут страну от того революционного разрушения, в которое ее вовлекают крайние республиканцы»50.

Демократическая партия собрала свой предвыборный конвент в Чарльстоне (Южная Каролина) 23 апреля 1860 г. Его работа сразу же зашла в тупик в связи с резкими расхождениями между северными и южными демократами. «Пожиратели огня» из хлопковых штатов настаивали на платформе партии, которая бы открыто защищала распространение рабства в территориях как общенационального учреждения. Северные делегаты, поддерживали Дугласа, автора «суверенитета скваттеров», как единственного политика, который мог повести за собой Северо-Запад. Южные делегаты покинули конвент, когда стало очевидно, что северные политики не покинут свою платформу ради недвусмысленной защиты рабства. Заседания конвента были перенесены в Балтимор на июнь.

Стоявший на позициях демократической партии редактор Дж. Беннет свою передовицу о северных демократах начал, проклиная политических деятелей вообще, затем перешел к анализу ситуации и возложил вину за разлад на сторонников Дугласа, которых он описал как фракцию фрисойлеров. Он выступил в поддержку действий делегатов хлопковых штатов в Чарльстоне, выступавших в защиту законных прав Юга на сохранение и распространение рабства. Возмущенный новостью, что очередной беглый раб был спасен в г. Троя (Нью-Йорк), Беннет заявил, что «целая страна… оказалась в кризисе из-за длительной северной агитации по вопросу о черномазых»51. Одновременно «New York Herald» потребовала от президента Дж. Бьюкенена, чтобы он выгнал «предателей» из партии, к которым она отнесла сторонников Дугласа.

11 июня в г. Ричмонд (Виргиния) открылся съезд южных экстремистов. Спустя две недели фракцией большинства южных демократов и меньшинства северных демократов, противников Дугласа, кандидатом в президенты был выдвинут Дж. Брекинридж, исполнявший обязанности вице-президента52.

Джон Кэбелл Брекинридж (1821-1875) родился в рабовладельческом Кентукки и имел рабов, был выходцем из очень известной семьи политиков. Получил высшее юридическое образование, был участником Мексиканской войны, где воевал в чине майора в отряде кентуккийских добровольцев. Избирателей несомненно могло привлечь, что у него имелся определенный политический опыт. В 1851-1855 гг. он – член нижней палаты Конгресса США, где активно выступал за отмену Миссурийского компромисса, поддерживая билль Канзас-Небраска. Брекинридж являлся активной политической фигурой в партии демократов. В 1856 г. в 36 лет он стал самым молодым вице-президентом за всю истории страны. Считал, что исключение рабства из территорий неконституционно, но при этом не являлся южным экстремистом. Он объявлял, что «никогда не совершал действий, и не имел мыслей, которые бы не были исполнены преданности Конституции и Союзу»53.

Кандидатом в вице-президенты сторонники Брекинриджа выдвинули Джозефа Лэйна, уроженца Северной Каролины, но являвшегося членом Конгресса сначала от штата Индиана, а затем сенатором от штата Орегон. Раскол демократов на два крыла: северное и южное стал свершившимся фактом54.

18 июня в Балтиморе возобновил свою работу конвент консервативной части демократической партии. Север­ные демократы выдвинули кандидатуру известного политика Стивена Дугласа, получившего прозвище «маленький гигант». Он получил выдвижение на пост президента как «национальный» демократ, и, занимая юнионистские позиции, видел свою задачу в том, чтобы спасать Союз как от южных «пожирателей огня», так и северных «черных республиканцев».

Стивен Арнольд Дуглас (1813-1861) родился в штате Вермонт, в семье мелкого предпринимателя. По образованию являлся юристом. В 1833 г. перебрался на Запад, в Иллинойс, где активно включился в политику. В 1843-1846 гг. являлся членом нижней палаты Конгресса, в 1847 г. был избран в сенат и оставался сенатором до конца жизни. Был ярким политиком и красноречивым оратором, на выступления которого собирались полные галереи конгресса55.

Кандидатом в вице-президенты северные демократы выдвинули юниониста Х. Джонсона, прежнего губернатора Джорджии. Национальным председателем организации сторонников Дугласа был выбран нью-йоркский банкир Огаст Белмонт, который, как надеялись, мог привлечь к финансированию кампании деловые круги Севера. Так как комитеты демократической партии в южных и во многих северных штатах починялись Дж. Бьюкенену, необходимо было создать организации в поддержку Дугласа. В течение многих недель энергия его сторонников направлялась на преодоление юридических препятствий и разворачивание пропагандистской кампании.

В своих избирательных платформах обе демократические партии одобряли требование о проведении в жизнь закона о беглых рабах, приобретении Ку­бы, строительстве железной дороги от Миссисипи до Тихого океана через южные штаты. Главной причиной раскола демократов было то, что южные рабовладельцы наста­ивали на доктрине прав штатов и вынашивали планы отделения, стремясь в то же время к господству рабства на территории всей страны, а северные демократы основывались на доктрине «суверенитета скваттеров» и стояли за целостность Союза56. Раскол значительно снизил шансы демократов на успех. Торгово-финан­со­вые круги Севера, тесно связанные с Югом, стремились к вос­соединению партии. Они не жалели денег, чтобы добиться поражения респуб­ликанцев. В августе ряд бизнесменов встретился, чтобы обсудить меры по спасению Союза от бедствий, которые неизбежно должны последовать за из­бранием Линкольна. Они образовали «добровольную демократическую ассоци­ацию Нью-Йорка»57.

В печати широко циркулировался слух, что Астор внес миллион долларов, чтобы демократы объединились снова, и еще 6 других финансистов внесли по 150 тысяч долларов каждый. В «New York Daily Tribune» была напечатана статья под заголовком «Миллион долларов, чтобы купить народ Нью-Йорка»58. «New York Herald» еще в марте 1857 года заявляла, что победа антиреспубликанских сил может быть достигнута толь­ко, если «поднимется весь коммерческий, финансовый и деловой консерватив­ный класс Севера, как это было в 1856 году». В 1860 году она писала, что армия республиканцев, собравшаяся вторгнуться на Юг, не ограничится разрушением собственности рабовладельцев, но повернет про­тив собственников Севера и потребует раздела имущества согласно прин­ципам «Свободы, Равенства и Братства», внушаемых Ш. Фурье и Луи Бланом59.

Четвертым кандидатом в предвыборной борьбе за пост президента от вновь образованной партии Союза был выдвинут 63-летний сенатор Джон Белл из Теннеси, а вице-президентом – Эдвард Эверетт из Массачусетса. Джон Белл (1797-1896) был по образованию юристом. В 1827 г. был избран в Конгресс США, где последовательно прослужил 7 сроков подряд. Был лидером южных вигов, выступал против политики Э. Джексона в отношении Банка. В 1841 г. президент Гаррисон сделал его военным министром, но он пробыл им всего несколько месяцев из-за смерти президента. После отставки занимался бизнесом и выступал против Дж. Полка. Выступал против билля Канзас-Небраска. На выборах 1860 г. его стратегия состояла в том, чтобы набрать как можно больше голосов, с тем, чтобы выборы были перенесены в Конгресс60. Партию Союза поддерживали бывшие виги и нативисты. Поэтому республиканцы ядовито высмеивали их, заявляя, что партия «ничего не знающих» трансформировалась в партию «ничего не делающих»61.

Кандидат республиканцев А. Линкольн не относился к тем, кого современные комментаторы назвали бы «харизматическим лидером». Уильям Херндон отмечал, характеризуя Линкольна: «Внешне он был холоден – по крайней мере особой привлекательностью не отличал­ся – и не предпринимал никаких попыток привлечь людей своей ма­нерой держаться… Он никогда не был позером, … презирал помпез­ность, неестественность, господствующие стереотипы и притворст­во»62.

Республиканцы стремились использовать в своей предвыборной пропаганде факты трудового прошлого своего кандидата. В изданной миллионным тиражом биографии Линкольна, рассказывалось, что он рано узнал тяжелый труд, начиная с «колки брусьев, пахоты, боронования, сеяния, уборки урожая и кончая работой лучковой и поперечной пилами». Республиканская пресса создавала фигуру героя, превозносила, разук­рашивала сверх всякой меры. Сотни га­зет и уличных ораторов расхваливали его и называли «старина Эйби», «кандидат дровосеков», «честный Эйб», «человек из народа»; о нем говорили, что он проницательный, красноречивый, достойнейший деятель данного перио­да, человек, начавший свою жизнь в хижине с земля­ным полом, но достойный жить в Белом доме63.

Очень важную роль в пропаганде республиканцев имело создание образа Линкольна как честного политика, наиболее сильную сторону в их предвыборной агитации составляло разоблачение коррупции демократической администрации Дж. Бьюкенена. Созданный весной специальный комитет сенатора Джона Коувода в июне 1860 г. опубликовал свой доклад, в котором говорилось об использовании средств федерального казначейства для поддержки органов печати демократов, для подкупа членов конгресса, чтобы они голосовали за Лекомптонскую конституцию для Канзаса, о подкупах на выборах в штатах.

