Алентьева Т.В. «Причины Гражданской войны (1861-1865) в новейшей американской историографии»

В американской историографии по-прежнему одной из самых дискуссионных проблем остается выяснение причин Гражданской войны между Севером и Югом. Казалось бы, за период, прошедший со времени ее окончания, американские историки уже перебрали и обсудили все мыслимые и возможные причины «неотвратимого конфликта». Однако, в 2003 г. в «Journal of American History» появилась любопытная статья профессора истории Оберлинского колледжа Гэри Корнблиха «Переосмысливая приход Гражданской войны»1. В ней под влиянием постмодернизма, получившего широкое распространение в новейшей западной историографии, Корнблих обращается к так называемой «воображаемой истории», или, как принято говорить, к сослагательному наклонению2. Он полагает, что было сходство в причинах первой и второй американских революций. Оно заключалось в военных конфликтах, которые им предшествовали: Семилетняя война и Мексиканская война. Корнблих доказывает, что именно Мексиканская война повлекла за собой Гражданскую войну Севера и Юга. Поэтому в своих рассуждениях он отталкивается из посылки исключения Мексиканской войны из американской истории. Он делает предположение, что победа на выборах 1844 г. кандидата вигов Генри Клея над кандидатом демократов Дж. Полком обеспечила бы совершенно другой сценарий развития для США. Логика его рассуждений в том, что аннексия Техаса и присоединение огромных мексиканских территорий после победы на президентских выборах Дж. Полка усилили позиции рабства и рабовладельцев в Союзе. Ссылаясь на работы Дженовезе и Эшворта, он пишет о неизбежности естественного отмирания рабства. Правда при этом Корнблих подчеркивает несогласие с ними клиометристов Фогела и Энгермана, которые не просто считали плантационное хозяйство высоко прибыльным, но полагали, что оно имеет долговременную перспективу, так как тесно связано с капитализмом. В любом случае Корнблих делает вывод, что рабство было бы отменено мирным образом, как в Бразилии, а Гражданской войны удалось бы избежать. В конце статьи автор признается, что его история в сослагательном наклонении вряд ли сможет примирить позиции фундаменталистов, так он называет историков – защитников «неотвратимого конфликта», и ревизионистов – сторонников идеи «бессмысленной войны».

История, как известно, не знает сослагательного наклонения. Поэтому споры и дискуссии американских историков в связи с Гражданской войной Севера и Юга продолжаются. Невозможно точно определить то количество работ, в которых рассматривается назревание Гражданской войны в США3. И это не удивительно, поскольку изучение данного этапа американской истории связано с главнейшим вопросом второй американской революции: в чем причина кровавой междоусобицы, унесшей огромное количество жизней. Нация, насчитывающая в 1860 г. почти 32 миллиона, отправила на войну три миллиона человек. Ужасные потери составили почти один миллион. Непосредственно в сражениях погибло более 600 тыс. солдат и матросов Союза и Конфедерации. Из них около 360 тыс. составляли военнослужащие Союза и 280 тыс. были солдатами Конфедерации4. Хотя потери Севера в Гражданской войне превышали потери Юга почти на 40%, влияние этой войны на Юг было более катастрофическим, вследствие меньшей численности его населения. Гражданская война в Америке занимает 4-е место среди всех военных конфликтов по общему числу жертв и 8-е место по числу жертв на каждые 10 тыс. человек населения страны.

Более 50 лет издается специальный журнал «Civil War History», в котором активно обсуждаются самые различные проблемы, связанные с назреванием Гражданской войны. В юбилейном 50-м томе главный редактор Уильям Блэр отмечал, что на страницах этого издания в соответствии с новыми тенденциями в историографии уделяется много внимания обычным людям, женщинам, афро-американцам. Основываясь на междисциплинарных подходах, достижениях политических наук, лингвистики, многие авторы статей пытаются рассматривать назревание войны с позиций «рядового американца»5.

Традиционно часть американских исследователей возлагала и продолжает возлагать ответственность за возникновение Гражданской войны на фанатиков-аболиционистов6. Однако, в настоящее время появился ряд интересных работ о других фанатиках–экстремистах, уже на Юге, называемых современниками «пожирателями огня»7. По-прежнему не утихают споры о виновности Севера или Юга, о личной ответственности Линкольна8 или Дж. Дэвиса9. Еще в период трагического противостояния сторон зародились два направления в американской историографии: «северное» и «южное»10, и до сих пор им не удается прийти к полному взаимопониманию. По верному замечанию Д. Ратмана, изучение Севера и Юга идет как бы двумя потоками, параллельно. Эти две историографические волны ни разу не сливались11.

Еще в 1959 г. в сборнике «Причины Гражданской войны»12 видный либеральный американский историк Кеннет Стэмп попытался суммировать разные подходы и создать общую картину состояния мнений историков относительно причин войны, однако вынужден был констатировать, что в их объяснении современные историки находятся еще дальше друг от друга, чем были ее участники. Вместе с тем он выражал уверенность, что продолжающиеся дискуссии будут способствовать более глубокому пониманию «величайшего национального кризиса»13. Традиция издания сборников, представляющих различные позиции историков, продолжается. В связи с этим стоит отметить появление книги «Лицом к врагу. Перспективы изучения Гражданской войны», в которой собраны 36 эссе, написанных различными историками и по-разному интерпретирующих события14. Большое влияние на американскую историографию второй половины XX века оказало формирование различных направлений «новой исторической науки»: экономической, политической, социальной, культурной. Это вооружило исследователей новыми методами и позволило дать новые интерпретации причин Гражданской войны. Однако, «лингвистический поворот» и постмодернистский вызов кардинально изменили приоритеты американских историков15.

Ряд историков на первый план помещают пропагандистскую войну, которую вели друг против друга две секции Союза. В доказательство этой точки зрения приводятся самые разнообразные документы: передовицы из газет, заявления политиков, мемуары и письма, написанные непосредственными участниками событий. Так, в книге Ф. и Л. Мерков «Плоды пропаганды администрации Тайлера» анализируется использование мифа об английской угрозе для распространения идей экспансионизма в американском обществе16. В статьях современного исследователя Ф. Пэлудана рассматриваются приемы политической риторики Линкольна, пропагандистские усилия его администрации, их воздействие на позицию северян накануне и в годы Гражданской войны17. Изучением влияния передовиц ведущих южных газет на общественное мнение южан в период сецессионистского кризиса занимались Д. Рейнольдс и К. Остхаус18. Эти авторы полагают, что в южной прессе возобладали идеи крайнего сепаратизма, которые и привели к кровавой Гражданской войне. Рейнольдс даже пришел к выводу, что введение цензуры могло бы остудить горячие головы и помочь избежать военного столкновения. Следует выделить работу двух историков журналистики – Л. Ратнера и Л. Дуайта, которые ставят и решают те же проблемы влияния прессы на общественное мнение, анализируя роль экстремистских групп, «пожирателей огня». Они считают, что определяющее значение имел нарастающий радикализм политической риторики в обеих секциях. Именно журналисты создавали «воображаемые сообщества», базирующиеся на страхах и фобиях, среди которых доминировало опасение раскола страны. Растущий тираж газет оказывал влияние на формирование массового общественного мнения. Священники, интеллектуалы, политики использовали передовицы газет в своих выступлениях для углубления раскола страны. Конфликт не являлся неизбежным, виновниками его возникновения, по мнению авторов, стали именно журналисты19. Довольно интересно ставятся некоторыми историками проблемы взаимодействия власти и прессы20. Историки, занимающиеся пропагандой и ролью прессы в возникновении «неотвратимого конфликта, полагают, что именно журналисты сформировали «образ врага», способствовали возбуждению ненависти и вражды в американском обществе, что делало раскол Союза и Гражданскую войну неизбежной.

