Война за острова

В 1897 году на президентских выборах победил кандидат от республиканской партии Уильям Мак-Кинли. Страна постепенно оправилась от экономического кризиса, стабильно показывая рост валового продукта; был создан современный и боеспособный флот – к 1898 году США по силе флота находились на третьем месте в мире после Англии и Франции. Наконец, в 1897 году окончательно прояснилась ситуация с европейскими державами: Англия стремилась к партнерству с Соединенными Штатами и поэтому готова была поддержать последних в возможной войне, а другие великие державы в силу различных причин, не могли или не хотели поддерживать Испанию. Все это развязало руки Мак-Кинли, и он больше не церемонится с Испанией, ведя открытый курс на войну.

В этих условиях США начинают все более активно поддерживать повстанцев. Тем не менее, в расчеты США не входила окончательная победа кубинского народа над Испанией. Цель департамента не в том, чтобы полностью открыть на остров экспорт оружия, закупаемого и транспортируемого кубинскими патриотами из портов США, а в том, чтобы сохранить такой баланс сил на острове, когда испанцы уже почти побеждены на острове, но повстанцам не хватает решительного усилия, чтобы окончательно захватить остров. Такой баланс, с одной стороны, поддерживал беспорядки на острове – необходимый повод для объявления Испании войны, а с другой делал предполагавшуюся победу США над Испанией чисто символической, так как основную работу по изгнанию испанцев с острова за три года проделали повстанцы.

Вступив в должность в марте 1897 года, Мак-Кинли заявил, что его правительство будет и впредь проводить политику своего предшественника, имеющую целью не допускать отправки флибустьерских экспедиций на Кубу.

Однако кадровая политика нового президента свидетельствовала об обратном: практически все ключевые посты в правительстве заняли люди, демонстративно высказывавшиеся за войну с Испанией.

Шестого декабря 1897 года Мак-Кинли выступает перед конгрессом с ежегодным посланием. В нем он отвергает идею об аннексии и признании повстанцев воюющей стороной. Президент откровенно говорит, что интервенция из гуманных соображений – лучшее, что США могут сделать в данной ситуации. Ставится только вопрос о ее своевременности.

После восстания в Гаване, которое произошло 12 января 1898 и было организовано младшими испанскими офицерами, Мак-Кинли пытался ввести туда войска, однако наткнулся на заявления военного командования о несвоевременности такого шага. Президент на этом не успокоился и решил добиться военного присутствия более цивилизованным способом – отправить в Гавану боевой корабль с «дружественным визитом». Выбор пал на броненосец «Maine».

24 января 1898 года американский корабль прибыл в Гавану и его экипаж немедленно приступил к военной разведке. Уже 7 февраля в Вашингтон был направлен доклад с описанием каждого крупного орудия порта Гаваны и его сектора обстрела.

Испанцам, чтобы избежать позора и уйти от гнева происпански настроенных гаванцев пришлось направить в Нью-Йорк крейсер «Бискайя» с «ответным дружеским визитом».

Вскоре после посылки «Мэна» в Гавану морской министр Сегисмундо Бермехо предупредил адмирала испанского флота Паскуаля Серверу о возможной войне с Соединенными Штатами и о том, что Испания готовится закупить все корабли, которые сможет получить, чтобы к апрелю быть готовой к ведению военных действий.

15 февраля на корабле «Мэн» произошел взрыв. Погибли 264 матроса и 2 офицера. Испания провела расследование по горячим следам. Американская комиссия из четырех офицеров во главе с адмиралом Уильямом Сэмпсоном прибыла только 20 февраля. Вопреки всем протестам Испании США не допустили испанских представителей к работе комиссии.

Тем временем мнение арбитражной комиссии, назначенной для расследования взрыва на «Мэне», отличалось от предварительного заключения, сделанного испанцами. Если испанские представители считали, «катастрофа явилась следствием внутреннего взрыва» (что впоследствии признают и американские эксперты), то американцы настаивали на том, что катастрофа произошла вследствие взрыва подводной мины, который вызвал частичный взрыв двух или более артиллерийских складов в носовой части корабля. Мак-Кинли возложил ответственность за взрыв корабля на Испанию, но не утверждал, что он был организован ее агентами.

В первые дни после взрыва многие морские эксперты дали свой комментарий случившемуся. Большинство должностных лиц морского министерства считали, что взрыв был случайным, многие из них считали, что это самовозгорание в угольных бункерах, отделявшихся в некоторых местах от пороховых складов лишь тонкой переборкой.

