Алентьева Т.В. «Восстание Джона Брауна в оценке современников»

16 октября 1859 года небольшой виргинский городок Харперс-Ферри, насчитывавший всего 5 тыс. жителей, был разбужен выстрелами и звуками колокола. Никто не мог объяснить, что происходит. Слухи один нелепее другого передавались из уст в уста. Утверждалось, что большой отряд аболиционистов и негров захватил правительственный арсенал, мост через Потомак. Говорилось, что перерезаны провода, остановлены поезда, убито множество людей, половина жителей города взята в заложники, все невольники в округе восстали, а плантаторы в панике разбегаются. Эти слухи с быстротой телеграфа начали распространяться по всей стране и крупными заголовками запестрели на страницах газет1. Так Америка узнала о восстании под руководством Джона Брауна.

В оценке этого восстания сразу возникли полярные мнения, которые тиражировались всеми газетами страны. Споры о личности его руководителя и о самом восстании не утихают до сих пор. Об этом свидетельствует множество сайтов в Интернете2. Американскими историками написаны сотни книг3, в которых можно встретить самые разноречивые суждения об аболиционистах и Джоне Брауне, от резко негативных, уничижительных, до всецело позитивных, восхваляющих и превозносящих их заслуги. Современные историки по-разному пытаются осмыслить давние события, прибегая к психоанализу, социологическим и культурологическим подходам4. В отечественной историографии восстание Джона Брауна рассматривалось в обстоятельном исследовании М.Н. Захаровой, статьях И.П. Дементьева, популярных биографиях Н. Кальмы, Р. Орловой5. Вместе с тем отечественные американисты никогда не ставили себе задачей рассмотреть, как американское общество реагировало на восстание, какое влияние оно оказало на общественное мнение. Именно эти проблемы и будут находиться в центре данной статьи. Поскольку большинство американцев видело события своего политического мира почти исключительно посредством прессы, мы должны прежде всего проанализировать сообщения прессы, как северной, так и южной, а также рассмотреть как оценивали восстание видные общественные и политические деятели.

Первые сообщения о восстании были путанными и противоречивыми. Однако даже в них уверенно называлось имя Джона Брауна Оссоватомского6 как руководителя. Южные газеты были наполнены самыми фантастическими сведениями и предположениями7. Например, газета Южной Каролины «Yorkville Enquirer» сообщала о 600-800 повстанцах, которые захватили весь город и держат его в страхе. «Большинство жителей пленено, многие убиты. Все улицы забаррикадированы и охраняются». В этой же статье заявлялось, что многие негры захвачены с плантаций Мэриленда и их включили в армию повстанцев8. В «Charleston Mercury» можно было прочитать: «Поступившая этим утром информация свидетельствует о серьезных событиях в Харперс-Ферри (Виргиния), в которые вовлечены негры, руководимые бешеными аболиционистами. Поезда остановлены, телеграфные линии перерезаны, целый город находится в руках повстанцев. Похоже, однако, что предприняты энергичные меры, чтобы навести порядок. Задействованы артиллерия и пехота, спокойствие скоро будет восстановлено»9. «Republican Banner and Nashville Whig», дополняя первые информационные сообщения, писала: «Теперь нет никаких сомнений, что целью повстанцев было освобождение рабов в Виргинии и Мэриленде. Благодаря энергии президента Бьюкенена и губернатора Уайза, активности армии и рвения жителей штата, восстание было подавлено, прежде чем оно переросло в революцию с самыми разрушительными последствиями»10.

Весьма подробная информация о событиях появилась в ведущих газетах Севера: «New York Daily Tribune» и «New York Herald». Вот как излагала события «Herald»: «Джон Браун, когда-то житель штата Нью-Йорк и мародер-аболиционист во время Канзасской войны, направился в Харперс-Ферри с целью захвата там правительственного арсенала. С полученным оружием он намеревался вооружить рабов в округах и организовать общее восстание рабов, вести партизанскую войну в горах. Нападение, которое он и его горстка сторонников совершили, было плохо спланировано и потерпело фиаско. Оно было подавлено в течение тридцати шести часов с привлечением команды американских морских пехотинцев, поспешивших к месту по приказу Вашингтонского правительства. Семнадцать человек убиты во время восстания, и раненный Браун был взят в плен властями штата Виргиния и содержится под стражей до суда»11.

Северная пресса вначале воздерживалась от каких-либо комментариев, так как смысл событий в Виргинии был еще не ясен. Для южной печати не существовало особых разночтений в интерпретации происшедшего. Они единодушно выступили с его осуждением и соревновались лишь в том, насколько энергичнее и выразительнее заклеймить участников восстания, как «разбойников, грабителей, убийц». Наиболее экстремистские южные издания, такие как ведущая газета Южной Каролины «Charleston Mercury», с самого начала называли события в Харперс-Ферри «кровавым беззаконием». «Яростная месть, которую испытывают жители этого городка, может быть полностью утолена только кровью Джона Брауна», – заявляли подобные газеты12. Свои сообщения «Charleston Mercury» сопровождала комментариями, в которых утверждалось, что события в Харперс-Ферри демонстрируют «готовность северян нарушить мир и безопасность Юга», наличие у них «дьявольских планов, которые не могут не быть печальными для будущего Союза». Эта газета, издаваемая семейством Реттов, известными на Юге экстремистами, называемыми также «пожирателями огня», призывала сурово покарать участников «кровавого предприятия», именуя их «волками, подлыми гиенами, кровожадными тиграми»13. «Юг должен быть готов дать отпор любым агрессивным действиям Севера в будущем», – заявлялось в ней. Газета возмущалась публикациями северной прессы, особенно она обрушивалась со своей критикой на Х. Грили, издателя «New York Tribune»: «Будет замечено, что «Tribune» считает действия Брауна поступком патриота, которым будут восхищаться будущие поколения. Стать героем и мучеником в глазах «Tribune», значит отправиться на Юг, побуждая рабов к тому, чтобы восстать и перерезать горла их белым хозяевам»14.

 «Mercury» писала о широкомасштабных планах северян поднять восстания рабов на Юге и призывала южные штаты к выходу из Союза. «Хотя попытка восстания Брауна была глупой и неудачной, события показывают, что план широкого распространения восстаний всюду на Юге давно вынашивался на Севере… Бесспорно, что дьявольские подстрекатели, которые могут хладнокровно вынашивать такие планы нашего разрушения, не являются сравнительно малочисленными на Севере. Само их существование… дает новый импульс будущим авантюристам и фанатикам. Большой источник зла в том, что мы находимся в одном государстве с этими людьми… Если бы мы имели отдельное собственное правительство, свои почтовые отделения, свою полицию и вооруженные силы, тогда ситуация была бы под нашим контролем… Опыт прошлых двадцати пяти лет, терпимости и уступок со стороны Юга показывает… что нет никакого мира для Юга в Союзе и нет никакого уважения к нему со стороны Севера. Юг сам должен управлять собственной судьбой или погибнуть»15.

