Вооружение пехоты и артиллерии

Как и во времена наполеоновских войн, оружие пехотинцев гражданской войны было дульнозарядным и внешне мало отличалось от тех гладкоствольных ружей, с которыми французские солдаты сражались у Бородино или Ватерлоо. Однако это сходство чисто поверхностное. Первым и главным отличием было то, что почти все ружья американских пехотинцев — нарезные.

Разумеется, оружие такого рода было хорошо известно и раньше. Так называемые штуцера, имевшие на внутреннем канале ствола винтовую нарезку, уже применялись в начале 19-го века. Но в то время еще не была решена проблема заряжания. Пулю в нарезной ствол приходилось вгонять силой, иногда даже вколачивать молотком, что резко снижало скорострельность такого оружия. Поэтому штуцерами вооружались далеко не все солдаты, а лишь самые меткие из них, да и то в стрелковых (егерских) полках.

Однако в 1823 году появилась особая пуля, которая позволила широко внедрить в европейских армиях нарезное оружие. Эта пуля была изобретена в Англии, но после ряда усовершенствований, проведенных французским офицером Клодом Минье, получила его имя. В отличие от обычной пули, пуля Минье была меньше в диаметре, чем калибр оружия, для которого она предназначалась. Сзади в ней была сделана небольшая полость, в которую вставлялся особый металлический стаканчик. При заряжании пуля легко входила в ствол, а в момент выстрела давление пороховых газов вдавливало стаканчик в углубление и расширяло пулю до нужного размера. При этом она входила в нарезки и, скользя по ним, покидала ствол с необходимым вращательным движением. Вторым важным усовершенствованием был капсюль, изобретенный в 1814 году в Филадельфии капитаном Дэниелом Шоу. После заряжания оружия этот капсюль надевался на специальный шпенек, имевшийся в казенной части винтовок нового образца. При ударе по нему курка он воспламенял пороховой заряд, и происходил выстрел.

Два этих изобретения значительно повысили эффективность дульнозарядного огнестрельного оружия. Нарезки на стволах увеличили дальность полета пули, дистанцию прицельного выстрела и кучность боя в несколько раз. Капсюльный замок упрочил надежность винтовки и снизил количество осечек.

В руках опытного солдата дульнозарядная винтовка была грозным оружием. Тест, проведенный в 1860 году, показал, что вооруженный такой винтовкой тренированный стрелок может сделать 10 выстрелов за 5 минут и при этом попасть в квадратную мишень 2х2 фута шесть раз с дистанции в 100 ярдов. С 300 ярдов он поражал мишень 2,5х2,5 фута всеми 10 пулями.

Американцы быстро оценили преимущества этого нового оружия и уже после 1820 года начали перевооружение своей армии капсюльными ружьями. Гладкоствольный капсюльный мушкет образца 1821 года стал вскоре основным оружием армии США, а с 1842 года выпуск кремневых замков совсем прекратился. С 1855 года американские арсеналы прекратили также производство гладкоствольного оружия, а имевшиеся на вооружении ружья 1821 года стали переделываться в винтовки.

винтовка системы Спрингфилд
винтовка системы Спрингфилд

Главным оружием пехоты стала теперь винтовка системы Спрингфилд, модель 1855 года. Именно этой системой или же несколько более усовершенствованной винтовкой Спрингфилд 1861 года и была вооружена пехота северян в ходе гражданской войны. Спрингфилд оказался последним и наиболее совершенным из американских дульнозарядников. Это была массивная винтовка длиной 4 фута 8 дюймов (примерно 142 см), к которой примыкался 18-дюймовый (23 см) плоский штык. Калибр оружия составлял .58 (таков диаметр пули Минье). Дальность стрельбы, а также дистанция прицельного выстрела были значительны — 1000 и 400 ярдов соответственно. Велика была также и пробивная сила этого оружия — пуля от Спрингфилда, попадая в человеческое тело, с ужасной силой дробила кости (это вызывалось низкой скоростью пули на излете и тем, что она была не оболочена), обязательно «прихватывая» с собой часть одежды раненого (причиной чего был большой калибр оружия). В условиях зачаточной военно-полевой хирургии огнестрельные ранения нередко заканчивались фатально. Пуля, угодившая в любую из конечностей, приводила к ее ампутации, а огнестрельные ранения груди, живота или головы, как правило, считались смертельными.
винтовка системы Энфилд
винтовка системы Энфилд

