Миссионеры

Первые десятилетия девятнадцатого столетия в Америке были временем интенсификации религиозной деятельности. Многочисленные секты и конгрегации появлялись как грибы после дождя. При этом каждая конфессия не только заботилась о душах американцев на Востоке, но и считала своим долгом отправить миссионеров вслед за переселенцами. Кроме этого, на Западе находилось непаханное поле индейских душ.

Впервые о желании индейцев узнать Евангелие заявил в 1832 году журнал «Christianity Advocate and Journal». Он поместил в одном из своих номеров душещипательную историю о четырех аборигенах Северо-Запада, прибывших в Сент-Луис, чтобы принять христианство. Статья в уважаемом журнале послужила призывом к действию.

Первой сорентировалась Методистская епископальная церковь. В 1833 году она уполномочила преподобного Джейсона Ли и его племянника Дэниела Ли для создания миссии на Орегонском побережье. Основав миссию в долине Уилламет, методисты приступили к проповедям. Кроме этого, миссионерам пришлось взять на себя заботу об индейских детях, оставшихся сиротами в результате лихорадки 1829-1836 годов. Скоро стало понятно, что имеющихся сил не достаточно, и Ли-старший отправился на Восток за новыми помощниками. В 1838 году он вернулся с 50 последователями и 100 000 долларов. Новоприбывшие основали несколько новых миссий, но их усилия по обращению в христианство были тщетны – в 1843 году существование методистских миссий было сочтено нецелесообразным и их закрыли.

Одновременно с методистами движение на Запад начали пресвитериане. По поручению Американского Бюро Зарубежных Миссий в Орегон отправились супружеские пары миссионеров Маркус и Нарцисса Уитманы и Генри и Элиза Сполдинги. Уитманы обосновались в долине реки Уалла Уалла, а Сполдинги – в долине реки Клирвотер. В течение следующих 11 лет эти миссионеры и их сотрудники боролись за выживание, изучали местные языки и пытались превратить кочующих охотников и рыболовов в оседлых фермеров. Последнее было главным условием для обращения в христианство. Но индейцев абсолютно не интересовало учение белых. Протестанты потерпели неудачу в миссионерской деятельности, но доказали, что орегонские евроамериканские семейства (при известном усердии) могут процветать. Они выращивали овощи и фрукты, держали домашний скот. Перу протестанских миссионеров принадлежат статьи и лекции о перспективах региона, о его умеренном климате, плодородной почве, высоких лесах и обилии рыбы и животных. Они готовили почву для Орегонской тропы.

В 1838 году в Орегон прибыли католические священники Франсуа Бланшеи Модест Демерс. Большинство переселенцев были номинальными католиками или имели католических предков, и потому Католическая церковь обладала большей паствой, чем протестанты. Больший успех сопутствовал католикам и в обращении индейцев. Тому есть несколько причин, но главные – терпимость церкви к индейскому образу жизни и загадочность месс. С 1843 года католики занялись образованием. На наследство одного французского филантропа они основали колледж Cент-Джозефа, в котором обучалось тридцать мальчиков. Через год была открыта школа для девочек. Кроме того, среди священников существовал целый штат странствующих проповедников, за которыми была закреплена обязанность следовать за индейскими племенами Орегона.

Наряду с традиционными для США конфессиями, на Северо-Западе проповедовали и экзотические, такие как Русская православная и Англиканская церкви. И если РПЦ не распространяла свою деятельность за границы Русской Америки, то англиканские миссионеры Герберт и Джейн Бивер прославились крещением крещеных и венчанием венчанных. Господин Бивер, к тому же, испробовал на себе тяжесть трости Джона Мак-Лафлина, после того как имел неосторожность оскорбить жену руководителя форта Ванкувер.