Оценки и комментарии других южных газет были столь же категоричны. «Yorkville Enquirer» из Южной Каролины уверяла, что восстание вызвано происками северных аболиционистов, ведущих настоящий крестовый поход против Юга. «Мы убеждены, что их рвение привело к тому, что их руки теперь запятнаны в братской крови и все это ради тех, кто отказывается их поддерживать и признавать их ошибочный фанатизм». Она призывала жителей Севера выступить в поддержку южан. «Северяне, которые остаются честными и искренними, должны остановиться. Пораженные предчувствием грядущего разрушения Союза, в котором они живут, они должны встать на сторону Юга, и, таким образом, поддержать южные интересы, которые являются идентичными с их собственным процветанием, их безопасностью, самой их жизнью». Южная пресса апеллировала к солидарности южан и декларировала необходимость их объединения перед опасностью с Севера. «Если же северный фанатизм будет продолжать бушевать без уменьшения, неся пожары, резню, внутреннюю войну, восстания рабов к нашим границам и в наши дома, разве не соображение безопасности приведет к объединению южан и к отпору агрессорам? Мы не будем нуждаться ни в каких примерах, чтобы доказать малодушие наших северных братьев; и нужно ли убеждать нас, что наша единственная надежда находится в нас самих и что наши насущные интересы состоят в объединении для своей защиты»16.

 Мнения, высказываемые в прессе Севера, были часто диаметрально противоположными и зависели прежде всего от партийных позиций редакции. Большинство республиканских газет писали о восстании весьма сдержанно. «Мы удовлетворены единодушием республиканской прессы в осуждении аболиционистов за их попытку возбудить восстание», – писала «Republican Banner»17. Лишь немногие проявляли открытую симпатию. Некоторые из газет именовали события в Харперс-Ферри гражданской войной. Газета Провиденса отмечала, что «наиболее удивительно в этом деле, как такой маленький отряд возбудил столь грандиозную тревогу и произвел такой большой переполох в густо населенной местности»18. Тем не менее республиканская пресса предпочла оценить восстание, как ошибочное, безрассудное и даже преступное. «Мы от начала и до конца осуждали рейд в Харперс-Ферри, как непростительно глупый и преступный», – писала газета штата Нью-Йорк «Evening Journal». «Они дерзали и погибли за то, что считали правильным, хотя и шли путем, представляющимся нам роковым и ошибочным», – заявляла «New York Tribune». Не вооруженная борьба, а мирная пропаганда должна, по мне­нию этой газеты, уничтожить рабство19.

Дж. Рэймонд в своей редакционной статье в «New York Times» назвал план Брауна диким. «Подавляющее большинство северян, – заявил он, – независимо от их политических пристрастий и партийной приверженности, смотрят на каждую такую попытку освободить южных рабов с ужасом и отвращением»20. «National Era» провозглашала, что «ни один гуманный или разумный человек ни на одно мгновение не может симпатизировать этой попытке возбудить рабское восстание»21.

Все же у Брауна нашлись защитники – аболиционистские издания «Liberator» и «Northern Independent». Вначале правда и «Liberator» назвала этот рейд «ошибочным, диким и, по всей видимости, безумным». Но при этом признала «добрые намерения Брауна»22. Вскоре У. Гаррисон изменил свое мнение и восславил Брауна как героя: «Если его приговорят к смерти, он умрет не как преступник, но как мученик… И его с благодарностью и уважением будут вспоминать самые отдаленные потомки»23. «Atlantic Monthly» хвалила его не столь высокопарно, но, тем не менее, писала: «Что Джон Браун был неправ в своей попытке ниспровергнуть рабство насильственным путем, будут отрицать немногие. Но это была ошибка хорошего человека»24.

Большинство демократических газет были заполнены выпадами не только против Джона Брауна и его сторонников, но и против всех северян, на­строенных антирабовладельчески. Так, например, газета «Courier and Enquirer» писала: «Мы не сочувствуем преступлению Брауна, наоборот мы радуемся его поражению и не собираемся просить снисхождения для него»25. «Frank Leslie’s Illustrated Newspaper» уверяла читателей: «Со времен Аарона Бэра ни одно политическое событие не порождало столь широкого возбуждения, как сумасшедшая выходка Брауна… Мы краснеем за человечество, за наше доброе имя как народа и за нашу профессию журналистов, поскольку в нашей стране нашлись газеты, достаточно низкие, чтобы опубликовать хотя бы одно слово похвалы преступлению этих маньяков»26.

Демократическая печать утверждала, что подобные события были подготовлены республиканской и аболиционистской прессой Севера. «В течение последних лет велась война против южных институтов с кафедр и трибун, и каждая попытка, предпринятая демагогами-политиками и священниками, будила секционные страсти и погружала страну в гражданскую войну. Последовательно секционные неурядицы переносились в территории… Харперс-Ферри только пример того, что может ожидать страну в будущем, та точка, которая показывает, куда могут завести крайние экстремистские мнения, если все-таки добрые чувства народа не возьмут вверх и не остудят страсти, чтобы спасти страну от подобных ужасов»27.

«Harper’s Weekly» настаивала на том, что основная масса северян не питает никаких симпатий к Джону Брауну28. В этом издании была помещена серия рисунков, но редакция не стремилась открыто высказать свое отношение к этому событию. Оценка, прозвучавшая в издании, была следующей: восстание – «дело наполовину сумасшедшего белого, чьи идеи, можно определенно заявить, были смутные и неопределенные… Однако они вели к ужасному восстанию рабов… М-р Браун будет стоить республиканцам потери многих тысяч голосов на следующих выборах»29. Демократическая пресса по-прежнему характеризовала восстание как «разбойничье нападение». Поскольку речь шла о посягательстве на собственность и основы конституционного строя, она представляла это восстание точно так же, как и южные газеты, т.е. как простой бандитский налет, как продолжение канзасских событий30.

Особенно враждебное отношение к восстанию продемонстрировал Дж. Беннет, издатель «New York Herald». В его газете было опубликовано множество писем читателей, которые требовали «смерти Брауну и всем друзьям черномазых». Отвечая на них, в своей передовой статье Беннет заявлял о своей солидарности с подобной позицией31. Для него, как и других демократических редакторов, представлялось несомненной политической удачей возможность связать восстание Джона Брауна с ненавистной республиканской партией, все более усиливавшей свое влияние в стране. «Тон консервативной прессы Севера проявляется в решимости использовать события в Харперс-Ферри как эффективное оружие не только против фанатиков, но и против той партии, чьи лидеры прямо связаны с полночным убийцей виргинских граждан и разрушением правительственной собственности, – писала «Herald». – Все это конечно закономерно, и мы имеем искреннюю надежду, что ужас, которым проникнута вся страна, поможет раскрыть глаза на сущность автора «неразрешимого конфликта»32 и других политиков, связанных с черными республиканцами на Севере!» Газета выражала надежду, что голос прессы дополнится голосом народа, который на выборах в штате Нью-Йорк не станет голосовать за республиканцев. «Народ Нью-Йорка имеет возможность на приближающихся выборах не только провалить Сьюарда, великого лидера оссоватомских республиканцев, но и проявить солидарность к Югу, и симпатию к жителям Виргинии, а не к предателю, которому будет вынесен справедливый приговор»33.

Большинство республиканских газет, вынужденных оправдываться, поспешили откреститься от Джона Брауна, объявив его сумасшедшим. «Попытка связать республиканскую партию с сумасшедшим восстанием ста­рого Брауна, является необходимостью для фальшивых демократов, так как они не в состоянии ни в одном штате победить республиканцев. Они дол­жны извлечь для себя наибольшие выгоды из победы над 15 белыми и 5 неграми старого Брауна», – указывала «New York Tribune»34.

