Алентьева Т.В. «Сравнительный анализ конституционных документов федерального Союза и Конфедеративных Штатов Америки»

Когда попадаешь в город Ричмонд, бывшую столицу Конфедеративных штатов Америки (КША), то неизбежно окажешься в центре города на знаменитой аллее конфедератов, где величественные монументы президенту Джефферсону Дэвису, боевым генералам Роберту Ли, Джебу Стюарту, Стоунволлу Джексону, напоминают о былой славе американского Юга. Странной на первый взгляд выглядит надпись на памятнике Дж. Дэвису: «он защищал конституцию». И сразу же возникает вопрос: защитником какой именно конституции он являлся?

Для того чтобы лучше понять юридическую природу конфликта, ставшего самой кровавой в истории США Гражданской войной (1861-1865 гг.), следует проследить истоки возникновения Конституции КША, выяснить, в чем были ее отличия от федеральной конституции 1787 г., а также проанализировать декларации отделившихся штатов.

Теоретики правового обоснования сецессии Юга опирались, прежде всего, на основополагающий документ американской государственности – Конституцию 1787 года. Основанная на принципе федерализма, она содержала в самой себе немало противоречий. «Отцы-основатели» по-разному понимали федерализм. Одну из точек зрения защищал А. Гамильтон. Он полагал, что национальное правительство создается народом, а законы и договоры принимаются и заключаются согласно Конституции, которая является высшим законом страны (ст. VI). Поскольку для страны важнее всего развитие национальной экономики и поддержание благоприятных международных отношений, то он считал, что национальное правительство является верховной и ведущей силой в политических отношениях, и его полномочия должны истолковываться весьма свободно1. Это было так называемое «широкое толкование» конституции. Другая точка зрения отстаивалась Т. Джефферсоном, не присутствовавшим на конституционном конвенте, поскольку находился в качестве посланника во Франции. Его позиция состояла в том, что федеральное правительство является продуктом соглашения между штатами. И хотя «народ», по существу выступает как носитель власти, основная угроза его правам и свободам исходит именно со стороны федерального правительства. Таким образом Джефферсон считал, что полномочия федерального правительства должны истолковываться узко и строго ограничиваться2.

Примирить противоречивые интересы больших и малых штатов, северных и южных было довольно сложно из-за того, что по ряду пунктов взаимоотношения штатов не были четко определены. Только впоследствии, чтобы успокоить страхи относительно намерений центрального правительства была принята десятая поправка к Конституции, гласящая, что «полномочия, не делегированные Конституцией Соединенным Штатам, и права штатов, с помощью нее не ограниченные, принадлежат штатам или народу»3.

Сторонники сецессии пытались внушить южанам, что только путем раскола Союза можно было спасти южную цивилизацию от северной агрессии. Их политическая идеология возводилась на основе доктрины прав штатов. Союз, по их мнению, был создан как добровольное объединение штатов, и каждый штат имеет право в любой момент выйти из него. Ссылаясь на провозглашенное Декларацией независимости 1776 г. право на революцию, сецессионисты утверждали, что южане осуществляют на практике неотъемлемое право изменять форму правления, если та перестает соответствовать целям, ради которых она создавалась. Поскольку федеральная власть действует вопреки интересам южных штатов, последние имеют право на отделение и создание своего правительства, считали они. В своей инаугурационной речи временный президент КША Джефферсон Дэвис заявил, ссылаясь на Декларацию независимости 1776 года: «Наше современное положение, достигнутое беспрецедентным в мировой истории способом, иллюстрирует американскую идею о том, что правительства создаются с согласия управляемых, и что в воле народа заменять или свергать правительства всякий раз, когда они становятся разрушительными для целей, для достижения которых они были созданы»4. Разумеется, принятая «отцами-основателями» конституция 1787 г. ничего не говорила о праве штатов на отделение. Поскольку в западном праве толкование «лакун» текста ведется по принципу: «Разрешено все, что прямо не запрещено законом», то, по-видимому, легислатуры штатов считали себя вправе принимать особые ордонансы и декларации об отделении, написанные в соответствии с Декларацией независимости 1776 года.