По всей видимости, к особой категории причин следует отнести субъективный фактор, который Стэмп выделяет отдельно и именует: «близорукие политики и безответственные агитаторы». Особенно подчеркивается деструктивная деятельность аболиционистов. Юг часто угрожал отделением, если аболиционистская агитация не будет прекращена, но Север относился к таким угрозам с насмешкой и презрением21. В связи с изучением роли отдельных политиков в назревании «неотвратимого конфликта в последнее время появилось значительное число биографий не только Линкольна и Дэвиса, аболиционистов22 и южных экстремистов, но и других политиков, игравших важную роль в предвоенный период23. Причем, акценты делаются часто не на их позитивной деятельности, а именно на негативных шагах, темных сторонах американской политической действительности. Так, в работе Ричарда Бензела утверждается, что выборы в XIX в. являлись просто фарсом, они были безнадежно коррумпированы, представляли собой постоянное манипулирование массами со стороны партийных менеджеров и боссов. Он приводит факты спаивания избирателей, их запугивания и даже похищения. Также Бензел сообщает, что многие партийные комитеты были связаны с криминальными группами, бандами, которых нанимали для контроля за ходом голосования или доставки избирателей на участки для голосования24. В связи с этим ряд историков считает, что в политических настроениях электората преобладала индифферентность, что и способствовало расколу страны. Глен Альтшулер и Старт Блюмин утверждают, что американцы XIX века предпочитали не политику, а семью и домашний очаг, смотрели на выборы со скептицизмом и апатией. Такого же мнения придерживается в своем исследовании Марк Восс-Хаббард25. Существовало глубокое недоверие к политикам, которое заставляло их искать новые пути воздействия на электорат, прибегая к имиджмейкерству. Наиболее изученным сюжетом является «образ Линкольна»26.

Другая группа причин, выделяемых исследователями, это – рост национализма и борьба за «права штатов». Если идея роста и развития южного национализма является общепризнанной или, по крайней мере, разделяется большинством историков, занимающихся историков Юга, таких как Д. Фауст27 или М. Гриссом28, то сложнее дело обстоит с национальной идентичностью Севера. Любопытно, что в последнее время появился ряд исследований, доказывающих, что на Севере сложилась собственная национальная идентичность, отличная от Юга и во многих отношениях, противоположная ему29. В работе Мелинды Лаусон проводится исследование, каким образом из локализма, эгоизма, частного интереса развивался и формировался американский патриотизм, создавалось то, что автор назвала «трансцендентальным национализмом»30.

Именно резким контрастом национальных идентичностей Севера и Юга объясняется теперь ожесточенность Гражданской войны. Современный историк Филипп Пэлудан считает, что главное для историка понять, не почему Юг отделился, а почему Север решил сопротивляться отделению. Это решение, как считает Пэлудан, было следствием самоидентификации северян как демократической и свободной нации, а также результатом их намерения сохранить «закон и порядок». Он пишет: «Снова и снова редакторы газет и политические лидеры обсуждали состояние, в котором оказалась страна в результате сецессии, и утверждали, что она погружается в хаос, анархию и состояние неуважения к демократическому правительству». В доказательство своего мнения он приводит свидетельства прессы. «North American» называла сецессию «беззаконием гигантского масштаба». Газета писала: «Мир должен с изумлением наблюдать тот спектакль национального беззакония, который южные штаты этого Союза сейчас представляют». Призывая к энергичному ведению военных действий, известный журналист и поэт Джеймс Р. Лоуэлл писал: «Наша конституция требует нашей верности, потому что она – закон и порядок»»31.

Определенное распространение получила точка зрения, что причиной назревания конфликта между Севером и Югом было различное толкование конституционных принципов, особенно в отношении «правления большинства и прав меньшинства». Южане активно протестовали против «правления большинства», считая, что это нарушает их особые права32. Юг, по мнению историка Л. Джонсона, не просто стремился отстоять свои особые права, он желал быть свободным от вмешательства и контроля со стороны северян. Южане считали, что Север стремится к такой консолидации и трансформации Союза, где большинство будет навязывать свою волю меньшинству, где резко возрастет роль правительства33. А они хотели сохранить отношения государства и личности в джефферсоновском толковании, им импонировала идея «правительства, которое правит меньше всего».

Следующая категория причин, традиционно обсуждаемая американскими историками, – конфликт экономических интересов двух секций. К. Стэмп, например, считает, что существовало немало конкретных проблем, которые разделяли Север и Юг: проблема финансов и налогов, тарифов и внутренних улучшений, федеральных субсидий, внутренней торговли и т.п. В то же время рабство само по себе было и экономической проблемой. Это была система труда, которая представляла огромные вложения южного капитала, поэтому южане не могли согласиться на немедленную и безвозмездную отмену рабства, чего добивались северные аболиционисты. К этому, конечно, стоило бы добавить проблему гомстедов, к сожалению недостаточно привлекавшую внимание американских исследователей, и тесно связанную с этим требованием борьбу фермеров за свободные земли Запада.

В работе историка Джеймса Хастона «Подсчитывая стоимость Гражданской войны» утверждается, что северяне противостояли рабству, а южане поддерживали его, исходя целиком из экономических интересов. По его подсчетам стоимость рабов накануне войны составляла ок. 3 млрд. долл., что составляло 20% всего национального богатства страны. Таким образом, по мнению Хастона, аболиционизм угрожал этому богатству самым прямым образом, а фрисойлеры представляли отдаленную угрозу. Он считает, что такие понятия как южная честь, права штатов были всего лишь политической риторикой, поскольку для южан существовал только один мотив – желание сохранить свое богатство. Он вступает в полемику с представителями «новой политической истории» и утверждает, что не этнокультурные факторы, а именно рабство разрушило двухпартийную систему на Севере34.

Убежденные в том, что рабство не могло в силу географических условий распространяться дальше, историки-ревизионисты настаивают на том, что именно предвоенная агитация аболиционистов и антирабовладельческих сил вызвала «ложный взрыв». Они убеждены в том, что в 1850 г. рабство достигло своего пика, и со временем умерло бы в силу естественных причин, если бы не Гражданская война, которая разрушила его насильственно. На этих позициях находился Чарльз Рамсделл. Он считал, что именно избрание Линкольна президентом привело к поражению компромиссных мер. В ином случае не было бы сецессии и Гражданской войны35. Рамсделл ввел термин «бесполезная война». Он считал, что производство хлопка было нерентабельно западнее Арканзаса, а на новых землях, отвоеванных у Мексики, труд мексиканцев был дешевле рабского, так что экономически не имело смысла распространять рабство дальше на Запад. И весь конфликт из-за новых территорий велся не из соображений выгоды, а из принципа.

