Республика Техас

В ходе американо-испанских переговоров 1819 года возник вопрос о принадлежности Техаса. Государственный секретарь Джон Куинси Адамс предъявил испанскому посланнику Луису Онису американские притязания на провинцию, но не получив поддержки президента Монро, вскоре их отозвал, хотя Онис имел секретные инструкции, в крайнем случае, уступить американцам.

За отказ от Техаса Адамс подвергся жесткой критике со стороны представителей Юго-Запада, посчитавших Трансконтинентальный договор предательством национальных интересов. Кентуккиец Генри Клей, полагал, что как созревший плод неизбежно должен упасть, так и Флорида рано или поздно должна была перейти к Соединенным Штатам. Прилегающая к Джорджии и Алабаме, Флорида не может избежать этого, утверждал Клей, а Техас может. Кроме того, по словам конгрессмена, Флорида по ценности значительно уступает Техасу.

Коллегу поддержал миссуриец Томас Харт Бентон: «Я был шокирован уступкой Техаса и новыми границами, предложенными Соединенным Штатам на Юго-Западе. Присоединение Флориды было желанной целью, к которой мы стремились уже давно, и в конечном достижении которой были уверены, но новые границы, помимо того, что отрезали от нас Техас, разорвали на части долину Миссисипи, изуродовали обе ее славные реки, приблизили иностранные владения (при этом нерабовладельческие) к Новому Орлеану и создали барьер из дикой местности между Миссури и Нью-Мексико, существование которого может привести к нарушению торговли между ними, разобщению их населения и к тому же представляет прямую угрозу для всех, кто отважится пересечь его…»1. Джон К. Адамс горячо защищал подписанный им договор, который, по его словам, «дал Соединенным Штатам Миссисипи … дал нам Флориду, дал нам признание границы в сторону Южного моря … и в ответ на это всего лишь удовлетворил вполне оправданные претензии Испании на район от реки Сабины до Рио-Гранде-дель-Норте».

В январе 1821 года триста американских семей, возглавляемых отцом и сыном — Мозесом и Стивеном Остинами, добились от испанской колониальной администрации разрешения поселиться в Техасе. Первая американская колония Сан-Фелипе-де-Остин возникла в долине между реками Брасос и Колорадо. Пока американцы ее заселяли, Мексика объявила о своей независимости от Испании.

Американское правительство попыталось поставить перед Мексикой вопрос о территориальных уступках США как условие ее признания. Первый посланник США в Мехико Джоэль Пойнсетт в 1822 году выдвинул проект включения в состав США Техаса, Новой Мексики, Верхней и части Нижней Калифорнии и некоторых других территорий. В ответ мексиканский император Агустин I издал закон о свободной колонизации, разрешавший беспрепятственно селиться на любой мексиканской территории.

После событий в Техасе в 1826 году, когда американцем Хэденом Эдвардсом была провозглашена независимая республика Фридония, уничтоженная силами мексиканских войск и лояльных к ним американских поселенцев, закон о свободной колонизации был изменен – американцы лишились права на поселение в Техасе, в который направлялись мексиканские переселенцы из других провинций страны.

Заключив в 1828 году договор о границах с Мексикой, подтвердивший разграничения, установленные Трансконтинентальным договором, США не оставляли надежд выкупить у нее Техас. Сначала президент Адамс предложил за него 1 миллион долларов, затем президент Джексон увеличил сумму до 5 миллионов, но мексиканское правительство отклонило оба предложения.

Территориальные споры Республики Техас с Мексикой
Территориальные споры Республики Техас с Мексикой

Американское население Техаса увеличивалось, несмотря на запрет. В 1827 году оно насчитывало 27 тысяч человек. В самой Мексике политическая и экономическая ситуация была нестабильной, что способствовало сепаратистским настроением американцев в Техасе. Отмена либеральной конституции 1824 года, а главное — запрет рабства на территории Мексики в сентябре 1829 года, стали для американских поселенцев, экономика которых была аграрной, неприемлемыми условиями существования. Но и уходить из Техаса они не собирались. Теперь все зависело от позиции Вашингтона. Достаточно было одного слова американского президента, чтобы вспыхнула революция, которую тут же поддержат хорошо вооруженные американские добровольцы.

Когда в 1835 году генерал Антонио де Санта-Анна совершил государственный переворот в Мексике, техасские американцы были уже достаточно сильны, чтобы не признать его власть. 2 марта 1836 года в городке Вашингтон-на-Брасос техасская палата представителей, в составе 59 делегатов, объявила независимость Техаса. Временным президентом Техасской республики стал Дэвид Барнет, Стивен Остин стал специальным уполномоченным в США по обеспечению стратегической помощи и вербовки добровольцев. Сэмюэль Хьюстон был назначен Главнокомандующим техасскими войсками.

Санта-Анна попытался силой подавить мятеж, одержал две победы – 8 марта в предместьях столицы Техаса Сан-Антонио и 27 марта при Голиаде, но в двадцатиминутной битве при реке Сан-Хакинто 21 апреля 1836 года потерпел поражение и был пленен техасцами.