В дискурсе политиков XIX в. концепты свободы, собственности, общественного блага начинают чередоваться с новыми, отражающими дух времени: демократия и народный суверенитет, благо народа, права и свободы личности. Республиканские газеты изо дня в день постоянно приписывали защиту этих ценностей исключительно своей партии, понимая, что настойчивое повторение закрепит это в сознании избирателей. Весьма любопытным было поведение А. Линкольна во время предвыборной кампании, он не только не совершал предвыборных поездок, но и не выступал с предвыборными речами, сохраняя полное молчание по всем животрепещущим проблемам жизни страны, предоставив ведение агитации другим республиканским политикам. Правда, такое поведение кандидата отнюдь не являлось редкостью64.

Избирательная платформа республиканцев включала требования запре­щения рабства в новых территориях, прекращения африканской работоргов­ли, принятия Канзаса в Союз в качестве свободного штата, принятия закона о гомстедах, прекращения дискриминации иностранцев, осуществления политики протекционизма и программы «внутренних улучшений», строительства транс­континенталь­ной железной дороги65. На одном из предвыборных митингов в Спрингфилде (Иллинойс) эта программа была представлена в виде 27 предвыборных плакатов, причем только два из них упомянули проблему рабства. Среди надписей были: «Реки и усовершенствованные гавани», «Тихоокеанская железная дорога», «Свобода слова и печати», «Защита американских рабочих», «Защита отечественной промышленности», «Гомстеды для безземельных» и «Авраам Линкольн, друг Генри Клея»66.

Среди ведущих газет Нью-Йорка главными рупорами республиканцев стали «New York Evening Post» и «New York Tribune». Многие газеты Севера довольно активно комментировали программные положения предвыборной платформы. Так в статье «Республиканцы — не або­лиционисты» «New York Tribune» заявляла, что республиканцы не собираются вмешиваться в дела рабовладельческих штатов, но и не допустят распрос­транения рабства на новые территории. В ней оправдывались революцион­ные методы борьбы против распространения рабства в Канзасе67. Особое внимание уделялось северо-западным штатам, роль которых все время увеличивалась. Приводя образное сравнение, газеты пи­сали: «Король хлопок» мертв, теперь правит новый монарх в образе пшени­цы»68. Во многих статьях «Tribune» акцентировалось внимание на недопущение рабства в территории и принятии закона о гомстедах69.

«Tribune» из номера в номер начала расхваливать Линкольна как способного государственного деятеля, родившегося в бревенчатой хижине и добившегося уважения нации. Он изображался как истинный политический потомок революционных отцов-основателей, который будут сохранять и поддерживать Союз, как это делали Эндрю Джексон и Захари Тэйлор. Он, по утверждению газеты, привлечет к республиканцам рабочих и фермеров, в то время как демократов поддерживают коммерческие круги, капиталисты, плантаторы плюс разношерстная команда городских хулиганов70. Эта газета трудилась искренне и последовательно для избрания Линкольна в течение всей кампании. 30 июня было объявлено о выпуске специального приложения «Издание кампании». Ее еженедельник «New York Weekly Tribune» также активно печатал материалы кампании, а это было наиболее тиражированное издание, имевшее около 300 тыс. в это время. По мнению Грили не менее 5 человек прочитывали каждый его номер, поэтому число читателей он определял в 1,5 млн. чел.71 Множество документов кампании были опубликованы в ней, включая речи А. Линкольна в институте Купера в Нью-Йорке, его дебаты с Дугласом и его биографию. В самой «Tribune» постоянно перепечатывались материалы из других газет, восхвалявшие Линкольна и постоянно поддерживавшие республиканцев. Речи известных республиканских лидеров печатались полностью и комментировались в передовых статьях.

Что касается Дугласа, то он проводил, по словам «Tribune» «неопределенную» кампанию, оказавшись после решения Верховного суда по делу Дреда Скотта наполовину на Севере, наполовину на Юге. Дуглас был единственным из кандидатов, который вел активную предвыборную кампанию. Он выступал почти ежедневно, часто по два или три раза в день, путешествовал почти по каждому штату в Союзе. Поэтому «Tribune» именовала его «Дуглас-странник» и посвятила немало передовых статьей критике его идей и деятельности72. Говоря о нем, Грили заявлял: «Это – позор нашей политики, допускающий, что любой общественный деятель может говорить и действовать так двусмысленно, как он, как в общественной деятельности, так и в частной жизни… Его оставят без доверия и кредита, которого ему будет достаточно лишь на то, чтобы купить пинту рома в лавочке за углом»73.

Двое других из противников Линкольна были осуждены Х. Грили как лицемеры. Джон Белл был назван «Tribune» ««загнанной клячей из Теннеси», поддерживаемой демократическими деньгами для единственной цели затемнять проблему ограничения распространения рабства и запугивать робких избирателей с Севера угрозой раскола Союза»74. Джон Брекинридж, с другой стороны, назывался мужественным политиком, открыто выступающим в защиту распространения рабства. «Но мы вовлечены в большой политический спор относительно справедливости, эффективности и благодетельности двух антагонистических систем – свободного и рабского труда, – писала газета. – Белл и Брекинридж верят в рабство как естественное и неотъемлемое право, как справедливое отношение, посредством которого применяется труд. Ст. Дуглас сотни раз провозглашал, что рабство, если не абсолютно и не универсально, то по крайней мере правильно в пределах некоторых широт и при некоторых особенностях почвы, климата, и других условий… Следовательно, он логически объявляет свое совершенное безразличие относительно рабства «утверждаемого или не утверждаемого» на любой территории или в любом штате»75.

Грили не верил, что вице-президент Брекинридж выступает за раскол Союза, тем не менее он рисовал его как представителя интересов рабовладельческой олигархии. Он полагал, что большинство избирателей его не поддержат не только на Севере, но и на юге. В «Tribune» было опубликовано письмо надсмотрщика с алабамской плантации, на которое Грили обращал внимание читателей как на подлинное свидетельство недовольства белого населения Юга господством рабовладельческой аристократии. Автор письма опасался, что «агитаторы заставят северян считать Юг единым и монолитным. Не может быть большей ошибки. Люди на Юге разделены на два класса – богатых  и бедных, которые столь же далеки друг от друга, как Северный и Южный полюса нашей планеты». Только в дни выборов аристократы снисходят до своих подчиненных с целью заполучить их голоса. Автор потребовал, чтобы его друзья на Севере дали ему и другим белым беднякам Юга «правду, равенство, правосудие»76.

Грили советовал своим читателям не поддаваться на угрозы южных экстремистов: «Мы сумеем дать отпор утверждениям «пожирателей огня», что выбор Линкольна приведет к расколу страны, потому что его избрание будет народным голосованием его собственного народа. Они будут жестоко побиты в каждом штате и даже вероятно в Южной Каролине в результате выборов. И позвольте им быть уверенными в этом – что они не могут долго совершать свои маневры, выпрыгивая из Союза и ожидать, что Север поддержит их. …Позвольте нам думать, что это не более чем детский лепет, когда они грозят высечь Север»77.

«Авраам Линкольн иллюстрирует нашу позицию и воплощает в жизнь наши аргументы. Его карьера доказывает правоту нашей республиканской доктрины. Рожденный в самом скромном слое общества, поднятый из бедности, зарабатывающий собственные средства к существованию с самого раннего возраста, …поддерживавший свою овдовевшую мать и ее младших детей, пополнявший свое образование только вечерами, при свете камина в грубой деревянной хижине, вырубавший первобытные леса, раскалывавший тысячами доски, сплавлявший лес по реке, и таким образом работавший, чтобы подняться постепенно наверх к знанию, способностям, уважению, влиянию, компетентности, пока не достиг положения почти избранного президента этого великого, свободного народа. Его жизнь – самое убедительное подтверждение превосходства свободного общества, а избрание президентом будет венчающим его триумфом»78

Газета писала о широком одобрении кандидата республиканской пар­тии среди народных масс Севера, печатая сообщения о многочисленных ми­тингах и собраниях, публиковали речи видных республиканцев79. Движение в поддержку Линкольна – «пробуждающиеся», организовывало факельные шествия, парады с оркестрами, охрану республиканских ораторов от нападений демократов. Обыгрывая постоянно трудовое происхождение своего кандидата, сторонники Линкольна всюду маршировали с досками на плечах. «Повсюду раздается крик: доски, доски, доски!» – писала одна из газет. Спрингфилд сделал оживленную торговлю на сувенирах, представляющих деревянные щепки, отколотые от «идентичных досок» распиленных республиканским кандидатом80. «Пробуждающиеся» имели особую униформу, а также факел, используемый в нужный момент и как дубинка. Он должен был символизировать известную доску, изготовленную А. Линкольном. На его конце прикреплялся маленький американский флажок с именами Линкольна и Хэмлина. Торговцы сделали процветающий бизнес на изготовлении предвыборной символики. Реклама, помещаемая в газетах, гласила: «Широкий выбор униформы при снижении цены: кепка, плащ и факел с флагом будут доставлены по цене 1 долл. 15 центов»81.