Вооружение пехоты конфедератов было не менее грозным. Его основу составляла английская капсюльная винтовка Энфилд образца 1853 года. Это было надежное оружие, проверенное опытом Крымской кампании и с успехом служившее южанам. Энфилд также заряжался пулей Минье .577 калибра, которую он был способен послать на расстояние 1700 м, а прицельный огонь можно было вести с 853 м. Эта винтовка также была довольно массивной — длиной 1397 мм без штыка и 1842 мм со штыком. При этом ось штыка была для удобства отклонена от оси ствола, что позволяло солдату производить перезарядку, не натыкаясь рукой на его острие.
Однако в бою штыки, как, впрочем, и любое другое холодное оружие, применялись южанами и северянами довольно редко. Широкое применение капсюлей было важным прорывом в разработке стрелкового вооружения. От него оставалось делать всего один шаг к металлическому патрону и казнозарядному оружию.

Карабин системы Шарпса
Карабин системы Шарпса

К началу гражданской войны этот шаг уже был сделан — патрон с металлической гильзой изобрели еще 1856 году. Вскоре в Америке приступили и к изготовлению казнозарядных карабинов для такого патрона. Самым известным из них был карабин системы Шарпса образца 1857 года. Это была короткоствольная винтовка -52 калибра с затвором качающего типа, оснащенная рычагом в виде спусковой скобы. При ее опускании затвор открывал зарядную камору, куда вставлялся унитарный металлический патрон кругового воспламенения.
Карабин системы Спенсера
Карабин системы Спенсера

Применялись в гражданской войне и первые магазинные винтовки. Самой известной из них был карабин, изобретенный американцем Кристофером Спенсером в 1860 году. Как и Шарпс, карабин Спенсера был .52 калибра и оснащался качающим затвором с рычагом — спусковой скобой. Мощным отличием была полость в прикладе, куда вставлялся магазин. Он представлял из себя металлическую трубку, внутри которой находилась еще одна трубка, снабженная пружиной. При заряжании магазин извлекался из приклада и набивался семью патронами, а затем вновь клался в полость и запирался крышкой. Перед стрельбой было необходимо опустить рычаг затвора. При этом рычаг выбрасывал из зарядной каморы стреляную гильзу и одновременно прихватывал новый патрон из магазина. Когда он возвращался на место, то отправлял патрон в ствол, а боевая личинка надежно запирала казенник. Воспламенение производилось боковым ударным замком.

Для середины 19-го века Спенсер был принципиально новым типом оружия. Он позволял вести огонь прямо-таки с фантастической скоростью, Стрелок мог выпустить все семь зарядов за семь секунд, а в минуту, если только у него не было под рукой нескольких заранее набитых патронами магазинов, скорострельность равнялась 16 выстрелам. Но поскольку вооруженные Спенсерами северяне часто носили с собой особую восьмигранную коробку с оснащенными магазинами, скорость стрельбы была, конечно, намного выше.

