Сецессия и начальный этап Гражданской войны в США: взгляд из Великобритании

Позиция Великобритании по отношению к сецессии и Гражданской войне в США достаточно изучена в англо-американской историографии.1 Не обошли вниманием эту проблему и отечественные американисты.2 Однако большинство исследований ограничивались чисто дипломатической историей и лишь недавно внимание исследователей стало привлекать общественное мнение англичан в связи с событиями за океаном.3 При этом вырисовывается весьма противоречивая и неординарная картина.

Большинство отечественных исследователей, опираясь главным образом на суждения К. Маркса, современника этих событий, полагали, что население Великобритании разделилось примерно на три группы, по-разному относящихся к Гражданской войне Севера и Юга. Английская аристократия, относившаяся с осуждением к американской демократии, купечество, судовладельцы, фабриканты, ориентированные на торговлю хлопком, основные поставки которого шли с американского Юга, благожелательно относились к конфедератам. Они готовы были, по мнению К. Маркса, оказать активную помощь мятежникам вплоть до вооруженного вмешательства (интервенции).4 Либеральные круги и представители радикальной части английской буржуазии, многие из которых были связаны финансовыми операциями и хлебной торговлей с Севером, осуждали рабство и видели в Северных штатах – образцовую демократию, поэтому их симпатии были на стороне правительства Линкольна. Третью группу составлял английский рабочий класс, который, опять же, по мнению К. Маркса, проявлял классовую солидарность с американскими рабочими и поддерживал в конфликте Север.5 На самом деле внутри этих групп были внутренние разногласия, борьба мнений, которые не учитывались ранее отечественными американистами.

Достаточно большой спектр английских газет дает широкую панораму политических позиций и взглядов в обществе: на правом фланге «Saturday Review», на левом – «Reynolds’s Weekly Newspaper». «London Standard» и «London Herald» твердо выступали за Конфедерацию, а «Daily News» и «Morning Star» поддерживали Союз. Стоит отметить, что «Daily News» имела партнерские отношения с «New York Tribune», в то время как «Morning Star» являлась органом Кобдена и Брайта, известных английских либералов. Причем еженедельники имели более широкую аудиторию, чем ежедневная пресса, которая стоила дороже, поэтому они были привлекательнее для средних классов и для рабочих. Так что в 1860-е годы именно еженедельники были более влиятельны в политических вопросах. Определенную роль в формировании общественного мнения англичан оказывали журналы, среди которых были широко известные и получившие признание не только в своей стране, но и за рубежом: консервативный «The Blackwood Magazine», рассматривавший сецессию, как благо для Англии, и стоявшие примерно на таких же позициях «The Economist» и «The Gentleman’s Magazine»; более либеральный «The Edinburgh Review», считавший, что сецессия не приведет к отмене рабства; исключительно религиозный и антирабовладельческий «The North British Review»; радикальное издание, основанное И. Бентамом и Дж.С. Миллем «The Westminster Review»; называющий себя «нейтральным в политике», но поддерживавший постоянно правительство А. Линкольна «The Spectator» и др.6

В настоящей статье делается попытка проанализировать лишь один аспект, связанный с общественным мнением англичан в связи с Гражданской войной Севера и Юга. Предметом рассмотрения является позиция правящих кругов Великобритании и, соответственно, официальная пропаганда.

Англичане восприняли сецессию и выход южных штатов из Союза с немалым удивлением. Некоторые из них полагали, что эти события не являлись экстраординарным явлением в истории США и, скорее всего, будут мирно восприняты северными штатами. Другие считали, что происшедшее является следствием демократии вообще, поскольку «несовершенная форма правительства» естественно вырождается в «анархию и деспотизм».7 Английские радикалы выражали уверенность, что Южная конфедерация окажется нежизнеспособной, имея у себя в тылу 4 миллиона рабов. Журнал «The Westminster Review» уверял читателей, что Союз будет восстановлен, а рабство падет. «The Spectator» считал, что главной проблемой для США является борьба за власть против рабовладельческой олигархии, в то время как вопрос о рабстве откладывается на неопределенное время.8