Конкуренты Линкольна также имели свои команды. «Стражи Союза», «минитмены» так называли себя сторонники Белла, они носили цветную униформу и к своим факелам прикрепляли множество звонков82. Самая многочисленная группа среди сторонников Дугласа назывались «маленькими гигантами», а также именовали себя «хлороформом» как бы намекая, что их цель состоит в том, чтобы усыпить «пробуждающихся». Сторонники Брекинриджа и Лейна работали под баннером «национальных демократических волонтеров», подчеркивая, что именно они призваны спасти Союз от секционализма республиканцев Линкольна и демократов Дугласа.

Каждая из партий имела официальные предвыборные плакаты. Так республиканцы над изображением своих кандидатов поместили взятого с государственного герба американского орла, который в клюве держал предвыборный лозунг: «свободная речь, гомстеды, свободные территории», а рядом с ними два рабочих поддерживали надпись: «покровительство американской индустрии». Партия конституционного Союза также использовала тот же символ: орел, держащий в клюве надпись: «Свобода и Союз, отныне и навсегда нерушимый. Ни Север, ни Юг, ни Восток, ни Запад, но Союз!» Внизу плаката было написано: «Союз может и должен быть сохранен»83.

Другим красочным аспектом предвыборной борьбы были специальные газеты, по существу листовки, изображающего враждебного кандидата и его партию как подлецов, шулеров и пьяниц. Карикатуры, шутки, тонкие замечания, игра слов, стихи и баллады использовались достаточно широко. Песни были особенно популярны на Северо-Западе. Один мичиганец писал по этому поводу: «Не позволяйте никому недооценивать ценность хороших песен в политической кампании». Одна из песен «Колыбельная старой нянюшки» высмеивала Дугласа. В других предвыборных песнях слова «Линкольн и патриотизм» были сделаны синонимами, как например, в песне «Линкольн, гордость нации», которая пелась на мелодию «Красное, белое и синее», или «Честный Эйб с Запада» на мотив «Усеянного звездами знамени»84.

Действенным оружием в политической борьбе были многочисленные карикатуры, подчеркивавшие действительные или мнимые достоинства и недостатки кандидатов, создававшие их популярный имидж. Так С. Дугласа изображали в виде гладиатора, бьющегося за Союз, Линкольна непременно в облике дровосека с неизменным топором. Довольно часто авторы карикатур прибегали к мифологическим, историческим или известным литературным сюжетам. Раскол демократической партии был представлен в виде иллюстрации к шекспировской пьесе «Сон в летнюю ночь», где ссорящиеся Пирам (Дуглас) и Фисба (Брекинридж) были разделены как стеной фигурой Дж. Бьюкенена. Довольно любопытной была карикатура, помещенная в «Vanity Fair» 1 сентября 1860 г. под названием «И ты, Грили?», в которой редактор «Tribune» был изображен в виде Брута, а У. Сьюард в виде Ю. Цезаря85.

Вообще редакторы и издатели газет были частыми персонажами политических карикатур, что подчеркивает понимание современниками их значения в политической борьбе. В карикатуре на Стивена Дугласа «Старинный политический дрессировщик змей», он был изображен как циркач, обвитый змеями с надписями на них, обозначающими различные политические партии и группировки. В качестве флейтиста на карикатуре присутствовал главный помощник Дугласа Джон Форни, редактор «Philadelphia Press». На карикатуре «Чудесная хирургическая операция», опубликованной в «Vanity Fair» в начале 1860 г. был изображен А. Линкольн, готовый саблей разделить «Сиамских близнецов» – президента Дж. Бьюкенена и редактора «Herald» Дж. Г. Беннета.

Карикатуры давали пищу для веселья, подчеркивая смешные стороны политической жизни, и немалый материал для размышлений. Оружие смеха было сильнее серьезных речей и обстоятельных рассуждений. Создатели карикатур подчеркивали физические особенности кандидатов, в Линкольне длинный рост и худобу, в Дугласе – полноту; они помещали своих персонажей в неловкие ситуации, ассоциировали их с животными, представляли в утрированном виде. Особенно много было антилинкольновских карикатур, что не могло не повредить ему в общественном мнении. Враждебные к Линкольну карикатуристы изображали его в виде политического акробата. Непременными атрибутами для республиканского кандидата были доски (намек на его занятия в молодости), а также присутствие негров (намек на антирабовладельческие позиции его партии). Довольно частым персонажем антилинкольновских карикатур являлся редактор главного печатного органа партии Х. Грили (на одной из карикатур он изображен, играющим на шарманке, под которую пляшет А. Линкольн). Целый ряд карикатур рисовал Линкольна, направляющимся в сумасшедший дом в сопровождении все того же Грили86.

Было налажено издание пропагандистских газет, специально посвященных поддержке тех или иных кандидатов. Ведущей среди республиканской предвыборной прессы была «The Rail Splitter»87. Ее редактор Чарльз Либ, в 1856 г. поддержавший демократа Джеймса Бьюкенена, теперь переключился на агитацию за Линкольна и республиканцев. Каждый выпуск содержал одну или несколько карикатур, главным образом нацеленных на Стивена А. Дугласа, конкурента Линкольна из штата Иллинойс и кандидата северного крыла демократической партии88. Стремясь дискредитировать С. Дугласа, республиканские газеты распространяли информацию о том, что он поддерживается ирландскими иммигрантами. «Chicago Press and Tribune» утверждала, что он сторонник католицизма, так как женат на католичке Адели Каттс, а его дети воспитаны в этой вере. Республиканцы таким образом использовали то же оружие, которое демократы направляли против их кандидата Фримонта в 1856 г.89

Важную поддержку А. Линкольну оказывала еженедельная газета в Бостоне «Daily Atlas and Bee»90, выражавшая постоянную уверенность в победе республиканцев. В первом выпуске газета отметила, что избирательная кампания протекает более спокойно, чем в 1856 г. Однако c приближением дня выборов газета опубликовала комментарии иностранных наблюдателей, что президентские выборы «полны волнения, энтузиазма, демонстраций и расточительности»91.

«Daily Atlas and Bee» не нападала на соперников Линкольна прямо, но иногда забавлялась расколом демократов, изменяя фамилии двух кандидатов путем объединения их различных частей: «Dougbridge» и «Brecklass», а также объединяя фамилии других претендентов на Белый дом от партии конституционного союза Джона Белла и Эдварда Эверетта как «Belleveretts». Из трех соперников Линкольна «Daily Atlas and Bee» наибольшее внимание уделяла Стивену Дугласу, считая его наиболее опасным. В длинной статье, имеющей название «Кандидат, который ни о чем не заботится», осуждалось заявление Дугласа о том, что не следует волноваться, как избиратели в территориях решат проблему рабства. Чтобы подкрепить свою собственную позицию, газета печатала выдержки из речей Вашингтона, Джефферсона, Мэдисона, Клея и Уэбстера, предупреждавшие против продолжения существования рабства. В газете была также опубликована речь Д. Диккинсона, сторонника Брекинриджа, который оспаривал законность президентского выдвижения Дугласа. В сообщении из Чикаго, в котором без сомнения содержались преувеличения, утверждалось, что многие из противников Дугласа в рядах демократической партии будут рады скорее увидеть президентом Линкольна или даже Фредерика Дугласа, нежели сенатора из штата Иллинойс92. Являясь весьма информированным изданием эта газета несомненно оказывала существенное влияние на избирателей.

Специально для агитации в пользу Брекинриджа Дж. М. Купер из Харрисберга (Пенсильвания) начал издавать «Pennsylvania Statesman»93. Первоначально значительное место в газете уделялось изложению политической позиции Брекинриджа, особенно по спорному вопросу о рабстве на западных территориях, который расколол демократическую партию. «Pennsylvania Statesman» надеялась привлечь на сторону своего кандидата прежних вигов и способствовать избранию на пост губернатора штата представителя демократов Генри Д. Фостера. Чтобы демонстрировать свою приверженность традиционным американским принципам, письма редактору публиковались за подписями исторических деятелей Джефферсона, Джексона, Мэдисона. Точно так же газета публиковала письма президента Джеймса Бьюкенена, уроженца г. Ланкастер (Пенсильвания), и его предшественника Франклина Пирса, которые поддерживали Брекинриджа. Она также напечатала выдержки из речей видных его сторонников Д. Диккинсона, Ч. О’Коннора и У. Йенси.

Газета активно обсуждала шансы на избрание других кандидатов. Ее корреспонденты отмечали неопределенность позиции Джона Белла и его партии Союза по ключевому вопросу о рабстве в территориях. Белл и его сторонники представлялись «Pennsylvania Statesman», точно так же как Дуглас и Линкольн, как раскольники, готовые уничтожить единство страны ради своих политических амбиций. В то же время Брекинридж изображался как единственный кандидат национального единства и преданности Конституции94. Республиканская партия описывалась в «Pennsylvania Statesman» как сборище «под черным флагом» «аболиционистов, фрисойлеров, раскольников, врагов Союза и Конституции». В октябре газета отметила первую годовщину неудавшейся попытки Джона Брауна разжечь восстание рабов в Харперс-Ферри (Виргиния) специально, чтобы еще раз изобразить республиканцев как революционных аболиционистов. В нескольких выпусках на первой странице помещалось изображение отточенного ножа, которое должно было подчеркивать «кровожадные намерения» сторонников Линкольна.