В этом она не ошибалась, обвинения со стороны демократов последовали незамедлительно. «Вот он «неотвратимый конфликт» Сьюарда, Смита, Гиддингса в действии, – писала «Weekly Sentinel» (Огайо). – Кто несет ответственность за Харперс-Ферри? Разумеется не Браун, ибо он просто сумасшедший. Несут ответственность те, кто своим поощрением и денежной помощью принудили его взяться за оружие, чтобы провести в жизнь свои безумные планы – это они обязаны ответить пе­ред страной и перед миром». «National Democratic Quarterly» вторила ей: «Было бы сумасшествием полагать, что истинными зачинщиками этого злодеяния не являются республиканские лидеры»35.

Большинство демократических газет стремились сделать на этом событии политический капитал. «Первая битва «неразрешимого конфликта» – таково было название передовицы газеты «Cincinnati Enquirer» (Огайо). Она заявляла, что события в Харперс-Ферри привлекли внимание и произвели сенсацию во всех частях страны. ««Неразрешимый конфликт» между свободными и рабовладельческими штатами, проповедуемый республиканскими лидерами как ортодоксальная доктрина, как раз и ведет к подобным результатам, – утверждала газета. – Если люди одобрят эту доктрину, то в будущем разразится еще большая буря… Наиболее опасной является перспектива иметь президента – республиканца и аболициониста… Президент с такими взглядами будет поощрять восстания во всех рабовладельческих штатах»36. На следующий день газеты сообщали информацию о связях Джона Брауна с видными аболиционистами – Дж. Смитом и Ф. Дугласом, а также с республиканцем Дж Гиддингсом. Эти сведения подкреплялись ссылками на письма Форбса военному министру Флойду, в которых сообщалось, что деньгами и оружием Брауна снабжали губернаторы Чейз и Флетчер, а его планы были известны сенатору Сьюарду37.

«New York Herald» вела антиреспубликанскую печать Севера в осуждении, как целей Брауна, так и его методов. События в Харперс-Ферри весьма подробно освещались на страницах газеты, а заголовки прямо объявляли, что Браун был всего лишь инструментом доктрины «неразрешимого конфликта» Сьюарда. Беннет открыто утверждал, что Сьюард знал о преступном заговоре. Это была редкая возможность для него, чтобы разрушить предвыборные перспективы этого политика в отношении президентства в 1860 г. Беннет именовал его «изменническим демагогом, …готовым в любое время преподать зло, если оно поможет его собственному политическому продвижению». «Друзья Сьюарда защищают его, – писал Беннет, – утверждая, что он хочет нести эти разрушительные тенденции (антирабовладельческую программу) только конституционными средствами; но они могли бы с таким же успехом утверждать, что убийца не желает убивать жертву, но только перерезает ему артерию»38.

Южная пресса также дружно, на все лады принялась обсуждать проблему поддержки восстания республиканцами. Одна из газет Джорджии утверждала, что существует прямая связь повстанцев с республиканцами: «Нет больше никаких сомнений, что это была заранее подготовленная и преднамеренная попытка аболиционистских фанатиков свергнуть правительство и освободить рабов. Среди бумаг арестованных найдены документы, в которых предполагалось создание временного правительства, и были названы его члены. …Если они получали прямые указания и помощь от некоторых лидеров партии черных республиканцев, можно надеется, что эти факты всплывут на свет. Мы знаем, что они прямо поощрялись У. Сьюардом, Дж. Гиддингсом, Х. Грили и другими республиканскими лидерами, которые в своих речах и сочинениях толкали фанатиков на подобные действия»39.

Обвинения республиканцам в связях с Джоном Брауном тиражировали многочисленные местные демократические издания Севера. Особенно резко обрушилась с обвинениями в их адрес «Illinois State Register»: «Браун, хотя и кровавый разбойник, в то же время дерзкий человек. Как черный республиканец он осуществил на практике то, чему учат их лидеры… Доказательства существования широкой и разветвленной организации раскрыты. Цель, к которой она стремится, это омыть руки южных рабов кровью их белых хозяев. Изменники, подлецы, негодяи ведут их, и страна ошеломлена их гнусными и позорными делами. Такой урожай созревает в делах черных республиканцев. Может ли здравомыслящий человек сомневаться, куда они ведут страну своей безудержной демагогией. Плоды их дел известны заранее: «Разобщение союза штатов и кровавая анархия»»40.

«Мы действительно утверждаем, что «неразрешимый конфликт», объявленный Сьюардом, был прямой причиной выступления… – писала газета Теннеси. – Эффект речей Сьюарда, Гиддингса и других видных лидеров республиканской партии был в том, что они воспламенили умы таких фанатиков, как Браун Оссаватоми и его сторонники, побудили их к кровавым действиям против владельцев рабов. Такие результаты неизбежны, и эти лидеры должны быть привлечены к строгой ответственности за их поджигательские выступления»41.

Республиканской прессе пришлось искать аргументы в защиту позиции своей партии, доказывать непричастность ее лидеров к выступлению Джона Брауна. Отвергая обвинения, как северных, так и южных демократов, «New York Tribune» утверждала, что события в Харперс-Ферри – неизбежное следствие и естественное продолжение Канзасской политики правительства. «Президент Пирс и Стивен Дуглас являются настоящими авторами последнего восстания»42.

Вероятно, никто не пользовался в это время таким огромным влиянием в стране, как порывистый и идеалистичный «дядюшка Хорас Грили», как его называли. Аболиционистские издания имели весьма небольшие тиражи. Другие республиканские газеты были ограничены в своем обращении по стране, пользуясь популярностью в основном в тех штатах, где они издавались. Не так обстояло дело с «Tribune». Влияние Грили определялось растущим тиражом его газеты, а также ее широким распространением по всему Северу, вплоть до Калифорнии. Современники также рассматривали ««New York Tribune» как «лучшую газету» в стра­не и даже в мире43. В 1860 году – ее общий тираж был около 300 тысяч, а число читателей достигало миллиона человек44. Кроме еженедельника Грили также издавал полуеженедельные выпуски и альманах «Tribune». Хотя другие газеты, типа «New York Herald» и «New York Times», имели большие ежедневные тиражи, никто из них не доходил до сельских жителей Севера, подобно Tribune, и никакой крупный городской редактор не был более открыто и оппозиционно настроен к рабству, чем Грили.

 Возлагая весьма веские надежды на победу в президентских выборах 1860 года, Грили считал необходимым поддержать престиж республи­канской партии в глазах избирателей. Среди восставших указывала она, нет ни одного члена республиканской партии, и ни один из них не был посвящен в планы Брауна. Верно следуя партийным интересам, газета заявляла, что чем скорее забудут об этом восстании, тем лучше45. Однако подобные заверения никого не убеждали. Лидер демократов С. Дуглас в своем выступлении в Конгрессе заявил, что преступление в Харперс-Ферри является естественным, логическим и неизбежным результатом доктрин и учений республиканской партии46.