В то же время правящие круги Великобритании не скрывали своего удовольствия, наблюдая, как разваливается на части страна, которая ранее являлась британской колонией, и как огромная часть этой страны (Южная конфедерация) готова стать ее полуколонией, ее аграрно-сырьевым придатком, не видя в этом для себя никаких негативных последствий. Главный тезис южан был в том, что Юг, отделившись и отменив протекционистские тарифы, сможет покупать дешевые и более качественные английские товары. Следует отметить, что Англию вполне устраивал развал американского государства, это было в ее геополитических интересах. В отчетах российских дипломатов подчеркивалось, что распад США нарушит сложившийся баланс сил в мире, а также, что выигрыш от этого получат Англия и Франция.9 Один из руководителей Конфедерации Дж. Бенджамин заявлял, что могут возникнуть обстоятельства, при которых южные штаты предпочтут вновь оказаться под властью английской короны, нежели подчиниться деспотизму Севера.10

Настроения ведущих британских политиков лучше всего выразил консерватор У. Берсфорд-Хоуп: «Если мы посмотрим на карту беспристрастно, то убедимся, что США должны быть разделены, по крайней мере, на четыре больших государства: Северо-Запад, Среднеатлантическое государство, Юг и Тихоокеанское государство. Каждое из них являлось бы конкурентом для другого, по существу, они оказались бы в положении европейских наций. Каждое должно было бы охранять свою границу, держать постоянную армию, иметь бдительное министерство иностранных дел».11

В начавшемся конфликте с Севером южные штаты рассчитывали на помощь иностранных держав, в частности, Англии и Франции. По существу Юг превратился в аграрно-сырьевой придаток Европы и развивающегося в промышленном от­ношении Севера. Большая часть урожая хлопка поступала на внешний рынок: 50 % – в Англию, около 13 % – во Францию. На Севере реализовалось 20–25 % урожая. Южане могли заявлять, что контролируют всю хлопчатобумажную промышленность мира. Выступая в конгрессе 4 марта 1858 г. сенатор Дж. Хэммонд сказал, обращаясь к северянам: «Без единого ружейного выстрела и, не обнажив меча, мы можем положить весь мир к своим ногам… Что произойдет, если в течение трех лет не будет поставок хлопка? Англия падет и сделает все возможное, чтобы мобилизовать весь цивилизованный мир для спасения Юга. Нет, вы не посмеете воевать с хлопком. Ни одна власть на земле не посмеет воевать с ним. Хлопок – король, как до недавнего времени королем был банк Англии».12

Однако первоначально сецессию в Великобритании встретили без всякого восторга, поскольку экономический перевес в предстоящем конфликте явно был на стороне северных штатов. К тому же английским правящим кругам не хотелось открыто выступить в поддержку сепаратистов. Лондонская «The Times» писала после избрания президентом республиканца А. Линкольна, когда сецессионистское движение уже набирало силу: «При самом поверхностном обдумывании становится очевидным, что даже если Юг объединится, он не сможет противостоять превосходящей мощи Севера хотя бы три месяца. Несколько сот рабовладельцев, дрожащих по ночам от видений убийства и грабежа и разрозненное население белых бедняков – это не соперники храбрым и решительным гражданам свободных штатов… Северяне до сих пор обращались с Югом как с капризным ребенком и уступали ему во всем. Но если придет день сражения, то все увидят, что Юг – всего лишь дитя во всей его слабости и самоуверенности».13