Однако американское право связано также и с прецедентами, поэтому у сторонников отделения были серьезные аргументы ссылаться на разработанные в 1798-1799 гг. Т. Джефферсоном и Дж. Мэдисоном Кентуккийские и Виргинские резолюции, принятые легислатурами этих штатов и развивавшие конституционные доктрины прав штатов5. В Кентуккийских резолюциях 1798 г. говорилось: «Постановлено, что несколько штатов, образовавших Союз, объединились не на принципе неограниченного подчинения их федеральному правительству, но согласно духу и принципам Конституции и поправок к ней, которые создавали федеральное правительство для определенных целей – делегируя этому правительству определенные точные полномочия и сохраняя за каждым штатом все остающиеся права для их собственного самоуправления, и что всякий раз, когда федеральное правительство присваивает себе неделегированные полномочия, эти акты являются незаконными, бесполезными и не имеющими силы». Сторонники этих документов утверждали, что отдельные штаты могут судить о конституционности или антиконституционности законов федерального правительства, и имеют право отказаться от соблюдения законов, признаваемых неконституционными6. В связи с этим, данные документы расценивались как первоисточник права нуллификации и сецессии7. В Кентуккийских резолюциях 1799 г. заявлялось: «Постановлено, что этот штат рассматривает федеральный союз… как способствующий свободе и счастью нескольких штатов; что штат теперь недвусмысленно объявляет, что его присоединение к Союзу было в согласии с этим очевидным и реальным намерением, но он в будущем может быть …среди тех, кто будет стремиться к его разрушению». Также в них говорилось: «Постановлено, что несколько штатов, которые сформировали это правительство (имеется ввиду федеральный центр – Т.А.), будучи суверенными и независимыми, имеют неоспоримое право судить о нарушении им законов, и что нуллификация всех неправомочных актов этого правительства суверенными штатами является справедливым средством»8.

Общеизвестно, что Второй Континентальный Конгресс заседал четырнадцать месяцев, прежде чем объявил независимость американцев в 1776 году. Создание Конституции Соединенных Штатов и организация нового федерального правительства потребовало почти двух лет. Напротив, Конфедеративные Штаты Америки были созданы и разработали свою конституцию в течение четырех месяцев после избрания президентом Союза представителя республиканской партии Авраама Линкольна, в котором все южане видели сторонника ликвидации рабства9.

Не удивительно, что первым с требованием отделения от Союза выступил штат Южная Каролина. «Нет ничего во всех темных пещерах человеческой страсти, столь жестокого и смертельного, чем ненависть, которую южные каролинцы выражают по отношению к янки, – писал корреспондент лондонской газеты «Times» из Чарльстона. – Вражда греков к туркам была ребячьей игрой по сравнению с враждебностью, проявленной джентри Южной Каролины в отношении к «толпе Севера»… Штат Южная Каролина, как мне говорили, был основан джентльменами… Ничто на свете, не заставит их подчиняться союзу с фанатичными подлецами-аболиционистами из штатов Новой Англии!»10

20 декабря 1860 года легислатура Южной Каролины предложила рассмотреть проблему сецессии на конвенте штата. Конвент заседал в атмосфере происходивших постоянно парадов милиции, именующей себя минитменами, марширующих оркестров, фейерверков, многолюдных митингов граждан, размахивающих южнокаролинскими флагами и выкрикивающих лозунги о правах Юга. Голосованием в течение 45 минут без всяких прений: «за» – 169; «против» – ни одного, конвент принял ордонанс«О расторжении союза между штатом Южная Каролина и другими штатами, соединенными с ней в соответствии с договором, называемым Конституцией Соединенных Штатов Америки»11. От имени народа штата Южная Каролина провозглашалось, что «союз… существующий между Южной Каролиной и другими штатами под именем Соединенные Штаты Америки… расторгается»12.