Дэвид Дональд не согласен с историками-ревизионистами, что предвоенные политики были некомпетентными или злонамеренными людьми. Он считает, что проблема была в особом атомизированном состоянии предвоенного общества без сдерживающих и цементирующих институтов и традиций. Он пишет, что война может быть понята не как случайность, и не как результат секционных противоречий, а как порождение социальных процессов, которые шли на всей территории США всю первую половину XIX века. При этом он ссылается на мнения иностранных путешественников, которые считали, что в Америке только 10% населения имеют общие идеи и интересы, а 90% относятся к индивидуалистическому типу и стоят на региональных и секциональных позициях. Он полагает, что американское общество было молодым, незрелым, и не только на Западе, но и на Востоке36.

Среди причин Гражданской войны центральной многие историки по-прежнему считают проблему рабства, но не в его экономическом аспекте, а скорее в моральном, поскольку враждующие стороны смотрели на этот институт с прямо противоположных позиций. Если «фанатики Севера» объявляли рабство злом, то «фанатики Юга», наоборот, провозглашали его благословлением для рабов и их хозяев37.

Еще в 1920-е гг. Г. Экенрод попытался проанализировать конфликт Севера и Юга с позиций географического фактора, объясняя различия природно-климатическими условиями, которые создали, по его мнению, разный антропологический тип людей. Его исследование – попытка применить антропологическую теорию к американской истории. Он считает, что южане – это особая высшая раса, которую он называет «тропической нордической» расой. «Мир не мог понять предвоенный Юг. Здесь сформировалась новая раса путем изменения англо-саксонской расы». На Севере же чистоты расы не было, поскольку англо-саксонский элемент размывался примесью германской, французской, ирландской крови. Применяя расистский подход, он заявляет о благодетельности рабства, поскольку порабощались отсталые народы Африки. В отношении них любые методы были хороши, не только бич надсмотрщика, но и даже убийство были допустимы38.

Современный историк Чарльз Дью, проанализировав выступления, дневники, письма южных экстремистов, считает, что именно идея превосходства белой расы над черной и рабство негров лежали в основе конфликта39. Г. Трефаус в объяснении причин войны также на первое место ставит расовый фактор, отношение к рабству как расовой проблеме. Именно противоположность рас делала конфликт, по его мнению, неразрешимым40. И этой проблеме в американской историографии в настоящее время уделяется все большее внимание41, причем исследователи сходятся во мнениях, что расизм существовал как на Севере, так и на Юге, но сильнее проявлялся в северном обществе42. Северяне в своем большинстве выступали за раздельное существование рас или за переселение освобожденных рабов в Африку43.

Столкновение как конфликт двух культур – еще одно объяснение причин войны. Именно так определял Алан Невинс в своем исследовании «Испытание Союза» рост секциональных различий. Юг, по его мнению, противопоставлял свою культуру северной. Со времен Джефферсона сельский Юг романтизировал добродетели аграрного общества: мудрость и честность крепких землевладельцев-йоменов; гостеприимство, хорошие манеры и патернализм джентри-плантаторов, стабильность и консерватизм хорошо организованного сельского общества44. Север стремился к индустриальному прогрессу и реформам. Культурные различия поднимались на щит и провозглашались свидетельством превосходства одной секции над другой. Для северян Юг представлялся отсталым, полуцивилизованным, далеким от гармонии и идеалов XIX столетия. Для южан Север был очагом радикальных «измов» (феминизм, аболиционизм, социализм и др.), пуританского лицемерия, грубых выскочек. Каждая секция вписывала другую в культурный стереотип и делала его объектом своей ненависти45. Именно таким образом описывает причины столкновения С. Вудворт46.

Современные исследователи c позиций постмодернизма пытаются объяснять причины «неотвратимого конфликта» цивилизационными различиями, различиями ментальности и культуры, южным и северным национализмом и патриотизмом, либерализмом Севера и консерватизмом Юга, а также с точки зрения психоистории, культурной антропологии, гендерного фактора и т.д.47 И все же дискуссия постоянно вращается больше вокруг проблемы: кто именно виновен в развязывании войны, Север или Юг; за что сражались в Гражданской войне солдаты в «синем» и солдаты в «сером», почему победил Север и проиграл Юг48.

Гражданская война и предвоенный период продолжают активно изучаться с позиций Севера, такими видными исследователями как Э. Фонер, М. Холт, Дж. Макферсон, Д. Дональд. Эти историки во многом продолжают традиции, заложенные историками экономического направления и прогрессистами. Для их работ характерно стремление выявлять комплекс различных причин «неотвратимого конфликта», а не углубляться в какую-то одну проблему. В связи с этим стоит выделить ряд последних, наиболее интересных работ этих авторов.

Крупнейшим современным историком является Эрик Фонер49, автор ряда работ по предвоенному периоду. Фонер – профессор Колумбийского университета, имеющий многие престижные награды за свои исторические исследования. Его книга «Свободная земля, свободный труд, свободный человек»50 выдержала ряд переизданий и является классическим трудом по предыстории Гражданской войны. В ней он показывает, что республиканскую партию в период ее возникновения объединяла приверженность «идеологии свободного труда». Труд свободных людей выше в экономическом и социальном отношениях труда рабов. Отличительная черта общества на Севере США состояла в возможности для наемных работников подняться до независимого положения владельцев собственности. Для политической культуры того времени центральными были идеи независимости, гражданской свободы51.

В предисловии к новому изданию книги, написанном 25 лет спустя после ее первого выхода в свет, Фонер несколько иначе смотрит на ситуацию перед Гражданской войной. Он отмечает, что по существу только фермеры и предприниматели были вполне свободными. Половина рабочих на Севере работали за заработную плату, их труд был наемным. Также понятие свободы труда не применимо к свободным неграм и женщинам. Но Фонер ясно показывает, что идеология республиканцев сумела сплотить северное общество на основе широкого морального консенсуса и мобилизовать его на борьбу с рабством.

Работа Фонера «История американской свободы»52 продолжает его исследования по идеологии американского общества. В ней он отмечает, что «для американцев концепт свободы имел самое широкое толкование на протяжении столетий. Свобода была великой американской мечтой, все американцы считают свою страну ее родиной». Фонер начинает свое исследование с колониальных времен и рассматривает понимание свободы пуританами как добровольного подчинения Богу и властям. Он доводит свое исследование до 1990-х гг. Автор объясняет различия в толковании слова «свобода» и показывает возможности манипулирования с помощью этого понятия различными социальными группами. Он считает, что обе стороны в Гражданской войне сражались во имя свободы, которую они понимали по-разному53.

Профессор Виргинского университета Майкл Холт – один из современных историков, специализирующихся на предвоенном периоде, представитель «новой политической истории»54. В своей работе «Политический кризис 1850-х»55 он рассматривал распад второй двухпартийной системы демократы-виги в связи с вопросом о расширении рабства на новые территории. Он считал заслугой вновь возникшей партии республиканцев, что она выступила в защиту свободы. Холт также утверждал, что эта партия не ответственна за свое сформирование на чисто секционной основе. Вступая в полемику с Э. Фонером, который рассматривал главным образом социальные и философские различия между двумя секциями, Холт акцентировал внимание на политических. Свое исследование причин «неотвратимого конфликта» он продолжает в обстоятельном труде (более 1000 страниц) под названием «Подъем и падение американских вигов: джексоновская политика и приближение Гражданской войны»56. В ней Холт исследует, как местные кокусы (на уровне графств и штатов), партийные боссы, политики федерального уровня способствовали созданию враждующих политических фракций внутри партии задолго до 1854 г. Холт считает, что наиболее популярные политики, такие как Тэйлор или Филмор, пытались сбалансировать секционные разногласия. Распад вигов, по его мнению, приблизил войну, поскольку было нарушено политическое равновесие в стране. В своей новой работе «Судьба их страны. Политики, распространение рабства и приближение Гражданской войны» М. Холт возлагает главную ответственность за возникновение войны на недальновидных, близоруких политиков57.