Однако прямая заинтересованность Великобритании в исходе борьбы Севера и Юга определялась тем, что Юг поставлял хлопок для английской текстильной промышленности. Промышленные северные штаты, напротив, являлись для Англии нежелательным конкурентом, кроме того ее не устраивала политика протекционизма, энергично проводившаяся республиканцами после их прихода к власти. Франция также нуждалась в южном хлопке; кроме того, Наполеон III видел во французской интервенции возможность для захвата новых территорий в Америке, прежде всего Мексики.14 Помимо этого, обе эти державы были заинтересованы в расколе и ослаблении США. Эту позицию выразил на митинге в ноябре 1863 г. представитель либеральной английской буржуазии Р. Кобден, который заявил, что «Значительная часть аристократии и состоятельных торговых кругов хочет видеть Соединенные Штаты Америки разделенными на части».15

Представители либеральной партии Генри Пальмерстон (премьер-министр), Джон Рассел (министр иностранных дел) и Уильям Гладстон (министр финансов) были тремя главными фигурами в британском правительстве. И можно со всей определенностью утверждать, что их позиции в отношении событий в США являлись идентичными. Другое дело, что они не всегда могли откровенно выражать свои взгляды. Тем более что официально Великобритания всегда осуждала рабство и активно вела борьбу против африканской работорговли. Так, 29 ноября 1860 г. ведущая лондонская газета, занимавшая проправительственные позиции, «The Times» заявила: «Разве может любой здравомыслящий человек предположить, что Англия и Франция ради увеличения торговли хлопком и получения доступа к порту Чарльстона, согласятся на нынешнее предложение южан забыть о достижениях своей политики первой половины века и признают «южный» закон, который благоприятствует вывозу рабочей силы из Африки на другой берег Атлантики?».16

Внешнеполитическое ведомство Конфедерации, главой которого стал юрист и сенатор Джуда Бенджамин17, одновременно заняв пост военного министра, немедленно после того, как сецессия стала свершившимся фактом, развернуло бурную дипломатическую деятельность. Главы посольств были поставлены в известность о создании нового государства. В различные европейские страны были направлены полномочные представители южан. Конфедеративные эмиссары создали целую сеть агентов в Европе, которые занимались закупками вооружения и амуниции для армии. Большое значение имело размещение заказов на строительство военных кораблей на английских верфях.

Конфедераты надеялись на помощь или, по крайней мере, на благожелательное отношение канадцев, так как попытки захвата Канады американцами имели место в прошлом. Дж. Дэвис, президент Конфедерации направил в Канаду двух дипломатов, снабдив их солидной суммой в 900 тыс. долл., так как рассчитывал превратить Канаду в плацдарм для нападений на Север. По этому поводу «The Times» выразила сожаление, что конфедераты сознательно стремятся спровоцировать англо-американскую войну.18

Однако лидеры Конфедерации прямо рассчитывали на вооруженную поддержку своих действий со стороны Англии и Франции. В решениях Конгресса отделившихся штатов в Монтгомери открыто прозвучал призыв к этим державам организовать интервенцию в поддержку сецессионистов.19 Полномочные представители Конфедерации и дипломатические агенты были посланы в Англию, Францию, Испанию, Мексику. С дипломатической миссией в Россию был направлен Л.К. Лемер, которому Дж. Бенджамин рекомендовал заверить русского царя в дружеском отношении Конфедерации.20 Однако правительство России отказалось принять посланника мятежников.

Позиция России оказалась для Юга недоброжелательной. Россия проводила политику строгого невмешательства и отказалась признать Конфедерацию. Русский посланник в Вашингтоне Э. Стекль писал А.М. Горчакову в январе 1861 г.: «Несомненно, что мы должны рассматривать г‑на Линкольна законно избранным президентом… Полезно заранее приготовиться к ответу на предложение Конфедерации Юга, которая поспешит с инициативой обеспечить свое признание и сделает нашему правительству соответствующее предложение… Мне кажется, ответ, наиболее соответствующий и нашим интересам, и нашему достоинству, должен быть следующий: мы признаем южную Конфедерацию тотчас же, если после своего создания она урегулирует свои отношения с северной республикой, установив с ней дипломатические отношения постоянного характера».21

13 мая 1860 г. в Великобритании появляется Королевская прокламация о нейтралитете, которая фактически признала Южную конфедерацию воюющей стороной. Сомнительно, чтобы Англия имела особый интерес в поддержке Севера. Это доказывается тем фактом, что министр иностранных дел Джон Рассел дважды встретился с представителями Конфедерации прежде, чем появилась королевская Прокламация и даже прежде, чем в Англию прибыл посол Союза Чарльз Френсис Адамс (1807-1886), внук второго и сын шестого президента США.