Другие республиканские газеты продолжили линию защиту, занятую Х. Грили. В большой редакционной статье «Кто поощряет восстания?» газета штата Нью-Йорк «Evening Journal» отводила обвинения от республиканцев и адресовала их демократам: «С тех пор, как возникла республиканская партия, ее противники преднамеренно и постоянно искажали ее характер. Все ее платформы и декларации, также как действия ее членов показывают, что она признает только законные, мирные и конституционные меры, не вмешивается в дела рабовладельческих штатов и не одобряет насилие, где бы то ни было. Все же ее демократические противники настойчиво утверждают, что она является аболиционистской партий, стремящейся освободить рабов огнем и мечом. Эту ложь они возвестили через свои газеты, кричали об этом на всех своих митингах, включили во все свои резолюции, повторяли в своих разговорах дома и на улицах… Сами рабовладельцы постоянно вкладывают идею восстания в головы своих рабов… Если они таким образом сеют ветер, кто может быть удивлен, что они в будущем будут пожинать бурю?» Продолжая свои рассуждения о существовании целой системы насилия на Юге, газета писала: «В течение прошлых нескольких лет демократы предоставили санкцию беззаконным предприятиям разного сорта: вторжениям в территории, пиратским набегам, закону Линча, подавлению обсуждений, насилиям и кровопролитию среди конгрессменов, насилию на выборах, таким образом прибегая к самым мерзким страстям, одобряя презрение для закону, и поощряя к дубинке, пистолету и ножу… Классический миф рассказывает о том, как были посеяны зубы дракона, и из них взошло войско. Бьюкенен и Пирс сеяли зубы дракона семь лет. Их поддержка беззакониям и насилиям в одной местности за другой вела к торжеству анархии». Продолжая защищать республиканских лидеров от обвинений в связях с Джоном Брауном, газета сообщала, что администрация президента была извещена за два месяца до восстания, но не предприняла никаких мер, поэтому именно она ответственна за происшедшее47.

«Evening Journal» заявляла, что три четверти населения Севера поддерживают республиканцев. Именно поэтому демократы так стремятся ее дискредитировать и связать с восстанием Джона Брауна. Эта партия не выходит за рамки конституции, единственное к чему она стремится, это ограничение рабства существующей территорией48. Обвинения демократов в том, что ответственность за восстание несут республиканцы, встречали дружный отпор республиканской прессы. Вот что писала «Chicago Tribune»: «Попытка «Chicago Times» возложить ответственность за события в Харперс-Ферри на республиканскую партию напоминает трюк грабителя, который громче всех кричит «держи вора!» с целью отвлечь внимание от виновной стороны… Демократическая партия увеличивала возможность восстаний, кровопролитий и всех ужасов выступлений рабов своей поддержкой расширению рабства на новые территории… Эти события являются закономерным результатом отмены Миссурийского компромисса… Ответственность лежит на тех, кто отменил этот компромисс и кто санкционировал беззаконное насилие и кровопролитие на земле Канзаса»49. «New York Evening Post» утверждала, что выступление Джона Брауна, является прямым следствием и «плодами того насилия, которое рабовладельцы принесли на землю Канзаса»50.

Страсти накалялись, и еще более усиливалось отчуждение двух секций друг от друга, подогреваемое экстремистскими редакторами. Взаимные обвинения сыпались как из рога изобилия, очень немногие газеты пытались сохранить умеренный тон. Многие южные газеты перепечатывали материалы из северных изданий, чтобы дать своим читателям представления о настроениях северян, при этом естественно брались враждебные рабству газеты51. Снова на первые полосы газет вышла проблема рабства. Южная пропаганда не преминула отметить неучастие негров-рабов в восстании. Газета Северной Каролины «Daily Herald» уверяла своих читателей, что ни один негр-раб добровольно не присоединился к восстанию. Она утверждала, что «преступление в Харперс-Ферри» было делом рук белых аболиционистов и кучки свободных негров с Севера. Виргинские рабы сохранили верность своим хозяевам и предпочли южное рабство северной свободе. «Рабы любят, чтят и повинуются своим хозяевам»52.

Большинство южных газет защищало рабство как благодеяние для негров, уверяло, что американские негры-рабы живут под неустанной заботой своих хозяев и умирают счастливыми, отстаивало идею расового превосходства белых над черными. Редактор «Knoxville Whig» (Теннеси) П. Браунлоу писал: «Усилия аболиционистов настолько же безбожны, насколько и абсурдны. Разве может осел родить арабского скакуна? Может ли кошка родить льва? Можете ли вы посадить орла высиживать гусиные яйца? Это же просто невозможно переделать африканца в англосакса. Это вопрос крови, вопрос, далекий от компетенции тех, кто осуждает Юг за существование рабства»53.

Продолжая развивать популярную на Юге теорию рабства как «позитивного добра», виргинская газета «Staunton Spectator» утверждала: «Мы никогда не сомневались, что условия для южных рабов являются наилучшими и наиболее желательными для негров… Есть многочисленные свидетельства, доказывающие, что для негра состояние рабства является значительно более предпочтительным, чем положение его свободных братьев на Севере». Далее газета описывала бедственное положение свободных негров на Севере, которые не могут там найти работу и подвергаются расовой дискриминации. «Образованный рабовладелец-христианин на Юге – лучший друг негра, – уверяла она читателей. – Здесь честный негр не только защищен в соответствии с законами и общественной моралью, но он уважается обществом… Здесь существуют отношения подлинной привязанности между белыми и чернокожими… Раб ухаживает за хозяином в дни его болезни и льет слезы подлинного горя на его могиле. Когда раб заболеет или состарится, о нем заботятся, а когда он умирает, белые горюют о нем, как о смерти члена семьи»54.

Эти рассуждения южных газет охотно подхватывались демократической прессой Севера. Газета штата Огайо «Cincinnati Enquirer» утверждала, что негры остались безучастными наблюдателями выступления Джона Брауна. «Негр не имеет прирожденной любви к свободе… О свободе он не знает ничего и смотрит на нее просто как на возможность делать не больше, чем требуется обстоятельствами. Следовательно, у него нет идеи, которую его защитники провозглашают как его освобождение»55.

Подобные утверждения стремились разоблачать республиканские газеты. «Рабовладельцы уверяют, что их рабы находятся с ними в патриархальных отношениях. Но разве это соответствует действительности? – задавала вопрос читателям «Chicago Tribune». – «Если рабы так привязаны к своим хозяевам узами любви и преданности, что аболиционисты не могут разорвать эту привязанность, почему же тогда их хозяева постоянно бояться восстаний рабов? Почему Юг наполнен патрулями белых? Почему каждый рабовладелец путешествует только вооруженным до зубов, и почему он держит у себя в доме целый арсенал оружия для защиты?.. Почему целый штат Виргиния впал в панику и истерию страха по поводу новостей, пришедших из Харперс-Ферри?»56.