В начале марта 1898 года подготовка США к войне с Испанией вступила в решающую стадию. Американское правительство уже совершенно не скрывало того, что готовится к ней, проводя интенсивную подготовку в войсках. К скорейшему началу войны американцев подталкивали успехи повстанцев, которые могли лишить их повода для вмешательства в кубинские дела.

«Снежный ком» войны был «спущен с горы» 4 апреля 1898 года. На состоявшемся заседании американского Кабинета было решено осуществить интервенцию из гуманных соображений, не признавая независимость, а американским консулам и гражданам в Испании отправлена рекомендация покинуть страну. 5 апреля к этой директиве было добавлено предписание вверить миссию британскому посольству.

Одиннадцатого апреля президент выступает с посланием перед Конгрессом. Мак-Кинли с удвоенным вниманием подошел к описанию состояния дел на Кубе, подробно остановившись на том, что американское имущество на острове требует защиты, а торговля страны сильно теряет от беспорядков на острове. Поэтому президент считает возможным «оградить находящиеся под угрозой американские интересы, которые дают нам право действовать», «насильственное вмешательство Соединенных Штатов как нейтрального государства с целью остановить войну … справедливо».

19 апреля конгрессом был принят ряд резолюций: о требовании вывода Испанией ее войск с Кубы, о вручении президенту полномочий на использование вооруженных сил США для выполнения этих требований и третья, так называемая поправка Теллера. В соответствие с ней США отказывались от всякого намерения утвердить контроль над Кубой, обязываясь лишь провести мероприятия по умиротворению и предоставлению контроля над островом кубинскому народу.

20 апреля Мак-Кинли подписал совместную резолюцию двух палат конгресса. В ответ на это Испании ничего не оставалось делать, как немедленно порвать отношения с США. 22 апреля Мак-Кинли издает секретную прокламация о блокаде Кубы. В этот же день американцы начинают захватывать испанские торговые корабли. 23 апреля Испания объявляет войну США. В этот же день Мак-Кинли объявляет о призыве 25 тысяч добровольцев, а через день — 25 апреля – США объявляют войну Испании.

Практически все сражения испано-американской войны развернулись на море. Преимущество американского флота было подавляющим. Американские суда превосходили испанские почти по всем показателям. Испания располагала 1 броненосцем, 7 броненосными крейсерами, 5 тяжелыми крейсерами (водоизмещением свыше 3 тысяч тонн) и 8 легкими крейсерами (водоизмещением менее 3 тысяч тонн). У США было 4 броненосца, 3 броненосных крейсера, 11 тяжелых и 8 легких крейсеров. У американцев было преимущество и по общему водоизмещению флота — 116 тысяч тонн против 56 тысяч тонн. Артиллерия американского флота была в 2,5 раза мощнее и обладала большей скорострельностью (но с отвратительным качеством снарядов, которые часто не разрывались).

Испанские броненосные крейсера превосходили по скорости американские, но все остальные классы кораблей значительно уступали в скорости противнику. Кроме того, испанские суда были более старой постройки. Большинство из них нуждалось в ремонте, и не было готово к немедленному ведению боевых действий. Американские суда имели также более надежную броневую защиту.

Не сопоставимы были и финансовые возможности сторон. У испанской казны не хватало средств даже для закупки угля для нужд флота. Существенную роль играло то, что основной театр войны в Вест-Индии находился в шесть раз ближе к атлантическому побережью США, чем к берегам Испании, а у испанского Главного штаба вообще не было плана войны против Америки. В день начала войны, 21 апреля, основная испанская эскадра под командованием адмирала Серверы находилась на островах Зеленого Мыса, а сам адмирал не имел даже карт Вест-Индии и не знал особенностей местных портов. Он писал в Мадрид «Я очень сожалею, что мне приходится отправляться в море, не сговорившись заранее относительно какого-либо плана, хотя бы в общих чертах. Об этом я несколько раз хлопотал, прося разрешения съездить в Мадрид. Мы не должны обманывать себя относительно силы нашего флота. Мы не должны предаваться иллюзиям». Однако военный совет решил немедленно отправить эскадру Северы в Вест-Индию, не дожидаясь, когда вступят в строй находившиеся в ремонте броненосец и три тяжелых крейсера. В поход пошли 4 броненосных крейсера и 3 миноносца.