В «Декларации о непосредственных причинах, побуждающих и оправдывающих отделение Южной Каролины от федерального Союза», принятой 24 декабря 1860 г., делались ссылки на права штатов, гарантированные Конституцией 1787 г. Право на сецессию обосновывалось договорными обязательствами федерального правительства и штата. Исходя из того, что в каждом договоре обязательства сторон являются взаимными, Южная Каролина утверждала, что в течение ряда последних лет штаты Севера не выполняли свои конституционные обязательства, предусмотренные ст. IV разд. 2 Конституции США (норма о выдаче беглых рабов). Конституционный договор, как заявлялось на конвенте Южной Каролины, «был преднамеренно нарушен и проигнорирован нерабовладельческими штатами». Ссылаясь на то, что это условие являлось столь существенным для данного договора, что без него последний не был бы заключен, штат, как одна из договаривающихся сторон, счел себя свободным от обязательств. В декларации утверждалось, что вступление Линкольна в должность явится прямой угрозой «особому институту Юга»: «…Югу будет запрещен доступ к общей территории, …против рабства будут вести войну до тех пор, пока оно не исчезнет на всей территории Соединенных Штатов. Тогда исчезнут конституционные гарантии. Равные права штатов будут уничтожены. Рабовладельческие штаты утратят способность к самоуправлению и самозащите, и федеральное правительство станет их врагом». Заканчивалась декларация провозглашением полной независимости штата Южная Каролина: «И потому мы, народ Южной Каролины, в лице наших делегатов, собравшихся на конвент, свидетельствуя перед Верховным судией Вселенной чистоту наших намерений, торжественно заявляем, что Союз, доныне существовавший между этим штатом и другими штатами Северной Америки, расторгнут и что штат Южная Каролина снова занимает свое положение среди стран мира в качестве отдельного и независимого государства…»13 Здесь почти дословно перефразируется заключительная часть «Декларации независимости» 1776 г.14

В специальном «Обращении конвента граждан штата Южная Каролина к жителям рабовладельческих штатов США, принятом 25 декабря 1860 г. и написанном ярым сторонником отделения журналистом Р. Реттом, говорилось, о том, что: «Правительство Соединенных Штатов больше не является Правительством Конфедеративной Республики и объединенной Демократии. Оно уподобилось тому Правительству Великобритании, которое наши отцы свергли в результате семилетней борьбы за независимость… Южные Штаты сейчас находятся точно в таком же положении, в какой находились колонии. Северные Штаты, обладая большинством в Конгрессе, требуют себе точно такой же законодательной власти, как и прежний британский парламент»15. В этом документе также подчеркивалось, что федеральная конституция 1787 г. была создана в целях защиты рабовладения и не предполагала его отмены. «Трудно поверить, что наши предки согласились бы на союз с жителями Севера, если бы в момент подписания Конституции среди северян главенствовали их сегодняшние аболиционистские чувства и настроения. Тогда не было никаких тарифов и никакого фанатизма в вопросе о неграх. Тогда были делегаты из Новой Англии, которые пообещали делегатам из Южной Каролины и Джорджии двадцатилетнее разрешение на ввоз рабов из Африки… Африканское рабство тогда существовало во всех штатах, кроме одного. Мысль о том, что …вопрос об африканском рабстве будет основанием претензий Севера на управление Югом, никогда не приходила в головы наших предков. Союз той Конституции был союзом рабовладельческих штатов»16. В данном документе его авторы обращались также к теории «суверенитета штатов», разработанной известным южным политиком и юристом Джоном Кэлхуном17. В обращении Южной Каролины говорилось: «Что касается нас, то мы считаем, что принцип свободного Правительства, возможно, более важен, чем существование Соединенных Штатов… Будучи суверенным штатом, мы приняли участие в конституционном соглашении и признали его для себя. Теперь штат Южная Каролина, действующий по праву своего суверенитета хочет надлежащим образом выйти из Союза. Когда была принята Конституция, штат не лишился своего суверенитета. Последнее, с чем может расстаться штат – это его суверенитет. Его суверенитет составляет его жизнь»18.