После крупных военных успехов конфедератов в 1861-1862 гг., когда казалось, что очень скоро ими будет захвачен Вашингтон, в правящих кругах Великобритании все более укреплялась мысль о вооруженном вмешательстве. 14 сентября 1862 г. Пальмерстон писал Расселу: «Если это произойдет, то не считаете ли Вы, что нам пора обсудить возможность при таких обстоятельствах обратиться от имени Англии и Франции к воющим сторонам с предложением о соглашении на основе раздела». В ответном письме Рассел предлагал буквально следующее: «…я согласен с вами, наступило время предложить правительству Соединенных Штатов посредничество с целью признать независимость Конфедерации. Я также согласен с тем, что в случае отказа нам следует признать южные штаты независимым государством».22

Не менее жесткой оказалась позиция Гладстона, когда на торжественно обеде в Ньюкасле 7 октября 1862 г. он заявил: «Нам превосходно известно, что американцы северных штатов еще не испили свою чашу – они по-прежнему пытаются оттолкнуть ее ото рта, которую они, тем не менее, как ясно всему остальному миру, должны будут испить. Мы можем иметь свое мнение насчет рабства, мы можем выступать за и против Юга; но совершенно бесспорно, что Джефферсон Дэвис и другие лидеры Юга создали армию, создают, по всей очевидности, военный флот (не без помощи Англии, – Т.А.), и создали то что важнее армии и флота, – они создали нацию».23

Такая позиция ведущих министров не могла не влиять на общественное мнение англичан, особенно, ее консервативной части, инспирировав широкую кампанию в прессе в пользу признания Юга. Британские тори оценивали американский военный конфликт как жестокий и кровавый, заявляя, что Юг имел право отделиться, и что Север начал проводить деспотическую политику, пытаясь сохранить Союз, который уже фактически распался. Эта позиция отражалась на страницах «The Times», которая усиливала свои нападки на федеральное правительство США и провоцировала враждебность по отношению к правительству А. Линкольна, по существу открыто поддержав Конфедерацию. «New York Times» писала 27 августа 1861 г. по этому поводу: ««The London Times» стала величайшей прорабовладельческой газетой в мире». Однако эта газета была далеко не одинока в своем критицизме американского конфликта. «Fraser’s Magazine» поместил серию статей, в которых доказывал, что Север противостоит рабству не столько по моральным основаниям, сколько из-за того, что он прямо не заинтересован в труде рабов.

В апреле 1863 г. «Quarterly Review» сравнила войну с кровавой шахматной игрой и утверждала, что «имеется много свидетельств того, что Север наращивает военные усилия, доводя до отчаяния свою жертву, против которой он воюет. …В то же время Юг сражается, используя лишь собственные ресурсы и не жалея собственной крови, за свою свободу и честь. Он мужает, усиливается и объединяется в этой борьбе». Север, по мнению этого издания, «имел намерение преследовать только свои грязные и подлые цели, находя свою выгоду в страданиях и угнетении других. Это делало войну еще более жестокой, поскольку здесь преследовались торговые коммерческие интересы, которым разделение Союза наносило ущерб». Газета выражала уверенность, что никакого воссоединения Соединенных штатов не произойдет, а наоборот, сам Север разделится на «три конфедерации, по крайней мере, восточную, западную, и среднеатлантические штаты».24