22 апреля американцы объявили о морской блокаде острова Куба, а 27 апреля осуществили первую бомбардировку Матанзаса. Кроме того, бомбардировке подверглись Гавана, Сьенфуэгос и еще несколько береговых населенных пунктов. Эти мелкие вылазки не принесли американцам никакой практической пользы, а испанцам реального ущерба Испанские гарнизоны, несмотря на устаревшие береговые батареи и полное отсутствие флота, за исключением нескольких канонерских лодок, прекрасно отбивались, нередко проявляя героизм.

Первое крупное морское сражение произошло, однако, не в Атлантике, а на Тихом океане. Здесь эскадра американского адмирала Джорджа Дьюи уже в марте была сосредоточена в Гонконге и заранее запаслась углем, продовольствием и боеприпасами. Она двинулась к Филиппинским островам. Испанский адмирал Патрицио Монтохо собирался обороняться на позиции у входа в бухту Сюби, угрожая тылу американской эскадры, идущей к Маниле, однако по настоянию командования гарнизона филиппинской столицы он вынужден был отвести корабли ближе к городу, чтобы предотвратить его бомбардировку американскими судами.

Сражение в Манильском заливе

сражение в Манильском заливе

1 мая состоялось первое и последнее сражение между эскадрами Дьюи и Монтохо у мыса Кавите. Оно началось в 5 часов 12 минут утра, когда американцы открыли огонь по стоящей на якоре эскадре Монтохо. К 8 часам утра почти все испанские корабли были подожжены артиллерийским огнем, и Дьюи объявил перерыв на завтрак.

К полудню была уничтожена уже вся испанская эскадра. В предвоенные годы испанцы пренебрегали подготовкой комендоров, и стрельба их корабельной артиллерии была из рук вон плоха. В американские корабли попало всего 7 снарядов, ранивших 6 матросов. После этого вблизи Манилы высадился 27-тысячный экспедиционный корпус, три месяца спустя, 13 августа, в день заключения мирного договора, принудивший гарнизон к сдаче.

В Вест-Индии американская эскадра адмирала Сэмпсона блокировала Гавану и все северное побережье Кубы. Южное побережье острова с портами Сьенфуэгос и Сантьяго американцы заблокировать не смогли из-за удаленности от баз американского флота. 19 мая в Сантьяго прибыла после долгого перехода испанская эскадра адмирала Серверы. Через 6 дней американцы узнали об этом. Попытка запереть вход в бухту путем затопления старого угольщика не удалась. Судно затонуло не там, где планировалось, а семь американских матросов и офицеров, находившиеся на нем, попали в плен.

5 июня американцы высадили десант вблизи Сантьяго, соединившийся с 3-тысячным отрядом кубинских повстанцев. 6 июня была предпринята мощная бомбардировка Сантьяго, в ходе которой испанцы потеряли 9 человек убитыми и 35 ранеными. 7 июня отряд из 620 американских морских пехотинцев занял порт Гуантанамо. 15 июня последовала высадка основных сил 27-тысячного экспедиционного корпуса. Он был переброшен на 35 транспортных судах под охраной броненосца и 4 крейсеров. Высадка прошла очень неорганизованно и затянулась на несколько дней. В первый день удалось высадить только 6 тысяч человек. Почти полностью отсутствовало взаимодействие между армией и флотом Американские корабли утратили боевой порядок и часто мешали друг другу. Армейские начальники, руководившие десантом, плохо представляли себе, как надо перебрасывать солдат на берег с помощью шлюпок. Однако испанцы не решились напасть на американский флот, хотя такое нападение могло привести к тяжелым потерям среди экспедиционного корпуса.

Первого и, пожалуй, единственного серьезного успеха на Кубе американцы добились 3 июля, когда была полностью разгромлена единственная испанская надежда – эскадра адмирала Серверы. Вознося хвалу своему флоту, американцы забывали, что испанская эскадра заведомо выходила с островов Зеленого мыса неподготовленной, что она два месяца скиталась по Карибскому моря, весьма удачно скрываясь от американской, наконец, что все корабли Серверы были заведомо на порядок хуже американцев. Закономерным итогом такого соотношения сил и стало сокрушительное поражение Серверы, потерявшего все свои корабли и не сумевшего потопить ни одного американского.

Кроме Кубы целями США в этой войне были Филиппинские острова и остров Пуэрто-Рико. Некоторые советские исследователи считали, что именно Филиппины были главной целью США, но они умышленно сохранили в тайне планы захвата Филиппин, так как это вызвало бы отрицательное отношение со стороны великих держав, ревностно относившихся ко всем планам изменения статус-кво на Дальнем Востоке, что затруднило бы развязывание войны США против Испании. В пользу этой точки зрения говорит результат мирных переговоров, по которым США аннексировали Филиппины, а над Кубой установили протекторат, несмотря на то, что у них была возможность в ходе мирных переговоров сделать и наоборот.