Как надеялись самые ярые сторонники сецессии, прозванные «пожирателями огня», этот смелый шаг должен был вызвать цепную реакцию конвентов в других штатах глубокого Юга. В январе-феврале 1861 г. из Союза вышли: Миссисипи (9/I), Флорида (10/I), Алабама (11/I), Джорджия (19/I), Луизиана (26/I), Техас (1/II). Позднее к ним присоединились: Виргиния (17/IV), Теннеси (6/V), Арканзас (6/V), и Северная Каролина (20/V). Территория всех 11 отделившихся штатов достигла 733 144 кв. миль, что составляло 40% территории страны19.

Хотя ни один из этих конвентов не продемонстрировал полного единства своих членов, как это было в Южной Каролине, средний процент голосования в пользу раскола был 80%. (См. табл. 1)

Таблица 1. Голосование на конвентах и в легислатурах штатов20

 

Штат

Дата

Голосование на конвентах и в легислатурах штатов.
«За» «Против»
1 Южная Каролина 20. 12. 1860 169 0
2 Миссисипи 9.01. 1861 85 15
3 Флорида21* 10.01. 1861
26. 02. 1861
62
54
7
0
4 Алабама* 11. 01. 1861
12. 03. 1861
61
87
39
5
5 Джорджия* 19.01. 1861
16.03. 1861
208
276
89
0
6 Луизиана*

26. 01. 1861
26.03. 1861
113

109

17

7

7 Техас 1.02. 1861 166 8
8 Виргиния* 4.04.1861
17.04.1861
45
88
89

55

9 Арканзас 6.05.1861 69 1
10 Теннеси 6.05.1861 66 25
11 Северная Каролина 28. 02.1861 35 85

Конвенты штатов в большинстве случаев не выносили ордонансы о сецессии на ратификацию избирателями. Это вело к обвинению, что движение в пользу сецессии действовало вопреки желанию людей. Но фактически главной причиной для отказа в ратификации населением было желание избежать промедления в формировании Конфедеративных Штатов Америки. Тем более, что избиратели только что выбрали делегатов, которые ясно выразили свою позицию, выбрав представителями сторонников сецессии. При этом создатели КША ссылались на пример ратификации Конституции 1787 решениями легислатур штатов, а не при помощи всенародного голосования22. Тем не менее в ряде штатов референдум все же был проведен, но уже после начала военных действий, что не могло не сказаться на результатах голосования. (См. табл. 2).

Таблица 2. Референдумы по вопросу о сецессии23

Штат Дата Итоги голосования
«За» «Против»
Теннеси 9.02. 1861
8.06. 1861
57 798
104 913
69 675
47 238
Арканзас 18.02. 1861 27 412 15 826
Техас 23.02 1861 46 153 14 747
Северная Каролина 28.02 1861 46 672 47 323
Виргиния 23.05. 1861 125 950 20 373
Западная Виргиния 24.10.1861 781 18 408