 Южные газеты, нагнетая  истерию, призывали к немедленной расправе над участниками восстания и его вдохновителями. Новоорлеанская «Daily Picayune» писала: «Харперс-Ферри – акция безумцев, несчастных фанатиков, завороженных какими-то дикими, сумасшедшими иде­ями, непрактичными, глупыми и порочными». «Washington Republic» заяв­ляла: «Браун явно сумасшедший, но от безумия такого рода единственно верное средство – пристрелить или повесить». В газете «Richmond Examiner» говорилось по поводу привлечения к суду вдохновителей восстания следующее: «Нарушение законов и убийство граждан требуют предания виновных в руки правосудия… Если северяне верят, что Браун не в своем уме, то наказание должно последовать в отношении тех, кто отравлял его ум «неотвратимым конфликтом» и возбуждал его на кровавые деяния. Он может быть и сумасшедший, но другие – преступники, виновные в преступлениях, совершенных в Харперс-Ферри. Доставьте этих людей, доставьте Сьюарда, Грили, Гиддингса, Хейла и Смита в виргинский суд, и тогда Браун и его сообщники в Чарльстонской тюрьме могут надеяться на пощаду. По мнению виргинцев пятеро вышеназванных республиканских лидера более виновны, чем Браун и его банда»57.

«New York Herald», предложила, чтобы губернатор Виргинии Уайз потребовал выдачу из северных штатов лидеров аболиционистов и республиканцев. Беннет заявлял, что помимо Сьюарда, Смита и Фредерика Дугласа, к суду надо привлечь и таких видных политиков, как Чейз, Самнер, Гиддингс, не забывая конечно о Грили. При этом «New York Herald» требовала, чтобы все они были повешены58.

В адрес редакции «Tribune» раздавались самые грубые обвинения в пособничестве Дж. Брауну. Поддержка, которую она оказала ему во время гражданской войны в Канзасе, теперь обернулась против нее. «Harpers Weekly» опубликовала карикатуру, изображающую Грили на коленях перед виргинским линчева­телем, заявляющим редактору: «Хотя ты никогда не сражался сам, достаточно того, что с помощью безнравственного инструмента (газеты) ты возбуждал враждебность между людьми и, таким образом, давал повод к кровопроли­тию». Под карикатурой была подпись: «Это убеждает, что Джон Браун только осуществлял на практике учения «New York Tribune» и других або­лиционистских органов». В ней содержался намек, что не было смысла казнить Брауна, если Грили еще не схвачен и не предстал перед судом59.

Пресса давала читателям постоянную информацию из Виргинии в связи с судом над Джоном Брауном. При этом опять же ведущее место занимали комментарии, которые должны были формировать общественное мнение читателей в том или ином духе. Демократическая пресса Севера не скрывала своего торжества по поводу предстоящей казни Джона Брауна. «Мы радуемся, что старый Браун будет повешен. Он не только убийца невинных граждан, но он предпринял попытку свершения одного из тяжелейших преступлений против общества – возбуждение гражданской войны и восстания рабов. Он понесет наказание за свое преступление, и мы надеемся, что его судьба послужит предостережением всем тем, кто имеет склонность подражать его агрессивному поведению». «Не может быть снисхождения или смягчения приговора старому Брауну, – заявляла «Raleigh Register». Газета выражала удивление проявлениям симпатии к Брауну на Севере. «Поведение таких северян демонстрирует соединение мерзости, наглости и бесстыдства… Теперь северные сторонники Брауна заявляют о том, что его деяния – это несчастное сумасшествие старого глупца… Мы чувствуем, что таких сумасшедших, как Браун, на Севере великое множество, и глубоко сожалеем, что они не могут быть судимы вместе с участниками событий в Харперс-Ферри»60.

Новости, прибывавшие с Юга, сообщали о почти беспрецедентных военных приготовлениях в Виргинии для казни Брауна, которые даже Беннет считал чрезмерными. Предстоящая казнь Брауна страшила многих его врагов, поэтому даже среди них раздавались призывы к замене повешения пожизненным тюремным заключением. «Journal of Commerce» (Нью-Йорк) заявляла: «Повесить фанатика – значит превратить его в мученика и воодушевить его последователей. Лучше заключить этих субъектов в тюрьму и сделать из них жалких уголовников. При настоящем положении дел в стране вто­рой путь, разумеется, мудрее. Чудовища мятежа, как гидра, многоголовы, и если рубить одну голову, то лишь способствуешь возникновению новых»61.

Первым, кто осмелился, открыто выступить в защиту восставших, был знаменитый писатель Г. Торо62. 30 октября 1859 года он созвал набатом жителей Конкорда и про­изнес пламенную речь в защиту капитана Джона Брауна: «Я пришел сюда, чтобы защитить перед вами его дело. …Нужны века, чтобы создать такого человека, и еще века, чтобы понять его». Возмущаясь равнодушием и апатией своих соотечественников, Торо говорит, что у них не «не просто застой крови, но загнивание души»: «Наши враги – среди нас и всюду вокруг нас. Едва ли найдется дом, не разделенный в самом себе, ибо наш враг – почти повсеместное одеревенение сердца и мозга, отсутствие жизненной силы, что является результатом нашего порока. Он порождает страх, предрассудки, ханжество, фанатизм и рабство в различных его проявлениях». Его восхищает мужество и героизм сподвижников Брауна и его самого: «Браун не при­знавал несправедливых людских законов, он им сопротивлялся… Хоть на миг нас подняли из пыли мелочной политики и вознесли в царство исти­ны и мужества… Каждый, кто отдал там жизнь за бедных и угнетенных, был избран из тысяч, если не из миллионов людей, был человеком принци­пиальным, редкого мужества и истинной гуманности, готовым в любой мо­мент пожертвовать собой ради блага своего ближнего»63.

В своей речи Торо особо остановился на позиции газет Севера. Его возмущает их бесхребетность, приспосабливание к ситуации, стремление извлечь прибыль из любой новости: «Я читал все газеты, которые я мог получить в течение недели после этого события, и я не помню, чтобы в них было хотя бы одно выражение симпатии к этим людям». Торо говорил, что эти газеты печатают всякую болтовню политиканов и искателей должностей вместо освещения действий честных людей. Нет ни одного редактора в стране, который бы напечатал то, что неугодно под­писчикам и привело бы к сокращению их числа. Они видят все через при­зму политики и партийных интересов и хорошо знают, «с какой стороны их хлеб намазан маслом. Как же они тогда могут печатать правду», – за­мечает Торо. Даже такие газеты, как «Liberator», «Tribune», «Republican», не выражая ни восхищения, ни огорчения называли участников восстания «заблудшими фанатиками», «ошибавшимися людьми», «безумными», «манья­ками». Что же говорить тогда о демократических газетах, в которых нет «подлинной гуманности».

Торо откры­то заявил, что его восхищает подвиг Джона Брауна: «Я счастлив, что жил в одном веке с ним, что я был его современником». Его речь ясно показывает, какое революционизирующее воздействие оказало восстание Джона Брауна на умы современников. Торо, долгое время являвшийся сто­ронником ненасильственных действий, открыто заявляет о необходимости вооруженной борьбы. «Те, кому отвратительно рабство, не должны ужасать­ся насильственной смерти рабовладельцев. Их жизнь гораздо отвратитель­нее смерти. Я не считаю порочным метод, если он ведет к освобождению раба в кратчайший срок»64. Торо зая­вил, что ошибочно думают и говорят, что восставших было только 22 человека. На их стороне сочувствие, по крайней мере, миллиона амери­канцев65.