Филиппинская операция была проведена без привлечения сухопутных войск. Победа была достигнута за счет успешного морского боя в Манильской бухте, где американская эскадра адмирала Дьюи в упор расстреляла совершенно незащищенный испанский флот и эффективных действий филиппинских повстанцев, воевавших на территории всего архипелага. США лишь в последний момент, когда повстанцы окружили Манилу, уже 13 августа после подписания перемирия захватили его.

Еще более гладко прошла Пуэрториканская операция, получившаяся легкой прогулкой для американских солдат, так как губернатора острова даже не оповестили о том, что США находятся в состоянии войны с Испанией, и когда американский корабль зашел в гавань и открыл огонь по укреплениям, он лишь посетовал на то, что у него весь порох отсырел, чтобы «ответить на приветствие».

Таким образом, США обеспечили себе победу, в течение трех с половиной месяцев добившись от Испании признания своего поражения. При этом надо учитывать, что вся войну за США выиграли местные повстанцы за три года окончательно измотавшие и без того слабую Испанию. В краткосрочной кампании США лишь подтвердили, что уже обладают хорошим и боеспособным флотом, способным оперативно решать поставленные и задачи и то, что еще не обладают хорошей сухопутной армией, совершенно не умеют организовать достойную организацию ее действий, ее снабжение транспортировку и лечение.

В октябре в Париже начались мирные переговоры. Испанская делегация получила инструкции отстаивать Филиппины и не допустить чьего-либо протектората над ними. Делегацию США возглавил бывший госсекретарь Уильям Дэй, которому было поручено не допускать требований о каких-либо компенсациях за территориальные потери Испании, а также требовать для себя, по меньшей мере Лусона.

Основные споры вызвали условия передачи США Кубы и Пуэрто-Рико (вопрос о долгах) и статус Филиппин. Испания выдвинула три альтернативных предложения: за все территории в том числе и Филиппины США должны выплатить компенсацию в 100 миллионов долларов; за часть Филиппин, Кубу, Пуэрто-Рико и Каролингские острова Испания требовала 50 миллионов долларов; то есть была готова отдать все свои владения, передав вопрос о долгах бывших испанских колоний метрополии в арбитражный суд.

США не приняли ни одного из этих предложений. Испания пыталась прибегнуть к помощи европейских держав, но и на этот раз они оставили теперь еще более слабую Испанию в одиночестве. В конечном итоге, прибегнув к шантажу, США заставили Испанию подписать самый тяжелый из всех возможных вариантов мира. 10 декабря Парижский мирный договор между США и Испанией был подписан.

По условиям договора Испания отказывалась от суверенитета над Кубой, а США получали право на оккупацию острова, возлагая на себя функции «жандарма», правителя и организатора мирной жизни на острове. Испания уступала США остров Пуэрто-Рико и другие острова, находившиеся под суверенитетом Испании в Вест-Индии, равно как остров Гуам в Марианских островах. Испания уступала и Филиппины, за которые США должны были уплатить лишь символическую плату в 20 миллионов долларов.

В 1900 году было подписано добавление к Парижскому договору — Вашингтонский договор о Филиппинах, по которому Испания отказывалась от всех прав и притязаний на острова, прилегающие к Филиппинскому архипелагу, но расположенные вне границ, указанных в третьей статье Парижского договора.

Таким образом, США навязали Испании, пользуясь критическим положением в стране, самые тяжелые условия. Испания теряла все свои колониальные владения, которые переходили в руки Соединенных Штатов.

И если Куба формально и не являлась собственностью США, то это было лишь на бумаге. На острове был установлен оккупационный режим во главе с генералом Леонардом Вудом, а в 1901 году была принята «поправка Платта», оформленная в виде договора в Гаване в 1903 году. В соответствие с ней Куба не должна была заключать никаких договоров с иностранными державами об уступке им своей территории, не должна была брать в долг, если процент по задолженности был больше бюджета. США сохраняли за собой право США на интервенцию. Кроме того, власти Кубы обязывались уступить ряд территорий США для угольных станций и морских баз, одна из которых – Гуантанамо, существует и сегодня.

Заключив такой договор с Испанией, США значительно укрепили свое военно-стратегическое положение как с запада, так и с Востока. Куба и Филиппины стали важными форпостами на пути к США.