Анализ деклараций о сецессии отдельных штатов не только раскрывает подлинные причины, подтолкнувшие на этот шаг. Это во многом документы манипулятивного характера, рассчитанные на то, что напоминание о старых обидах, бесконечные повторения о притеснениях Севера создадут соответствующее общественное мнение. Это следует подчеркнуть сразу, поскольку при чтении деклараций может создаться впечатление, что действия южан носили вынужденный характер и только соответствующие враждебные шаги Севера толкнули их на раскол Союза. Аргументация составителей этих документов была достаточно продуманной и изощренной. Самое любопытное, что сами эти документы были составлены буквально по образцу Декларации независимости 1776 г. Анализ деклараций о сецессии показывает: южане четко осознавали и безапелляционно заявляли, что раскол Союза происходит из-за института рабства, который они стремятся во что бы то ни стало сохранить, в то время как Север желает его постепенного уничтожения. В «Декларации Миссисипи», подобно тому, как в Декларации независимости перечислялись претензии к королю Великобритании Георгу III, содержался перечень злоупотреблений властью со стороны федерального Союза, начиная с Северо-Западного Ордонанса 1787 г.: «Он отрицал право собственности на рабов и отказывался покровительствовать ему на морях и в территориях… отказывался принимать новые рабовладельческие штаты в Союз… по существу отменил Закон о беглых рабах 1850 г. во всех свободных штатах… защищал социальное и экономическое равенство негров и, поощряя их к восстаниям, … настраивал свою прессу, церковные кафедры, школы против нас, в результате чего все общественное мнение Севера было возбуждено и исполнено предрассудков в отношении нас»24. В еще более резких тонах обвинения в адрес федерального правительства были сформулированы в «Декларации Техаса»: «Они (имеются ввиду аболиционисты – Т.А.) вторгались на землю Юга и убивали невинных жителей, в то врем как их пресс, их политические лидеры и проповедники воздавали почести убийцам и лицам, совершавшим преступления… Они посредством почты и нанятых эмиссаров рассылали изменнические памфлеты и газеты среди нас, возбуждая восстания рабов и приближая кровопролитие и резню к нашим домашним очагам»25.

Конечно, в общественном мнении большинства жителей южных штатов рабство представлялось в виде незыблемой социальной основы, и любые посягательства на этот «благословенный институт» ими встречались в штыки. Апеллируя к собственническим инстинктам сограждан, авторы деклараций о сецессии напоминали им о несоблюдении северными штатами законов о возвращении беглых рабов на Юг, об их противодействии превращению новых территорий в рабовладельческие штаты26.

Но не только обычные для южан претензии к Северу были в арсенале пропагандистских средств сецессионистов, им необходимо было убедить всех южан в том, что с избранием республиканского президента федеральная власть стала опасной и гибельной для Юга, его особой цивилизации, основанной на рабском труде. «Запрещение рабства в территориях, повсеместная враждебность к нему, равенство белой и черной расы, пренебрежение всеми конституционными гарантиями рабовладения – вот что провозглашали ее лидеры и вот чему аплодировали ее последователи»27.

Анализ большинства сецессионистских документов показывает, что главная причина конфликта – плантационное рабство негров, к постепенному уничтожению которого, так или иначе, привела бы реализация республиканского требования ограничения его распространения на новые территории.

Конвент отделившихся штатов начал свою работу 4 февраля 1861 г. в Монтгомери (Алабама), на нем присутствовали представители 6 штатов: Алабамы, Флориды, Джорджии, Луизианы, Миссисипи, Южной Каролины. Конвент провозгласил создание Конфедерации южных штатов. Они создали вооруженные силы, занявшие почти все военные арсеналы и форты США, за исключением Самтера. 18 февраля делегаты избрали временным президентом Джефферсона Дэвиса (1808-1889)28, крупного плантатора из Миссисипи, являвшегося сенатором конгресса США. Вице-президентом был избран Александр Гамильтон Стефенс (1812-1883)29. Будучи политическим деятелем и юристом, он еще задолго до сецессии Юга отстаивал это право, как действенное, хотя и крайнее средство, заставляющее федеральную власть держаться в рамках Конституции. Право на отделение есть право как гражданское, так и революционное. Оно заложено в договоре, первоначально заключенном штатами. Любой штат вправе взять обратно то, что он предоставил мирным путем, когда сочтет подобный шаг желательным. Суверенные штаты никогда не отрекались от своего суверенитета. Конституция представляет собой равноправный договор между равноправными партнерами. Соединенные Штаты – это федеративный союз, а не органически единое государство. Рассмотрение основного закона как документа, связывающего страну воедино и подчиняющего каждого отдельного гражданина непосредственно центральному правительству Стефенс считает не только антиисторическим, но и противоречащим всем фактам и всем традициям: «Настоящее государство должно прежде всего быть сильным… Необходимо, чтобы некая сила объединяла воедино все его части и всех его граждан. Я охотно признаю эту необходимость. Наши расхождения затрагивают не эту силу и не широту ее применения, а характер и природу. Какой она должна быть – физической или моральной? Я полагаю, что самая могучая сила, способная связывать воедино все составные элементы всякого государства, это любовь народа к своему государству»30. До тех пор, пока уважаются права всех, общие интересы и верность своему государству будут сохранять целостность союза.