Постепенно и на страницах печати стали появляться все более объективные публикации о восстании и его участниках. «New York Times» писала: «Не может быть сомнений, что личное поведение Брауна во время суда, его мужество, выдержка, его поразительное самообла­дание и твердое убеждение в правоте своих действий возбудили симпа­тии к нему даже в сердцах тех, кто ненавидит его». Несколько иначе Брауна стала характеризовать «New York Tribune»: «Его ошибки являются ошибками фанатика, а не преступлениями уголовника… Он подвергал опа­сности и жертвовал не просто собственной жизнью, …но жизнями своих любимых сыновей, счастьем их и своей семьи ради презираемой и угне­тенной расы… Его ошибки были героическими, недостатками прямой, энергичной, правдивой натуры, не терпящей несправедливость и сознающей только, что «сопротивление тиранам есть повиновение богу»»66.

Суд над Брауном многие северные газеты признавали несправедливым. «Вся манера, в которой это суд проводится, показывает, что виргинцы не скрывают своего страха. Опасаясь попытки освобождения, они окружили бедных раненых узников многочисленной вооруженной охраной и обещают отправить их на виселицу в течение 30 дней. Пусть и дальше сходят с ума от страха»67.

2 ноября 1859г. Джон Браун был приговорен виргинскими рабовладельцами к смерт­ной казни через повешенье. В своем последнем слове, обращаясь к соотечественникам, он сказал: «Я верю, что, выступив так, как я это сделал, в защиту униженных и оскорбленных, я не совершил ошибки, а поступил правильно. Теперь, если это необходимо, чтобы я отдал жизнь ради торжества справедливости и соединил мою кровь с кровью моих сыновей и кровью миллионов в этой стране рабства, тех, чьи права игнорируются безнравственными, жестокими и несправедливыми законами, я говорю, да будет так»68.

Губернатор Уайз получил тысячи писем, петиций, молитв, требовавших помилования Брауна или смягчения приговора. Авторы высказывали восхищение Брауном и утверждали, что такой человек не должен умереть на виселице. Были и враждебные аболиционистам письма, в которых губернатора Виргинии призывали не делать из Брауна мученика. Таким в частности были письмо мэра Нью-Йорка, Ф. Вуда.

2 декабря 1859 года приговор был приведен в исполнение. «New York Tribune» отмечала необычайное мужество и твердость Бра­уна во время казни. «Героизм, с которым Джон Браун перед лицом смертель­ных врагов, не имея ни одного сочувствующего друга рядом, поднялся твер­дой поступью с ровным биением пульса на эшафот и скрепил своей смертью верность величественной идее, не имеет сравнений в анналах муче­ничества». «Рабство убило Брауна… В данный момент оно является по­бедителем… – писала «Tribune» 3 декабря 1859 года, – Джон Браун умер, но он будет жить в сердцах миллионов. …Для всех кто страдал за общее дело, кто преследовался за идею, …память о нем не умрет». Газета за­являла, что эта жертва «ускорит приближение «неотвратимого конфликта» и конец рабства в Америке. Будем же признательны, что живем в мире, ставшем знаменитым благодаря отважным героям, стойким мученикам – среди которых история предоставит почетное место старому Джону Брауну»69.

Иной была реакция демократических газет. Беннет приветствовал приведение приговора виргинского суда в исполнение. «Джон Браун был не кем иным как холодной кровавым убийцей, – заявляла «New York Herald», – и повешение это то, что он заслужил»70.

Южная пресса с удовлетворением и радостью встретила казнь Брауна. «Register» из Северной Каролины, сообщая о казни Джона Брауна, не скрывала торжества и восхваляла губернатора Виргинии за приведение приговора в исполнение. Газета утверждала, что фанатизм на Севере бушует с небывалой силой, и отмечала, что в Бостоне, городе, «процветающем за счет торговли продуктами негритянского рабского труда, после казни во всех церквах прошли поминальные службы по «похитителю негров, убийце и предателю». В ее передовой статье говорилось, что «союзники Дж. Брауна на Севере и сочувствующие ему, должны убедиться еще раз, что Юг имеет силу защищать свою землю и свою собственность от аболиционистов, их помощников и соучастников». Алабамская газета «Register» писала в день казни: «Ни один разумный человек в любой стране не сомневается в справедливости приговора, ни один не может обвинить закон в жестокости». В то же время она призывала Юг извлечь уроки из происшедшего. Каковы, по ее мнению эти уроки: «Мы должны быть готовы к будущему, готовы к приближающемуся конфликту с оружием в руках. …Необходимо пересмотреть наше законодательство, …создать крепкую и эффективную военную организацию по всему Югу. Кроме того, необходимо поощрять южную литературу, создать центры для развития южного интеллекта и южной мысли»71.

 Казнь Джона Брауна всколыхнула северян. Во всех Северо-восточных и Северо-западных штатах в этот день прошли массовые митинги, звонили колокола, раздавались пушечные залпы салютов. «Никогда в истории этой страны сердце народа не было настолько тронуто симпатией, как это случилось в отношении Джона Брауна», – говорилось в одной из коррес­понденций «Tribune». «Мы не можем представить события, которые бы так глубоко возбудило враждебность народа свободных штатов к рабству, как эта казнь, – писала «Springfield Republican». – И это не потому, что действия Брауна всецело одобряются, скорее наоборот. Это потому что натура и дух этого человека были благородными, и каждый чувствует, что он действовал из чувства чести, … из ненависти к угнетению, …из священной любви к свободе»72.

На Севере с речами в поддержку дела Брауна выступали знаменитые политики, писатели, общественные деятели. Ральф Эмерсон приложил немало усилий, чтобы организовать помощь семье Брауна. Он посвятил ему свое эссе «Мужество», в котором предрекал, что мученическая смерть Брауна «сделает виселицу более славной, чем крест». «Для революционизирования общественного мнения не потребовалась годы. Дни, даже часы произвели в нем разительные перемены», – заявлял Торо в речи «Последние дни Джона Брауна»73. «Из всех людей, бывших моими современниками, мне думается, что Браун был единственным, кто не умер. Я встречаю его на каждом перекрестке. Он среди нас… Он заслужил бес­смертие»74. Эти слова Торо перекликались с передовицей «Springfield Republican»: «Джон Браун жив. Штат Виргиния повесил его смертное тело и тем самым присоединил его к «благородному сонму мучеников»… Христианин, повешенный христианами за то, что действовал согласно своим убеждениям и долгу, храбрый человек, повешенный за его рыцарское и жертвенное служение гуманности, филантроп, повешенный за то, что добивался свободы для угнетенных»75.

 «New York Tribune» заявляла, что «число тех, кто чтит память Брауна, будет увеличиваться год от года до тех пор, пока рабство не исчезнет». Восстание Джона Брауна вызвало горячий отклик в сердцах негри­тянского народа. Черный аболиционист Роберт Парвис заявлял, что в «белой Америке один только Джон Браун – мученик и святой, бескорыстный герой Харперс-Ферри, веривший в свое призвание и отдавший жизнь за то, во что он верил. Он мужественно пытался осуществить то, что задумал, и своей смертью преподал урок всем. Он верил, что негр является человеком, и отдал жизнь, чтобы обеспечить ему равные права с белым»76.