Профессор Принстонского университета, ученик известного историка Юга Ван Вудварда, Джеймс Макферсон58 в своей книге «Боевой клич Свободы»59, получившей в 1988 г. Пулитцеровскую премию, рассматривает Гражданскую войну как вторую американскую революцию. Причем автор анализирует экономические, социальные и политические проблемы. Главной проблемой предвоенного периода он считает негритянское рабство. Начало обострения вопроса о рабстве он связывает с результатами Мексиканской войны. В его работе анализируется политика компромиссов и ее влияние на назревание «неотвратимого конфликта». Довольно много внимания уделяется сецессии и тем дебатам, которые велись в южных штатах по вопросам отделения. Движение южан за отделение и создание независимой Конфедерации историк классифицирует как контрреволюцию. Аграрный Юг решился на «превентивную контрреволюцию» против северного радикализма. Однако, сводя все к проблеме рабства, автор не показывает, как много других экономических проблем (тарифы, «внутренние улучшения», гомстеды) вело к обострению противостояния. Он придерживается точки зрения, что передовой промышленный Север сражался в этой войне против традиционного аграрного Юга за единство страны и свободу. Он полагает также, что северяне стремились главным образом к ликвидации рабства. Это было второй целью войны, или, по словам Линкольна, «новым рождением свободы». В книге «Испытание огнем. Гражданская война и Реконструкция» Макферсон также анализирует экономические, социальные, политические и идеологические причины Гражданской войны, но его выводы повторяют предыдущие исследования60.

Еще одна работа этого историка «Линкольн и Вторая американская революция» продолжает рассмотрение кровавого конфликта Севера и Юга, как революции, радикально изменившей страну. И это не только отмена рабства, но и превращение Союза штатов в единый и нерушимый Союз. Из рабовладельческого государства США стали свободной республикой, политический центр силы сместился с Юга на Север, было покончено с более чем 70-летним преобладанием южан в политическом руководстве страны. Экономическим последствием Гражданской войны стало то, что промышленная революция, ранее развертывающаяся главным образом на Северо-Востоке, охватила всю страну. Революция изменила социальную структуру Юга, произошло изменение статуса афро-американцев, но до полного их равноправия было еще далеко. Исходя из концепции И. Берлина о позитивной и негативной свободе, он считает, что Линкольн защищал позитивную свободу. Он ставил главной целью сохранить Союз, был, по мнению Макферсона, консервативным революционером, прагматичным политиком, умевшим различными методами добиваться поставленных целей. Макферсон характеризует Линкольна не только как политического деятеля, но и как главнокомандующего и военачальника, сумевшего привести армию северян к победе. Он считает, что 16-й президент был прекрасным оратором, умеющим найти словесную оболочку, соответствующую моменту, меткие метафоры61. Именно Линкольну революция обязана своим благополучным завершением.

Новым интересным исследованием Макферсона стала книга «За дело и друзей. Почему люди сражались в Гражданской войне», удостоенная Линкольновской премии. В этой книге историк проанализировал более 25 тысяч писем и 249 дневников более 1000 солдат. Большинство писем несут на себе отпечаток личных переживаний, одиночества и депрессии. Однако, интерпретируя их содержание, автор показывает, что заставляло солдат идти в бой. Это, по его мнению, чувство долга, религиозные убеждения, вера в свободу и справедливость, солдатское братство, поскольку рядом сражались обычно выходцы из одного графства. Автор считает, что для солдат наиболее сильными побудительными мотивами были долг и личная честь, и они были сильнее аболиционистских идей, веры в права штатов, патриотизма. Солдаты-северяне считали, что сражаются против мятежников за единство страны, против разобщения и анархии, преобладающими идеями для них были «свобода и Союз». Конфедераты верили, что борются за права и свободы Юга, за создание «свободной и независимой страны». При этом и те, и другие считали себя наследниками и продолжателями Войны за независимость. Автор подчеркивает, что особенно к концу войны у большинства солдат-северян сложилось твердое убеждение, что война не закончится, пока не будет покончено с рабством62. Книга написана с глубоким уважением к сражавшимся, ее основным достоинством является то, что она доносит до читателя живой голос истории без прикрас и ретуши. Автор осуждает политику реконструкции Юга, проводимую северянами, и считает, что излишне радикальные шаги Севера привели к укреплению расизма, отодвинув решение негритянской проблемы почти на 100 лет. Важным событием в американской историографии был выход в свет «Энциклопедии Гражданской войны»63, содержащей более 1600 статей. Макферсон является ее главным редактором.

Крупнейшим современным исследователем проблем Гражданской войны является заслуженный профессор Гарвардского университета Дэвид Герберт Дональд, обладатель двух Пулитцеровских премий64. Он – автор ряда биографий, прежде всего о Чарльзе Самнере65. Особое место в его исследованиях занимает Авраам Линкольн. В 1996 г. его обстоятельная работа о 16-м президенте стала бестселлером66. В ней он последовательно показывает развитие и эволюцию личности и взглядов Линкольна, ставшего, по его мнению, величайшим президентом Америки, избавившим страну от рабства и сохранившим Союз. При этом Дональд уделяет достаточно внимания частной жизни Линкольна, его характеру и внутреннему миру, прибегая к социологии, психоистории, культурной антропологии и фрейдизму. Он против превращения Линкольна в икону, его неумеренной идеализации, поэтому стремится показать как его сильные, так и слабые стороны, раскрыть чисто человеческие качества. Дональд с симпатией относится к своему герою, в отличие от многих современных историков, ему присуще стремление защитить Линкольна от несправедливых обвинений, снять с него бремя ответственности за начало Гражданской войны, возлагаемое на него историками-южанами.

С этой целью им был издан сборник статей «Пересматриваемый Линкольн»67, переизданный затем трижды. В своей книге он отмечает, что количество книг, написанных о Линкольне, просто необозримо. Еще в изданной в 1939 г. Джеем Монахэном библиографии работ о нем, насчитывалось 1039 страниц. В своей работе Дональд стремится опираться на междисциплинарные методы исследования, привлекая социологию, культурную антропологию, психологию. Он стремится отделить миф от человека и показать, почему возникла линкольновская мифология.

Его новая книга «Мы – люди Линкольна. Линкольн и его друзья»68 появилась сравнительно недавно и является дополнением к биографиям 16-го президента, написанным им ранее. В этой работе автор создает 6 портретов из ближайшего окружения Линкольна – Джошуа Спида, Уильяма Херндона, Орвилла Браунинга, Уильяма Сьюарда и секретарей президента Джона Николэя и Джона Хэя. В книге он дает отпор грязным сплетням о гомосексуализме Линкольна и другим нелицеприятным домыслам, связанным с его несчастливой семейной жизнью.