11 марта 1861 г. делегаты Конвента приняли Конституцию Конфедеративных Штатов Америки (КША)31.

21 марта 1861 г. вице-президент А. Стефенс произнес в Саванне речь о принципах нового государства. «В период разработки старой конституции … среди большинства ведущих государственных деятелей господствовало мнение, что порабощение африканцев являет собой нарушение законов природы, что с социальной, моральной и политической точки зрения оно носит принципиально порочный характер. Это явление представлялось им злом, но они не знали, как с ним бороться. Однако все они в то время полагали, что провидение каким-то образом вмешается, что дни института рабства будут сочтены и оно умрет естественной смертью… Эти представления были в основе своей ошибочными, ибо исходили из представления о равенстве рас… Наше новое государство исходит из прямо противоположной идеи… Основой, краеугольным камнем является великая истина, гласящая, что негр и белый не равны, что рабство, то есть подчинение высшей расе, – естественное и правомерное для негра состояние… отвечающее велениям нашего Создателя… Наша Конфедерация основана на принципах, которые находятся в полном согласии с божественными законами. Этот камень, отброшенный первыми строителями, «становится главной опорой», поистине «краеугольным камнем» нашего нового здания»32.

В конституции Конфедерации нашли отражение основные цели сецессионистов. В большей части она копировала конституцию США, начиная с преамбулы. Изменялась только норма представительства в нижней палате: в федеральной конституции 1787 г. 1 представитель от 30 тысяч жителей (ст.1 разд. 2) а в Конституции КША 1 представитель от 50 тысяч (ст. 1 разд. 2 п. 3), но с той разницей, что рабство провозглашалось открыто и вместо формулировки «3/5 всех прочих лиц» при исчислении состава населения вводилось положение о «3/5 всех рабов». Открытое признание рабства содержалось в ст. 4 разд. п. 1 Конституции КША: «Граждане каждого штата … имеют право приезжать и временно оставаться в любом штате этой Конфедерации со своими рабами и иной собственностью, и их право на владение указанными рабами не может быть нарушено». Если в федеральной Конституции 1787 г. (ст. 4 разд. 2) завуалировано говорилось о «лицах, обязанных быть в услужении или на работах», подлежащих выдаче в случае их бегства из одного штата в другой, то в Конституции КША прямо употреблялось слово «раб» (ст. 4 разд. 2 п.3). Также вводился положение о приеме новых штатов в КША в качестве рабовладельческих (ст. 4. разд. 3 п. 3). Однако авторам основного закона КША пришлось признать запрет на работорговлю с другими странами и вывоз рабов из Африки: «Настоящим запрещается ввоз африканских негров из любого иностранного государства, кроме рабовладельческих штатов или территорий Соединенных Штатов Америки; Конгрессу вменяется принять законы, эффективно препятствующие такому ввозу» (ст. 1. разд. 9 п. 1). Кроме того, в статью 1 разд. 9 (п. 12-19), были включены основные положения Билля о правах 1791 года33.