Однако сама скорострельность этого оружия вызывала у федерального генералитета сомнения в его эффективности. Уинфилд Скотт — первый главнокомандующий вооруженных сил Союза — был решительным противником снабжения солдат-северян карабинами Шарпса и Спенсера: он считал, что это приведет к бесполезному расходу боеприпасов. Тем не менее после отставки Скотта оба карабина все же заняли свое место в арсенале федеральной армии. Ими были снабжены элитные части Потомакской армии, так называемые Стрелки Соединенных Штатов, составлявшие бригаду полковника Хайрама Бердана. В отличие от обычных пехотных полков Севера солдаты этой бригады набирались не из какого-нибудь одного штата, а по всей стране, и были единственным подразделением, одетым в темно-зеленую униформу. Главным критерием отбора было умение метко стрелять, и, как гласило строгое правило, «ни один человек, который не может попасть в мишень с дистанции 200 ярдов 10 последовательными выстрелами так, чтобы ни одно из этих попаданий не было удалено от «яблочка» более чем на 5 дюймов, не будет принят в ряды бригады».

Несколько позже, в конце войны, казнозарядными и магазинными винтовками стали вооружать не только элитные, но и обычные пехотные части северян. Так, в армии Уильяма Шермана во время его Атлантической кампании три пехотных полка были снабжены магазинными пехотными винтовками Спенсера — улучшенным вариантом его короткоствольного карабина. Эти винтовки хорошо зарекомендовали себя во время битвы за Атланту и в сражении у Франклина, где вооруженные ими солдаты нанесли противнику чувствительный урон.

Изобретение капсюлей позволило также создать и совершенно новый тип ручного короткоствольного оружия. Речь идет о «великом уравнителе шансов» — револьвере полковника Кольта, который был запатентован в 1835 году. Впервые он был опробован американцами в войне против индейцев-семинолов, но настоящее боевое крещение изобретение Кольта получило во время Мексиканской кампании.

револьвер системы Кольта
револьвер системы Кольта

К началу гражданской войны револьверы были уже широко распространены и в ходе конфликта служили в качестве обычного офицерского оружия. Наиболее популярным из них был Colt Navy (военно-морской) образца 1861 года. Прицельная дальность стрельбы из морского Кольта (длина ствола 7 дюймов, т.е. примерно 16 см; калибр .36, хотя существовали модели .44 калибра) составляла 40-50 м. Недостатком этого револьвера был долгий и сложный процесс заряжания. Кольт, как и большинство других револьверов своего времени, не предназначался под унитарный патрон и заряжался порохом, пулями и капсюлями по отдельности. Из шестизарядных камор обычно заряжалось только пять, чтобы боек курка приходился на пустую камору. В противном случае из-за непроизвольного выстрела владелец револьвера, носивший его на поясе, рисковал получить пулю в ногу. В реальном бою с его перезарядкой возникали трудности, и владелец такого револьвера был ограничен всего шестью или, вернее, пятью выстрелами.

револьвер системы Ремингтона
револьвер системы Ремингтона

В известной степени этих проблем позволяло избежать использование Ремингтона — другого популярного длинноствольного револьвера, и многие офицеры и солдаты предпочитали оружие именно этой системы. В отличие от Кольта Ремингтон имел цельнометаллическую раму, что значительно увеличивало точность стрельбы, а главное, барабан револьвера легко снимался, и стрелок мог не перезаряжать револьвер снова, а попросту иметь запас уже заряженных барабанов и менять их по мере необходимости. Кроме того, вместо капсюльных шпеньков, которые использовались в револьверах Кольта, в задней части барабана Ремингтона были сделаны специальные углубления. Они увеличивали безопасность этого оружия и позволяли заряжать не пять, а все шесть камор.

Несмотря на приличную дистанцию прицельного выстрела, револьверы оставались все же оружием ближнего боя и пускались в ход, когда дело доходило или почти доходило до рукопашной схватки. А поскольку случалось это не слишком часто, то и работы для револьверов, по крайней мере, в пехотном сражении, было немного. То же самое с известными оговорками можно сказать и о казнозарядных и магазинных карабинах. Несмотря на превосходство в скорострельности, спешенная кавалерия и пехотные части вроде Стрелков Соединенных Штатов, вооруженные такими короткоствольными винтовками, не могли противостоять обученной пехоте, у которой были хоть и дульнозарядные, но более дальнобойные Спрингфилды и Энфилды. Они составляли основу пехотного вооружения, и, следовательно, участь боя, решалась, как правило, этим оружием.