Отражение атак против Линкольна со стороны историков-ревизионистов продолжает Уильям Миллер в работе «Достоинства Линкольна»69. В ней доказывается, что власть нисколько не испортила этого человека, и он оставался «редкой птицей» среди испорченных и безнравственных политиков.

Южное направление в американской историографии по-прежнему ведет активную защиту правоты Юга с ревизионистских позиций. Основы этой концепции были заложены еще в трудах самих участников войны на стороне Конфедерации. Это направление получило мощный импульс в трудах историков первой половины XX века, выдвинувших концепцию «бесполезной войны», считавших главными зачинщиками войны аболиционистов и Линкольна70. Кроме того, сформировалась целая школа южных историков, поставивших своей задачей прославление Юга и защиту его особого института. После второй мировой войны линия консервативного ревизионизма южной школы была продолжена в трудах Роя Никольса71, Ван Вудварда72, в 1970–1980 – у Дэвида Мориса Поттера. Автор ряда монографий73, Поттер полагает, что южный национализм действительно существовал к 1860 году. Именно он заставлял южан искать обоснование революционного права на сецессию. Рассматривая период от Мексиканской войны до падения форта Самтер, он пытается найти собственное объяснение причин Гражданской войны в рамках политической истории. Работа написана в традиционном ключе, в ней нет ни женской, ни афро-американской истории. Поттер подчеркивает, что рабство было главной проблемой, приведшей нацию к войне. Восстания Н. Тернера и Д. Брауна он рассматривает не изолированно, а в контексте с другими событиями, а также анализирует, какое влияние они оказали на умы современников. «Историки обычно пишут о прошлых событиях, как если бы каждое из них происходило изолированно от других, помещая их, в отдельные не связанные друг с другом главы»74. Рейд Д. Брауна он оценивает как бесполезное выступление, имеющее налет театральщины. Поттер реабилитирует президента Д. Бьюкенена, изображая его как человека, стремившегося к примирению двух секций и озабоченного поисками нового компромисса. Он характеризует аболиционистов и республиканцев как лицемеров, которые манипулировали своими предвыборными обещаниями, чтобы победить нативистов и «ничего не знающих» на выборах. Он изображает Линкольна как заурядного политика, не способного справиться с ситуацией.

Ученик Д. Поттера Дон Ференбахер – один из современных историков, продолжающих отстаивать правоту Юга. Но при этом он стремится к определенной объективности. Работы Дона Ференбахера особенно важны для тех, кто изучает предысторию Гражданской войны. Еще в 1961 г. в книге «Прелюдия к славе Линкольна в 1850-е гг.»75 он убедительно доказывал, что Линкольн не был «темной лошадкой» при выдвижении в президенты в 1860 г. Он был видным республиканским политиком уже в 1856 г., вторым кандидатом на выдвижение в вице-президенты. Его знаменитые дебаты с Ст. Дугласом превратили его в общенационального политика.

Продолжая свои исследования предвоенного периода, Ференбахер написал обстоятельное исследование о деле Дреда Скотта76, которое означало ликвидацию Миссурийского компромисса и приблизило войну. В нем он останавливается на политических, юридических и конституционных аспектах проблемы. Ференбахер детально рассматривает предысторию, начиная с появления первых рабов в Америке. Он исследует расхождения между законодательством штатов и федеральными законами, показывая, как развитие законодательства и конституционной теории воздействовали на ужесточение политических баталий. В своей новой работе Ференбахер убедительно показывает господство южных плантаторов в Союзе, стремящихся использовать власть и мощь государства для защиты рабства. Он доказывает, что до 1860 г. южное общество представляло собой счастливое и спокойное сообщество, жизнь которого было нарушено избранием республиканского кандидата на пост президентом, что стало началом революции77.

Уильям Фрилинг, профессор университета Кентукки, был удостоен сразу двух престижных премий – А. Невинса и Дж. Бэнкрофта за свою первую работу «Прелюдия войны», посвященную нуллификационному кризису78. В книге «Сецессионисты в тупике»79 он рассматривает историю предвоенного Юга с 1776 по 1854 гг. Это позволяет ему детально охарактеризовать важнейшие события, такие как Миссурийский компромисс, нуллификационный кризис, компромисс 1850 г., акт Канзас-Небраска. Важнейшим достоинством работы является то, что автор подробно останавливается на различиях между Севером Югом, приведших к трагическому противостоянию. Политическую систему Юга Фрилинг именует деспотической демократией. Достоинством работы является то, что в ней даются яркие, запоминающиеся портреты политиков Юга. Борьбу за сецессию он считает закономерной и неизбежной, поскольку речь шла о сохранении особого южного образа жизни. В другой его работе «Юг против Юга»80 анализируется проблема, почему пограничные штаты не присоединились к Конфедерации.

Нельзя не отметить в последнее время резкий всплеск новой волны ревизионизма, появление работ, написанных с односторонних позиций защиты рабства, особой цивилизации Юга. Прославление лидеров Конфедерации идет по всем направлениям. Нарастает невиданными темпами поток биографий Дж. Дэвиса, Р. Ли, А. Стефенса и других видных южан. Историками-южанами проделывается большая работа, чтобы доказать, что в войне прав был Юг, а не Север. В работе Уолтера Кеннеди в соавторстве с Бобом Харрисоном «Мифы рабства»81 предпринимается попытка опровергнуть утверждения аболиционистов о греховности и порочности рабства. Фактически авторы не изобретают ничего нового, а просто повторяют основные аргументы предвоенной южной пропаганды.

Книга братьев Джеймса и Уолтера Кеннеди «Юг был прав» написана с позиций Юга и в защиту Юга. Авторы подчеркивают это в предисловии, заявляя, что историю всегда пишут победители, поэтому она является необъективной по отношению к побежденным. Северная пропаганда, по их мнению, создала негативный образ Юга, не соответствующий действительности. После того как Юг провозгласил свою независимость, войска северян вторглись в его пределы, не оставив южанам выбора, как только защищать самих себя. После поражения Юг превратился в колонию Севера, к чему северяне стремились с самого начала. Поэтому авторы считают мифами, созданными янки, что война велась за сохранение Союза или за освобождение рабов. Они напоминают читателю, предупреждение Дж. Дэвиса о том, что историю Гражданской войны будут писать победители. Янки были заинтересованы в такой интерпретации войны, которая позволила бы им скрыть свои преступления против южан, их пропаганда оказалась более искусной, чем южная82. На самом деле янки завоевали, поработили и угнетали Юг, – таков основной вывод авторов.

В исследовании Джеймса Кеннеди «Был ли прав Джефферсон Дэвис?»83 доказывается, что, разумеется, он был прав. Книга представляет подробную биографию президента Южной Конфедерации. В ней автор рассматривает обвинения в его адрес, которые последовательно отвергаются. Кеннеди защищает доктрину «прав штатов» и децентрализованное правительство. В конце исследования делается категорический вывод о невиновности Дж. Дэвиса.