На Юге поднимается новая полоса волнений сре­ди рабов. «Daily Herald» из Северной Каролины в передовице, озаглавленной «Что должен делать Юг?», пыталась проанализировать поведение Севера в связи с восстанием в Харперс-Ферри и приходила к неутешительному выводу об углублении конфликта между двумя секциями Союза. «Главное действующее лицо в деле Харперс-Ферри ответило за свое преступление. Джон Браун повешен. Каков будет результат этого торжества закона? Каково будет его воздействие на умы северян? …Бесполезно скрывать тот факт, что Север и Северо-Запад безнадежно аболиционизируются. И это лучше всего проявляется в их отношении к делу в Харперс-Ферри. За исключением нескольких газет, которые оценивают его так, как оно того заслуживает, подавляющее большинство даже симпатизируют преступникам или сохраняют зловещее молчание. …«Неотвратимый конфликт» между Севером и Югом уже начался. Бесполезно говорить о консерватизме Севера. Где хоть какие-то признаки этого? Митинги за митингами проводятся с целью выражения симпатии к убийцам и предателям, и нет ни одного к Северу от линии Мейсона-Диксона, в котором бы прозвучало хотя бы неодобрение этому преступлению… Над Севером господствуют стереотипы фанатизма… Мы мрачно смотрим в будущее»77.

Призывы к расколу страны, к созданию независимой южной конфедерации становятся обычными и не сходят со страниц южных газет: «События в Харперс-Ферри продвинули дело раскола страны больше, чем любое другое событие со времени основания Союза. Они продемонстрировали обычным людям, которые смотрят на него с ужасом, что усиливается желание создания южной конфедерации. Последовательные сторонники Союза слышат теперь: «Если при этой форме союза наш мир нарушен, наш штат подвергся нападению, его мирные граждане были жестоко убиты, и все ужасы гражданской войны обрушены на нас именно теми, кого мы должны считать нашими лучшими друзьями, значит, следует пересмотреть форму этого союза и народ Севера должен осознать, что распад страны неминуем»»78.

Северная пресса писала о крайне напряженном положении, сложившемся в стране после восстания Джона Брауна. «Что это за состояние общества, в котором одна половина населения постоянно угрожает другой граждан­ской войной и убийствами, в котором правящие классы… находятся как на кратере вулкана и недооценивают все нарастающую опасность взрыва, – писала «New York Evening Post». – Что это за благословенный институт, кото­рый требует поощрения, распространения и поклонения, и ради которого раздаются постоянные угрозы против великого здания Союза». В своей передовице «Надвигающийся шторм. Спасем Союз» эта газета утверждала, что «угроза раскола страны стала постоянным страхом для Соединенных Штатов, и… к каждым президентским выборам она выползает на свет божий, как морская змея в Ньюпорте в начале летнего сезона»79.

Как ни относиться к восстанию Джона Брауна, несомненно, одно. Оно всколыхнуло и Юг и Север. Оно мало кого оставило равнодушным. И уже в этом было его непреходящее значение. Раскол общественного мнения прошел по линии Мейсона-Диксона, и он еще более углубился с восстанием Джона Брауна. Юг еще более сплотился и подошел вплотную к идее отделения. Кардинальные расхождения во мнениях обнаружились на Севере, что было подготовлено предшествующими годами компромиссов. Все больше жителей Севера вставали на позиции отказа от дальнейших уступок Югу, взирали на этот регион враждебно. Это не означало, что они сразу становились аболиционистами, большинство не выступали за немедленную отмену рабства, но смотрели на него неодобрительно.

Среди северян было и огромное молчаливое большинство, позиция которого не была выражена в газетах или речах ораторов. Но именно это молчаливое большинство читало эти газеты, слушало ораторов, внимало проповедям священников. Их общественное мнение формировалось в духе, враждебном рабству. Иначе не объяснить и не понять тот энтузиазм, с которым Север откликнулся на призыв Линкольна покарать южную измену, когда прозвучали выстрелы у форта Самтер. А когда началась Гражданская война, идя в бой, северяне, идя в бой, пели песню о старом Джоне Брауне, которая воодушевляла их.