В 1837 году независимость Техаса признали Англия и Франция, полагавшие, что новая республика станет барьером на пути дальнейшей экспансии США на юг. Но сразу же после объявления независимости Республика Техас обратилась к США с просьбой о вхождении в Союз. Конституция Республики Техас разрешала рабство, и спор о судьбе Техаса стал одним из острых политических кризисов в довоенной истории США. Страна раскололась на два лагеря – сторонников аннексии возглавлял вице-президент в администрации Джексона Джон Кэлхун, а противников – Дж. К. Адамс.

За аннексию выступали южные демократы и свободные фермеры Запада, заинтересованные в новых землях к югу от 36°30’ с.ш. Противники аннексии предупреждали, что просьба о присоединении не отражает подлинной воли народа Техаса, что все это заговор колониалистов Юга и аннексия приведет к роспуску Союза. Точку зрения бывшего президента Адамса разделяли северные демократы Мартина Ван-Бюрена и северо-восточные виги, среди которых преобладали те, кто ещё семнадцать лет назад обвинял Адамса в уступке Техаса. Опора вигов — промышленники – очень опасались войны с Мексикой, которая нанесла бы ущерб их интересам.

Натолкнувшись на оппозицию, президент Техаса Сэмюель Хьюстон пришел к мысли о том, что присоединение Техаса было бы для него не только благом, и отозвал прошение о вступлении. 3 марта 1837 года США признали независимость Техаса. Население независимого Техаса росло в геометрической прогрессии и к 1842 году превысило 140000 человек. Перед правительством Техаса стояла задача установить четкие границы с Мексикой. В конце 1841 года мексиканское правительство отказалось признать техасские притязания на территорию между реками Нуэсес и Рио-Гранде. В ответ на это, в январе 1842 года законодательное собрание Техаса приняло резолюцию, объявляющую о включении в состав республики всей Новой Мексики и Калифорнии, части штатов Тамаулипас, Коауила, Дуранго и Синаола. Президент Хьюстон назвал притязания Техаса «нелепыми» 2 и наложил вето на резолюцию. Законодательное собрание преодолело президентское вето, чем дало повод мексиканским войскам вернуться на территорию Техаса. При поддержке США техасские войска легко разгромили мексиканцев.

Для решения пограничного спора с Мексикой президент Хьюстон согласился на приглашение Англии в качестве третейского судьи. Хьюстон рассчитывал сыграть на антибританских настроениях в США и тем самым облегчить вступление в Союз. В 1844 году Техас заключил союз с Англией. Гипотетическая возможность установления британского протектора над Техасом объединила противников и сторонников аннексии. Южане боялись, что Англия, выступавшая за повсеместную отмену рабства, вынудит правительство Техаса к отказу от рабовладельческого статуса республики и создаст в Техасе убежище для белых рабов. Северяне опасались появления новой британской колонии, которая будет угрожать суверенитету США и затруднит дальнейшую экспансию. К тому же, в 1844 году в Нью-Йорке действовали три земельные компании, которые скупали по низкой цене заявки на земельные участки в Техасе и выпускали под них акции. Финансист–южанин Джордж Кук выразил уверенность, что присоединению Техаса помогут эгоистические интересы «влиятельных северян, имевших на руках его долговые обязательства»3.

Вопрос о Техасе обострил кризис в демократической партии. Южные демократы требовали от президента Джона Тайлера и государственного секретаря Кэлхуна немедленной аннексии, демократы-северяне просили отложить решение вопроса. В начале 1844 года демократическое большинство Конгресса приняло совместную резолюцию обеих палат о необходимости присоединения Техаса. 12 апреля 1844 года между США и республикой Техас был подписан договор о включении Республики в Союз на правах территории. Включить Техас в Союз на правах штата президенту Тайлеру не удалось, – решение об этом не набрало необходимых двух третей голосов обеих палат Конгресса.

Заявления о необходимости решения проблем экспансии легли в основу предвыборной программы Джеймса Полка. В вопросе о Техасе Полк исходил из собственного утверждения, что «Техас однажды уже был частью нашей территории, но по глупости был уступлен иностранной державе»4. 29 декабря 1845 года Техас обрел статус штата. Появление нового штата президент объяснил стремлением не позволить независимому государству «превратиться в союзника или зависимую территорию какой-либо иностранной нации, более могущественной, чем оно само» и тем самым избежать угрозы американской безопасности5.

В результате аннексии Техаса территория страны увеличилась на 390100 кв. миль. Мексиканский президент Санта-Анна сказал, что присоединение Техаса равнозначно объявлению войны Мексике. Мексиканское правительство разорвало дипломатические отношения с США и стало готовиться к войне.

Цитаты:

1 Романова Н. Х. К вопросу о политике США в отношении Испаниии (первая четверть XIX века) // Американский ежегодник 1987. М.: Наука, 1987. С.216.
2 Потокова Н. В. Захват Техаса и война с Мексикой // Американский экспансионизм. Новое время. М., 1985. C. 100.
3 Дубовицкий Г. А. Усиление позиции рабовладельцев в демократической партии в 40-е годы XIX в. // Политические партии США в новое время. М., 1981. С. 146.
4 Инаугурационная речь Джеймса Нокса Полка
5 Киссинджер Г. Дипломатия / Пер. с англ. М., 1997. С. 27.