В середине XIX-го века с оружием «бога войны» происходили, в общем, те же перемены, что и с оружием «царицы полей». Артиллерия, как и стрелковое вооружение, находилась в стадии перехода от дульнозарядных к казнозарядным системам, но к началу гражданской войны этот переход еще не был завершен. Тем не менее артиллерийские орудия данного периода ушли далеко вперед по сравнению с пушками наполеоновской эпохи, и технические усовершенствования, которые были привнесены в этот вид вооружения, почти не отличались от тех, что улучшили качество стрелкового оружия.

Первым из них была модернизация артиллерийского запала. В 1807 году появляется артиллерийская капсюльная трубка, которую наполняли смесью сурьмы, калия, угольной пыли и серы. Она воспламенялась от трения или удара и после изобретения курка с ударником быстро нашла себе применение. Теперь процесс заряжания значительно ускорился, стал более надежным и менее зависимым от внешних условий.
Артиллеристам больше не приходилось вставлять в запальное отверстие фитиль и затем поджигать его специальным запальником. Установив трубку и ударный курок, производивший выстрел канонир просто дергал за шнур, прикрепленный к этому курку, и воспламенял таким образом пороховой заряд.

Другим важным нововведением была внутренняя нарезка канала ствола. Как и у стрелкового оружия, такая нарезка увеличивала дальность полета снаряда почти в два раза и повышала точность стрельбы.

Пушка Пэрротта
Пушка Пэрротта

Во время гражданской войны существовало несколько основных типов нарезных орудий. Первый из них предложил в 1851 году капитан армии США Роберт Пэрротт. Его пушки изготавливались либо из литого железа и скреплялись в казенной части прессованными железными обручами, либо из полос кованного железа, которые обертывались сверху другими полосами, закрученными спиралью и сваривались затем вместе под воздействием высоких температур. Последний способ применяли, как правило, для производства 3-дюймовой пушки Пэрротта, имевшей прицельную дальность стрельбы в 1830 ярдов и максимальную дальность до 1000 ярдов.

В армии северян охотно пользовались нарезной 10-фунтовкой Пэрротта, и батареи таких орудий принимали участие во всех крупных сражениях. Их максимальная дальность стрельбы достигала 1900 ярдов, что позволяло вести эффективный огонь на дистанции в 1500 ярдов.

Поскольку артиллерия оставалась по-прежнему дульнозарядной, у канониров, так же, как и у пехотинцев, вооруженных винтовками, возникали трудности с заряжанием. Чтобы решить эту проблему, были разработаны два основных типа снаряда.

Первый напоминал огромную пулю Минье. Он тоже имел полое основание, в которое вставлялся металлический стакан, и взрыв пороховых газов производил с ним такое же действие, как с вышеназванной пулей. Снаряды больших калибров снабжались дополнительно еще и медными кольцами, охватывавшими их корпуса. От давления газов такое кольцо образовывало венчик, входивший в нарезки. Этого, однако, оказалось недостаточно для меткой стрельбы, и на кольце стали делать специальные выемки, которые и должны были скользить по нарезкам, как по желобу. Другим типом был снаряд Шенкла. Он имел коническую форму, его поверхность покрывалась бороздками. Поверх того конуса надевался специальный колпак из папье-маше, которое, расширяясь от порохового взрыва, точно входило и нарезку. Сообщая снаряду вращательное движение, папье-маше затем отпадало или же оставалось в канале ствола. Благодаря конической форме, центр тяжести этого снаряда находился впереди центра оси, из-за чего его полет был так же точен, как полет стрелы. Единственным недостатком снаряда Шенкла была уязвимость папье-маше. От влаги и сырости оно часто разбухало, но это удалось устранить при помощи особых цинковых колпаков.