Мысль об угнетении Юга Севером продолжает развивать южный историк Гордон Торнтон в своей книге «Южная нация: новый подъем старого Юга». В ней он утверждает, что южане – жертвы постоянной кампании политического, экономического, социального и морального угнетения. Они – предмет насмешек и люди второго сорта. «Ежедневно мы продолжаем платить высокую цену за поражение в Войне за южную независимость». Автор утверждает, что у Юга есть все, чтобы снова попытаться добиться независимости. Именно в независимости Юга он видит его будущее. Он считает, что у Юга есть свои исторические корни, свои традиции, он должен сопротивляться той войне в области культуры, которую продолжает вести против него Север84. Центральная мысль Торнтона состоит в том, что США являются империей, колонией которой остается Юг. Он должен освободиться. При этом приводится цитата из книги Дж. Дэвиса: «Век империй закончился. Народ с общим языком, культурой и историей действительно желает и способен сам управлять своими делами. Многие южане имеют сентиментальную мечту о своей независимой родине. Сегодня южная мечта претворилась в растущее политическое движение». Об особой южной нации пишет в своем исследовании другой историк Г. Тиндэлл85.

Дело активной защиты правоты южного дела продолжает Уильям Дэвис, автор не менее десятка работ86, посвященных Южной Конфедерации, директор Виргинского центра исследований по истории Гражданской войны, обладатель трех премий Дж. Дэвиса. Достоинством его новой работы является то, что он не сконцентрировал внимание только на военной истории, но пытался рассмотреть события в политической и социальной областях. Конфедерацию он считает «национальным экспериментом». Дэвис уделяет достаточно много внимания южным экстремистам Р. Ретту и У. Йенси, подготовившим своей активной деятельностью южную независимость. Автор основательно изучил южную прессу и стремится избегать односторонних оценок87. Также интересной и обстоятельной является написанная Дэвисом биография Р. Ретта, которого именовали «отцом сецессии»88.

Решительно противостоят ревизионистам исследователи по афро-американской истории, а также те из историков, кто придерживается левых или марксистских взглядов. В своей программной статье профессор Мэрилендского университета, ведущий специалист по афро-американской истории Айра Берлин89 подчеркивает, что «река Потомак до сих пор разделяет страну на тех, кто стоял за Союз, и сторонников Конфедерации»90. Американская история, по его мнению, не может быть понята без учета рабства, которое сформировало экономику страны, повлияло на ее политику, культуру, ее фундаментальные принципы. Свою экономическую власть плантаторы трансформировали в политическую, занимая пост президента, должности сенаторов и конгрессменов, судей Верховного суда. Он резко осудил попытки ревизионистов идеализировать «особый институт Юга», отмечая в своей статье жестокость рабства, его дегуманизирующую сущность. «Конфедерация и ее символы должны быть разоблачены, больше не должно быть разговоров о войне за «права штатов», – твердо настаивает А. Берлин. Однако, споры и дискуссии в американской историографии продолжаются, способствуя появлению на свет новых, все более интересных исследований.