Однако, главный удар политических атак «Pennsylvania Statesman» был направлен на главного демократического конкурента Брекинриджа Стивена Дугласа, и его сторонников. Публикации обыгрывали прозвище Дугласа «маленький гигант», именуя его не иначе как «маленький демагог». Дугласовские демократы рассматривались как еретики, противостоящие подлинным принципам «истинной национальной демократии», представленный лагерем Брекинриджа. «Pennsylvania Statesman» утверждала, что демократическая партия сможет победить и без фракции Дугласа. По крайней мере, «это очистит партию … от инфекции измены». Это утверждение подчеркивало ключевую стратегию газеты: приравнивать Дугласа и его сторонников к противникам рабства. Орган Брекинриджа нашел «существенным фактом», что Дуглас был хорошо принят в ходе предвыборной кампании в Новой Англии, которая «безнадежно погрязла в черном республиканизме». Позиция Дугласа, разрешающая территориальным собраниям решать вопрос о рабстве самостоятельно («суверенитет скваттеров») была высмеяна как первый шаг к отмене рабства. В своем заключительном выпуске «Pennsylvania Statesman» убеждала читателей «ринуться на спасение подвергаемого опасности Союза», голосуя за Брекинриджа95.

«The Illinois State Democrat» была небольшим по формату изданием с четырьмя страницами, также поддерживавшим южного кандидата демократов Джона К. Брекинриджа на выборах. Газета издавалась с 1858 г. С. Несбиттом в Спрингфилде (Иллинойс). Ее цель состояла, по словам редактора в том, чтобы «предупредить демократов Иллинойса об опасности разрушения Союза и необходимости объединения в кредо демократической партии политических теорий которые могут быть единственно приемлемыми для демократии»96.

В поддержку президентской кандидатуры демократа Стивена А. Дугласа издавалась «Cleveland Plain Dealer»97. Каждый выпуск имел восемь страниц, немного больше, чем обычные из иллюстрированных еженедельников «Leslie’s» и «Harper’s» и был заполнен разнообразными новостями, карикатурами, стихами, предположениями по поводу рейтингов. Материалы против Линкольна носили более умеренный характер, чем оскорбления в адрес Брекинриджа98.

«The Campaign Union» поддерживала Джона Белла99. В своем первом выпуске от 27 июля 1860 г. она выступила против утверждений республиканцев, что победа у них в кармане. Газета отклонила подобные заявления как «необоснованные ожидания … не опирающиеся на существующие политические факты». Она предрекала, что Белл будет вероятным победителем, поскольку он поведет за собой ряд рабовладельческих штатов, где демократы раскололись. В то же время Линкольн наверняка проиграет выборы в свободных штатах ­– Калифорнии, Индиане и Нью-Джерси. Исход выборов, считала газета, может решиться не голосованием выборщиков, а голосованием в конгрессе.

Многочисленные речи сторонников и противников печатались полностью или в выдержках в «The Campaign Union». Газета часто использовала выступления Вашингтона Ханта, бывшего губернатора Нью-Йорка (1851-1853), поддерживавшего Белла. Хант рассуждал, что другие три партии были секционными по своему характеру, и только конституционная партия Союза способна «утверждать, что была общенациональной по своему характеру и принципам». Он защищал предвыборную платформу Союза: «главная цель партии состояла в том, чтобы прекратить борьбу и объявить мир и союз между секциями. Вместо того, чтобы тратить впустую время в изобретении двусмысленной платформы, чтобы вводить в заблуждение людей, они решили стоять за Союз, и соблюдать Конституцию согласно ее истинному и значению»100.

«The Campaign Union» предприняла значительные усилия, чтобы связать республиканцев с аболиционизмом, утверждая, что запрет рабства в территориях – это путь к его отмене. Она обвиняла республиканские правительства штатов, в том, что они действовали неконституционно, не сотрудничая в возвращении беглых рабов. Газета критиковала законодательный орган штата Массачусетс за поддержку Чарльза Самнера, ведущего аболициониста в американском Сенате, и заявляла также о том, что кандидат в губернаторы от республиканцев Джон Эндрюс поддерживал Джона Брауна. «The Campaign Union» признавала, что имеются антиаболиционистские элементы в республиканской партии, прежде всего на Среднем Западе и Западе, которые желали изгнания чернокожих из своих общин. Однако газета настаивала, что силы аболиционистов доминировали в республиканской партии. С одной стороны, она обвиняла республиканцев в стремлении к расовому равенству, в то время как с другой, обвиняла их в лицемерии в отношении негров. Сенатор У. Сьюард из Нью-Йорка был представлен столь же двуличным, поскольку в Вашингтоне он действовал как консервативный конституционалист, а в президентской кампании возбуждал аболиционистские чувства. Поскольку выборы приближались газета перепечатала предупреждения из южных газет о том, что победу Линкольна южане будут рассматривать как акт начавшейся войны против них101.

Крайне настороженно к кандидату республиканцев отнеслись аболиционисты, особенно представители радикального крыла. 22 июня 1860 г. «The Liberator» опубликовал статью, под названием «Авраам Линкольн, ярый ревнитель рабства из Иллинойса». При этом газета упоминала о законопроекте, который конгрессмен Линкольн внес на рассмотрение палаты представителей 10 января 1849 г., разрешающий арестовывать и возвращать их владельцам всех беглых рабов в округе Колумбия102. У Гаррисон заявлял, что между демократами и республиканцами нет различия: «Республиканцы согласны оставить рабство в покое, они не возражают, чтобы за рабами охотились по всему Северу». К несотрудничеству с республиканцами призывал У. Филипс, именовавший Линкольна «провинциальным адвокатом, не имеющим своего мнения по вопросу о рабстве»103. Умеренные аболиционисты оказались более расположенными к Линкольну, полагая, что его избрание поможет приблизить отмену рабства в США.

Оппозиционные газеты не находя ничего примечательного в политической карьере Линкольна, всячески умаляли его способности и достоинства. «Республиканский конвент в Чикаго выбросил Сьюарда за борт, и назначил Линкольна из Иллинойса, которого Дуглас побил два года назад во время выборов в Сенат. Это – вся репутация, которую он имеет… Он – человек нервный, неуравновешенный, ему недостает культуры и других качеств, которые больше всего украшают претендента на президентский пост»104. Они именовали Линкольна ничтожеством, неграмотным, третьесортным провинциальным адвокатом, не умеющим правильно говорить, отпускающим грубые шутки, совсем не джентльменом. В частных разговорах в вашингтонских кругах и в газетных листках его именова­ли «обезьяной», «демоном», «иллинойсским чудищем». Новому ли­деру приписывали некомпетентность, слабость, нерешительность и даже (что было любимым словом) тупость»105.

Откровенно враждебную по отношению к Линкольну позицию занял редактор «Chicago News» Уилбур Стори106. Наиболее рьяно против Линкольна в поддержку южного кандидата Брекинриджа выступал влиятельный нью-йоркский редактор Дж. Беннет, который считал его шансы на избрание наиболее весомыми, имея в виду поддержку действующего президента Дж. Бьюкенена. Он доказывал, что Линкольн был бешеным и непримиримым аболиционистом107. Избиратели должны быть вдвойне осторожны в отношении республиканцев, которые пытаются успокаивать их обещаниями мира, потому что они были «пустыми и ложными», – писала «New York Herald»108. Именно Линкольну газета приписала авторство идеи «неразрешимого конфликта», заявляя, что это следует из анализа его речей. Далее утверждалось, что Линкольн совершенно точно назвался «честным Эйбом», потому что был искренен в своем желании провести в жизнь республиканскую революционную доктрину и вторгнуться на Юг, чтобы свергнуть рабство силой109. Беннет спрашивал с непочтительным цинизмом, попробуют ли республиканцы улучшить свою пропагандистскую кампанию, наняв кого-нибудь, чтобы устроить новое избиение сенатору Самнеру110. «Лучше голосуйте за любого, чем за Линкольна, которому позволяют быть избранным», – призывала его газета111.

19 июля 1860 г. вышел специальный номер газеты в поддержку Брекинриджа против Линкольна. Состоявшийся в Нью-Йорке ночью митинг его сторонников изображался как подлинное выражение популярности. «New York Herald» обращалась к Дугласу и Беллу, чтобы они отошли от своих амбиций и начали трудиться в пользу Брекинриджа, который имеет хорошие шансы выиграть выборы в Нью-Йорке и Пенсильвании. Их отказ приведет к тому, что «кентуккиец станет президентом южной половины республики, а Линкольн президентом Севера»112. «Мы оставляем тщетное усилие разжечь искру патриотизма среди таких деятелей. Они обречены. Они – вне изменений, пока не будут полностью побеждены», – констатировала эта газета осенью113. Тем не менее она продолжала атаковать республиканцев. «Мы призываем в свидетели небеса и землю, что если этот Союз погибнет из-за фанатиков и дураков, мы по крайней мере невиновны» – заявляла она114.

