Армия Союза

Армия Северных Штатов в первой половине XIX века по численности равнялась всего одной дивизии армии Наполеона (в 1821 году в армии США служили 6183 человека). Во время Мексиканской кампании был произведен набор добровольцев, что вызвало временный рост численности до 50 тысяч. Однако в остальное время численность армии была незначительной. В 1860 году в американской армии служили 15304 солдата и 1098 офицера. В основном они были рассеяны по фортам и арсеналам на границе индейских территорий.

Под стать размерам армии была и ее организация. Основной организационной единицей была рота, численность которой колебалась в пределах 100 человек. На время боевых действий роты сводились в более крупные соединения — полки, бригады, дивизии, корпуса и армии, которые сразу же после исчезновения угрозы распускались. Небольшая регулярная американская армия в мирное время не требовала от населения больших усилий для своего содержания и комплектования личным составом. Система набора в армию была исключительно добровольной, хотя желающих потрудиться на благо защиты Родины за шесть долларов в месяц было немного. И главным источником пополнения были неиссякаемые толпы иммигрантов, причем предпочтение отдавалось ирландцам и немцам, как наиболее приспособленным к армейской муштре и полевым условиям несения службы.

Кроме регулярной армии в США существовали так называемые иррегулярные войска, проще говоря, ополчение, или — милиция. Они были в каждом штате, подчинялись напрямую губернатору, который производил все назначения от лейтенанта до полковника. При крайней необходимости губернатор передавал ополчение в федеральное подчинение. Раз-два в год милиционеры собирались на «учения», которые представляли собой торжественный парад по улицам столицы штата и веселую попойку в ближайших кабаках вечером того же дня.

Невоенная Америка была абсолютно не готова к крупным вооруженным конфликтам, поэтому и Северу и Югу пришлось создавать свои армии с нуля. Во многом формирование армий и их состав были одинаковым как на Севере, так и на Юге. Главное, что их объединяло — обе стороны сделали опору на добровольческие полки.

На Севере к началу войны проживало 90% всех белых мужчин призывного возраста (от 15 до 40 лет). Военная истерия охватила северян сразу же после падения Самтера и у вербовщиков не было отбоя от желающих разгромить «проклятых мятежников».

15 апреля 1861 года Линкольн обратился к губернаторам с просьбой предоставить ему 75 тысяч добровольцев сроком на три месяца. Этим он положил начало созданию того, что в истории известно как «девяностодневная милиция», вояки из которой своим псевдогеройством умудрялись неоднократно ставить Север на грань полного разгрома.

Уже через 20 дней Линкольну стало ясно, что тремя месяцами война не обойдется, и он объявил набор добровольцев сроком на три года.

Формированием милиционных частей на Севере мог заниматься любой, у кого водилась некоторая сумма денег. И этим воспользовались профессиональные политики и бизнесмены, решившие заработать на войне немножко деньжат и сделать себе имя. Их усилиями вербовка добровольцев приобрела черты избирательной и рекламной кампаний одновременно.

Большинство северных солдат были уроженцами городов и об оружии знали лишь понаслышке. Обучению новобранцев на Севере никто не уделял должного внимания, и в свои первые бои волонтеры шли, едва научившись стрелять из винтовок.

Свобода формирования федеральной армии и нескончаемое число желающих покомандовать своим собственным полком привели к тому, чтополки не дотягивали до определенной уставом численности. Создание микроскопических воинских соединений продолжалось и, несмотря на указание военного министра Стентона, запрещавшее набирать новые полки и требовавшее направлять новобранцевв пополнение существующих, но потрепанных войной, частей. За время войны в США было сформировано 2144 полка пехоты, 6 полков тяжелой артиллерии, 272 полка кавалерии, 13 инженерных полков, 9 батальонов легкой пехоты и 432 артиллеристские батареи. И это все — на добровольной основе. В конце войны численность добровольнической армии Севера превысила отметку в 1.5 миллиона человек.

Профессиональная армия о таких результатах могла только мечтать. Более того, подавляющее число профессиональных военных были выходцами с Юга и многие из них нарушили свою присягу, поступив на службу Конфедерации.

Многие соединения формировались по профессиональному, географическомуили этническому признаку. В армии США были части, состоящие исключительно из лесорубов, или шахтеров, или школьных учителей. Например, Нью-Йоркский полк «Огненные Зуавы» составили пожарные из этого города, а 48-й Пенсильванский — шахтеры этого штата.

Профессиональная комплектация воинских соединений принесла свои плоды — инженерная служба федеральной армии всегда была на недосягаемой для южан высоте, а по строительству дорог, мостов и укреплений янки не знали равных себе во всем мире.

В армии Союза служило 500 тысяч иностранцев, что составляло примерно 25% от общей численности вооруженных сил США.Наибольшим уважением пользовались ирландцы (которые присутствовали и в армии Юга).Уроженцы «зеленого острова» всегда воевали за его свободу. Сменив свою родину, они с одинаковым воодушевлением воевали за ее свободу (ирландцы Юга) или свободу негров (ирландцы Севера). Ирландская бригада Потомакской армии — единственное соединение в армии США, воевавшее под зеленым, а не звездно-полосатым флагом. (Эту же привилегию имели ирландцы Конфедерации).