Примечания

1 New York Daily Tribune. 18 Oct. P. 4, 5. 1859.
2http://jefferson.village.virginia.edu/jbrown/master.html; http://commserve.utc.edu/Activities/Sympos2000/Tripp.htm; http://www.pbs.org/wgbh/amex/brown/index.html
3 В задачи данной статьи не входит историографический обзор имеющейся литературы. К сожалению, подобные обзоры давно не появлялись, а имеющиеся в определенной мере устарели. См.: Захарова М.Н. Восстание Джона Брауна и американская буржуазная историография // Новая и новейшая история. I960, №5. С. 112-125; Она же. Аболиционистское движение // Основные проблемы истории США в американской историографии. М., 1971. С.267-296.
4 См.: Antislavery Reconsidered. New Perspectives on Abolitionists / Ed. by L. Perry, M. Fellman. Baton Rouge, 1979; Barney W.L. The Passage of the Republic. An Interdisciplinary History of XIX century America. Lexington, 1987; Norton A. Alternative America. A Reading of Antebellum Political Culture. Chicago,1986; Imagined Histories. American Historians Interpret the Past /Ed. By A. Molho, G. Wood. Princeton, 1998.
5 Захарова М.Н. Народное движение в США против рабства. 1831-1860. М., 1965. С. 207-302; Дементьев И.П. Антирабовладельческие взгляды Д.Брауна // К 100‑летию гражданской войны в США. М.,1961. С.74-94; Он же. Н.Г.Чернышевский и конституция Джона Брауна //Вопросы истории. 1959. №12; Кальма Н. Джон Браун. М.,1957; Орлова Р.Д. Поднявший меч. Повесть о Джоне Брауне. М.,1975.
6 Приставка к имени Джона Брауна Оссоватомского присоединялась, чтобы напомнить читателям о его роли в трагических событиях гражданской войны в Канзасе. См.: The Approaching Fury. Voices of the Storm. 1820-1861 /Ed. by St.B. Oates. N.Y., 1997. P. 171-175.
7 См.: Richmond Whig (Virginia). 18 Oct. 1859; Republican Banner and Nashville Whig (Tennessee). 22 Oct. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
8 Yorkville Enquirer (South Carolina). 20 Oct. 1859 //
http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
9 Charleston Mercury. 18 Oct. 1859.
10 Nashville Republican Banner and Nashville Whig. 24 Oct. 1859 // http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm.
11 New York Herald. 25 Oct. 1859; Renehan Ed. The Secret Six. The True Tale of the Men Who Conspiracy with John Brown. Columbia (S.C.), 1997. Р. 198-200.
12 Oates S.B. To Purge this Land with Blood. A Biography of J. Brown. N.Y.-L.,1970. P. 344.
13 Charleston Mercury. 21 Oct., 14 Nov. 1859.
14 Charleston Mercury, 4, 5 Nov. 1859.
15 Charleston Mercury. 1,4, 5 Nov. 1859.
16 Yorkville Enquirer. 27 Oct. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm;
Charleston Mercury, 5, 28 Nov. 1859.
17 Nashville Republican Banner and Nashville Whig (Tennessee). 25 Oct. 1859 // http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
18 http://www.walden. org//times/18591029_Aurora_01.htm
19 Evening Journal (Albany, New York). 2 Dec. 1859; New York Daily Tribune. 19 Oct. 1859. 
20 Brown E.F. Raymond of the Times. N.Y., 1951. P. 181.
21 National Era. 27 Oct. 1859.
22 Liberator. 21 Oct. 1859; Smith P. A People’s History of the Ante-Bellum Years. Vol.4. N.Y., 1990. P.1159.
23 Liberator. 28 Oct. 1859.
24 Atlantic Monthly. March 1860.
25 Courier and Enquirer. 29 Oct. 1859 //Crouthamel J.L. James Watson Webb. Middletown. 1969, P. 140-141.
26 Mott F.L. A History of American Magazines. Vol. II. Cambridge, 1957. P.146.
27 Philadelphia Public Ledger. 19 Oct. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
28 Harper’s Weekly. 17 Dec. 1859.
29 Harper’s Weekly. 29 Осt. 1859.
30 New Hampshire Patriot (Concord, New Hampshire). 26 Oct. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm.
31 New York Herald. 20 Oct; 10, 22 Dec. 1859.
32 Имелся ввиду один из лидеров республиканцев У. Сьюард.
33 Richmond Enquirer. 25 Oct. 1859.
34 New York Daily Tribune. 20, 21,22 Oct. 1859.
35 National Democratic Quarterly. Nov. 1859 // Mott F.L. A History of American Magazines. Vol. II. P. 146; Орлова Р. Поднявший меч. C. 382.
36 Cincinnati Enquirer (Ohio). 19 Oct. 1859 // http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
37 Cincinnati, Ohio, Enquirer, 20, 28,29 Oct. 1859; Indianapolis Locomotive. 29 Oct. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
38 New York Herald. 18-22 Oct. 1859.
39Federal Union. (Milledgeville, Georgia). 1 Nov. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
40 Springfield Illinois State Register. 20 Oct. 1859; Indianapolis Locomotive. 22 Oct. 1859 // http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
41 Nashville Republican Banner and Nashville Whig, 25 Oct. 1859; Nashville Union and American. 21 Oct. 1859  //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm.
42 New York Daily Tribune. 28 Oct. 1859. P.4.
43 New York Daily Tribune. 22 Nov. 1855; 18 May 1858.
44 Daily — 55 тысяч, Weekly — 220 тысяч. См.: Reynolds D. E. Editors Make War. Nashville, 1970. Р. 6; Kobre S. Foundations of American Journalism. Westport, 1970. P. 307.
45 New York Daily Tribune. 29 Oct. 1859. Р. 6; 12,21 Nov. 1859.
46 Cong. Globe. 36th Congress. 1st Session. P. 553-554.
47 Evening Journal (Albany, New York). 20, 27 Oct. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
48 Evening Journal (Albany, New York). 31 Oct. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm.
49 Chicago Press and Tribune. 22 Oct. 1859.
50 New York Evening Post. 18 Oct. 1859.
51 Daily Courier (Natchez, Mississippi). 28 Oct. 1859 // http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
52 Daily Herald (Wilmington, North Carolina). 26 Oct. 1859 // http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
53 Knoxville Whig. 10 Nov. 1860.
54 Staunton Spectator. 6 Dec. 1859. P. 2 // http://jefferson.village.virginia.edu/vshadow2/Browser1/aubrowser/ssfeb60.html
55 Cincinnati Enquirer (Ohio). 22 Oct., 4 Dec. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
56 Chicago Press and Tribune. 26 Oct. 1859.
57 New Orlean Daily Picayune. 24 Oct. 1859; Washington Republic. 26 Oct. 1859; Raleigh Register. 9 Nov. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
58 New York Herald. 20-22, 24, 27-31 Oct; 1-3 Nov. 1859; New York Daily Tribune.12 Nov. 1859.
59 Seitz D.C. Horace Greeley — Founder of «The New York Tribune». N.Y. 1970. P.150, 152.
60 Cincinnati Enquirer. 3 Dec. 1859; Raleigh Register. 9 Nov. 1859 //http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm.
61 New York Herald. 3, 6 Nov. 1859; Journal of Commerce. 21 Nov. 1859.
62 См.: Eiselin G. Literature and Humanitarian Reform in the Civil War Era. Bloomington, 1996. P. 26-27; http://www.pbs.org/wgbh/amex/brown/index.html
63 Thoreau H.D. A Yankee in Canada. Boston, 1866. P. 164.
64 Thoreau H.D. A Yankee in Canada. Boston, 1866. P. 159, 167, 175; Захарова М. Н. Торо: от непротивления к сопротив­лению //США: экономика, политика, идеология. 1971. №11. С. 44-45.
65 Thoreau H.D. A Yankee in Canada. Boston, 1866. P.159; «Сделать прекрасным наш день…» Публицистика американского романтизма /Под ред. А.Н. Николюкина. М., 1990. С.246.
66 New York Times. 2, 3 Nov. 1859; New York Daily Tribune. 3 Nov. 1859; America Goes to Press /Ed. by L. Green. N. Y., 1970. P. 124-127, 130-131.
67 Springfield Republican. 24 Oct. 1859 //American Press Opinion Ed. by A. Nevins. Vol. 1. Port Washington (N.Y.), 1969. P.239.
68 Documents of American History /Ed. by Commager H.S. N.Y.,1945. P. 361-362.
69 New York Daily Tribune. 3-6,10 Dec. 1859; Springfield Republican. 3 Dec. 1859 //American Press Opinion /Ed. by A. Nevins. Vol. 1. Port Washington (N.Y.), 1969. P. 240.
70New York Herald. 27 Oct., 1, 6, 11, 22 Nov. 2 Dec. 1859.
71 Raleigh Register 9 Nov. 1859; Register (Mobile, Alabama). 2 Dec. 1859 // http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
72 New York Daily Tribune. 8 Dec. 1859; Springfield Republican. 24 Oct. 1859 //American Press Opinion Ed. by A. Nevins. Vol. 1. Port Washington (N.Y.), 1969. P.239-240.
73 Thoreau H.D. A Yankee in Canada. Boston, 1866. P. 279. Эта речь была зачитана во время похорон Брауна, сам Торо не смог присутствовать на них.
74 Thoreau H.D. A Yankee in Canada. Boston, 1866. P. 286.
75 Springfield Republican. 24 Oct. 1859 // American Press Opinion Ed. by A. Nevins. Vol. 1. Port Washington (N.Y.), 1969. P.240.
76 New York Daily Tribune. 10 Dec. 1859; Smith P. A People’s History of the Ante-Bellum Years. V.4. N.Y., 1990. Р.1160.
77 Daily Herald (Wilmington, North Carolina). 5 Dec. 1859 // http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm
78 Richmond Enquirer 25 Oct. 1859.
79 New York Evening Post. 18 Oct., 9 Dec. 1859 //American Public Opinion /Ed. by A. Nevins. Vol. 1. Port Washington (N.Y.), 1969. P. 238.

Текст: © 2005 Т.В. Алентьева
Опубликовано: Вопросы истории. 2005. № 10. С. 98-109.
Статья предоставлена автором

Алентьева Т.В. «Восстание Джона Брауна в оценке современников»

Тема статьи — отображение в прессе Юга и Севера событий октября 1859 года — захвата террористом-аболиционистом Джоном Брауна арсенала в Харперс-Ферри.
Статья предоставлена автором.