Попытки усовершенствовать артиллерию не ограничились только нарезками на канале ствола и капсюльными трубками для воспламенения зарядов. Гражданская война вдохновила многих горе-изобретателей на творческий труд, и патентные бюро были буквально завалены разными предложениями. Большинство из них оказалось совершенно непригодными, а некоторые просто опасными. Впрочем, среди этих нелепых прожектов попадались порой действительно стоящие изобретения.

картечница Гатлинга
картечница Гатлинга

К их числу относилось и то, что было запатентовано 4 ноября 1862 года изобретателем Ричардом Гатлингом. Предложенное им оружие не было похоже ни на что, существовавшее в то время, и к артиллерии его можно отнести лишь условно. Картечница Гатлинга, как называлась эта необычная пушка, представляла собой огромный барабан, на который было помещено семь стволов под патрон крупного калибра. Эти патроны подавались в стволы из казенника по мере вращения барабана, а в казенник они поступали из специального пружинного трубчатого магазина. Вращение стволов производилось при помощи боковой рукоятки, отчего вся конструкция сильно смахивала на мясорубку. В сущности, она и была «мясорубкой», поскольку могла стрелять с сумасшедшей скоростью — 250 выстрелов в минуту. К сожалению, северяне не поняли преимуществ изобретения Гатлинга, и на полях гражданской войны оно не нашло почти никакого применения. Зато позже картечница была оценена по достоинству, и не только в Америке. Этот прообраз пулемета был принят на вооружение многими армиями Европы, и том числе и русской, а впоследствии разработанная Гатлингом система использовалась для изготовления турельных пулеметов.

Другим изобретением Гражданской войны, также получившим потом широкое распространение, была установка артиллерийских орудий на железнодорожную платформу. Впервые такого рода орудие было применено южанами в Семидневном сражении под Ричмондом летом 1862 года. Несмотря на ничтожную эффективность, опыт орудий на платформе не был забыт, и много позже, уже после войны, он был использован при создании блиндированных поездов, вооруженных артиллерией крупного калибра.

пушка системы Уитворта
пушка системы Уитворта

Южане пытались использовать также и одну из первых казнозарядных артиллерийских систем — поставляемую англичанами пушку Уитворта. Эго было 11-фунтовое нарезное орудие, заряжавшееся с казны коническими снарядами, которые оно могло послать на расстояние 9,5 км, а дистанция прицельного выстрела составляла 2560 м. Однако из-за нехватки боеприпасов орудия Уитворта, которых к тому же было немного, использовались редко, и не сыграли в боевых действиях сколько-нибудь заметной роли.

Та же судьба постигла и многие другие технические усовершенствования американской артиллерии. Даже нарезные стволы, столь значительно повышавшие эффективность артиллерийского огня, не применялись в ходе боевых действий достаточно широко. Их было довольно трудно чистить, а при ведении огня картечью они уступали обычным гладкоствольным пушкам. Поэтому в годы гражданской войны как федералы, так и конфедераты по-прежнему широко использовали медные гладкоствольные орудия и были вполне довольны их работой.

Пушка "Наполеон"
Пушка «Наполеон»

Самым распространенным из них был «Наполеон» — гладкоствольная 12-фунтовая пушка, предназначенная для легких батарей и поставленная на их вооружение в 1857 году. Прицельная дальность огня из такого орудия составляла от 800 до 1000 ярдов (в зависимости от снаряда), а максимальная дальность стрельбы ядром превышала милю. Использовались и более легкие гладкоствольные системы, например, 6-фунтовая бронзовая пушка образца 1841 года. Свою надежность и эффективность она доказала еще в Мексиканскую кампанию и на полях сражений гражданской войны была по-прежнему уместной. Но потеснить «Наполеон», одинаково любимый северянами и южанами, она не могла.

Использован текст из: Пехота и артиллерия // Маль К.М. Гражданская война в США (1861-1865): Развитие военного искусства и военной техники. Минск, 2000. C. 94-130.