После первых поражений наступило отрезвление, на Севере увидели, что война это не увеселительный пикник, число желающих поступить на военную службу резко уменьшилось и в одинаковой пропорции увеличилось число дезертиров.

Для стимулирования добровольцев пришлось единовременно выплачивать им по 100 долларов. Это действительно стимулировало набор, став одной из форм зарабатывания денег. «Премиальный прыгун» (так называли этих «бизнесменов» на Севере) поступал на службу, получал свою сотню долларов и дезертировал при первой же возможности, чтобы вновь поступить на службу, получить новую сотню … И так — по десять-двадцать раз.

В марте 1863 года на Севере была введена всеобщая воинская обязанность. Но принудительный набор солдат производился только в том случае, если число добровольцев было ниже, чем квота, установленная для штатов федеральным правительством. Многие губернаторы не жаловали новый закон и рассматривали призыв как своего рода наказание для преступников, предоставляя федеральному правительству соответствующий контингент.

Мобилизация вызывала протесты среди северных мужчин и часто проводилась с использованием вооруженной силы. Наиболее сильные волнения, связанные с призывом в армию, произошли 11 июля 1863 года в Нью-Йорке. Для их усмирения пришлось ввести в город части Потомакской армии, только что вернувшейся с Геттисбергского поля.

Воинская дисциплина, точнее, ее отсутствие, была головной болью для главнокомандующих и Севера и Юга. Походные колонны обеих армий больше напоминали шествие богомольцев, чем марш бравых солдат. В обеих армиях в большом количестве присутствовали мародеры. И если джонни на грабежи толкала собственная бедность и нехватка абсолютно всего, то янки сделали войну с мирным населением основой своей стратегии. Генерал Шерман во время своего марша к морю поощрял грабежи, чем оставил о себе в Джорджии самые печальные воспоминания.

Индивидуализм, свойственный американцам сослужил во время войны плохую службу. Собственное мнение солдат ставил выше, чем приказы вышестоящего командира и сражения часто превращались в лотерею с непредсказуемыми результатами — поражение могло обернуться неожиданной победой, а обеспеченная уже победа превращалась в поражение.

Северные солдаты в прямом смысле слова купались в роскоши. Только за первые 14 месяцев войны войска северян получили 3 миллиона мундиров и 2,5 миллиона одеял. Никаких проблем армия Союза не испытывала с обувью и провиантом.

Типичный рацион федерального солдата джонни мог увидеть только во сне — фунт сухарей, фунт с четвертью — мяса, полфунта сала. На каждые сто человек выдавалось 8 галлонов бобов, по 10 фунтов кофе и риса, 15 фунтов сахара.… Причем янки умудрялись еще и экономить, отказываясь от потребления какого-либо продукта. Разницу между съеденным и оставленным командиры соединений получали деньгами, которые поступали в ротную казну.

Несколько хуже дело обстояло с вооружением. В начале войны производственных мощностей собственных заводов не хватало и военному ведомству Саймона Камерона (человека, который, по словам Линкольна, не крал только раскаленное железо) пришлось обратиться за помощью к Европе.
Заказы на оружие были размещены на английских и бельгийских заводах, однако и англичане и бельгийцы сочувствовали делу Юга и работали не спеша. Тогда агенты Камерона направились в Германию и привезли оттуда 130 тысяч единиц стрелкового оружия, 3130 артиллерийских орудий и 2 миллиона патронов. Цифры значительные, если бы не одно «но» — большая часть из всего привезенного относилась к разряду металлического лома.

Положение северных солдат усугубило разнообразие систем и калибров вооружения. Полки могли получить боеприпасы «не той системы» и пытаться зарядить нарезное ружье Спрингфилда пулей для гладкоствольного мушкета, и наоборот, гладкоствольный мушкет — пулей Минье для нарезного оружия.

Время, когда военное министерство возглавлял Камерон, было временем сплошных финансовых злоупотреблений. Например, один револьвер системы «Кольт» при цене 14 долларов федеральному правительству обходился в 25. К тому же вся система снабжения войск была отдана на откуп губернаторам. С одной стороны, это произвело положительный эффект — губернаторы ревностно следили за состоянием подотчетных армейских соединений, и нехватка оружия и обмундирования немедленно возмещалась за счет бюджета штата. С другой стороны, при отсутствии всякого контроля губернаторы не упускали возможности погреть руки на военных поставках. Некоторые руководители зарабатывали деньги тем, что продавали оружие из своих арсеналов в другие штаты.

Менее чем через год после начала войны Камерон был отправлен в Санкт-Петербург и его место занял Эдвин Стэнтон. Он сумел навести порядок в этом хозяйстве. Федеральные арсеналы заработали на полную мощность, и армия больше не нуждалась в заграничных поставках вооружения.

Использованы материалы части «Армии враждующих сторон» из: Маль К.М. Гражданская война в США (1861-1865): Развитие военного искусства и военной техники. Минск, 2000.