В критический период Гражданской войны значительная часть британского образованного класса солидаризировалась с правительством в неприятии позиции Севера. Исследователь Дж. Беллоуз отмечал, что сецессия Юга была воспринята с пониманием. Многочисленные политические комментаторы формировали антисеверные настроения в Англии. Журнальные статьи, политические памфлеты, речи и выступления, адресованные к средним и высшим слоям населения Великобритании, осуждали действия Севера, ставили под сомнение их законность, их соответствие морали. Все те, кто из викторианских интеллектуалов, таких как Т. Карлейль, Дж. Рёскин, М. Арнольд и Ч. Кингсли, ранее постоянно осуждали рабство, теперь переключились на другую проблему. Они стали доказывать, что демократия порождает гражданские войны.25

Неоднозначно отнеслись британцы к линкольновской Прокламации об отмене рабства. Многие из них полагали, что она возбудит в южных рабах ненависть к их хозяевам и подвигнет их «на кровавые и разрушительные восстания». «The Times» писала: «Не приведет ли царствование последнего президента к ужасным убийствам белых женщин и детей, которые неизбежно последуют после освобождения черной расы на Юге? Если имя Линкольна еще недостаточно известно среди нас, то оно будет заклеймено среди потомков в реестре чудовищных монстров, среди убийц и палачей подобного сорта».26

Другие издания отмечали непоследовательность в отмене рабства, поскольку эта мера касалась только мятежных штатов и не затрагивала так называемые «пограничные», сохранявшие верность Союзу. «The Spectator» утверждал по поводу линкольновской Прокламации, что «ее принципы утверждают, что не может человеческое существо принадлежать другому, но он может оставаться его собственностью, пока его владелец сохраняет лояльность Союзу… Все это аморально в такой степени, что может быть принято лишь как политическая мера».27 Добавляя к неприятию мер правительства Севера еще и неприязнь к личности президента Линкольна британский сатирический журнал «Punch» опубликовал карикатуру, изображающую американского президента в образе дьявола, разыгрывающего свою «последнюю карту» в игре в покер с изящно одетым противником-конфедератом. Естественно игра велась на бочонке с порохом.

Эту антилинкольновскую направленность официальной английской пропаганды отмечал Генри Адамс, секретарь своего отца, бывшего в то время послом в Англии: «По одному поводу в Лондоне особенно выходили из себя; там придумали себе некое чудище в образе Авраама Линкольна. Рядом с ним поместили другого дьявола, еще чернее, насколько это было возможно, и назвали его Сьюардом (государственный секретарь США, – Т.А.). В своем злобном отношении к этим двум лицам английское общество просто не знало меры: оно безумствовало».28 Отмечая позицию правящих кругов и консерваторов, Г. Адамс писал: «Англия могла переварить правду лишь в малых дозах. Англичане, такие как, Пальмерстон, Рассел, Бетелл, и общество, представленное газетами «The Times» и «The Morning Star», равно, как и тори, которых представляли Дизраэли, лорд Роберт Сесил и газета «The Standard», – преподносили уроки, вызывавшие отвращение и тревогу»29.

Разумеется, в Англии были распространены другие мнения и суждения. Все же следует подчеркнуть, что не существовало общенационального общественного мнения по поводу Гражданской войны в США.

Победы федеральных войск, начиная с 1863 г., твердая поддержка Россией правительства А. Линкольна, вовлеченность Англии в другие международные дела, а также определенная внутриполитическая нестабильность, – все эти причины определили необходимость для правящих кругов Великобритании соблюдать политику нейтралитета по отношению к Гражданской войне в США.