Призывы «New York Herald» в 1860 г. были адресованы не только к патриотизму, но и к деловому интересу торговцев и промышленников Северо-Востока, чтобы они проявили себя и подавили республиканский антирабовладельческий «фанатизм». Безотлагательно тут же сообщались факты, что южные покупатели уже помещали в черный список и бойкотировали северные фирмы, которые подозревались в одобрении антирабовладельческих идей. Беннет заявлял, что Новая Англия была «почти разрушена» этой политикой несотрудничества и предсказывал ту же самую грустную судьбу для Нью-Йорка, если его видные деятели не станут активными борцами против «линкольнизма». Беннет не высказал ни одного слова упрека по поводу южных угроз и отказов выплачивать долги северным фирмам, но расценил их возникновение как «законные плоды антирабовладельческой агитации». Он утверждал, что южная сецессия вызовет немедленную финансовую панику и экономический кризис, которые превратят весь Север в пустынную дикую местность. Что касается Нью-Йорка, то прекратится «отгрузка товаров, которые будут гнить в доках, недвижимость обесценится до 10%, а безработица и беспорядки покончат с городом как финансовым центром»115.

Довольно своеобразно эти идеи Беннета интерпретировали карикатуристы. Карикатура, помещенная в «Vanity Fair» 10 ноября 1860 г. называлась «плачевные результаты выборов Линкольна». На ней были представлены три сюжета, два из которых были связаны с ролью прессы в предвыборной кампании. Слева, закрывающим ставнями окна своей конторы, был нарисован демократ Беннет. Разочарованный в результатах он собирается покинуть страну и вернуться в родную Шотландию. Справа, сидящим на крыше дома и играющим на скрипке был, изображен республиканец Х. Грили. Таким образом автор карикатуры хотел подчеркнуть, что подобно императору Нерону, радующемуся при виде гибели вечного города, редактор «Tribune» выражает свое ликование, когда в стране разгорается пожар. Посреди карикатуры была расположена сцена, долженствующая символизировать то разорение, которое принесет победа республиканцев: бродящие по центру Нью-Йорка беспризорные домашние животные. Так представители демократов комментировали неминуемое распадение страны после избрания республиканцев116.

Взгляды Беннета на ситуацию, которую он обсуждал подробно и с массой внушительных данных статистики, сводились к следующему: Юг, с его выгодной трудовой системой, был производителем национального «реального богатства» в форме сырого хлопка. Север, по его мнению, жил только, монополизируя транспортировку этого товара и обеспечивая предпринимательские услуги, вовлеченные в маркетинг и отгрузку хлопка. Беннет не видел, как Север мог бы процветать, если Юг станет закрытой и враждебной территорией117.

Рассуждая таким образом, Беннет «скрещивал мечи» с республиканскими газетами, которые с помощью собственной статистики рисовали Юг перед своими читателям как экономически отсталый регион, главными достижениями которого было политическое хвастовство и призывы к расколу. Например «New York Tribune» активно пропагандировала книгу Х. Хелпера «Неминуемый кризис Юга», главный замысел который заключался в сравнении эффективности рабского и свободного труда. В статье: «Помощь Хелперу» «Tribune» писала: «Мы просим всех друзей прогресса запастись экземпляром этой работы и агитировать своих соседей прочесть ее… «Кризис» м-ра Хелпера не должен быть никогда забыт… Основываясь на данных статистики, взятых главным образом из послед­него ценза, он рассчитал и доказал, что рабство является проклятием для Юга, которое постоянно истощает его и осуждает на полуварварское состояние. Ценность этой книги заключается в неоспоримости фактов. Он показывает губительность рабства прежде всего для класса белых бед­няков, которые многочисленнее, чем рабы и рабовладельцы вместе взятые»118.

Беннет обвинял Линкольна в робости и трусости как кандидата, поскольку тот в течение кампании находился дома. «New York Herald» писала, что кандидат республиканцев напуган перспективой поездки по южным штатам, так как боится что его «заманят в западню»119. История эта вызвала настолько сильное раздражение Линкольна, что он попросил своего помощника дать опровержение, направив в «New York Herald» соответствующий текст. Из этой попытки однако ничего не получилось120.

После этого случая друзья Линкольна предприняли усилия завоевать Беннета на свою сторону. Джозеф Медилл, редактор «Chicago Tribune», написал Линкольну о таких попытках: «Две недели назад мы осторожно открыли корреспонденцию с надежным и влиятельным республиканцем в Нью-Йорке и предложили ему, чтобы он встретился с Беннетом из «New York Herald»… Он видел Беннета и нашел его не желающим «торговаться об условиях»… Я также буду иметь предварительное интервью с его «сатанинским величеством» …и выясню его намерения. …Он может причинить нам много вреда, если будет враждебен. Его надо нейтрализовать… Он имеет обширный корпус авторов и корреспондентов дома и за границей, всюду…»121 Точно неизвестно, встречался ли Медилл действительно с Беннетом, и каков был результат. Хотя «New York Herald» несколько смягчила свой тон по отношению к Линкольну, все равно Беннет выступал против республиканцев, даже когда их победа была уверенно близка.

Политические противники Линкольна решили задействовать угрозу раскола страны как самое мощное средство давления на избирателя. Ведущие демократические газеты, как Севера, так и Юга, все настойчивее изо дня в день утверждали, будто избрание Линкольна приведет к распаду Союза, они обвиняли Север в том, что он якобы готовит мощное восстание рабов, которые по сигналу поднимутся против своих хозяев, будут жечь, громить, убивать.

Все основные усилия прессы Юга были сконцентрированы на поддержке главного кандидата южан Дж. Брекинриджа. Его образ рисовали самыми светлыми красками, изображая его как твердого и настойчивого сторонника рабовладения, отважного рыцаря Юга, защитника южных прав. Он пользовался поддержкой большинства южных изданий, кроме того на него работали члены президентской администрации Дж. Бьюкенена. Было очевидно, что именно этот кандидат получит большинство голосов южан.

Совсем иначе обстояли дела для другого кандидата от демократов Ст. Дугласа. Южная пресса не жалела черных красок, чтобы изобразить этого популярного ранее политика «предателем южных интересов». Даже к кандидату партии конституционного Союза отношение южан было более сдержанным. На Юге в поддержку Белла издавалась «The Louisiana Signal»122. Ее редактор У. Адамс уверял своих читателей, что только кандидат партии Союза защитит «особый институт Юга», поскольку он сам имел рабов. Он всегда полагал, что рабство было правильным в нравственном и политическом отношениях, и что оно способствовало «превращению негров в цивилизованных христиан». Выступая против своего главного конкурента Д. Брекинриджа, газета обвиняла его в поддержке «красного флага разобщения» и в «заговоре с целью уничтожения федерального правительства». Только конституционная партия Союза заявляла «The Louisiana Signal»: «не признает никаких других политических принципов, кроме Конституции, союза штатов и осуществления законов»123.

Авраам Линкольн был неизвестен южанам до своего выдвижения кандидатом в президенты. Большинство южных газет дали только самую краткую информацию относительно конвента республиканцев. Их столбцы были переполнены новостями относительно неудачи Чарльстонского конвента демократов, сообщениями о дебатах в Сенате по резолюции Дж. Дэвиса о территориях. Самая разнообразная информация вытесняла сообщения о республиканском конвенте, свидетельствуя о слабом интересе к нему со стороны большинства южан.

«The Southern Literary Messenger» дал презрительную оценку республиканским кандидатам: «Республиканцы вытолкнули из своих рядов два самых слабых человеческих экземпляра – Линкольна и Хэмлина»124. Другие южные журналы, более информированные о качествах Линкольна, предупреждали, что демократы столкнутся с сильным противником. «Линкольн – самый яркий республиканец на Северо-Западе – человек огромной воли», – заявлял корреспондент «Memphis Daily Appeal». Эта же самая газета предупреждала своих читателей: «будет неискренне отрицать, что г. Линкольн – человек справедливый и способный, и против любого другого политика …он владеет теми элементами силы, которые будут решающими в кампании»125.

В глазах Юга не имело особого значения, кого республиканцы выдвинут в качестве своего кандидата в президенты на выборах 1860 г. Южан, опасавшихся за судьбу своего «особого института», не устраивал основополагающий принцип республиканцев – недопущение рабства на новые территории. Это принцип подрубал экономические корни рабства, будучи экстенсивной системой, оно не могло развиваться дальше, не распространяясь на новые земли. Победа «черного» республиканца, редко кто на Юге называл эту партию просто республиканской, по их мнению, угрожала институту собственности, посягала на конституционные основы, означала создание коалиции враждебных южанам сил.

На глубоком Юге чувства, враждебные Северу, отражались на страницах прессы. Атлантская газета издала «черный список республиканских компаний» и призвала к бойкоту их товаров. «Компании, названные в черном списке, мы знаем, погружены в сьюардизм, браунизм, грилиизм, поджигательство»126. Губернатор Луизианы в своем обращении к законодательному собранию штата призвал поддержать эту меру. Митинг в г. Саванна решил, что если Сьюард или любой другой республиканец, будут избраны президентом, то это будет справедливой причиной для роспуска Союза127.

Южная пресса охотно подхватывала и перепечатывала негативную информацию о Линкольне из демократических газет Севера. Избирательная кампания 1860 г. на Юге проходила в атмосфере опасений, страхов, истерии, и кризиса. Юг имел прочные традиции в защите своего «особого института» с помощью «комитетов бдительности», призванных искоренить всякое инакомыслие и не допустить аболиционистской пропаганды128.