Учитывая конфедеративную форму объединения южных штатов, конституция значительное внимание уделяла правам отдельных штатов. Уже в преамбуле говорилось о признании прав штатов, как суверенных независимых государств. Президент КША избирался на 6 лет, а не на 4 года, как в федеральной конституции, но порядок избрания сохранялся тот же самый. Расширялись полномочия и усиливалась централизация исполнительной власти, вопреки основным постулатам защитников прав штатов. Так, например, президент КША имел право увольнения и назначения министров и других должностных лиц: «Главы любого из исполнительных департаментов, и все лица, имеющие отношение к дипломатической службе, могут быть отстранены от должности по желанию Президента» (ст. 2. разд. 2 п. 3, 4). Характерно также и то, что конституция не предоставляла штатам права свободного выхода из Конфедерации. Об этом, как и в федеральной Конституции не упоминалось вообще (ст. 10 разд. 1-3).

22 февраля 1862 г. Дж. Дэвис был избран выборщиками на пост постоянно действующего президента на 6 лет, одновременно был переизбран в своей должности снова и вице-президент А. Стефенс. Так что, любопытным в конституционной практике КША было то, что Дж. Дэвису в течение двух лет пришлось дважды вступать в должность и произносить инаугурационную речь. В своей второй инаугурационной речи он заявил: «Народ штатов, ныне объединившихся в конфедерацию, пришел к заключению, что правительство Соединенных Штатов оказалось в руках секционного большинства, и может извратить самую священную из всех своих обязанностей, разрушив права, защищать которые оно клялось. Они посчитали, что дальнейшее пребывание в Союзе подвергнет их продолжению унизительной дискриминации, покорение которой несовместимо с их процветанием и нетерпимо для гордых людей. Потому они решили разорвать эти связи и основать для себя новую Конфедерацию»34.

Сравнительный анализ документов Конфедеративных Штатов Америки и основополагающих конституционных документов США исключительно четко и недвусмысленно показывает нам, что одной из главных причин ожесточенной Гражданской войны была не проблема прав штатов, а вопрос о рабстве. Это четко осознал Авраам Линкольн, когда подписал Прокламацию об освобождении рабов 22 сентября 1862 г. И Америка сумела в результате огромных усилий увидеть, по его словам, «второе рождение свободы» и возродиться снова как единый Союз после военного разгрома Конфедерации и капитуляции ее вооруженных сил 9 апреля 1865 г.