Примечания

1 Крючкова О.В. Краткий обзор буржуазной литературы американо-английских отношений в годы Гражданской войны в США // Американский ежегодник, 1979. М., 1979.
2 Рожков Б.А. Борьба рабочего класса Англии в борьбе против интервенции // К 100‑летию гражданской войны в США. М., 1961; 12. Пастусяк Л. Внешняя политика Конфедерации южных штатов во время Гражданской войны // Американский ежегодник. 1978. М., 1978; Фельдшеров А.И. Борьба в либеральной партии Англии по проблемам взаимоотношений с США (осень 1862 г.) // Общественные движения и классовая борьба в странах Западной Европы и Америки в XIX-XX вв. Л., 1979; Чепасов А.А. Политика американского правительства в отношении рабства и ее влияние на внешнеполитический курс США в период гражданской войны // Политическое развитие Великобритании и США в XVII-XIX вв. Л., 1985; Иванов Р.Ф. Дипломатия Авраама Линкольна. М., 1987; Тихонова М.В. Джон Брайт и гражданская война в США // Проблемы истории международных отношений в новое время. Смоленск, 2002
3 Campbell D.A. English Public Opinion and the American Civil War. L., 2003. P. 19
4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч.: В 50 т. Т. 15. C. 425, 455, 494-497
5 Там же. C. 422, 447
6 Adams Ch. Slavery, Secession and Civil War. L., 2007. P. 1, 9-10, 28, 38-39, 104, 416
7 Bellows D. A Study of British Conservative Reaction to the American Civil War // Journal of Southern History. Vol. 51. 1985. P. 509
8 Adams Ch. Slavery, Secession and Civil War. L., 2007. P. 90, 417-419
9 АВПРИ. Оп. 475. Ф. 137. Отчеты МИД за 1860 г. Д. 44. Л. 191-192
10 Weed Th. Life of Thurlow Weed including his Autobiography and a Memoir. Boston, 1884. Vol. II. P. 311-314
11 Фельдшеров А.И. Об отношении творческой интеллигенции Англии к Гражданской войне в США. Курган, 1987. Деп. В ИНИОН АН СССР. №30340. C. 6-7
12 Congressional Globe. 35th Congress. 1st Session. Vol. 36. Part.1. P. 961
13 The Times. 1860-1862. Nov. 26. 1860
14 История дипломатии. Т. 1. М., 1959. C. 679
15 The Letters of F. Adams. 1861-1865. Vols. 1-2 / Ed. by W.C. Ford. Boston-N.Y., 1920. Vol. 1. P. 220
16 Adams E.D Great Britain and the American Civil War. In 2 Vols. L., 1925. Vol. 1. P. 40
17 Спивак Л. Иуда. М., 2005.
18 Пастусяк Л. Внешняя политика Конфедерации южных штатов во время Гражданской войны // Американский ежегодник. 1978. М., 1978. C. 238
19 (9; 124)
20 http://docsouth.unc.edu/deptofstate/deptofst.html
21 Иванов Р.Ф. Дипломатия Авраама Линкольна. М., 1987. C. 65-66
22 Адамс Г. Воспитание Генри Адамса. М., 1988. C. 184-185
23 Там же. С. 188-189
24 Bellows D. A Study of British Conservative Reaction to the American Civil War // Journal of Southern History. Vol. 51. 1985. P. 511, 524
25 Gougeon L. Emerson, Carlyle and the Civil War // The New England Quarterly. Vol. 62. No 3. 1989. P. 407
26 The Times. 1860-1862. 21 Oct. 1862
27 Adams E.D Great Britain and the American Civil War. In 2 Vols. L., 1925. Vol. 2. P. 102-103
28 Адамс Г. Воспитание Генри Адамса. М., 1988. C. 158
29 Там же. С. 179

Текст: © 2009 Т.В. Алентьева
Опубликовано: Старая и новая Европа: государство, политика, идеология. Вып. 4 / Под ред. Ю.Е. Ивонина, Л.И. Ивониной. М.: РосКонсульт, 2009. 136 с. С. 67-75.
Текст статьи предоставлен автором

Алентьева Т.В. «Сецессия и начальный этап Гражданской войны в США: взгляд из Великобритании»

В статье рассматривается проблема восприятия сецессии и первого периода гражданской войны в США в Великобритании. В ней анализируются состояние английской прессы в целом, однако главное внимание уделено рассмотрению позиций правительства и консервативных кругов. В статье показана эволюция мнений ведущих политиков Великобритании. В ней также указаны причины сохранения политики британского нейтралитета.