В Линкольне Юг видел «предводителя гуннов у своих ворот», представителя крайних аболиционистских доктрин. Об агентах аболиционистов, «распространяющих свои ужасные доктрины и подбивающих негров к поджогам и убийствам», сообщали повсюду. Слухи, один нелепее другого, охватывали Юг мгновенно: то о гигантском заговоре в Техасе с целью освободить рабов и подчинить этот штат янки, то о намерениях негров отравить колодцы, сжечь дома плантаторов, убивать и грабить. Газеты утверждали, что рабы приветствуют Линкольна; поскольку думают, что «черный республиканец» (подразумевалось, что Линкольн был негром) прибудет, чтобы освободить их. На Юге сжигались книги, признанные опасными, такие как «Надвигающийся кризис» Х. Хелпера. К любым янки относились неприветливо, зачастую требовали, чтобы они покинули штат, и могли даже линчевать, если подозревали в сотрудничестве с аболиционистами. Незадачливый продавец значков избирательной кампании был едва не забит толпой до смерти, потому что в его лавке нашли значки с изображением Линкольна и Хэмлина129. Молодежный клуб, созданный в Монтгомери (Алабама) во время выборов, принял девиз: «Сопротивление Линкольну – повиновение Богу». Изображение Линкольна вешалось и сжигалось повсюду на Юге130.

В этой обстановке ненависти и страха южными пропагандистами выстраивался негативный образ Линкольна, неприемлемый для южного избирателя. Он был представлен типичным крайним республиканцем, «низким и вульгарным приверженцем Джона Брауна, верящим в негритянское равенство», «типичным пограничным бродягой» и фрисойлером, вульгарным представителем толпы, ненавистником Юга, непреклонным аболиционистом, которого республиканцы выбрали для того, чтобы подчинить Юг Северу. Умеренные взгляды Линкольна трактовались как самая тонкая и опасная форма «антирабовладельчества». Он представлялся как лидер партии «свободной любви, свободной земли и свободных негров», щеголявшей своим презрением к Югу131.

Внешний облик Линкольна давал бесконечную пищу для насмешек, вдохновляя «южные перья» на добавление яда: «Он был самым худым, самым длинным, с самой большой массой ног и рук, когда-либо натягиваемых на человеческий скелет». Он описывался как «неприятно выглядящий негодяй, …законченный и подлый, что-то среднее между мелким дилером, конокрадом и ночным разбойником»132.

Лишь немногие газеты юго-западных штатов пытались соблюдать хоть некоторую объективность. Особенно, это относилось к прессе штата Кентукки, откуда Линкольн был родом. Они отмечали его скромное происхождение, его неистощимую работоспособность и энергию, его скромность и высокие моральные качества. Южные консерваторы указывали, что отчеты о выступлениях Линкольна свидетельствуют о его умеренности и осторожности относительно южных прав в отличие от радикальных республиканцев. Разве Линкольн не выразил свое неверие в негритянское равенство и гражданство, не заявлял о своих намерениях поддержать закон о беглых рабах, не говорил о невмешательстве в вопрос о рабстве, где оно существовало, не заявлял о своей готовности признать новые рабовладельческие штаты, если их граждане пожелают ввести рабство? Влиятельная газета «New Orleans Bee» заметила, что Линкольн был предпочтительнее Сьюарда потому, что его умеренные взгляды относительно рабства будут разделяться большинством избирателей на Севере: «В выборе кандидата в президенты …крайние республиканцы показали, что в их намерения входит избежать экстремизма»133. Эти консервативные голоса юнионистов были слышны лишь немногим среди страхов и истерии, которые держали более глубокий Юг в своих тисках, в течение избирательной кампании 1860 г.134 Все южные газеты призывали северных избирателей, чтобы они голосовали против Линкольна, если они не хотят Гражданской войны.

Пресса Юга напоминала о восстании Джона Брауна, обвиняя республиканцев в его поддержке, она нагнетала страсти, ставя перед читателями мучительные вопросы. «Какую политику будут проводить эти фанатики, которые сделали мучеником сумасшедшего убийцу, когда они достигнут власти? Северяне не проявили своей доброй воли по отношению к Югу, приняв законы о личной свободе и поддерживая партию, прямо враждебную к Югу. Конституционные гарантии были ненадежны, потому что самый смысл платформы «черного республиканизма» был опровержением конституционного права на рабство в территориях. Возможно, что предполагаемый консерватизм Линкольна был всего лишь средством ввести в заблуждение южан. Как будет действовать крайний республиканец, когда придет к власти и почувствует ее вкус? Разве не Линкольн был автором «разделенного дома», доктрины, провозглашенной даже ранее «неразрешимого конфликта» Сьюарда, разве не Линкольн призывал положить границы территориальному распространению рабства? Демократическое большинство в Конгрессе не сможет защитить Юг против враждебного законодательства, если Линкольн будет избран. Кто мог доверять северным демократам, последователям вероломного Дугласа, в том, что они будут защищать южные интересы?»135

Консерваторы-юнионисты убеждали Юг принять конституционно избранного Линкольна и ждать его откровенных актов враждебности прежде, чем решиться на раскол. Радикалы отвечали, что избрание Линкольна станет само по себе откровенным актом враждебности против Юга. Во время избирательной кампании газеты южан предупреждали постоянно, что это больше чем выборы президента, это больше чем триумф той или иной секции или партии, это спор о том, будет ли сохранен союз штатов, это решение судьбы белой расы, самой южной цивилизации. Например «Charleston Mercury» объявляла: «В следующих президентских выборах вопрос не только в том, будет ли это президент-демократ или президент-крайний республиканец, но и вопрос: будет ли сохранен Союз или наступит разобщение штатов».136 «New Orleans Daily True Delta», газета, поддерживавшая Ст. Дугласа, видела в избрании Линкольна «похоронный звон политическому и социальному процветанию Юга»137. «The Daily Nashville Patriot» заявляла, что главной проблемой в выборах 1860 г. будет не вопрос о рабстве в территориях, «но должен ли этот Союз быть сохранен или разрушен»138.

Только объединенная демократическая партия могла предотвратить победу республиканцев на предстоящих президентских выборах. Эта надежда исчезла, когда демократы оказались не в состоянии воссоединиться в Балтиморе. Неизбежность победы на выборах республиканцев становилась все более очевидной139. К октябрю, когда выборы в местные органы власти в ключевых северных штатах показали преимущества республиканцев, все на Юге поняли, что ненавистный Линкольн будет вскоре сидеть в кресле Вашингтона и Джефферсона.

Южане начинают активно готовиться к сецессии в случае победы республиканцев на Юге. Законодательные собрания южных штатов принимают решения, что выбор «черного» республиканца оправдает раскол. Проводятся сборы местной милиции, собираются денежные средства по всему Югу. Передовицы южных газет становятся все более откровенно подстрекательскими. «Atlanta Southern Confederacy» писала: «Юг никогда не позволит Аврааму Линкольну вступить в должность президента Соединенных Штатов…. Это – намерение всех партий на Юге. Позвольте этому совершиться, и тогда Потомак станет красным от человеческой крови, а Пенсильвания-авеню покроется исковерканными мертвыми телами, или погибнет последний оплот свободы на американском континенте. Юг, лояльный Юг, конституционный Юг, никогда не подчинится такому оскорблению и деградации как инаугурация Авраама Линкольна»140.

Реальный Линкольн на Юге оказался неизвестным избирателям. Здесь конечно сказалось, что республиканцы сделали ставку не на громкого общеизвестного политика, а на «темную лошадку». В этом был определенный смысл, так как легче раскрутить, говоря современным языком малоизвестного политика и приписать ему те качества, которых от него ждут избиратели, хотя не обязательно, что он этими качествами обладает. В данном случае это не сработало, потому что южные избиратели оказались в настоящем информационном вакууме относительно реального Линкольна. Северные республиканские газеты до них практически не доходили. Образ Линкольна, созданный южной прессой был целиком негативным и не мог привести к тому, чтобы за него голосовали южные избиратели. Именно этим объясняется, что Линкольн не получил на Юге никакой поддержки. Более того, южной прессе удалось создать в период выборов негативный образ Севера в целом, что облегчило задачу сецессии.

Результаты выборов оказались следующими:

1. А.Линкольн – голосование избирателей — 1,865,908 (39.82%); голосование выборщиков — 180 (59.4% )­.

2. Джон Брекинридж — голосование избирателей — 848,019 (18.10%); голосование выборщиков – 72 (23.8%)

3. Джон Белл — голосование избирателей — 590,901 (12.62%); голосование выборщиков – 39 (12.9%)

4. Стивен Дуглас — голосование избирателей — 1,380,202 (29.46%); голосование выборщиков – 12 (4.0%)141

Линкольн получил большинство в 17 свободных штатах, Брекинридж – в 11 рабовладельческих, Белл – в 3 рабовладельческих штатах, Дуглас – в 1 рабовладельческом штате. Из общего количества в 4 миллиона 700 ты­сяч голосов у противников Линкольна было почти на миллион голосов больше, чем у него142.