Примечания

1 Kornblich G.J. Rethinking the Coming of the Civil War: A Counterfactual Exercise. – Journal of American History, v. 90, № 1, June 2003, p. 76-105.
2 В нашей стране, также как и в США, подобный подход к интерпретации истории также начинает пользоваться популярностью. См.: Воображаемое прошлое Америки. История как социальный конструкт. Ред. Т.Д. Венедиктова. М., 2001. См. также: Imagined Histories. American Historians Interpret the Past. Ed. A. Molho, G. Wood. Princeton, 1998.
3 Guide to Civil War Books: An annotated Selection of Modern Works on the War between the States. Comp. D.M. Barbuto, M. Kreisel. Chicago–L., 1996.
4 Виновскис М.А. Количественные методы: не упустили ли социальные историки из виду гражданскую войну? (Некоторые предварительные демографические размышления). – Американский ежегодник, 1989, М., 1989, с. 43-46.
5 Blair W.A. Editor’s Note: What Is the Civil War? – Civil War History, v. 50, № 4, December 2004, p. 364-366.
6 См.: Фонер Э. О новейших направлениях в американской историографии (рабство, гражданская война, реконструкция). – Американский ежегодник, 1981, М., 1981, С. 288-299; Он же. Рабство, Гражданская война и Реконструкция: новейшая историография. – Новая и новейшая история, 1991, №6, С. 35–51; The Abolitionists: Reformers or Fanatics. Ed. R.O. Carry. N.Y., 1965; Antislavery Reconsidered: New Perspectives on the Abolitionists. Ed. L. Perry, M. Fellman. Baton Rouge, 1981; McKivigan J.R. Antislavery Violence: Sectional, Racial, and Cultural Conflict in Antebellum America. Nashville, 1999; The Abolitionists: Means, Ends and Motivations. Ed. L.B. Coodheart, H. Hawkins. N.Y., 1995 (3d ed.); The Abolitionists: Immediatism and the Question of Means. Ed. H. Hawkins. Boston, 1995 (3d ed.); Harrold S. American Abolitionists. N.Y., 2000; Idem. The Rise of Aggressive Abolitionism: Addresses to the Slaves. Lexington(Ky), 2004.
7 См.: Heidler D.S. Pulling the Temple Down: The Fire-Eaters and the Destruction of the Union. N.Y., 1994; Dew Ch.B. Apostles of Disunion: Southern Secession Commissioners and the Causes of the Civil War. Charlottesville, 2002; Link W.A. Roots of Secession. Slavery and Politics in Antebellum Virginia. Chapel Hill, 2003 etc.
8 См.: Oates S.B. Abraham Lincoln: Man Behind the Myths. N.Y., 1994; The LincolnEnigma: The Changing Faces of an American Icon. Ed. G.S. Boritt. N.Y., 2001; Dilorenzo T. The Real Lincoln: A New Look at Abraham Lincoln, His Agenda, and an Unnecessary War. N.Y., 2002; Fornieri J.R. A. Lincoln’s Political Faith. Dekalb, 2003.
9 Ballard M.B, A Long Shadow: Jefferson Davis and the Final Days of the Confederacy. Athens, 1997; Dodd W.E. Jefferson Davis. Lincoln, 1997; Allen F. Jefferson Davis: Unconquerable Heart. St. Louis, 2000; Hattaway H., Beringer R. Jefferson Davis, Confederate President. Lawrence, 2002.
10 См.: Дементьев И.П. Американская историография Гражданской войны в США 1861-18б5 гг. М., 196З, с. 33-71.
11 Ратман Д. Мифы, мораль и мегатеории как проблемы исторического синтеза. На примере американского Юга до Гражданской войны. – Американский ежегодник, 1992. М., 1993, с. 109.
12 Этот сборник издавался тремя изданиями: в 1959, 1974, 1992 гг.
13 The Causes of the Civil War. Ed. K. Stampp. Englewood Cliffs, 1959, р. 1, 5.
14 With My Face to the Enemy: Perspectives on the Civil War. Ed. D.H. Donald, R. Cowley. Berkley, 2002; См. также: Why the Civil War Came? Ed. G.S. Boritt, D.W. Blight. N.Y., 1997; McPherson J.M. Writing the Civil War: The Quest to Understand. Baton Rouge, 2000; Legacy of Disunion: The Enduring Significance of the American Civil War. Ed. S.-M. Grant, P.J. Parish. Baton Rouge, 2003 etc.
15 The River of History. Trans-national and Trans-disciplinary Perspectives on the Immanence of the Past. Ed. P. Farrugia. Calgary, 2005; Historiography: Critical Concepts in Historical Studies. In 5 vls. Ed. R.M. Burns. L-N.Y., 2006, v. 3-5.
16 Merk F., Merk L.B. Fruits of Propaganda in the Tyler Administration. Cambridge (Mass.), 1971.
17 См.: Paludan Ph. Lincolnand the Rhetoric of Politics. – A Crisis of Republicanism. American Politics in the Civil War Era. Ed. L. Ambrosius. Lincoln, 1990, p. 73-93; Idem. The Better Angels of our Nature. Lincoln, Propaganda and Public Opinion in the North during the Civil War. – On the Road to Total War. The American Civil War and the German Wars of Unification. 1861-1871. Ed. S. Forster, J. Nagler. Washington, 1996, p. 357-375.
18 Reynolds D.E. Editors Make War. Southern Newspapers in the Secession Crisis. Nashville, 1970; Osthaus C.R. Partisans of the Southern Press. Editorial Spokesmen of the XIX-th Century. Lexington(Ky), 1994.
19 Ratner L. Jr., Dwight L. Fanatics and Fire-Eaters: Newspapers and the Coming of the Civil War. Chicago, 2003.
20 Smith O.H. The Press, Politics, and Patronage. The American Government’s Use of Newspapers, 1789-1875. Athens, 1977; Summers M.W. The Press Gang. Newspapers and Politics. 1865-1878. Chapel Hill, 1994 etc.
21 The Causes of the Civil War. Englewood Cliffs, 1973, р. 84-85.
22 Среди наиболее изучаемых персоналий, по-прежнему, Джон Браун: Warren R.P. John Brown: The Making of a Martyr. N.Y., 1993; Cox C. Fiery Vision: The Life and Death of John Brown. N.Y., 1997; Cohen S. John Brown: «The Thundering Voice of Jehovah». N.Y., 1999; Brackett V. John Brown: Abolitionist. N.Y., 2002; Peterson M.D. John Brown: The Legend Revisited. Charlottesville, 2002; De Caro L.A. Jr. «Fire from the Midst of You»: A Religious Life of John Brown. N.Y., 2002 etc.
23 См.: Peterson M.D. The Great Triumvirate: Webster, Clay and Calhoun. N.Y., 1987; Klein P.S. President James Buchanan: A Biography. N.Y., 1995; HamiltonN.A. Rebels and Renegades: A Chronology of Social and Political Dissent in the United States. N.Y., 2002; Tinker R. James Hamilton of South Carolina . Baton Rouge, 2004; Wallner P.A. Franklin Pierce: New Hampshire Favorite Son. Concord, 2004  etc.
24 Benzel R.F. The American Ballot-Box in the Mid-Nineteenth Century. N.Y., 2004, p. 162.
25 Altschuler G.C., Blumin S.M. Rude Republic: Americans and Their Politics in the Nineteenth Century. Princeton, 2000; Voss-Hubbard M. Beyond Party: Cultures of Antipartisanship in Northern Politics before the Civil War. Baltimore, 2002. Историки М. Фледберг и Д. Гримстед отмечают, что часто избирательные кампании сопровождались вспышками насилия и даже убийств. По подсчетам Д. Гримстеда, в 1828-1860 гг. в таких «мятежах в связи с выборами» (election riots) погибло более 100 человек См.: Grimsted D. American Mobbing, 1828-1861. Oxford, 1998, p. 184.
26 Bunker G.L. From Rail Splutter to Icon. Lincoln’s Image in Illustrated Periodicals. 1860-1965. Kent, 2001; Plummer M.A. Lincoln’s Rail-Splitter. Governor Richard J. Oglesby. Urbana, 2001. Последняя работа получила премию 2002 г. Иллинойского исторического общества.
27 Faust D.G. The Creation of Confederate Nationalism. Ideology and Identity in the Civil War South. Baton Rouge, 1988.
28 Grissom M.A. Southern by the Grace of God. N.Y., 1989; Idem. When the South Was Southern. N.Y., 1994
29 Catton B. This Hallowed Ground: The Story of the Union Side of the Civil War N.Y., 2002; Idem. AmericaGoes to War: The Civil War and Its Meaning in American Culture. N.Y., 1992 еtс.
30 Lawson M. Patriot Fires: Forging a New American Nationalism in the Civil War North. Lawrence, 2003.
31 Paludan Ph. The American Civil War Considered as a Crisis in Law and Order. – American Historical Review, v. XXVII, 1972, p. 1013-1054.
32 См.: Belz H. Emancipation and Equal Rights. Politics and Constitutionalism in the Civil War Era. N.Y., 1978; Anastaplo G. Abraham Lincoln. A Constitutional Biography. N.Y., 1999; Graham J.R., Livingston D. A Constitutional History of Secession. N.Y., 2002; Farber D. Lincoln’s Constitution. Chicago, 2003.
33 См.: Johnson L.H. Division and Reunion America, 1848-1877. N.Y., 1978, р. 73-74.
34 Huston J.L. Calculating the Value of the Civil War. Chapel Hill, 2003.
35 См.: The Causes of the Civil War. Englewood Cliffs, 1973, р. 83-85.