Примечания

1 См.: Филимонова М.А. Александр Гамильтон и создание конституции США. М., 2004. С. 170-171, 208-212.
2 См.: Уилсон Д. Американское правительство. М.,1995. С. 51; Haecker L.M. A. Hamilton in the American Traditions. N.Y., 1967.
3 Соединенные Штаты Америки. Конституции и законодательные акты / Под ред. О.А. Жидкова. М., 1993. С. 42.
4 http://americancivilwar.com
5 См.: Исаев С.А. Джеймс Мэдисон. Политическая биография. Спб., 2006. С. 217-223.
6 Документы содержали отсылку к поправке 10 Билля о правах. См. ст. 3. Кентуккийских резолюций 1798 г. http://www.constitution.org/cons/kent1798.htm ; http://www.constitution.org/cons/virg1798.htm .
7 Gutzman K. The Virginia and Kentucky Resolutions Reconsidered: An Appeal to the Real Laws of Our Country // Journal of Southern History. 2000. № 66. Р. 473-496.
8 http://www.constitution.org/cons/kent1799.htm.
9 См.: Алентьева Т.В. Образ Линкольна на Юге // Всеобщая история. Современные исследования. Вып. 12. Брянск, 2003. С. 64-76.
10 The Rebellion Record / Ed. by F. Moore. Vol. I. N.Y., 1861. P. 315.
11 http://www.civilwarhome.com/scordinance.htm ; Channing S.A. Crisis of Fear: Secession in South Carolina. N.Y., 1970. Р. 182-185.
12 Hockett H.C. The Constitutional History of the United States.1826-1876. N.Y., 1939. P. 260-261; Vandiver F. Basic History of the Confederacy. Princeton, 1962. P. 99.
13 May J.A., Faunt J.R. South Carolina Secedes. Baton Rouge, 1960. P.76-81.
14 См.: Соединенные Штаты Америки. Конституции и законодательные акты / Под ред. О.А. Жидкова. М., 1993. С. 28.
15 http://america-xix.org.ru/library/south-carolina-address/
16 Разумеется, южане были правы в своих утверждениях, однако, не стоит забывать, что рабство прямо не называлось в Конституции 1787 года, а упоминания о нем носили завуалированный характер. См.: ст. 1 раздел 2, 9; ст. 4 раздел 2 текста Конституции 1787 года.
17 См.: Алентьева Т.В. Правовые аспекты сецессии Американского Юга в 1860 г. // Актуальные проблемы юридической науки. Ученые записки РОСИ. Вып. 5. Курск, 2000. С.63-81.
18 http://america-xix.org.ru/library/south-carolina-address/
19 К столетию Гражданской войны в США. М., 1961. С. 136; Иванов Р.Ф. Конфедеративные Штаты Америки (1861-1865): в 2 ч. М., 2002. Ч.1. С. 50.
20 http://www.BonnieBluePublishing.com ; http://ehistory.osu.edu/world/articles .
21 * Первое голосование было в легислатуре, а второе на специальном конвенте штата.
22 Wooster R.A. The Secession of the Lower South – An Examination of Changing Interpretations // Civil War History. Vol. 7. 1961. P. 117-27.
23 http://www.rra.dst.tx.us/c_t/History1/SECESSION.cfm.
24 http://sunsite.utk.edu/civil-war/reasons.html#Mississippi.

25 http://sunsite.utk.edu/civil-war/reasons.html#Texas.
26http://sunsite.utk.edu/civil-war/reasons.html#Georgia.
27http://sunsite.utk.edu/civil-war/reasons.html#Georgia.
28 См.: Cooper W.J. Jefferson Davis, American. N.Y., 2000 etc.
29 См.: Richardson E.R. Little Alexander. A Life of A. Stephens. N.Y., 1932.
30 Stephens A.H. Constitutional View of the Late War between the States. Philadelphia, 1868. Vol. 1. P. 526.
31 Rebellion Record: A Diary of American Events, with Documents, Narratives, Illustrative Incidents. Poetry etc.: In 11 Vols. / Ed. by F. Moore. N.Y., 1864-1869. Vol. II. P. 321-327. Интересно отметить, что ратификация Конституции конфедерации прошла практически единогласно. Голосование в легислатуре Флориды: за, – 54, против – нет; в Алабаме: за – 87, против – 5; в Джорджии: за – 276, против – нет; в Луизиане: за – 109, против – 7; в Арканзасе: за – 63, против – 8.
32 Pendleton L.B. Alexander H. Stephens. Philadelphia,1908. P. 251-254.
33 Documents of American History / Ed. by H.S. Commager. N.Y., 1945. P. 376-385; http://america-xix.org.ru/library/csa_constitution.
34 http://america-xix.org.ru/library/davis-inaugural/2.html

Текст: © 2011 Т.В. Алентьева
Опубликовано: Компаративистика – 2010: сравнительное правоведение, сравнительное государствоведение, сравнительная политология / под ред. А.Ю, Саломатина. Пенза: Изд-в ПГУ, 2011. С. 284-295.
Статья предоставлена автором

Алентьева Т.В. «Сравнительный анализ конституционных документов федерального Союза и Конфедеративных Штатов Америки»

В статье автор исследует истоки возникновения Конституции КША, выясняет, в чем были ее отличия от федеральной конституции 1787 г., и анализирует декларации отделившихся штатов.