Избрание Линкольна было воспринято с удовольствием такими газетами, как «Evening Post», «Tribune», «Times» и «World», которые считали, что страна наконец нашла надежного лидера. С этим были не согласны оппозиционные газеты. «Herald» Беннета с огорчением советовала добропорядочным гражданам «успокоиться, забыть на время о политике, и вернуться к своим повседневным занятиям и к своим семействам». Редакторы «Journal of Commerce» отметили: «Мы не имеем ничего общего с этим выбором, но подчиняемся ему». При этом они добавляли, что консервативное большинство в обеих палатах конгресса «отвергнет любые своенравные мечтания, которые могут захватить президента под влиянием его советников». «Express» сожалела о результатах выборов, но формально соглашалась с ними, поскольку они соответствовали «как форме, так и духу Конституции»143.

Таким образом, можно утверждать, что своим избранием А. Линкольн был обязан республиканской прессе Севера, активно агитирующей за него. Это была не просто победа республиканцев, а коренной поворот в политической жизни страны. По существу, Авраам Линкольн был первым в истории США президентом, который не являлся активным сторонником южан и выступал за запрещение рабства в западных территориях. Избрание А. Линкольна, несмотря на «традиционность» предвыборных приемов, оказалось удачным выбором для Америки. Именно этот президент защитил единство страны и избавил ее от позора существования рабства.

Анализ прессы в период предвыборной избирательной кампании позволяет утверждать, что ее изучение дает четкое представление о том спектре политических настроений, которые были в стране. Газеты показывают нам, каким образом велась борьба за голоса избирателей, какие методы использовались для формирования общественного мнения не просто в пользу того или иного кандидата, но в пользу того или иного пути развития страны в дальнейшем. Изучение прессы помогает объяснить, почему все-таки президентом стал Линкольн и насколько его победа, с одной стороны, была бесспорной, за него проголосовало подавляющее большинство выборщиков и насколько она, с другой стороны являлась, спорной, поскольку он потерпел сокрушительное поражение на Юге, а его соперники набрали в сумме на 1 миллион голосов больше.

Отмечая невиданный рост влияния прессы в США, философ и писатель Генри Торо заявлял: «Я считаю, что в нашей стране пресса­ оказывает более сильное и гораздо более пагубное влияние, чем церковь. Мы не отличаемся религиозностью, но мы – нация политиков. Мы не очень-то чтим Библию и не­ читаем ее, но мы чтим газету и читаем ее. Это библия, ­которую мы читаем каждое утро и каждый вечер, стоя и ­сидя, в поездке и на ходу. Эту библию каждый носит в ­кармане, она лежит на каждом столе и прилавке, ее не­устанно распространяет почта и тысячи миссионеров. Это ­единственная книга, которую Америка издала и которая способна оказывать колоссальное влияние — хорошее или ­плохое»144. Именно эти слова Торо позволяют суммировать усилия прессы в избирательных кампаниях XIX века, в том числе и в выборах президента в 1860 г.