36 Ibid., р. 95-97.
37 См. напр.: Wyatt-Brown B. Yankee Saints and Southern Sinners. Baton Rouge, 1990.
38 Eckenrode H.J. Jefferson Davis. President of the South. N.Y., 1923, p. 12-14.
39 См.: Dew C.B. Apostles of Disunion: Southern Secession Commissioners and the Causes of the Civil War. Charlottesville, 2002.
40 Trefousse H.L. Unionism and Abolition: Political Mobilization in the North. – On the Road to Total War. Washington, 1996, p.101-113.
41 Fredrickson G.M. The Black Image in the White Mind: The Debate on Afro-American Character and Destiny, 1817-1914. N.Y., 1987; Bay M. The White Image in the Black Mind: African-American Ideas about White People, 1830-1925. N.Y., 2000; Dave P., Perkins J.M. Shattering the Myth of Race: Genetic Realities and Biblical Truths. N.Y., 2000; Foner N. Not Just Black and White: Historical and Contemporary Perspectives on Immigration, Race, and Ethnicity in the United States. N.Y., 2004.
42 Fredrickson G.M. White Supremacy: A Comparative Study in American and South African History. N.Y., 1982; Idem. The Comparative Imagination: On the History of Racism, Nationalism, and Social Movements. Berkeley, 2000; Idem. Racism: A Short History. Princeton, 2003.
43 См.: Bilota J.D. Race and the Rise of the Republican Party, 1848-1865. N.Y., 1992.
44 См.: Nevins A. Ordeal of the Union. In 2 Vls. N.Y.-L., 1947; Wyatt-Brown B. Southern Honor: Ethics and Behavior in the Old South. N.Y., 1983; Idem. The House of Percy: Honor, Melancholy, and Imagination in a Southern Family. N.Y., 1996; Idem. The Shaping of Southern Culture: Honor, Grace, and War, 1760s-1890s. Chapel Hill, 2001.
45 The Causes of the Civil War. Englewood Cliffs, 1973, р. 152.
46 Woodworth S.E. Cultures in Conflict. The American Civil War. Westport, 2000.
47 Norton A. Alternative America. A Reading of Antebellum Political Culture. Chicago, 1986; Barney W.L. The Passage of the Republic. An Interdisciplinary History of XIX century America. Lexington, 1987; Glickstein J.A. Concepts of Free Labor in Antebellum America. New Haven, 1991; Divided Houses: Gender and the Civil War. Ed. K. Clinton, N. Sibler., J.M. McPherson. N.Y., 1992; Richards L.L. Slave Power: The Free North and Southern Domination, 1780-1860. Baton Rouge, 2000; Pierson M.D. Free Hearts and Free Homes: Gender and American Antislavery Politics. Chapel Hill, 2003 etc.
48 Why South Lost the Civil War. Ed. R.E. Berringer. Athens, 1986. Why the Confederacy Lost. Ed. G. Boritt. Athens, 1993; Why the North Won the Civil War. Ed. D.H. Donald. N.Y., 1996.
49 См.: Согрин В.В. Критические направления немарксистской историографии США XX века. М., 1987, с. 210-211; http://en.wikipedia.org/wiki/Eric_Foner.
50 Foner E. Free Soil, Free Labor, Free Men: The Ideology of the Republican Party before the Civil War. N.Y., 1995. (1st ed. 1971).
51 См.: Фонер Э. Труд рабский и свободный. – Исторический образ Америки. М., 1994, с. 109-139.
52 Foner E. The Story of American Freedom. N.Y., 1999.
53 Ibid., p. 95.
54 В настоящее время он занялся проблемами Реконструкции. См.: http://www.oah.org/activities/lectureship/2005/holt.html
55 Holt M.F. Political Crisis of the 1850s. N.Y., 1983. (1st ed. 1978).
56 Holt M.F. The Rise and Fall of the American Whig Party: Jacksonian Politics and the Onset of the Civil War. N.Y., 2003; см. также: Holt M. Forging a Majority: the Formation of the Republican Party in Pittsburgh, 1848-1860. Pittsburgh, 1990.
57 Holt M.F. Fate of Their Country: Politicians, Slavery Extension, and the Coming of the Civil War. N.Y., 2005.
58 В 2003 он являлся президентом Американской исторической ассоциации, а также одним из редакторов «Encyclopædia Britannica». См. о нем: http://en.wikipedia.org/wiki/James_M._McPherson
59 McPherson J.M. Battle Cry of Freedom: The Civil War Era. N.Y., 2003. (1st ed.1988). Книга имела огромный успех, ее общий тираж составил 600 тыс. экз. http://www.neh.gov/whoweare/mcpherson/meet.html.
60 McPherson J.M. Ordeal by Fire. The Civil War and Reconstruction. N.Y., 1992. (1st ed. 1982).
61 McPherson J.M. Abraham Lincoln and the Second American Revolution. Oxford, 1999, р. VII, 93.
62 McPherson J.M. For Cause and Comrades: Why Men Fought in the Civil War. N.Y., 1998, р.47-69; См. также: Idem. Drawn with the Sword. N.Y., 1996.
63 Encyclopedia of the American Civil War: A Political, Social, and Military History. N.Y., 2002.
64 http://www.answers.com/topic/david-herbert-donald.
65 Donald D.H. Charles Sumner and the Coming of the Civil War. N.Y., 1960; Idem. Charles Sumner and the Rights of Man. N.Y., 1970.
66 Работа удостоена Линкольновской премии.
67 Donald D.H. Lincoln Reconsidered: Essays on the Civil War Era. N.Y., 2001.(3d ed.).
68 Donald D.H. We Are LincolnMen: Abraham Lincoln and His Friends. N.Y., 2003.
69 Miller W.L. Lincoln’s Virtues: An Ethical Biography. N.Y., 2003. См. также: Winkle K.J. The Yong Eagle: the Rise of A. Lincoln. Dallas, 2001; Wleck C.F. Lincoln’s Quest for Equality. The Road to Gettysburg. DeKalb, 2002; Winger S. Lincoln, Religion and Romantic Cultural Politics. DeKalb, 2003.
70 См.: Дементьев И.П. Американская историография Гражданской войны в США. М., 1963, с. 231-245.
71 Nichols R. Disruption of American Democracy. N.Y., 1948.
72 Woodward Van C. Years of Madness. N.Y., 1951. См. о нем: C. Vann Woodward: a Southern Historian and His Critics. Ed. J.H. Roper. Richmond, 1997.
73 Potter D.M. The South and the Sectional Conflict. Baton Rouge, 1968; Idem. Division and Stresses of Reunion, 1845-1876. Glenview, 1974.
74 Potter D.M. The Impending Crisis. 1848-1861. N.Y., 1976, р. 177.
75 Fehrenbaher D.E. Prelude to Greatness Lincolnin the 1850’s. Stanford, 1962.
76 Fehrenbaher D.E. The Dred Scott Case: Its Significance in American Law and Politics. N.Y., 2001. (1st ed. 1978).
77 Fehrenbaher D.E. The SlaveholdingRepublic : An Account of the United States Government’s Relations to Slavery. N.Y., 2002.
78 Freehling W.W. Prelude to Civil War: the Nullification Controversy in South Carolina, 1816-1836. N.Y., 1992. (1st ed. 1966).
79 Freehling W.W. The Road to Disunion: Secessionists at Bay, 1776-1854. N.Y., 1991.
80 Freehling W.W. The South vs. the South: How Anti-Confederate Southerners Shaped the Course of the Civil War. N.Y., 2001.
81 Kennedy W.D., HarrisonB. Myths of American Slavery. N.Y., 2003.
82 Kennedy J.R., Kennedy W.D. The South Was Right! Gretna( La.), 1994, р. 16-17; см. также: Ash S.V. When the Yankees Came: Conflict and Chaos in the Occupied South, 1861-1865. Chapel Hill, 1999; Goodrich D., Goodrich T. The Day DixieDied: Southern Occupation, 1865-1866. N.Y., 2001.
83 Kennedy J.R. Was Jefferson Davis Right? N.Y., 1998.
84 Thornton R.G. The Southern Nation: The New Rise of the Old South. N.Y., 2000, р. 22-23.
85 Tindall G.B. The Ethnic Southerners. Baton Rouge, 1976.
86 См.: Davis D.B. The Slave Power Conspiracy and the Paranoid Style. Baton Rouge, 1970; Idem. «A Government of Our Own». The Making of the Confederacy. Toronto, 1994; Idem. Jefferson Davis: The Man and His Hour. Baton Rouge, 1996; Idem. An Honorable Defeat: The Last Days of the Confederate Government. N.Y., 2001.
87 Davis W.C. Look Away! A History of the Confederate States of America. N.Y., 2002.
88 Davis W.C. Rhett. The Turbulent Life and Times of a Fire-Eater. Baton Rouge, 2001.
89 http://www.history.umd.edu/Bio/berlin.html; http://www.beyondbooks.com/chat/1999/berlin.asp
90 Berlin I. American Slavery in History and Memory and the Search for Social Justice. – Journal of American History, v. 90, №4, March 2004, p. 1255.

Текст: © 2007 Т.В. Алентьева
Опубликовано: Новая и новейшая история. 2007. №5. С.66-79
Статья предоставлена автором

Алентьева Т.В. «Причины Гражданской войны (1861-1865) в новейшей американской историографии»

В статье анализируется комплекс причин, рассматриваемый в новейшей американской историографии, которые, по мнению американских историков, привели к кровопролитной братоубийственной войне. В основном рассматриваются работы конца 1990-начала 2000-х годов.