Примечания

1 The Pioneer. A Literary Magazine. /Ed. By J.R. Lowell. /With an Introduction by S. Bradley. Scholars Facsimiles and Reprints. N.Y., 1947. Р. 61.
2 Иванов Р.Ф. Авраам Линкольн и гражданская война в США. М.,1964. (Монография переиздана в 2004 г. под тем же названием); Захарова М.Н. Народное движение в США против рабства. 1831-1860. М.: Наука, 1965.
3 См.: Лучинский Ю.В. Журналистика довоенного американского Юга //Вестник МГУ. Серия 10. Журналистика. М. 2000, №4. С. 92-108; он же. Журналистика и проблемы формирования национальной социокультурной модели в Америке. Краснодар, 1997.
4 Супоницкая И.М. Антиномия американского Юга: свобода и рабство. М.,1998. С. 152-156.
5 Иванов Р.Ф. Конфедеративные штаты Америки. (1861-1865 гг.) В 2 частях. М., 2002.
6Согрин В.В. Мир американских рабовладельцев: Кэлхун, Фицхью и другие //Новая и новейшая история. 1990. №5. С.67-81; Пазенко Е.А. Джордж Фицхью – идеолог старого Юга //Гуманитарные ис­следования. Уссурийск, 1998. Вып. 2. С. 258-264; Поршаков С.А. Партии и политическая борьба в период сецессии рабовладельческих штатов Юга (1860-1961) //Проблемы американистики. Т.3. М., 1985. С. 53-76.
7 Согрин В.В. Согрин В.В. Политическая история США. XVII-XX вв. М., 2001; он же. Идеология в американской истории: от отцов-основателей до конца XX века. М.,1995; он же. Президенты и демократия. Американский опыт. М.,1998.
8 Кормилец А.А., Поршаков С.А. Кризис двухпартийной системы США накануне и в годы гражданской войны (1840-1865 гг.). М.: МГУ, 1987.
9 The Pioneer. A Literary Magazine. /Ed. By J.R. Lowell. /With an Introduction by S. Bradley. Scholars Facsimiles and Reprints. N.Y., 1947. Р. 61.
10 Mott F. L. American Journalism. A History of Newspapers in the United States through 260 years; 1690 to 1950. N. Y., 1962; Kobre S. Foundations of American Journalism. Westport (Con) Greenwood Press, 1970; Weisberger B. A. The American Newspapermen. Chicago, 1961; Bleyer W. G. Main Currents in the History of American Journalism. Boston, 1927; Emery E., Emery M. The Press and America. An Interpretative History of the Mass Media. Eng. Cliffs, N.J.,1984.
11 Horace Greeley and Peaceable Secession //Potter D.M. The South and Sectional Conflict. Baton Rouge, 1968.
12 Fermer D. James Gordon Bennett and the «Herald». A Study of Editorial Opinion in the Civil War Era, 1854-1867. N.Y.,1986.
13 http://cecasun.utc.edu/commdept/conference/01conf/01pgm.html.
14 http://memory.loc.gov/ammem/ndlpcoop/moahtml/snchome.html;
http://www.iath.virginia.edu/vshadow2/news/news.html;
http://www.pbs.org/wgbh/amex/index.html; http://moa.cit.cornell.edu/moa/ etc.
15 Nevins A. The Evening Post. A Century of Journalism. N.Y.,1968.
16 Ratner L. Jr., Dwight L. Fanatics and Fire-Eaters: Newspapers and the Coming of the Civil War. The History of Communication. Chicago, 2003; Dew Ch. B. Apostles of Disunion: Southern Secession Commissioners and the Causes of the Civil War. Charlottesville, 2002.
17 См.: Horner H.H. Lincoln and Greeley. Westport, 1971; Harper R. S. Lincoln and the Press. N.Y., 1951.
18 Lincoln A. Collected Works of Abraham Lincoln. Vol. 2. P. 552-553.
19 Interpretations of Journalism /Ed. by F.L. Mott. N.Y., 1937. Р.117.
20 Brock W. R. The United States, 1789-1890. Ithaca (N.Y.), 1975. P.179.
21 Nevins A. The Evening Post. A Century of Journalism. N.Y., 1968. Р.267-268.
22 New York Herald. Nov. 8. 1860.
23 Его тираж в годы Гражданской войны составлял 100 тыс. экз. Mott F.L. American Journalism. N. Y., 1962. P. 379.
24 Тиражи южных газет колебались от 2 до 4 тыс. экз.
25 Kobre S. Foundations of American Journalism. Westport (Con), 1970. P.324.
26 Osthaus C.R. Partisans of the Southern Press. Editorial Spokesmen of the XIX century. Lexington (Ky), 1994. P.84.
27 Rhodes J. Historical Essays. N.Y., 1966. P. 91, 92.
28 New York Daily Tribune. Jan. 17. 1859.
29 New York Daily Tribune. Jan. 12. 1859.
30 Greeley H. Recollections of a Busy Life. N.Y., 1868. P. 391; New York Daily Tribune. Mar. 24. P.5. 1859.
31 Сэндберг К. Линкольн. М.,1961. С.147.
32 Abraham Lincoln. A Press Portrait. His Life and Times from the Original Newspaper Documents of the Union, the Confederacy and Europe /Ed. by H. Mitgang. Chicago, 1971. Р.165.
33 Bain R.C. Convention Decisions and Voting Records. Washington, 1960. P. 67-69.
34 Chicago Press and Tribune. May 15. 1860.
35 New York Daily Tribune. May 22. 1860; Halstead M. Caucuses of 1860. Colum­bus 1860. P. 146-147.
36 New York Daily Tribune. 18 June. 1860. P. 4.
37 Stoddard H. L. Horace Greeley – Printer, Editor, Crusader. N. Y., 1946. Р. 124.
38 New York Herald. Dec. 22. 1859.
39 New York Herald. Febr. 2. 1860.
40 Сэндберг К. Линкольн. М.,1961. С. 151-153.
41 New York Times. May 19. I860
42 New York Tribune. May 22. 1860.
43 Одним из предвыборных прозвищ Линкольна становится «Иллинойский дровосек».
44 «Tribune» постоянно подчеркивала, что Линкольн «человек из народа». См.: New York Daily Tribune. Aug. 2, 14, 17, 30. 1860.
45 Cм.: New York Daily Tribune. May 17, 21. 1860.
46 Isely J.A. Horace Greeley and the Republican Party, 1853-1861. N.Y., 1965. Р. 295.
47 New York Daily Tribune. May 22. 1860.
48 Horner H.H. Lincoln and Greeley. Westport, 1971. P. 179.
49 New York Herald. May 19. 1860.
50 New York Herald. Feb. 14. 1860.
51 New York Herald. May 2, 3, 4. 1860.
52 См.: New York Daily Tribune. June 19; Aug. 9, 11. 1860.
53 http://ap.grolier.com/article; http://elections.harpweek.com/2Biographies/bio-1860-Full.asp?UniqueID=4&Year=1860
54 New York Daily Tribune. June 22, 25. 1860.
55 Словарь американской истории. С.215-216.
56 Bain R.C. Convention Decisions and Voting Records. Washington, 1960. P. 61-67, 72-76.
57 Foner P.S. Business and Slavery. The New York Merchants and the Irrepressible conflict. N. Y., 1968. P. 171-178; Cole A. The Irrepressible Conflict. 1850-1865. N.Y., 1934. P. 281-282.
58 New York Daily Tribune. Oct. 22. 1860.
59 См.: New York Daily Tribune. Febr. 28. 1860.
60 http://elections.harpweek.com/2Biographies/bio-1860-Full.
61 Luthin R. First Lincoln Campaign. Р.173.
62 Майроф Б. Лики демократии. Американские лидеры: герои, аристократы, диссиденты, демократы. М., 2000. С.121.
63 Fite E.D. The Presidential Campaign 1860. Port Washington (N.Y.), 1967. Р. 183; Сэндберг К. Линкольн. М., 1961. С. 160.
64 См.: Алентьева Т.В. «Политические игры» или манипулирование общественным мнением во время президентских кампаний в США в XIX веке //Феномен игры в культуре и образовании. Курск, 2003. С.48-61.
65 См.: New York Daily Tribune. May 19. 1860. P.6.
66 Luthin R. First Lincoln Campaign. Р. 183.
67 New York Daily Tribune. Febr. 11. 1860.
68 Cм.: Dodd. W.E. The Right for the Nor­thwest, 1860 //American Historical Review. Vol. XVI. No 4. July 1911. P.774-778.
69 New York Daily Tribune. Aug. 11, 14. 1860.
70 New York Daily Tribune. May 30, Sept. 10, Oct. 4, 17, 23, 26, 27. 1860.
71 Isely J.A. Horace Greeley and the Republican Party, 1853-1861. N.Y., 1965. Р. 294.
72 New York Daily Tribune. July 17, 20; Aug. 2, 21, 31; Sept. 3, 18. 1860.
73 New York Daily Tribune. July 16, Aug. 13. 1860.
74 New York Daily Tribune. May 30. 1860.
75 New York Daily Tribune. Oct. 23. 1860.
76 New York Daily Tribune. Aug. 22. 1860.
77 New York Daily Tribune. Nov. 2. 1860.
78 New York Daily Tribune. Oct. 23. 1860.
79 New York Daily Tribune. June 8. Р.5; July 26. P. 6; Sept. 27. Р. 6; Oct. 4, 17, 26. 1860.
80 Luthin R. First Lincoln Campaign. P. 182.
81 Abraham Lincoln. A Press Portrait /Ed. By Herbert Mitgang. Chicago, 1971. P. 178.
82 Намек на фамилию кандидата.
83 http://elections.harpweek.com/.
84 Luthin R. First Lincoln Campaign. P. 175; http://www3.shore.net/~gmcgath/freelyr.html
85 Здесь имелось ввиду, что Грили резко выступал против Сьюарда, как возможного кандидата в президенты от республиканцев.
86 См.: http://loc.harpweek.com/LCPoliticalCartoons/
87 Она издавалась в Чикаго с 23 июня до 27 октября 1860 г.
88 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages/
89 Luthin R. First Lincoln Campaign. Р.186.
90 Газета выходила в 1858-1861 гг.
91 Daily Atlas and Bee. Sept. 29. 1860.
92 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages/
93 Газета выходила с 11 августа до 3 ноября 1860 г.
94 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages/PennStatesman.asp
95 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages/PennStatesman.asp
96 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages/
97 Она выходила 30 июня до 17 ноября 1860 г.
98 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages
99 «The Boston Courier» печатал это издание дважды в неделю в течение 27 июля – 26 октября 1860 г.
100 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages
101 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages
102 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages/
103 Liberator. June 1, 8, 22. 1860.
104 Detroit Free Press //New York Tribune. May 22. 1860.
105 Current R. N. The Lincoln Nobody Known. N.Y.,1958. Р.216.
106 Walsh J.E. To Print the News and Raise Hell! A Biography of Wilbur F. Storey. Chapel Hill (N.C.), 1963. P. 147.
107 Carlson O. The man who made news: James Gordon Bennett. N. Y., 1942. P.299-300.
108 New York Herald. May 19, 21, 30. 1860.
109 New York Herald. May 22, 23. 26, 30; June 1. 2, 7. 1860.
110 Здесь содержался намек на события 1856 г., когда республиканский сенатор Ч. Самнер, автор речи «Преступление против Канзаса» был избит в здании Конгресса сторонником рабовладельцев П. Бруксом. См.: New York Herald. May 21-26; June 1, 15, 16; July 10. I860.
111 New York Herald. Sept. 18. 1860.
112 New York Herald. July 21; 2. 1860.
113 New York Herald. Oct. 19. 1860.
114 New York Herald. Jan. 29. 1860.
115 New York Herald. Oct. 30. I860.
116http://elections.harpweek.com/1Cartoons/cartoon-1860f.asp?UniqueID=25&Year
117 Fermer D. James Gordon Bennett and the «New York Herald». N.Y., 1986. P.146.
118 New York Daily Tribune. Dec. 1859. P.4.
119 New York Herald. Aug. 13, 14. 1860.
120 Fermer D. James Gordon Bennett and the New York Herald. N.Y.,1986. Р. 132.
121 The Lincoln Papers / Ed. by D.C. Meams. N.Y., 1948. Vol. 1. P. 261-262.
122 Газета выходила в Новом Орлеане с 29 августа по 3 ноября 1860 г.
123 http://www.lincolnandthecivilwar.com/SubLevelPages
124 The Southern Literary Messenger. June 30. 1860.
125 Memphis Daily Appeal. May 28. 1860.
126 Daily Southern Confederacy //New York Tribune. Jan. 23. 1860.
127 New York Tribune. Jan. 27. I860.
128 Eaton C. The Freedom-of-Thought Struggle in the Old South. N.Y., 1964. Р. 376; Eaton C. Mob Violence in the Old South //Mississippi Valley Historical Review. Vol. 29. Dec. 1942. P.370.
129 Davis M. The Image of Lincoln in the South. Knoxville, 1971. P.14.
130 Nevins A. The Emergence of Lincoln. In 2 vls. N.Y., 1950. Vol. 2. P. 287, 306-309; Cole A.C. Lincoln’s Election an Immediate Menace to Slavery in the States? //American Historical Review. Vol. 36. July, 1931. P.743.
131 Louisville Daily Courier. May 26. 1860; Catton B. The Coming Fury. Garden City (N.Y.), 1961. Р. 94; .
132 Fite E. D. The Presidential Campaign of 1860. N. Y., 1911. P. 210.
133 New Orleans Bee. May 21. 1860 // Southern Editorials on Secession /Ed. by Dumond D.L. N.Y., 1931. P.104.
134 Crenshaw O. The Psychological Background of the Election of 1860 in the South //North Carolina Historical Review. Vol. 19. July, 1942. P. 260-279.
135 Davis M. The Image of Lincoln in the South. Knoxville, 1971. P.
136 Charleston Mercury. April 16. 1860.
137 New Orleans Daily True Delta. Oct. 12, 1860 //Southern Editorials on Secession /Ed. by Dumond D.L. N. Y., 1931. Р.186.
138 The Daily Nashville Patriot. Oct. 13. 1860 //Southern Editorials on Secession /Ed. by Dumond D.L. N. Y., 1931. Р.190.
139 Columbia Daily South Carolinian. Aug. 3. 1860 //Southern Editorials on Secession /Ed. by Dumond D.L. N. Y., 1931. Р. 153-157.
140 New York Times. Aug. 7. 1860.
141 http://www.uselectionatlas.org/
142 http://www.ipl.org/div/potus/mvanburen.html
143 Nevins A. The Evening Post. A Century of Journalism. N.Y., 1968. Р.268; Harper’s Weekly. Nov. 10.1860.
144 Торо Г.Д. Высшие законы. М., 2001. С. 332.

Текст: © 2004 Т.В. Алентьева
Опубликовано:Американская проблематика в периодике XVIII-XX вв. -М.: ИВИ РАН, 2004.- С. 133-171.
Статья предоставлена автором

Алентьева Т.В. «Президентские выборы 1860 г. в зеркале прессы»

В самый острый момент политической борьбы, каким являются выборы на высшую должность в стране, неизмеримо возрастает роль средств массовой информации. Президентские выборы всегда предоставляют самые широкие возможности СМИ в том, чтобы агитировать за того или иного кандидата, манипулировать общественным мнением, расхваливая достоинства, которых нет в наличии и замалчивать недостатки, если это возможно.
Вот почему изучение прессы в рамках политической истории XIX в. является актуальнейшей задачей для историка.